Проблемы финансирования геологоразведочных работ в России

Аннотация: в статье проанализированы источники финансирования геологоразведочных работ в России, их специфика и предложена модель финансирования в современных условиях экономики.

Проблемы финансирования геологоразведочных работ в России

Е.П. Васичкина

Геологоразведочные проекты можно финансировать из трех источников (помимо федерального или регионального бюджетов): за счет собственных средств недропользователя (его учредителей), за счет банковского кредита или через фондовые рынки - российские и зарубежные.

Основным источником средств для финансирования геологоразведочных работ в России до сих пор являются собственные накопления инициаторов и владельцев проекта. Многие крупные российские компании (не только нефтегазовые) и частные лица, заработавшие значительные средства в иных регионах и сферах бизнеса, вкладывают их в дочерние предприятия, специально созданные для проведения геологоразведки на перспективных участках недр и небольших недоизученных месторождениях. Типичная западная юниорная компания создается специалистами в области геологии того или иного региона, и собственных средств, как правило, имеет не много.

Финансирование геологоразведочных работ за счет банковского кредита в России достаточно затруднительно. Крупной компании, имеющей свободные средства, кредит может требоваться в огромных суммах, которые необходимо отдавать с процентами, а малой компании необходимо представить в банк достаточные гарантии возврата заемных средств, например, внеся в качестве залога реальные материальные активы. Однако у небольшой юниорной компании нет никаких реальных активов, за исключением права пользования участком недр. В последние годы много говорится о том, чтобы изменить законодательство таким образом, чтобы лицензию на право пользования недрами можно было использовать в качестве банковского залога. К сожалению, наличие такой возможности позволит получать кредиты лишь под залог добычной лицензии на разведанное месторождение. Что же касается поисковой лицензии на перспективный участок, то она вряд ли будет иметь хоть какую-то залоговую стоимость для банка, так как поисковые работы - сфера слишком высоких геологических рисков.

Финансирование геологоразведочных работ через фондовые рынки в России также не представляется простой задачей. Фондовый рынок в классическом варианте трансформирует сбережения (прежде всего физических лиц) в инвестиции. Однако современный российский фондовый рынок в большей степени решает иные задачи: служит стартовой площадкой для выхода на зарубежные рынки, позволяет продать часть или всю компанию стратегическим инвесторам, приобрести залоговые активы для получения кредитов. К тому же классический вариант фондового рынка предназначен для торговли акциями компаний с нормальным уровнем риска, а для размещения акций юниорных и других малых и высокорисковых компаний на ведущих биржах мира существуют специальные торговые площадки.

В России само понятие рискового (венчурного) капитала появилось совсем недавно, законодательная база, регулирующая его оборот, полностью отсутствует, вследствие этого нет и соответствующего рынка. Некоторые геологоразведчики пытаются привлекать внешний капитал на зарубежных рынках ценных бумаг, но этот путь сложен, дорог, долог и практически неприемлем для средних и малых российских компаний.

К сожалению, проблема широкого участия мелких российских инвесторов (физических лиц) в финансировании геологоразведки в России представляется неразрешимой, по крайней мере в среднесрочной перспективе. Создать в стране рынок рискового капитала за год-два невозможно, даже при успешной реализации «Стратегии развития финансового рынка РФ». Кроме того, слишком свежи в памяти народа пирамиды 1990-х годов и слишком велико его недоверие к вложению накопленных денег в какие бы то ни было инвестиционные проекты.

Об инвестиционной привлекательности геологоразведочного сектора России ярко свидетельствует такой факт. По данным Fraser Institute (независимая общественная организация в Канаде), которая ежегодно оценивает инвестиционную привлекательность горного и геологоразведочного бизнеса в 64 юрисдикциях, Россия по доступности и удобству работы с геологическими фондами занимает последнее, по налоговому режиму - предпоследнее, а по регулированию прав пользования недрами и последовательности горной политики - 56-е место. В этой ситуации говорить о развитии малого геологоразведочного бизнеса в стране не приходится [1].

Отечественное законодательство о недрах и национальная система управления отраслью изначально были ориентированы на решение совершенно иных проблем. В 90-е годы базовой задачей государства было привлечение инвестиций в действующие предприятия и лицензирование разрабатываемых месторождений, поскольку с момента вступления в силу закона «О недрах» до момента выдачи лицензии их эксплуатация была незаконной. Затем необходимо было вводить в оборот неосвоенные месторождения, в поиски и разведку которых в советское время были вложены бюджетные деньги. Теперь на повестке дня стоит следующая задача - искать и находить новые месторождения, что невозможно сделать, используя старые механизмы управления.

В этой ситуации бессмысленно вносить в законодательство о недрах незначительные поправки, как это делается в настоящее время. Если правительство действительно имеет целью развитие малого геологоразведочного бизнеса, то необходимо принципиально пересмотреть всю систему взаимоотношений в треугольнике: недра - власть - бизнес, и внести в законодательство ряд кардинальных изменений, кратко рассмотренных в следующих разделах. Несмотря на свою кажущуюся кардинальность все они вполне адекватны правовым, экономическим и социальным реалиям современной России, и для их реализации необходимы лишь политическая воля руководства страны и желание конкретных исполнителей. Прежде всего необходимо внести изменения в действующие нормативные правовые акты и разделить фонд недр Российской Федерации на две части, подход к управлению которыми должен быть принципиально различным.

