регистрация / вход

Базаров

Базаров Евгений Васильевич — главный герой. Первона­чально читатель знает о нем только то, что это студент-медик, приехавший в деревню на каникулы. Рассказ об этом эпизоде его жизни, собственно, и составляет сюжет “Отцов и детей”. Сначала Б. гостит в семье своего друга Аркадия Кирсанова. затем вместе с ним едет в губернский город, где знакомится с Анной Сергеевной Одинцовой, живет некоторое время в ее усадьбе, но после неудачного объяснения в любви вынужден уе­хать и, наконец, попадает в родительский дом, куда направлял­ся с самого начала.

Базаров Евгений Васильевич — главный герой. Первона­чально читатель знает о нем только то, что это студент-медик, приехавший в деревню на каникулы. Рассказ об этом эпизоде его жизни, собственно, и составляет сюжет “Отцов и детей”. Сначала Б. гостит в семье своего друга Аркадия Кирсанова. затем вместе с ним едет в губернский город, где знакомится с Анной Сергеевной Одинцовой, живет некоторое время в ее усадьбе, но после неудачного объяснения в любви вынужден уе­хать и, наконец, попадает в родительский дом, куда направлял­ся с самого начала. В усадьбе родителей живет недолго, тоска гонит его прочь и заставляет еще раз повторить тот же самый маршрут. В конце концов выясняется, что места ему нет нигде. Б. опять возвращается домой и вскоре погибает.

Б. называет себя “нигилистом”, определение это поначалу звучит несколько загадочно, но вскоре значение его выясняется вполне: читатель-современник без труда узнавал в герое вырази­теля в самой крайней форме идей и настроений революционной молодежи. Б. провозглашает идею “полного и беспощадного от­рицания”, не признавая никаких пределов, способных ограни­чить ее осуществление. Вместе с “постановлениями” отжившего крепостнического строя и либеральным реформаторством он так же категорично отрицает любовь, поэзию, музыку, красоту при­роды, философское мышление, семейные связи, альтруистичес­кие чувства, такие нравственные категории, как долг, право, обязанность. Б. выступает беспощадным противником традици­онного гуманизма: в глазах “нигилиста” гуманистическая куль­тура оказывается прибежищем для слабых и робких, создавая красивые иллюзии, способные служить их оправданием. Гума­нистическим идеалам просвещенной элиты и верованиям или предрассудкам невежественных масс “нигилист” одинаково про­тивопоставляет истины естествознания, утверждающие жесто­кую логику жизни-борьбы. Б. считает необходимым начать ис­торию заново, на голом месте, не считаясь ни с объективной ее логикой, ни с “мнением народным”. И все это не только идеи, перед читателем человек действительно новой формации, дерз­кий, сильный, неспособный к иллюзиям и компромиссам, до­стигший полной внутренней свободы, готовый идти к своей цели, сокрушая или ненавидя все, что ему противостоит.

В спорах с умеренным либералом Павлом Петровичем Кир­сановым Б. легко побеждает. На его стороне не только преимущества молодости и новизны его позиции. Тургенев видит, что нигилизм” глубоко связан с общественным неустройством 4 народным недовольством, что это естественное выражение духе времени, когда в России все переоценивается и переворачивается. Тургенев признает, что роль “передового класса” переходит от дворянской интеллигенции к разночинцам. Но это лишь часть истины, открываемой читателю в “Отцах и детях”. Тургенев проводит Б. по кругам жизненных испытаний. Герой пере­живает трагическую любовь, тоску одиночества и даже своеобразную “мировую скорбь”. Обнаруживается его зависимость от обычных законов человеческой жизни, его причастность к обычным человеческим интересам, заботам и страданиям. Первона­чальная самоуверенность Б. исчезает, его внутренняя жизнь становится все более сложной и противоречивой. Постепенно! выясняется мера объективной правоты и неправоты героя. “Полное и беспощадное отрицание” оказывается отчасти оправ­данным как единственная, по мысли Тургенева, серьезная по­пытка действительно изменить мир, покончив с противоречия­ми, которые не могут разрешить ни усилия общественных пар­тий, ни влияние вековых идеалов гуманизма. Однако для Турге­нева бесспорно и то, что логика “нигилизма” неизбежно ведет к свободе без обязательств, к действию без любви, к поискам без веры. Тургенев не находит в “нигилизме” созидающей творчес­кой силы: те изменения, которые “нигилист” предусматривает для реально существующих людей, по сути дела, равносильны их уничтожению. “Нигилизм”, по мысли Тургенева, бросает вызов непреходящим ценностям духа и естественным основам жизни. В этом усматривается трагическая вина героя, причина его неизбежной гибели.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий