регистрация / вход

Применение уменьшительных суффиксов при переводе на Русский язык

НОУ ВПО ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ПРАВА КУРСОВАЯ РАБОТА по дисциплине «Теория и практика перевода» на тему: «Применение уменьшительных суффиксов при переводе на Русский язык»

НОУ ВПО ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ПРАВА

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Теория и практика перевода»

на тему: «Применение уменьшительных суффиксов при переводе на Русский язык»

Автор: Петров Петр Борисович

(фамилия, имя, отчество)

Научный руководитель: Рудь Елена Евгеньевна
(фамилия, имя, отчество)
Старший преподаватель
(должность, звание, подпись)

Ростов-на-Дону, 2010

Оглавление

Введение......................................................................................................3

Глава 1. Теоретические основы перевода.................................................4

1.1 Из теории перевода............................................................................4

1.2 Лексические аспекты........................................................................8

1.3 Грамматические аспекты....................................................................12

Вывод по 1ой главе....................................................................................14

Глава 2. Уменьшительно-ласкательные суффиксы.................................15

2.1 Из истории происхождения............................................................15

2.2 Выражение эмоциональности.........................................................24

2.3 Перевод уменьшительно-ласкательных суффиксов......................27

Вывод по 2ой главе ...................................................................................32

Заключение.................................................................................................32

Библиография.............................................................................................34

Приложение………………………………………………………………….35

Введение

Перевод – это средство обеспечить возможность общения между людьми, говорящими на разных языках, а его задача - точно и верно передать содержания и формы оригинала средствами другого языка.

Переводческая работа сама по себе очень сложна. Ведь качественный перевод предполагает не только языковые знания, но и наличие у переводчика определенных умений и навыков. Чтобы перевести правильно, необходимо осуществлять анализ подлинника, чтобы понимать переводимое не просто как набор слов и грамматических конструкций, но понимать и те языковые функции, которые они осуществляют. Также важно видеть и решать переводческие проблемы, которые могут возникнуть в процессе перевода.

Но что такое переводческая проблема? Переводческая проблема возникает в некотором отрывке оригинала, где слова, словосочетания, грамматические конструкции или целые высказывания, используемые для выражения той или иной функции, не имеют прямого соответствия в языке перевода и поэтому нуждаются в преобразовании. Также следует различать те места в подлиннике, которые не будут понятны носителю языка перевода из-за различий в культуре.

Для решения подобных проблем нужно знать определенные способы ее решения, понимать, какие именно преобразования необходимы в данном конкретном случае.

То, как будет выглядеть перевод, всецело зависит от разрешения переводчиком возникнувших проблем. Перевод может оказаться не только далеким от оригинала, неточным, но и совсем неверным, искажающим смысл, стиль, авторскую идею и даже представление о самом авторе. От переводчика зависит очень многое, и поэтому он должен приложить все возможные усилия для достижения наибольшего соответствия между подлинником и переводом.

В данной работе будут рассмотрены сказки Андерсена . Перевод будет проанализирован с точки зрения лексико-грамматических и лексических аспектов. Стилистические особенности рассмотрены не будут, за исключением тех случаев, когда они неразрывно связаны с анализируемой лексикой и грамматикой. Целью работы является выявление возникших в этих областях трудностей.

Встретившиеся переводческие трудности будут рассмотрены с точки зрения эквивалентности. Конечно, полностью оценить перевод с точки зрения одних только норм эквивалентности невозможно, но оценка выполнения перевода в свете именно этого аспекта все же будет дана. Главный вопрос, который будет поставлен при решении этой задачи: можно ли было сделать перевод лучше, и нуждается ли он в улучшении.

Глава 1. Теоретические основы перевода

1.1 Из теории перевода

Целью перевода является как можно более близкое ознакомление читателя или слушателя, не знающего языка подлинника, с переводимым текстом. «Перевести – значит выразить точно и полно средствами одного языка то, что уже выражено средствами другого языка в неразрывном единстве содержания и формы»(Федоров А.В. 1958: стр.11).

Поэтому при переводе необходимо выражать мысль подлинника с той же четкостью, точностью и полнотой, присущей ей в оригинале.

Чтобы перевести, нужно прежде всего понять переводимое. При этом переводчик использует языковые образы, т.е. истолкование происходит уже с элементами перевода. Далее следует найти соответствующие средства выражения в том языке, на котором делается перевод. Причем выбор этих средств: слов, словосочетаний, грамматических форм, - сильно зависит от личных качеств переводчика, его отношения к подлиннику. Верное или неверное истолкование подлинника играет очень важную роль в этом процессе и поэтому является предпосылкой выполнения переводческой задачи: выразить то единство содержания и формы, какое представляет подлинник. Правильный выбор языковых средств – основное условие для решения этой задачи.

Поиски средств и их выбор имеют творческий характер, особенно это касается художественной литературы. Произведения, отмеченные высоким мастерством и выразительностью языка, требуют немалого мастерства и от переводчика, и их перевод уже относится к области искусства.

Но и всякая творческая деятельность нуждается в некоторых установленных закономерностях и в теоретическом обобщении. Оно позволяет делать выводы «более широкого масштаба», распространяя их на целый ряд случаев, что помогает сократить субъективный произвол переводчика. Поэтому не случайно, что переводчики опирались и опираются на определенную систему теоретических взглядов в области перевода.