В первую часть государственного фонда недр должны отойти участки с разведанными и предварительно оцененными запасами (месторождения), а также участки недр, в пределах которых локализованы прогнозные ресурсы категории Р1. Ко второй части следует отнести весь остальной фонд недр, изучение которого либо ограничилось региональной стадией, либо поисковые работы были проведены, но не дали серьезных результатов [2]. В изучение первой части фонда недр были вложены значительные бюджетные средства, получены реальные результаты, поэтому, передавая их в пользование, государство может претендовать на хотя бы частичную компенсацию исторических затрат. По отношению к участкам второй части фонда недр говорить о первоначальных затратах государства и их компенсации нет основания.

Оборот участков, относящихся к первой части фонда недр, должен быть ограничен. По отношению к ним государство должно ставить перед собой три задачи: компенсировать издержки, привлечь частные средства в доизучение и освоение месторождений и контролировать добычу, обеспечивая рациональное использование запасов. Для этого с небольшими поправками подходят способы регулирования, предусмотренные действующим законодательством (аукционы, система контроля и пр.) (см. рис.).

Рис. Схема финансирования ГРР

Оборот участков, относящихся ко второй части фонда недр, должен быть свободным. По отношению к ним основной задачей государства является привлечение инвестиций в начальные стадии ГРР, для этого необходимо находить другие механизмы, прежде всего апробированные в сырьевых странах с рыночной экономикой (Канада, Австралия). В области лицензионной политики необходимо уйти от принципа выбора участков под геологоразведку чиновниками. Государство должно перестать рассматривать себя в качестве донора, который дает компаниям возможность вести ГРР ранних стадий, но необходимо поощрять компании, желающие инвестировать в ГРР в поиски [1].

Лицензии на ГРР на участках, относящихся ко второй части фонда недр, следует выдавать на основании заявки потенциального недропользователя (принцип «первым пришел - первым получил»). Обязательства недропользователя необходимо определять нормативным актом, а не лицензионным соглашением. Например, может быть установлен минимальный уровень затрат на ГРР (в рублях на кв. км в год), являющийся платой за пользование недрами. Если недропользователь не желает или не может вести ГРР даже в минимальном объеме, он должен либо продать, либо вернуть лицензию. Ежегодно недропользователь обязан представлять апробированный отчет о результатах геологоразведочных работ в государственные фонды. Оборот лицензий должен быть совершенно свободным. В любой момент недропользователь должен иметь право передать (продать) право пользования недрами. Так как геологоразведка, особенно поиски месторождений, является высокорисковым бизнесом, большая доля налогового бремени должна относиться к этапу эксплуатации, а в период проведения ГРР и освоения месторождения государство должно поддерживать компании, прежде всего используя механизм снижения налоговых ставок.

Для целей налогообложения необходимо юридически строго определить такие понятия, как геологоразведочные работы, поиски, оценка, разведка, освоение месторождений, так как формулировки из Положения о стадийности ГРР могут не удовлетворить финансовые и контролирующие органы. Необходимо также юридически строго определить понятие «геологоразведочная компания» («юниорная компания»).

Несмотря на явное оживление в геологоразведочном секторе российской промышленности проблема интенсификации ГРР является весьма актуальной. Если доразведка и ввод в эксплуатацию уже открытых месторождений ведутся достаточно быстрыми темпами, то размах поисковых работ, ориентированных на открытие новых объектов в относительно слабо изученных районах, явно недостаточен. Решение данной проблемы возможно путем постепенного внедрения в отечественную практику геологоразведочных (юниорных) компаний, для существования которых необходимо выполнить три требования.

Во-первых, свободный доступ к архивной геологической информации, так как широкое использование архивных и фондовых материалов о ранее пробуренных скважинах позволяет компании получить максимальный результат за минимальные деньги. Вторым фактором, определяющим существование сильного юниорного сектора, является стабильная система прав собственности на недра (mineral property rights), гарантирующая право на дальнейшую разведку и добычу после открытия месторождения, а также возможность свободно продать это право. Наконец, третье условие, без которого невозможна деятельность юниор- ного бизнеса, - это специальная система налогообложения геологоразведки. Если в конце концов эти требования будут выполнены, российская экономика получит существенный эффект.

Так как, во-первых, федеральный бюджет сможет сэкономить порядка 15 млрд руб., которые тратятся сегодня на ГРР. Бремя этих затрат возьмет на себя частный бизнес, а в сфере ответственности государства останутся лишь сбор, хранение и предоставление геологической информации, научные и региональные геологические исследования, гидрогеология и инженерная геология, геологические опасности, то есть все то, что находится в ведении геологических служб США, Канады, Австралии и других развитых стран. Во-вторых, геологоразведочный процесс в России будет жить естественной жизнью, то есть расширяться в периоды высоких цен на сырье и, соответственно, сокращаться, в то время, когда цены находятся на низком уровне. При этом государство сможет плавно, но уверенно регулировать процесс недропользования, изменяя при этом размер налоговых льгот, стоимость предоставления прав пользования недрами и другие параметры.

Список литературы

Ставский А.П. Альтернативная концепция развития геологоразведочных работ в России / А.П. Ставский, В.Н. Войтенко. - М., март 2007. - 45 с.

Геологоразведка углеводородов в России - проблемы и перспективы [Электронный ресурс]. - URL http://www.promvest.info