Кредитно-денежная политика (стр. 5 из 9)

Существенное значение имеет также рынок ценных бумаг, как составная часть рынка ссудных капиталов. Первоначальной формой фиктивного капитала являлись облигации государственных займов в период домонополистического капитализма и “свободной конкуренции”. Трансформация капитализма в государственно-монополистический, сопровождавшаяся образованием и ростом акционерных обществ, способствовала появлению нового вида ценных бумаг - акций. Сейчас структура фиктивного капитала складывается из трех основных элементов: акций, облигаций частного сектора и государственных облигаций.

Для привлечения заемного капитала акционерные коммерческие банки могут выпускать собственные долговые обязательства - облигации. Облигации коммерческих банков - это любые ценные бумаги, удостоверяющие отношения займа между владельцем облигации (кредитором) и банком, выпустившим их. Средства, мобилизованные банком на основе выпуска облигаций, считаются заемными в отличие от остатка денежных средств на счетах клиентов, которые в банковской практике называются привлеченными. При выпуске облигаций банк играет активную роль, инициатива выпуска принадлежит ему, в то время как при привлечении вкладов роль банка пассивна.

От депозитных и сберегательных сертификатов и банковских векселей облигации банка отличаются, во-первых, сроком выпуска (они не могут выпускаться на срок менее 1 года), во-вторых, порядком выпуска. К акционерным банкам, выпускающим облигации, предъявляются такие же требования, что и при выпуске акций.

Банковские облигации в Российской Федерации не получили широкого распространения. Однако в других странах облигации банков - наиболее популярный вид ценных бумаг. Так, в Германии, например, банки выпускают наибольшее число облигаций, значительная часть которых обеспечивается залогом или государственными гарантиями. На основе выпуска собственных облигаций немецкие банки формируют устойчивые среднегодовые долгосрочные ресурсы, но чтобы получить право на их выпуск, они должны выполнить целый ряд условий.

3.1 Проблема кредитов и пути ее решения

В экономике нашей страны, банковский сектор является одним из наиболее динамично развивающихся. В свою очередь, в самом секторе есть направления, переживающие сегодня небывалый подъем. Одним из таких направлений, без сомнения, можно назвать потребительское кредитование. Рост числа выдаваемых физическим лицам кредитов лавинообразно растет последние полтора-два года. Однако этот, безусловно, положительный момент сопровождается тревожной тенденцией прогрессирующего возрастания объема просроченных кредитов в кредитных портфелях отечественных банков.

Причину такого положения в сфере потребкредитования специалисты видят, прежде всего, в отсутствии качественной проверки банками заемщика на стадии выдачи кредита, излишнем увлечении некоторых банков выдачей экспресс – кредитов, отсутствии необходимых положений в российском законодательстве, а также во все еще недостаточном уровне финансовой и юридической грамотности населения. Вследствие этого актуален вопрос: не сможет ли ухудшение качества кредитных банковских портфелей со временем привести к кризисной ситуации?

Если обратиться к статистике, то, по официальным данным Банка России, объем просроченной задолженности физических лиц только 30 крупнейшим российским банкам составляет в настоящее время почти 33 млрд. руб. Что же касается итогов минувшего года, то, как сообщила банковский аналитик рейтингового агентства «Рус-Рейтинг» Виктория Белозерова, за 2006 г. объем выданных физическим лицам кредитов увеличился в 1,8 раза, а объем просроченной задолженности по ним - в 2,8 раза, превысив 54 млрд. руб. В основном увеличение доли таких просроченных кредитов в общем кредитном портфеле банков произошло за счет кредитов, выдаваемых по кредитным картам, а также экспресс-кредитов. Что касается «антирейтинга» кредиторской задолженности физических лиц, то, по оценке агентства «Рус-Рейтинг», сомнительное лидерство здесь принадлежит Хоум Кредит энд Финанс Банку - более 33% невозвратов по кредитам (причем эти невозвраты примерно поровну распределены между экспресс-кредитами и кредитами по кредитным картам). Далее в порядке убывания по этому показателю идут: Джи. И. Мани Банк и банк «Ренессанс-капитал» - 11,6 и 11,5%, соответственно; Финансбанк - 11,3%; около 10% - банк «Русский Стандарт» и т.д.[5]

Впрочем, отметила Виктория Белозерова, «значительные отличия по уровню просроченной задолженности у банков, работающих в схожих сегментах рынка, в первую очередь связаны с разными их подходами к отражению объемов просроченных долгов в своей финансовой отчетности». Многие банки просто отдают подобные долги коллекторским агентствам.