Теория перевода – научная дисциплина, задача которой – прослеживать закономерности в соотношении между оригиналом и переводом, наблюдать за отдельными частными случаями перевода и с помощью научных данных обобщать полученные выводы. Этим теория перевода помогает переводческой практике, которая руководствуется теорией при поиске и выборе нужных средств выражения: основываясь на теории, переводчик может найти нужные доводы и доказательства в пользу определенного решения конкретных вопросов.

Научная ценность этой теории определяется разнообразным интересом к ее объекту, переводу, как к творческой деятельности в ее связи с языком и литературой.

В связи с переводом и сопоставлением языков возникает ряд вопросов, которые не возникли бы по отношению к каждому из этих языков в отдельности. Но анализ этих вопросов позволит выявить специфические особенности каждого из языков. При рассмотрении вопросов перевода могут использоваться различные подходы: историко-культурный, языковедческий, литературоведческий, психологический.

Следует подробно рассмотреть лингвистическую сторону вопроса о переводе, которая является общей для различных видов переводимого материала.

Необходимо понимать, что изучение перевода только с точки зрения лингвистики не является достаточным для постановки и решения всех проблем перевода, особенно художественного. Он не поможет объяснить все факты из области перевода. Например, факты из истории художественного перевода, связанные с отношением переводчика к подлиннику или с его искажением, умышленным или случайным: пропусках, вставках, отдельных смысловых изменениях и т.п.

Но лингвистический подход необходим для исчерпывающего изучения возникших сложностей – в результате может быть создана основа для объективного решения множества других не менее важных задач и проблем. Правильный с лингвистической точки зрения подход к переводческим задачам очень важен для практики перевода. Ведь избежать смысловых ошибок и буквализма, который «ведет к насилию над языком перевода» (Федоров А.В. 1958: стр.18), может помочь только глубокое понимание различий в структуре двух языков. Знание закономерностей, существующих в соотношении между двумя языками, помогает сознательно произвести выбор средств, нужных для передачи индивидуальных особенностей подлинника. И при этом не будут нарушены нормы языка, на котором делается перевод. Также необходимо обращать внимание на закономерности в отступлении от буквальной точности перевода.

При этом нужно понимать, что теория только помогает переводчику в решении задач, а не предписывает, как нужно переводить в каждом конкретном случае. Теория перевода не сводится к собранию узко практических правил. Она служит научной основой для практики: она анализирует, объясняет и обобщает факты, полученные в процессе изучения переводческой деятельности, устанавливает соответствия и расхождения между языками. А уже на основании закономерностей, которые было выявлены с помощью теории перевода, могут делаться конкретные выводы применительно к отдельным частным случаям. И все равно решающую роль будет играть контекст. Даже при наличии конкретной нормативной рекомендации того или иного способа, и даже если она подкреплена самыми вескими теоретическими доводами, на практике к решению переводческой проблемы необходимо относиться творчески.

При переводе выбор определенной единицы языка перевода для передачи единицы языка подлинника не является случайным. У обеих единиц есть относительно стабильное значение, и то, что одна единица может заменить другую при переводе, говорит о значительной общности их значений. Эта общность и создает предпосылки для использования одной из единиц для перевода другой. Единица языка перевода, которая регулярно используется для перевода языка оригинала, называется ее переводческим соответствием.

Классификацией переводческих соответствий является их деление на лексические, грамматические и стилистические (фразеологические). Рассмотрим вопросы перевода, связанные с каждой из этих категорий.

1.2 Лексические аспекты

В процессе перевода выбираются слова, наиболее близкие соответствующим словам подлинника в их взаимосвязи и в их соответствии смыслу целого предложения. Естественно, что такой выбор не может осуществляться без учета контекста, и именно контекст играет здесь решающую роль. При этом необходимо учитывать, что словарный состав языка – это не просто совокупность слов, а система, и поэтому не все сочетания слов могут быть допустимы в определенном контексте. Между элементами словаря существуют смысловые и стилистические отношения, которые переводчик должен учитывать.

Здесь выделяются три случая, когда приходится делать выбор между несколькими возможными переводами слова.

Первый случай – это отсутствие словарного соответствия для слова подлинника, или же отсутствие соответствия для использованного конкретного значения этого слова. Второй случай – неполное соответствие, частичное покрытие значения слова. Третий – соответствие разных слов языка перевода различным значениям слов языка оригинала.

Случай, когда соответствие полностью отсутствует, встречается не так уж и часто. В основном, это происходит тогда, когда слово подлинника обозначает предмет или понятие, характерный для быта определенного народа, и отсутствующие в быту народа, на языке которого делается перевод. Но это не значит, что смысл такого слова невозможно передать. Его значение можно представить описательно, не одним словом, а несколькими. Тем более, что многие слова, особенно научные и общественно-политические термины, со временем находят в языке определенные соответствия. А вот слова, обозначающие обычные предметы и имеющие неполное словарное соответствие, обычно не находят новых средств передачи.

Многозначные слова требуют к себе особого внимания, потому что для каждого из значений, пусть даже близких, выбираются разные слова, и выбор этот всецело зависит от контекста. Причем перевод многозначных слов может и не ограничиваться выбором из перечня соответствий, представленных в словаре. Никакой словарь не может предусмотреть абсолютно все конкретные сочетания, в которые попадает слово. Многие слова, имеющие синонимические отношения, отличаются по стилистической окраске и поэтому могут выражать отношение автора описываемым вещам. Эти связи представляют собой важный общелингвистический факт. Перевод их может представлять немалую трудность.

В связи со всем этим следует рассмотреть понятие лексического варианта. Ниже приведено определение, сформулированное А.В.Федоровым. «Лексические варианты – это часть тех соотносительных и параллельных средств, которыми язык располагает для выражения более или менее однородного содержания и которые являются предметом стилистики» (Федоров А.В. 1958: стр.153). Нужно подчеркнуть, что лексические варианты следует отличать от грамматических, которые разными способами выражают однородные грамматические отношения. При этом лексическая и грамматическая синонимики находятся в тесных отношениях. Понятие лексического варианта ограничено рамками одинаковой грамматической категории и синтаксической функции слова.

Для верной передачи слов, обозначающих реалии, главным условием является знание действительности, изображенной в переводимом произведении. Нужное решение отыскивается путем некоторого стилистического эксперимента – создания и сопоставления вариантов. Задача осложняется в том случае, если вещь не названа прямо, а изображена описательно или метафорически. Поэтому при переводе нельзя ограничивать себя только данными текста, ограничиваясь только значением отдельных словарных элементов. Иначе могут возникнуть грубые смысловые ошибки.

Для передачи слов, обозначающих специфические реалии, приводятся три способа. Транслитерация, первый способ, используется, в основном, для передачи названий, предметов и понятий материального быта, форм обращения к собеседнику и т.д. Конечно, почти всегда можно передать значение слова описательно, но в некоторых случаях необходима именно транслитерация. Это те случаи, когда важно соблюсти лексическую краткость обозначения и вместе с тем подчеркнуть специфичность называемой вещи или понятия. Если передача специфичности не важна, то использование транслитерации «превращается в злоупотребление иностранными заимствованиями, приводит к затемнению смысла и к засорению родного языка» (Федоров А.В. 1958: стр.161).

Второй способ – это создание нового слова или словосочетания или сложного слова на основе морфологических отношений и элементов, существующих в языке перевода.

Третий способ – использование слова, близкого по функции к иноязычной реалии, хотя и не обозначающего нечто тождественное. Такой перевод приблизителен и уточняется в условиях контекста, зачастую он граничит с описанием.

Для перевода собственных имен возможно использование как перевода, так и транслитерации. Но следует учитывать, что для многих названий уже существуют традиционные способы передачи.

Большие практические трудности при переводе могут представлять фразеологические явления. Передача фразеологических сращений или идиом с сохранением их образной основы чаще всего невозможна и не нужна, т.к. значение лексических составных частей в данном случае утрачено и не может быть выделено из значения всей единицы. Поэтому фразеологическое сращение лучше всего заменять на фразеологическое единство или устойчивое сочетание, близкое к нему по смыслу. Единство – на единство или сочетание. Другой тип передачи – перевод с видоизменением смысла отдельных составных частей, вызывающее впечатление сходства с пословицей или поговоркой, фразеологическим оборотом. Еще один способ – использовать существующий в языке перевода фразеологизм.

При переводе устойчивых сочетаний следует помнить о различиях в норме сочетаемости слов в языке подлинника и языке перевода. Эту трудность можно разрешить либо заменой несочетающегося слова, либо с помощью грамматической перестройки.

Стоит обратить особое внимание на ложные эквиваленты, которые часто называют «ложными друзьями переводчика». Такие слова могут полностью или частично совпадать по по звуковой или графической форме, но не по значению.

1.3 Грамматические аспекты

Грамматические трудности перевода обуславливаются тем, что грамматические явления разных языков отличны, хотя в отдельных отношениях могут представлять некоторое сходство. Воспроизведение грамматической формы подлинника не может быть целью перевода, т.к. его цель – передача мысли. И только в том случае, когда отдельные особенности грамматической формы оригинала играют стилистическую роль, их передача становится задачей перевода. Обычно это не прямое воспроизведение черт, а воссоздание их функций.

Считается, что как раз область грамматических явлений, специфичных для языка, должна привлекать основное внимание при переводе.

При передаче грамматических явлений не может быть полного стандарта, хотя существуют определенные единообразные способы их передачи.

Точный в формально-грамматическом отношении перевод часто бывает вообще невозможен из-за отсутствия соответствий. Часто он не отвечает норме словосочетания и литературным нормам данного языка. А в некоторых случаях точный с точки зрения грамматики перевод недопустим стилистически. Поэтому даже для самого точного перевода типичны изменения грамматических категорий слова, небольшие перестановки или добавления в пределах малых словосочетаний, а отступления от грамматической точности вполне нормальны и закономерны.

Приводятся три основных случая грамматического расхождения между языком подлинника и языком перевода.

Первый случай – наличие в подлиннике элемента, которому нет формально-грамматического соответствия в языке перевода. В этой категории стоит обратить внимание не передачу на русский язык функции артикля и конструкций с неопределенно-личным местоимением.

Второй случай – наличие в языке перевода элементов, которым нет соответствия в языке оригинала. Причем применение таких элементов в данном языке неизбежно. Наличие таких особенностей в языке перевода дает переводчику множество преимуществ – он получает дополнительное средство для перевода текста оригинала, которое играет очень большую роль при передаче смысловой функции специфических элементов языка подлинника. Злесь следует упомянуть наличие категории вида в русском языке, большее (в сравнении с романскими и германскими) разнообразие причастных форм, а также применение уменьшительных суффиксов и суффиксов субъективной оценки.

Третий случай – формальное соответствие грамматических элементов оригинала и перевода, но отличие их по функциям. Этот случай требует особой внимательности со стороны переводчика. Для правильного разрешения этой проблемы следует применять в переводе формально отличные от подлинника элементы, но которые могли бы выполнить те же функции в контексте, элементы, соответствующие оригиналу по смыслу и стилистической окраске.

Также существуют разновидности перевода в зависимости от жанрового типа переводимого материала. У каждого из жанров есть свои особенности, которые переводчик должен учитывать.

Вывод по 1ой главе:

В результате работы можно сделать предварительные выводы:

Переводческие соответствия делятся на 3 аспекта: Лексические, грамматические и стилистические. Переводчику нужно умело сочетать эти аспекты ,чтобы добиться адекватного перевода. Также существуют 3 способа для передачи специфических реалий ,которые обязан знать переводчик (Транслитерация, создание нового слова или словосочетания, использование слова близкого по функции к иноязычной реалии.

Процесс перевода очень сложен и многогранен ,помимо важности уровня владения языком переводчика включает в себя умение структурировать текст, передать форму и содержание наиболее близко к тексту оригинала.

Глава 2. Уменьшительно-ласкательные суффиксы

2.1. История происхождения уменьшительно- ласкательных суффиксов

Эти суффиксы называют уменьшительно-ласкательными, потому что они выражают отношение к обозначаемому как к маленькому, достойному ласки, снисхождения, покровительства, умиления, жалости.. Мне представляется, что такой уменьшительный склад речи выполняет отчасти психотерaпевтическую, компенсаторную функцию в российском обществе. По традиции здесь человек чувствуeт себя подавленным и униженным. Перед государством, крепостным правом, тоталитарной системой, милицией, начальниками и чиновниками всех рангов. Маленький он человек. А пользуясь уменьшительными суффиксами, он начинает чувствовать себя большим. Перед ним все маленькое: и водичка, и ножик, и песик, и улочка, и деревце, и лесочек... И даже начальничек. Давай в магазинчик зайдем. В скверике посидим. По лесочку погуляем. Стаканчик у тебя с собой? А начальничка мы в гробу видели... «Доложи, – говорю, – обстановочку!» А она отвечает не в такт: «Твой начальничек дал упаковочку – У него получился инфаркт!» (А.Галич).

Русский язык, противодействуя русскому обществу, позволяет маленькому человеку создать свой уютный мирок, в котором он чувствует себя великаном. Гулливером этого лилипутьего мира. И забывает, что сам он лилипут другого мира, который смотрит на него сверху вниз. Тем самым уменьшительный язык помогает ему восстановить свой достойный масштаб, почувствовать себя человеком если не в обществе и государстве, то хотя бы в мире словесных знаков. В этом же ряду – и такая важная функция уменьшительных слов, как преодоление страха и отчуждения. Когда мы называем страшный фильм «ужастиком», то делаем его менее страшным; «начальничек» теряет в своем пугающем величии и становится почти «своим в доску»; «обстановочка» придает нам чувство уверенности в неизвестной и, возможно, опасной обстановке. С «вопросиком» легче, чем с «вопросом», подступить к чиновнику и сподручнее его решить. Легче забить в стену «гвоздик», в землю «колышек», вскопать «грядочку», полить «огородик», посадить «деревце», чем иметь дело с этими же явлениями в их неуменьшенном размере.

Уменьшительные суффиксы – это своего рода магические заклинания, которыми мы приручаем хищные вещи мира сего, задабриваем их, осваиваем, укрощаем, делаем послушнее и податливее. «Столик», «стаканчик», «самоварчик», «огурчик», «грибочек»… А увеличительные суффиксы ныне воспринимаются скорее как архаические и употребляются редко. Скажем, в рунете 5,5 млн. раз употребляется слово «домик» и всего 23 тыс. – «домище». «Водичка» и «водица» – 1,2 млн., а «водища» – 500. «Человечек» – 1,5 млн., а «человечище» 100 тыс., да и то в основном в связи с Горьким – Лениным – Толстым (первый вспомнил, что второй сказал о третьем «матерый человечище»). Большим любителем увеличительных суффиксов был Маяковский («силища», «войнища», «лучище»). Товарищи строили титанический мир коммунизма и изо всех сил нажимали на гиперболы. А язык все равно отвечал им любовью к литотам. Там, где высятся колоссы непобедимой партии, социалистического государства, диктатуры пролетариата, всемирной революции, – там все живое и сущее сжимается в размерах, и именно таким и схватывает его язык. На каждое «-ище» и «-ища» в ответ раздается «-чик» и «-ек». Гиперболы умирают, а литоты остаются. Такой язык: не желает становиться на сторону больших людей, остается на стороне маленьких. Мне представляется, что сакраментальные слова Тургенева о великом, могучем, правдивом и свободном русском языке, звучавшие в XIX веке ободрительно и правдоподобно, уже как-то не слишком вдохновляют в начале XXI века, после всех лжей, которые были высказаны на этом языке, после всего словесно поддержанного идеологического двоемыслия, лукавства и рабства, после той унизительной зависимости, в какой он уже сейчас оказался от английского языка. Но можно утешаться тем, что язык этот пусть неправдив и несвободен, но все-таки воистину ласков, мягок, любвеобилен, что есть в нем сочувствие к маленькому человеку и ко всему маленькому. В мире суровом и бранном (в обоих смыслах этого слова) он несет весть о вечном младенчестве человека и о материнской любви к нему.