В чем причина сложившейся ситуации? Дело тут, видимо, не в том, что у банков существуют какие-то проблемы в оценке кредитоспособности своих заемщиков. Напротив, как отметила Виктория Белозерова, банки, являющиеся лидерами в сфере потребительского кредитования, «могут позволить себе практически любые скоринговые методики. Однако при этом каждый банк работает так, как ему выгодно». Зачастую проводится минимальная оценка заемщика, а от потенциального риска невозврата им кредита банк страхуется, предлагая по кредиту более высокую ставку. И такая политика банками может проводиться и далее, пока «предельно допустимый уровень риска не будет достигнут для каждого конкретного банка». Поэтому «в ближайшее время ситуации с улучшением качества заемщиков ждать не стоит».

Однако проблема невозврата кредитов - это, по большому счету, все-таки личное дело руководства каждого банка. В масштабе всего финансового рынка страны намного более актуальным выглядит вопрос, насколько велика вероятность банковского кризиса, который теоретически может быть спровоцирован неконтролируемым ростом объема просроченной задолженности по кредитам. Так, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по кредитным организациям и финансовым рынкам, член Национального банковского совета Павел Медведев, выступая на конференции, заявил, что ситуация, сложившаяся на рынке потребительского кредитования России, «не является опасной для всей банковской системы». Конечно, как он пояснил свою точку зрения, «у некоторых банков процент невозврата по кредитам может составлять несколько десятков, но у других - всего несколько процентов». Кроме того, есть достаточное количество банков, которые вообще не связаны с потребительским кредитованием.

Проблема состоит совсем в другом, а именно в том, что некоторые банки фактически обманывают клиентов, подталкивая их к подписанию договоров, в которых те недостаточно хорошо разобрались. Да и сами договоры зачастую составлены так, что прописанные мелким шрифтом штрафные санкции на случай просрочки по кредитам просто теряются в общем объеме документа. В результате номинально определенная в таком договоре ставка в 17-18% может в конечном итоге, с учетом всех комиссий и платежей, перерасти практически в 80%. Работающие подобным образом банки «отбили свои потери на много лет вперед». При этом они не только бросают тень на добросовестно работающие банки, но и мешают им работать, отвлекая на себя, их потенциальных клиентов. Кроме того, подобные действия в случае судебного разбирательства провоцируют суды принимать решение в пользу невозвратившего кредит заемщика, а самих заемщиков - не возвращать кредиты.

По закону никто не может обязать банки составлять договоры по определенной форме. Поэтому для того, чтобы повлиять на данную ситуацию, сказал П. Медведев, Центробанк с помощью «некоторых хитростей» уже с 1 июля обяжет банки раскрывать эффективную ставку по кредитам. Это, по его словам, должно улучшить ситуацию с невозвратами кредитов банкам. Однако П. Медведев подчеркнул, что самим банкам необходимо помимо раскрытия процентной ставки более плотно работать с заемщиками, расписывая для них ежемесячные платежи и представляя графики выплат.

Все это может облегчить потребителям понимание заключаемых кредитных соглашений.

Согласился с общим мнением о невозможности кризиса банковской системы страны в результате ситуации с проблемными кредитами и исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков по правовым вопросам Андрей Емелин. Он подчеркнул, что увеличение объема просроченной задолженности физических лиц в России надо рассматривать как фактор риска в данном сегменте рынка, но не как фактор кризиса для банковской системы в целом. По его словам, о системном кризисе на рынке говорить нецелесообразно, так как в статистику невозвратов «попадают банки, которые работают с потребительским кредитованием, а у них есть свои инструменты для хеджирования рисков».

В принципе, сказал А. Емелин, факторы, влияющие на повышение доли просроченных кредитов, можно разделить на две группы: возникающие с точки зрения права и психолого-юридические риски. И сама просрочка платежа по кредиту определяется не качеством продукта, а качеством заемщика. Поэтому банкам необходимо более качественно проверять заемщика, «так как, уменьшая риски, сами банки будут играть на понижение ставки».

Соглашаясь с тезисом о невысокой общей грамотности заемщиков, А. Емелин отметил следующее: проблема все-таки не в составлении договоров займа для физических лиц таким образом, что они трудны для понимания и позволяют банкам брать за пользование кредитами лишние проценты. Дело в том, что заемщик зачастую просто не желает до конца и внимательно изучить предлагаемый ему на подпись документ.

Проблема собственно мошенничества стоит острее в крупных банках с разветвленной филиальной системой. Таким банкам надо проводить серьезную работу по пресечению возможного использования инсайдерской информации. Поскольку чем далее от руководства, тем больше возможностей у нечестных работников банка совершить манипуляции с выдаваемыми в качестве кредитов деньгами. Проблема же ритейловых банков в неправильной оценке клиента, который не хочет сознательно обманывать банк, а в конечном итоге, просрочив выплату по кредиту, хочет просто не отдавать деньги.