И в ответ – как не полюбить язык за эти «-ушк» и «-юшк», «-очк» и «-ечк», за эту умилительность звучания и значения, входящую в систему лексико-грамматических средств! Даже шипящие в этих суффиксах звучат нежно-человечески, не как шип змеиный, а как младенческое почмокивание, старческая шепелявость, шепот влюбленных, ночной шорох и шелест, как звуки утешения и чуткости, как «ш-ш-ш!» и «чу!». Русский язык берет на себя те задачи, с какими исторически бессильно было справиться Российское государство, – задачи очеловечивания слишком большого, пустынного и грозного пространства. Но ведь язык и древнее государства, а может быть, и сильнее. Государства проходят, рушатся, а язык остается, крепнет, расширяет свою лексику и грамматику. И неустанно несет свою миссию сочувствия маленькому человеку. Язык массово и бессознательно, без особых потуг и претензий, без конфликтов и бунтов восстанавливает человеческое достоинство в жителях державы, скроенной по сверхчеловеческой, а потому и бесчеловечной мере. Своими уменьшительными формами, всеми этими «-ушк» и «-ечк», русский язык втихую беседует с людьми, исподволь проповедует кротость и радость, внушает им веру в себя, творит соразмерный

им мир. Может быть, не случайно это проповедничество русского языка мне явилось на той же самой Агоре, где собеседовал Сократ и проповедовал ап. Павел.

Русский язык тяготеет к неофициальности, к созданию своей «теневой», «неформальной» лексической системы. Формальное/неформальное – едва ли не основная стилеобразующая граница, социолингвистический дуализм русского языка. Но правильнее было бы говорить даже не об одном, а о «полутора» дуализмах: официоз и неофициоз, а внутри последнего – нейтральный (общеразговорный) и фамильярный стили. Так образовалось «трехстилие» современного русского языка, которое, казалось бы, не имеет никакого отношения к теории трех штилей у Ломоносова. На самом деле имеет, потому что и тогда «трехштилие» отражало социальную иерархию языка. Славянизмы – высший, аристократический и государственный стиль, который в литературе соответствует жанрам оды, эпической и героической поэмы. Русизмы – низший, простонародный стиль, употребляемый в письмах, комедиях, эпиграммах. А смесь тех и других – средний стиль, подобающий трагедиям, элегиям, сатирам, дружеским посланиям. За два с половиной века славянизмы частью выпали из русского языка, частью в него внедрились и стилистически почти уравнялись, поэтому и понадобились другие средства для различения официального, неофициального и фамильярного. Уменьшительные суффиксы и приспособились к этой стилеразличительной роли. Условно говоря, «скамья» – официальное слово, «скамейка» – нейтрально-разговорное, «скамеечка» – фамильярно-разговорное.

Славяне всегда искали в мире, прежде всего, красоту, добро, радуясь им, стойко перенося жизненные невзгоды. Рационально волевые факторы менее важны для формирования нашего мировоззрения, чем чувственные. И одним из ярких признаков самобытности украинского и русского языка, сравнительно с другими языками, например, с английским, является категория диминутивности, поскольку она обнаружила себя чрезвычайно производительной.

Диминутив (уменьшительная форма) — слово, или форма слова, передающая субъективно-оценочное значение малого объёма, размера и т. п., обычно выражаемое посредством уменьшительных аффиксов, напр.: шкафчик, домик, ключик, статуэтка. Значение уменьшительности также может сопровождаться различными эмоционально-экспрессивными окрасками — ласкательности (уменьшительно-ласкательная форма), напр.: дочурка, мамуся, кошечка; или уничижительности (уменьшительно-пренебрежительная форма, пейоратив), напр: людишки, народишко, князёк. Образования с суффиксами субъективной оценки характерны для разговорной, экспрессивно окрашенной речи. Уменьшительно-ласкательные формы часто используются для передачи близких отношений, особенно при общении с маленькими детьми.

Если посмотреть статистику, то данные выборки из двух приблизительно одинаковых по объёму словарей - 11-томного Словаря украинского языка (~134 тыс. слов) и Словаря Вебстера (~142 тыс. слов) - соотношение относящихся к имени существительному диминутивов составляет 3456:300, а относительно общего количества слов в словарях получается такое соотношение: 0,026(2,6%):0,0021(0,21%). Следовательно, количество относящихся к существительному диминутивов в Словаре украинского языка в 12,4 раза превышает их количество в словаре Вебстера. Если же взять все диминутивные образования каждой из частей языка из Словаря украинского языка (их 4164), то они составляют 3,1 % от всех приведённых в словаре слов. Это в 14 раз больше, чем в словаре Вебстера.

Русский язык тоже идеально приспособлен для выражения огромного спектра разнообразных эмоциональных отношений, причем не только нежных, ласкательных, но и множества других, для которых бывает порой даже трудно подобрать определение. Переводчик сталкивается с проблемой непереводимости значения уменьшительно-ласкательных суффиксов. Особенностью таких образований является то, что соответствующие стилистические коннотации достаточно трудно передать английским языком (если столик или окошко где-то и подразумевают сему небольшого размера, то такие образования, как минуточка, денёк, укр. спатоньки, сигнализирующие об эмоциональном состоянии носителя языка, в английском языке лексических заменителей нет). Или как передать разницу между словами домик и домишко, ружьишко и ружьецо, тихонько и тихонечко, заинька и заюшка?

Перевод деминутивов может осуществляться следующим образом:

1. Добавление слога. Довольно часто используются в жаргонах слова с уменьшительными суффиксами (инфантилизм речи), например: киношка – кино, обаяшка – обаятельная девушка, междусобойчик – выпивка в узком кругу и т. д.

2. Заимствованные суффиксы в именах собственных и нарицательных (старофранцузские el, in, on, ot; среднеанглийские суффиксы cock, kin, а позднее ie, y), например: Hamel, Hamelin, Hamelet (Ham < Hamond).

3. Описательный перевод. Описательный перевод основан на том, что в любом языке существуют слова, обозначающие по своему лексическому значению эмоциональное отношение говорящего к тем или иным предметам или явлениям – положительное или отрицательное. Значение малого размера в современном английском языке передаётся, как правило, сочетанием прилагательных small, little, tiny с объектом, который они определяют (asmallcake – тортик).Сюда относятся также слова английского языка darling, dear и другие, имеющие значение положительной эмоциональной оценки и, с другой стороны, damned, bloody и другие, выражающие отрицательное эмоциональное отношение к тому или иному предмету или лицу.

4. Транскрипция/ транслитерация. В английском языке абсолютно нормальным признаётся обращение к хорошо знакомому человеку посредством усечённой до одного слога и оканчивающийся на согласный формой первого имени (Tom, Tim, Rod, Ed и т.п.). Степень и качество надёжности, выражаемые русским формами Илюшечка или Надюшенька, точно так же, как и грубое экспрессивное звучание форм Валюха или Толян и им подобных, просто не могут быть адекватно переданы по-английски.

5. Собственно английские уменьшительно-ласкательные суффиксы. В английском языке есть свои чисто морфологические средства выражения субъективно-квалификативной оценки – уменьшительные и уменьшительно-ласкательные суффиксы -let, -ule, -ette, -kin, -ock, -ling, -y (-ie, -ee). Слова с такими суффиксами являются:

1. стилистически нейтральными, которые присоединяются к основам существительных и передают значение малого размера.

-let (islet – островок, booklet – буклет, проспект), -kin (lambkin – ягнёнок, boykin – мальчишка), -ule (spherule – маленькое сферическое тело, animacule – зверёк, зверёныш), -ette (kitchenette – кухонька, balconette – балкончик), -ock (hillock – холмик, paddock – лужок, bullock – молодой вол).

2. стилистически окрашенными, которые обладают положительной или отрицательной коннотацией.

-ling образует существительные с эмоционально положительным оттенком уменьшительности (catling – котёнок, manling – человечек, firstling – первенец).

Хотя может также передавать отрицательную коннотацию неуважения, презрения (weakling – слабак, snakeling – змеёныш). Словам с суффиксом –let тоже можно придать презрительно-уничижительный оттенок (kinglet – царёк, princelet – князёк).

6. Уменьшительно-ласкательный суффикс может утрачивать свою эмоциональную окраску. Этот метод, когда переводчик пренебрегает некоторыми оттенками или даже смыслами, наиболее часто используется при переводе, например: А как раз когда мы приехали, жеребец только что разнес в щепы стойло, едва не убил мамину любимую лошадь Земляничку. – JustbeforewegothomethatnewstallionMagotinKentuckylastmonthwasbroughtin, andhe’daboutkickedthestabledownandhalf-killedStrawberry, Ma’soldstallion.(Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»)

7. Использование маркированных слов. Очень часто употребляется в разговорной речи, например: Так ведь война, глупышка! – Thewar, goose! (Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»).

То есть при переводе уменьшительно-ласкательных суффиксов необходимо учитывать следующее:

1. Сложность передачи уменьшительно-ласкательных суффиксов заключается в том, что в русском языке семантика богата и не поддаётся каким-либо шаблонам. Да и само название „уменьшительно-ласкательный“ говорит о том, что передаются как минимум два смысла (размер и отношение) одним суффиксом.

2. При переводе нужно учитывать менталитет народа и не допускать избыточности или существенных потерь.

3. В диалектах и сленгах уменьшительно-ласкательные формы встречаются чаще, но они могут передаваться иным образом.

2.2 Выражение эмоциональности в русском и английском языка.

Для русского языка характерна повышенная эмоциональность разговорной речи. Безусловно, эти черты находят отражение в русской разговорной речи. В ряду средств выражения повышенной эмоциональности в русском языке имеется обилие деминутивных суффиксов. Как отмечает исследователь А.Вежбицкая: «Русский язык исключительно богат уменьшительными формами, кажется, что они встречаются в речи на каждом шагу». Деминутивные производные в русском языке в отличие от многих других языков могут выражать широкий спектр смыслов: восторг, очарование, привлекательность, жалость, интерес, ирония, симпатия, нежность, терпимость, любовь, ненависть, презрение, пренебрежение, надменность, уважение, такт и др.

Как известно, стереотипный образ России и русского человека на Западе – это медведь, могучий, но грубый и опасный зверь. Так вот родной язык этого зверя отражает его потребность в передаче оттенков хорошего отношения к миру, любви и ласки (язык – зеркало культуры) и формирует из него тонкую и любящую личность, предоставляя в его распоряжение большое разнообразие языковых средств для выражения этого самого хорошего отношения к миру. Причем именно к миру, а не только к людям, потому что уменьшительно-ласкательные суффиксы с одинаковым энтузиазмом присоединяются русскими людьми и к одушевленным, и к неодушевленным предметам.

Русский язык, точнее – его богатейшая система суффиксов, идеально приспособлен для выражения огромного спектра разнообразных эмоциональных отношений, причем не только нежных, ласкательных, но и множества других, для которых бывает порой даже трудно подобрать определение. Переводчик сталкивается с проблемой непереводимости значения уменьшительно-ласкательных суффиксов. Как передать разницу между словами «домик» и «домишко», «ружьишко» и «ружьецо», «тихонько» и «тихонечко», «заинька» и «заюшка» и т.д.?

То, что в учебниках по американистикe называют сдержанностью/скрытностью/закрытостью, а наши люди считают просто отсутствием каких-либо чувств. Ходят англичане с натянутыми улыбками (потому что им в детстве объяснили, что надо улыбаться, чтоб всего добиться в жизни), а эмоций и нет, не говоря уже о чувствах. У всех всё хорошо, чтоб не выгнали с работы и не посчитали лузером (проигравшим). У них таких суффиксов почти нет, а те немногие, что есть, употребляются сравнительно редко, слов с ними мало. Кроме того, такие суффиксы можно присоединять лишь к существительным (а у нас ещё к прилагательным, наречиям и иногда даже к глаголам, напр. "иди поспатунькай"). В следующей таблице приведено сравнение суффиксов существительных, т. к. остальные русские "уменьшаемые и ласкаемые" части речи сравнивать не с чем - эквивалента в английском просто нет. Не скажешь у них "помой хорошенько ручки". (Приложение. Таблица 1)

Вот и получается, что велик английский язык, а нежность, привязанность, тепло выразить нечем.

Но англосаксам много и тех нескольких уменьшительных суффиксов, которые у них есть. После сравнения количества уменьшительных форм некоторых слов при помощи поисковой системы "Google",получили следующее соотношение:

мышь - мышка Соотношение: 5:1

mouse – mousie –mousy Соотношение: 188:1

белка –белочка. Соотношение: 16:1

squirrel –squirrely Соотношение: 83:1

Это еще раз доказывает скудность использования уменьшительно-ласкательных слов в английском языке.

А ведь здесь даже не учтены формы русских существительных в других падежах (собачки, собачкой и т.д.). Но даже так видно, что разница между употреблением уменьшительных форм русскоязычными и англоязычными огромная.

2.3 Перевод уменьшительно-ласкательных суффиксов

В сказках "Cinderella"," Thebeautyandthebeast

","Little red riding hood", "Elves and the shoemaker".

Примеры описательного перевода:

" Cinderella "

1)

"You? My dear girl, you're staying at home to wash the dishes, scrub the floors and turn down the beds for your stepsisters. Theywillcomehometiredandverysleepy."

"Ты? Дорогая моя девочка, ты останешься дома, чтобы мыть посуду, тереть полы и приготовить постели для своих сестёр. Они приедут домой усталыми и будут хотеть спать.

3)

"That awful untidy girl simply cannot have been at the ball," snapped the stepmother.

"Эта неопрятная девка не могла быть на балу"-прошипела мачеха.

" The beauty and the beast"

4)

Taken by surprise, Beauty did not know what to say. Marry such an ugly monster? She would rather die! But she did not want to hurt the feelings of one who, after all, had been kind to her. And she remembered too that she owed it her own life as well as her father's.

"Застигнутая врасплох, Красавица не знала ,что сказать. Выйти замуж за чудовище?

Она бы лучше умерла! Но она не хотела ранить чувства того, то был к ней так добр. И она помнила что должна чудовищу свою жизнь также как и отца."

5)

"Hurry! Hurry, good horse!" she said, whipping her steed onwards towards the castle, afraid that she might arrive too late. She rushed up the stairs, calling, but there was no reply. Her heart in her mouth, Beauty ran into the garden and there crouched the Beast, its eyes shut, as though dead. Beautythrewherselfatitandhuggedittightly.

"Быстрее! Быстрее, лошадка кричала она и гнала ее к замку, боясь, что может приехать слишком поздно. Она бросилась вверх по лестнице, взывая, но ответа не было. Ее сердце упало в пятки, Красавица выбежала в сад ,там сидело чудовище с закрытыми глазами, как мертвое. Красавица бросилась на него и обняла крепко."

" Little red riding hood "

6)

Once upon a time there was a small girl called Little Red Riding Hood. She lived with her parents beside a deep, dark forest. In a cottage on the other side of the forest lived her grandmother. And in the deep, dark forest lived a big, bad wolf. "Granny's poorly," said Little Red Riding Hood's mother one day. "Please take her this cake. But don't stop on the way!"

"Давным-давно жила-была девочка, которую звали Красная шапочка. Она жила со своим родителями возле дремучего темного леса. На другой стороне леса в домике жила ее бабушка. И в темной дремучем лесу жил большой, плохой волк. "Бедная бабуля", сказала мама Красной шапочки однажды. "Отнеси ей, пожалуйста, этот пирог ,но по дороге не останавливайся!"."

7)

So Little Red Riding Hood set off through the deep, dark forest. She looked all around. There wasn't a sound. Then who should she meet but the big, bed wolf. "Good day, my dear," growled the wolf with a big, bad smile. "Whatareyoudoinghere?"

"Так Красная шапочка отправилась в дорогу. Путь лежал через дремучий темный лес. Она осмотрелась. Не было ни звука. Но кого она могла встретить, как ни большого ,злого волка."Добрый день, моя дорогая"прорычал он с широкой злой улыбкой."Что ты здесь делаешь?"."

9)

"…What big ears you have!"

"Какие большие уши у тебя!"

Примеры собственно английских уменьшительно- ласкательных суффиксов:

"Cinderella "

1)

"Seven mice!" said the kittie. "I didn't know fairies ate mice too!"

"Семь мышей! сказал котенок. Я не знал, что феи едят мышей тоже"

"Little red riding hood"

2)

"Hello, Granny," growled the wolf.

""Здравствуй, бабуля,"прорычал волк""

3)

"Granny's poorly," said Little Red Riding Hood's mother one day.

"Бедная бабуля. Сказала мама Красной шапочки однажды"

4)

Just then, a woodcutter passed by the cottage. He heard a growling and howling… and he dashed inside. With one SWISH! Of his axe he killed the big, bad wolf. The woodcutter looked all around. But there wasn't sound. And then…out crept Little Red Riding Hood and Grandmother from under the bed. And Little Red Riding Hood said, "Mummy was right. I'll never stop again on my way through the forest!"

"Именно тогда дровосек проходил мимо домика. Он услышал рычание и вой..и он ворвался во внутрь. Одним взмахом топора он убил большого злого волка. Дровосек осмотрелся. Не было ни звука. В тот момент бабушка и Красная шапочка выползли из-под кровати. Красная шапочка сказала "Мамочка была права. Я больше никогда не остановлюсь на моем пути через лес.""

"Elves and the shoemaker".

5)

No, no, by the hair on my chinny chin chin.

He пущу, клянусь моей бородой-бородищей.

6)

Henny-penny — Курица

7)

Cocky-locky — Петух

8)

Goosey-poosey — Гусь (goose — гусь, гусыня)

9)

Turkey-lurkey — Индюк (turkey — индюк, индейка)

10)

Foxy-woxy — Лиса (fox — лиса, лисица)

11)

One morning these four bad little foxes came to the big bad Fox, and said, "Oh, Father, we're so hungry!"

"Однажды эти четыре маленьких плохих лисенка пришли к большой злой Лисице и сказали "О, папочка, мы так голодны!""

Вывод по 2ой главе:

Проделав анализ с уменьшительно –ласкательными суффиксами можно точно сказать, что в английском языке они не преобладают так как в русском языке. У англосаксов намного меньше суффиксов выражающих эмоциональную окраску слова. А тем немногие , которые есть переводятся в основном при помощи описательного перевода собственно английскими суффиксами.

Заключение

Говоря о применении уменьшительно-ласкательных суффиксов нельзя сказать ,что эта тема легкая.

Конечно, человек, не читавший специальную литературу по практике перевода, может и не подозревать о неточностях или ошибках, допускаемых при переводе. Поэтому большую роль играет отношение переводчика к подлиннику и своей работе в целом. Подводя итог, я могу сказать ,что очень важно переводчикам не торопиться закончить свой труд, быть внимательными и с уважением относиться к автору оригинала. Для начала нужно вдумчиво прочитать фразу в подлиннике, убедиться, что ее смысл понят правильно, если нужно – выполнить буквальный перевод, и только потом сделать художественный перевод этой фразы.

Считается, что в силу различий между языками, идеального перевода быть не может. Всегда будут существовать особенности (лексические, грамматические, стилистические и т.д.), которые не перевести на другой язык без каких-то потерь. Но переводчик должен всегда стремиться к этому идеалу, не отступать перед трудностями, а пытаться решить их, пусть даже не всегда это решение будет самым удачным.

Исследуя переводы, мы накапливаем знания о сложностях, с которыми столкнулись другие переводчики, учимся на их удачах и ошибках. И возможно, когда-нибудь мы наберемся достаточно опыта и накопим достаточно знаний, чтобы найти ответ на любой вопрос и справиться с любой переводческой проблемой.


Библиография

Научная литература

1) Бреус Е.В. Теория и практика перевода с английского языка на русский – М.: УРАО, 2003.

2) Гиляревский Р.С., Старостин Б.А. Иностранные имена и названия в русском тексте – М.: Международные отношения, 1978.

3) Казакова Т.А. Теория перевода (лингвистические аспекты) – Спб.: Союз, 2001.

4) Комиссаров В.Н. Общая теория перевода : Проблемы переводоведения в освещении зарубежных ученых – М.: ЧеРо,1999.

5) Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Теория и практика перевода с английского языка на русский – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1963.

6) Федоров А.В. Введение в теорию перевода – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1958.

7) Чуковский К.И. Высокое искусство – М.: Советский писатель, 1988.

Источники

1) «Fairy tailes» G.H. Andersen Wordsworth Editions Limited, 1993.

Словари

1) ABBYYLingvo 10

2) Гальперин И.Р. Большой англо-русский словарь – Москва: Советская энциклопедия, 1972

Приложение

Таблица 1

Русский язык (1) Английский язык (2)
-ат(а) : внучата, октябрята

-ie: Freddie

-y: baby (вариации 1го суффикса)

-ец : братец, хлебец -ling: darling это чисто уменьшительный суффикс,может быть использован чисто в контексте, как наш - ёныш: гусёныш,(изредка) ребёныш
-ик : братик, котик -let :staclet. Аналогично -ling
-инк : Маринка, спинка
-иц : сестрицы, девица
-шик : братишка, шалунишка
-ок : паренёк, сынок
-к(а), -к(о): берёзка, ягодка,ушко
-онк(а), -ёнк(а) : сестрёнка, мальчонка
-онок :внучонок,зайчонок
-оньк(а), ёньк(а): доченька, зоренька
-очк(а), -ечк(а): звёздочка, Анечка
-ул(я),- юл(я):капризуля,дедуля
-ум(я): бабуля,дедуля
-ус(я): бабуся,дедуся
-уш(а): дорогуша,роднуша
-ушк(а,о),-юшк(а,о),-ушек: матушка,Иванушка
-ц(е),-ц(о), -ец(о), -иц(е): семцо, словцо,платьице.
-чик: мальчик,карманчик
-ышк(о): солнышко, гнёздышко
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий