регистрация / вход

Ученые, внесшие вклад в развитие зоологии в России

Ломоносов Михаил Васильевич. Крашенинников Степан Петрович. Лепёхин Иван Иванович. Вольф Каспар Фридрих. Паллас Петр-Симон.

Ученые, несшие вклад в развитие зоологии в России

Кафедра зоологии и биоэкологии

Реферат подготовила: Агапитова А.В.

Проверила: Минина С.М

Курганский государственный университет

Курган 2010 г.

ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич (8/19.11.1711 года - 4/15.04.1765 года) - гениальный русский ученый во многих отраслях знаний, поэт, просветитель, один из самых выдающихся светил мировой науки.

Отец Ломоносова, Василий Дорофеев (или Федоров), черносошный крестьянин, имел землю и суда для промысла по Мурманскому берегу; Ломоносов рос в простой и суровой обстановке. Еще подростком он ездил с отцом на промыслы и нередко подвергался опасностям. Грамоте Ломоносов научился сравнительно рано. Первые его недуховные книги, “врата учености”, были словенская грамматика Смотрицкого и арифметика Магницкого. Побуждаемый жаждой знания, Ломоносов в 1731 ушел с обозом в Москву, где был принят в “Спасские школы”. Много горя и нужды претерпел здесь Ломоносов: укоры отца, “несказанная бедность”, насмешки школьников. Способности, примерное прилежание и быстрые успехи Ломоносова были замечены. В 1736 в числе 12-ти лучших учеников Славяно-греко-латинской академии он вызван в Петербург для учения при Академии наук. В сентябре того же года Ломоносов был послан в Германию (Марбург) к Христиану Вольфу, для изучения химии и горных дел, причем вменялось в обязанность “учиться и естественной истории, физике, геометрии и тригонометрии, механике, гидраулике и гидротехнике”. В Марбурге Ломоносов пробыл до 1739. Здесь он получил обширное и основательное образование. В 1738 студент Ломоносов послал в Академию донесение на немецком языке о прослушанных лекциях и приобретенных книгах, рассуждение на латинском языке по физике и стихотворный перевод оды Фенелона, воспевающей счастье уединенной сельской жизни. Из Марбурга студенты были отправлены во Фрейберг к “горному советнику” Генкелю, причем содержание их было уменьшено наполовину и Генкелю было поручено держать студентов построже, объявить в городе, чтобы никто не верил им в долг. А так как Академия неисправно высылала деньги, то студенты очень нуждались, отсюда просьбы к Генкелю, неудовольствие на него. Ломоносов, обладая пылким темпераментом, поссорился с наставником и ушел из Фрейберга без дозволения Академии в 1740. Странствуя по Германии, Ломоносов женился на Елизавете-Христине Цильх. По некоторым источникам, по дороге из Марбурга в Голландию был насильно завербован в прусские солдаты, но бежал из крепости Везеля. После странствий Ломоносов прибыл согласно приказанию Академии, в 1741. В 1742 Ломоносов сделан адъюнктом по физике, в 1745, по отъезде проф. Гмелина за границу, профессором химии, в этой должности оставался до конца жизни.

В 1757 Ломоносов стал членом Академической канцелярии и подключился к управлению академическими делами. В 1759 Ломоносову было поручено управление академической гимназией, университетом и географическим департаментом.

Гениальные способности, глубокая любовь к науке, неизменное трудолюбие, пламенный патриотизм, непреклонная твердость воли при достижении цели — вот отличительные черты Ломоносова. Как ученый Ломоносов отличался необычайной широтой интересов; обогатил своими открытиями физику, химию, астрономию, географию, технику, геологию, историю, филологию; стремился использовать науку для развития производительных сил, поднятия благосостояния страны. Свои наблюдения и открытия Ломоносов излагал в блестящей общедоступной форме.

Научные исследования Ломоносова по химии и физике основывались на представлениях об атомно-молекулярном строении вещества. Ломоносов задумал написать большую “корпускулярную философию” — трактат, объединяющий в одно стройное целое всю физику и химию на основе атомно-молекулярных представлений. На путях к достижению этой цели Ломоносов совершил целый ряд мировых открытий, и прежде всего открыл Закон сохранения энергии, имевший для развития науки такое же огромное значение, как теория относительности. Ломоносов считал законы сохранения вещества и движения основными, не требующими проверки аксиомами естествознания.

Теоретическая химия Ломоносова целиком опиралась на достижения физики. Значительное внимание Ломоносов уделил исследованиям атмосферного электричества, проводившимся им совместно с Г.В. Рихманом. Ломоносов и Рихман придали своим экспериментам количественный характер, разработав для этой цели специальную аппаратуру — “громовую машину”.

Ломоносова интересовали также биологические науки: ботаника и зоология, особенно палеозоология, анатомия и физиология животных. Заботился о развитии рыбоводства.

Ломоносов уделял значительное внимание развитию в России геологии и минералогии и лично произвел большое количество анализов горных пород. Он доказывал органическое происхождение почвы, торфа, каменного угля, нефти, янтаря. В своем “Слове о рождении металлов от трясения Земли” (1757) и в работе “О слоях земных” (к. 1750-х, опубл. 1763) он последовательно проводил идею о закономерной эволюции природы. Ломоносов подробно разбирает проблему появления окаменелостей, в том числе находки окаменелостей «морских черепокожих», характерных для южных широт, на севере. Объясняет это изменением климата. Выдвигает идею изменчивости, лежащей в основе всех природных явлений. Идея всеобщей изменчивости Ломоносова была в дальнейшем раскрыта Иваном Лепёхиным как положение об изменчивости растений и животных под влиянием окружающей среды.

Используемая литература: http://www.lomonosow.org.ru

Морозов А. Ломоносов.- М.: Молодая гвардия, 1961

Крашенинников Степан Петрович (11 ноября 1711- 8 марта 1755)

— русский ботаник, этнограф, географ, путешественник, исследователь Сибири и Камчатки.

Адъюнкт натуральной истории и ботаники Петербургской Академии наук (1745). Академик Российской Академии наук (1745). Первый русский профессор натуральной истории и ботаники Академии наук (1750). Ректор Университета Академии наук и инспектор Академической гимназии (1750).

Родился в Москве в бедной семье солдата лейб-гвардейского Преображенского полка.

В 1724 году был определён в класс философии Славяно-греко-латинской академии при Московской духовной академии, где получил хорошее образование и блестяще освоил латинский и греческий языки; в конце 1732 года по указу Сената направлен в числе 12 учеников старших классов в Петербург в Академическую гимназию при Петербургском университете для приобретения знаний по физике, географии и естественной истории. После испытаний решением Собрания Академии наук был зачислен студентом в состав академического отряда Второй Камчатской экспедиции под руководством профессоров И.-Г. Гмелина, Г.-Ф. Миллера, Людовика Делиля де ла Кроера.

Крашенинников сопровождал И. Г. Гмелина в его трёхлетнем путешествии по Сибири (1733—1736). Путевой дневник, который он вёл, и отчёты о путешествии содержат сведения по ботанике, этнографии, зоологии, истории, географии Сибири, словари тунгусского и бурятского языков.

Пребывание Крашенинникова на территории Приенисейского края в рамках второй камчатской экспедиции относится к начальному периоду его становления как учёного. Вместе с Гмелиным они наладили в Енисейске регулярные метеорологические наблюдения, анатомировали дотоле неизвестных малых мускусных оленей, привезённых из Саян, отправили в Петербург кости «зверя кабарги».

В июле 1737 года Крашенинников отделился от основной экспедиции и вместе с переводчиком отправился в полуторамесячный путь через Охотск на Камчатку для наблюдений по программе, составленной Гмелином и Миллером, и подготовки помещений для приёма остальных членов экспедиции.

Крашенинников пришёл в Охотск пешком и приступил к изучению края: исследовал приливы и отливы, организовал метеорологические наблюдения, составил списки ламутских родов, изучал флору и фауну в окрестностях города; привёл в порядок свой дневник. Перед отъездом на Камчатку он направил в Якутск рапорт, в котором описал тракт из Якутска в Охотск и дал описание зверей, птиц и некоторых наиболее интересных растений.

«Все рыбы на Камчатке идут летом из моря в реки такими многочисленными рунами, что реки от того прибывают и, выступя из берегов, текут до самого вечера, пока перестанет рыба входить в их устья»- написал позднее в своем труде Крашенинников.

16 октября 1737 года молодой учёный на парусном боте «Фортуна» отправился на Камчатку. На подходе к полуострову во время шторма бот потерпел крушение, и Крашенинников оказался на берегу без имущества и снаряжения. Из устья реки Большой на долблёных лодках Крашенинников с большими трудностями поднялся вверх по реке до Большерецкого острога — центра управления Камчаткой.

Всего на полуострове Крашенинников пробыл четыре года (1737—1741). Работая в одиночку, Крашенинников собрал уникальный естественно-исторический материал об этом не изученном тогда районе России, его растительном и животном мире, природных условиях, полезных ископаемых, жизни и языке коренного населения — курильцев, ительменов, коряков, истории завоевания и заселения Камчатки.

Только 2 октября 1740 года прибыли на Камчатку для участия в плавании Беринга и Чирикова к берегам Северной Америки Стеллер и Делиль де ла Кройер. Крашенинников, поступив в распоряжение Стеллера, передал ему материалы наблюдений, дневники и помощников.

Академическое собрание, установив большие познания Крашенинникова в естественной истории и принимая во внимание хорошие отчёты об исследовании Камчатки, постановило оставить его при Академии наук для совершенствования в науках. Молодой учёный приступил к работе в Ботаническом саду при Академии наук.

В 1745 году в ответ на прошение Крашенинникова о предоставлении ему звания адъюнкта Академическим собранием «было решено предписать ему, чтобы он взял себе для разработки какую-то тему по естественной истории и, закончив как можно скорее, представил коллегии профессоров, чтобы они могли лучше судить о его успехах». Уже через четыре дня Крашенинников представил работу по ихтиологии и 25 июля 1745 года получил звание адъюнкта натуральной истории и ботаники, продолжая работать в Ботаническом саду, которым заведовал профессор И. Г. Сигезбек (1685—1755), а после увольнения того из Академии наук (1747) фактически возглавил это учреждение.

Крашенинникову было предложено приступить к разработке материалов по исследованию Камчатки. Ему была передана рукопись Стеллера, который, возвращаясь в Петербург из экспедиции Беринга, умер в Тюмени в 1745 году.

11 апреля 1750 года Крашенинников был избран академиком и профессором «по кафедре истории натуральной и ботаники», став первым русским учёным, преподававшим эту науку. В июне 1750 года назначен ректором Академического университета и инспектором Академической гимназии при Академии наук.

В течение нескольких лет Степан Петрович обрабатывал материалы своих исследований и готовил рукопись о Камчатке. Одновременно с этим в 1749—1752 годах он изучал флору Петербургской губернии. Закончив обработку камчатских полевых материалов, подготовив оба тома к изданию и работая над предисловием, учёный скоропостижно скончался 25 февраля 1755 года. Похоронен был Крашенинников на кладбище Благовещенской церкви.

В 1988 году прах исследователя перезахоронен с упразднённого в XVIII веке кладбища у Благовещенской церкви на Васильевском острове на Лазаревское кладбище в Санкт-Петербурге.

http://www.peoples.ru/science/travellers/krasheninnikov/

Лепёхин Иван Иванович (21 сентября 1740- 18 апреля 1802)

О детстве и юношеских годах Ивана Ивановича Лепёхина известно мало. По кратким записям в делах академической гимназии и по заметкам, написанным его друзьями и учениками, можно представить, как десятилетний мальчик, сын солдата, начал свой трудный и многострадальный для человека «худородного» происхождения путь в науку.

Иван Иванович родился в Петербурге 10 сентября 1740 г. Сведений о его родителях почти не сохранилось. Его отец, солдат Семёновского полка, был однодворцем и «не имел нужных средств воспитать сына своего, в котором усматривал способность и охоту к наукам». Он открыл ему путь в гимназию академии наук.

Лепёхин поступил в академическую гимназию весной 1751 г. Жалованье, положенное гимназистам, было крайне скудно. Солдатскому сыну Лепёхину, вероятно, приходилось терпеть немало лишений. Таким образом, Лепёхин прожил девять лет.

За время обучения Лепёхина в гимназии в числе его учителей были ученики М.В Ломоносова Николай Поповчев и Антон Барсов, даровитые студенты, впоследствии профессора Московского университета. Также влияние на Ивана Ивановича, несомненно, оказал С.П. Крашенинников – известный путешественник, участник Второй Камчатской экспедиции, являющийся во времена обучения Лепёхина ректором академической гимназии и университета. Он более чем кто-либо из других наставников мог пробудить в юноше горячее желание совершенствоваться в естественных науках и вызвать первый интерес к далёким путешествиям, к исследованию малоизвестных стран.

В 1760 г. Лепёхин был зачислен в университет. Там он пробыл два с половиной года. В 1762 г. студент академического университета И.И. Лепёхин был направлен в Страсбург для усовершенствования знаний. Наряду с занятиями по ботанике и натуральной истории он с интересом изучал анатомию и патологию. Вместе с профессором Лобштейном Лепёхин ходил к его пациентам, прописывал рецепты. Но Лепёхин готовился стать не врачом, а натуралистом, и в области естественных наук его во многом не мог удовлетворить Страсбургский университет, где все эти науки рассматривались главным образом с точки зрения важности их для медицины. Те знания, которые не давали лекции, приобретались самостоятельной работой. 6 августа 1766 г. Лепёхин в донесении академии заявил, что просит разрешения покинуть Страсбург и высказал намерение побывать в Цюрихе, чтобы пополнить знания по минералогии и познакомиться с альпийской флорой. Как явствует из этого письма, Лепёхин не стремился сам к получению учёной степени доктора медицины в Страсбургском университете, но канцелярия Академии наук, очевидно, не удовлетворила его просьбы. Оставшись в Страсбурге, он защитил там в следующем году докторскую диссертацию. В мае 1767 г. Лепёхину была присвоена учёная степень доктора медицины.

В Петербург Лепёхин вернулся осенью 1767 г. Там он находился недолго, был избран адъютантом Академии наук и вскоре назначен руководителем одного из отрядов академических экспедиций, направленных в 1768 г. в разные районы страны. До 1772 г. экспедиция под его руководством исследовала Поволжье, Урал и Север Европейской части России. В отряд И.И. Лепёхина были включены три гимназиста, рисовальщик, чучельщик и стрелок. Самым главным документом, рассказывающим об этой экспедиции, являются «Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепёхина по разным провинциям Российского государства». В них подробно описываются растения, звери, птицы, насекомые, рыбы; говорится о земледелии, промыслах, быте народа, обычаях, верованиях, языке. На страницах «Записок» изображены и прикаспийские степи, и Уральские горы, и Архангельский край, и беломорские острова.

Возвращением в Петербург завершились более четырёх лет длившиеся изыскания и маршруты «Оренбургского» отряда. Но путешествия И.И. Лепёхина на этом не закончились. Вскоре после возвращения он получил предписание от Академии об отправлении его в экспедицию по Белоруссии. 21 марта 1773 г. экспедиция отправилась в путь и вернулась обратно через 9 месяцев – 15 декабря.

Более четверти века продолжалась деятельность Лепёхина в Академии после завершения его путешествий. В академики он был избран в 1771 г., ещё до возвращения в Петербург. С 1783 г. он стал непременным секретарём Петербургской академии наук. Путешествовать ему больше не довелось. Но в истории русской науки примечательны и позднейшие его научные изыскания, и самоотверженный труд воспитателя академических гимназистов.

Иван Иванович дал сравнительную характеристику природных зон земного шара, указал на зависимость распространения растений от различных климатов, описал растительные ландшафты, свойственные разным географическим поясам (растительность пустынь, тропиков, умеренных и северных широт), отметил своеобразие растительных группировок в разных топографических условиях (Лепёхин, 1783). Одним из первых указал на сходство горной растительности с растительностью высоких широт при отличиях флористического состава.

Умер Иван Иванович Лепёхин в 1802 г.

Подготовлено по материалам сайта Башкирское республиканское орнитологическое общество. http://broo.bashkiria.ru/site/O-pticah/Biografii-ornitologov-Bashkirii/Lepiohin-Ivan-Ivanovich-1740-1802

Иван Иванович Лепехин, известный русский путешественник-натуралист, академик

медицине.

Вольф Каспар Фридрих (18 января 1734- 22 февраля 1794)

- Академик Российской Академии наук, один из основоположников эмбриологии, защитник учения об эпигенезе, т.е. постепенном развитии организмов путем новообразований. Его работы разбили господствовавшие в то время метафизические представления, подкреплявшие догмат о неизменности видов, утверждали идею развития от простого к сложному и тем самым готовили почву для утверждения эволюционной идеи.

Биографические данные о Вольфе скудны: немец, выходец из Германии, он родился в Берлине в семье зажиточного портного. По окончании гимназии в 1753 году он поступил в Медико-хирургической коллегии, 10 мая 1755 г. перешел в университет в Галле, который окончил в 1759. В Галле он впервые начал свои самостоятельные наблюдения за развитием растительных и животных организмов. Свои воззрения Вольф изложил в написанной на латинском языке диссертации «Theoria generations»(1759). Эта работа была издана на русском языке в 1950- «Теория зарождения»

Это первая печатная работа Вольфа является классической, одной из тех, что заложили основы эмбриологии как науки.

Вскоре после защиты диссертации Вольф понял, что её содержание осталось совершенно не понятым и не вызвало откликов. Тогда в 1964 году он выпустил полемический памфлет на ту же тему на немецком языке, где выступил с критическим анализом проблемы развития, резко критиковал господствующую в то время теорию преформации. В «Дополнении» Вольф сообщает о дополнительных исследованиях развития куриного зародыша, выполненных им летом 1764 года.

В целях пропаганды своих взглядов Вольф открыл в Берлине частный лекционный курс по естественным наукам и медицине, который читал с 1763 по 1767 гг. Эти лекции восстановили против Вольфа видных ученых того времени. Путь к официальной академической карьере в Западной Европе был для него навсегда закрыт. Находясь в затруднительном положении, Вольф принимает приглашение Российской Академии наук занять должность профессора анатомии и физиологии. Весной 1767 года вместе с женой Вольф навсегда покинул Германии и выехал в Россию, принял русское подданство и прожил в Петербурге 27 лет до самой смерти.

В Петербурге Вольф посвятил себя научной работе. Он заведовал анатомическим кабинетом Кунсткамеры. Как анатом исполнял обязанности прозектора и вскрывал доставляемые полицией трупы для установления причин смерти. Этим материалом он пользовался в своих научных исследованиях. Первой работой, которую Вольф написал по приезде в Петербург, было эмбриологическое изучение образования кишечного канала у зародыша курицы. В этой работе описаны все изменения, происходящие за первые 4 дня. Также опубликовал ряд анатомических статей. Наиболее значимы: Об изменчивости человеческого тела и о выборе образцов, представляющих его строение» (1778) и «Описание двухголового теленка, за коим следует рассуждение о происхождении уродов» (1773). В этих статьях Вольф каался вопросов изменчивости и наследственности. Вольфу принадлежит 34 опубликованные работы и большое число рукописей.

Литература: Большая Российская энциклопедия, т.5- М., 2006

Сто великих научных открытий http://a-nomalia.narod.ru/100otkr/72.htm

Паллас Петер Симон (22 сентября 1741- 8 сентября 1811)

- немецкий и российский учёный-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник XVIII—XIX веков. Прославился научными экспедициями по территории России во второй половине XVIII века, внёс существенный вклад в мировую и российскую науку — биологию, географию, геологию, филологию и этнографию.

Ранние годы, обучение, первые научные труды

Родился в Берлине 22 сентября 1741 года в семье немецкого врача Симона Палласа (1694—1770), профессора анатомии и главного хирурга Берлинской медико-хирургической коллегии (сейчас — клиника Шарите). Отец его был родом из Восточной Пруссии; мать — Сусанна Лиенард — происходила из старинной протестантской семьи эмигрантов французского города Мец. У Палласа были старшие брат и сестра. Это было время царствования просвещённого монарха Фридриха II, реорганизовавшего Прусскую академию наук.

Отец Петера Симона хотел, чтобы сын пошёл по его стопам, но тот увлёкся естествознанием. Обучаясь у частных преподавателей, уже в 13 лет он знал в совершенстве английский, французский, латинский и греческий языки и начал посещать лекции в Берлинской медико-хирургической коллегииhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D1%81, _%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD - cite_note-Free-time-2, где изучал анатомию, физиологию, акушерство, хирургию и наряду с ними ботанику и зоологию.

Продолжил учёбу в Университете Галле (1758—1759) и Гёттингенском университете (1759—1760), закончив курсы по педагогике, философии, горному делу, зоологии, ботанике (по системе Карла Линнея), сельскому хозяйству, математике и физике. В 1760 году перебрался в Лейденский университет, где в 19 лет защитил докторскую диссертацию по медицине о кишечных глистах человека и некоторых животных (лат. De infestis veventibus intra viventia — «О вредителях, живущих внутри организмов»). Затем приводил в порядок естественно-исторические коллекции в Лейдене и посетил Англию с целью изучения ботанических и зоологических коллекций; в 1762 году вернулся в Берлин. В следующем году по разрешению родителей отправился в Голландию, чтобы найти себе подходящую работу, но ему этого, несмотря на усиленные научные занятия, не удалось.

В Голландии, в 1766 году, были опубликованы его первые научные работы — «Elenchus zoophytorum»(лат.) (Гаага, 1766) и «Miscellanea zoologica»(лат.) (Гаага, 1766). Обе работы были посвящены анатомии и систематике низших животных и включали описание нескольких новых для того времени видов. Паллас внёс существенные изменения в линнеевскую классификацию червей. Паллас отказался также от «лестницы существ» (идея которой восходит ещё к Аристотелю, но особенно была распространена среди натуралистов в XVIII веке), высказывал идеи исторического развития органического мира и предложил графически располагать последовательные связи основных таксономических групп организмов в виде родословного древа с ветвями. Благодаря этим работам, выявившим наблюдательность и проницательность Палласа, он быстро стал известен среди европейских биологов. Его новую систему классификации животных похвалил Жорж Кювье. Впоследствии, с утверждением идеи эволюции в биологии, схема Палласа стала основой систематики. За свои работы учёный был избран в 1764 году членом Лондонского королевского общества и академии в Риме.

В эти годы Паллас мечтал совершить путешествия в Южную Африку и Южную и Юго-Восточную Азию, но по настоянию отца не осуществил эти планы; в 1766 году он снова вернулся в Берлин, где начал работать над «Spicilegia zoologica»(лат.) (Берлин, 1767—1804, в 2 томах).

Российские экспедиции 1768—1774 годов

22 декабря 1766 года Петербургская Императорская Академия наук избрала Палласа своим действительным членом и профессором натуральной истории. Сначала Паллас отказался, но в апреле 1767 года согласился — и 23 апреля 1767 года избрание его членом академии было подтверждено. 30 июля 1767 года в возрасте 26 лет — уже имея докторскую степень, профессорское звание и признание в Европе — Паллас вместе с семьёй (молодой женой и маленькой дочерью) прибыл в Россию для работы в качестве адъюнкта Петербургской Академии наук и коллегии асессора. От Академии ему был положен оклад в размере 800 рублей в год, что по тем временам было высоким жалованием.

Екатерина II активно интересовалась устройством и богатствами своей империи, и идея комплексного исследования страны с целью узнать её геологические, минералогические, животные и растительные ресурсы, а также выявить исторические, социально-экономические и этнографические особенности отдельных её регионов возникла у императрицы после завершения собственного путешествия по Волге от Твери до Симбирска в 1767 году (о такой экспедиции мечтал ещё Ломоносов). Вскоре по её распоряжению была начата организация новых экспедиций — нескольких «астрономических» и «физических» отрядов. В задачу шести астрономических отрядов входило вычисление солнечного параллакса при прохождении Венеры через диск Солнца в июле 1769 года (тем самым предоставлялась возможность более точно определить расстояние между Землёй и Солнцем). Первоначально задумывалось, что Паллас будет участвовать в астрономической экспедиции на Камчатку, но позже планы были изменены.

Физическая экспедиция состояла из пяти небольших отрядов — трёх в Оренбургскую губернию и двух в Астраханскую. Подготовка к экспедиции заняла год: только в июне 1768 года Паллас со своим отрядом выехал из Санкт-Петербурга, в пути его сопровождала семья. Паллас руководил основным отрядом (1-м отрядом Оренбургской экспедиции) с 21 июня 1768 года по 30 июня 1774 года; в состав отряда также входили капитан Н. П. Рычков, гимназисты (двое из которых сами стали позже академиками) Н. П. Соколов, В. Ф. Зуев и Антон Вальтер, рисовальщик Николай Дмитриев и чучельник Павел Шумский. Отряд побывал в центральных губерниях, районах Поволжья, Прикаспийской низменности, Урала, Западной Сибири, Алтая, Байкала и Забайкалья. Другие отряды возглавляли академики профессор И. П. Фальк, И. Г. Георги, И. И. Лепёхин (в Оренбургскую губернию), С. Г. Гмелин (погиб во время Пугачёвского восстания в Астраханской губернии) и И. А. Гильденштедт (в Астраханскую губернию).

В общей инструкции по программе исследований Палласу поручалось:

«Исследовать свойства вод, почв, способы обработки земли, состояние земледелия, распространённые болезни людей и животных и изыскать средства к их лечению и предупреждению, исследовать пчеловодство, шелководство, скотоводство, особенно овцеводство.

Затем обратить внимание на минеральные богатства и минеральные воды, на искусства, ремёсла, промыслы каждой провинции, на растения, животных, на форму и внутренность гор и, наконец, на все отрасли естественной истории… Заняться географическими и метеорологическими наблюдениями, астрономически определять положение главных местностей и собрать всё, касающееся нравов, обычаев, верований, преданий, памятников и разных древностей.»

В целом естественнонаучные экспедиции екатерининского периода охватили обширную территорию России — от Баренцева моря на севере и до Чёрного (Северный Кавказ и Крым) и Каспийского (до границ с Персией) морей на юге и от Балтийского моря (Рига) на западе до Забайкалья (до границ с Китаем) на востоке.

Маршрут отряда Палласа проходил в первый год по городам Петербург — Новгород Великий — Тверь — Клин — Москва — Владимир — Касимов — Муром — Арзамас — Пенза — Симбирск — Самара — Ставрополь (ныне Тольятти) — Симбирск. Первую зиму экспедиция провела в Симбирске. В марте 1769 года Паллас с отрядом через Ставрополь (Тольятти) отправился в Самару, затем в Сызрань и Серный городок (ныне Серноводск); вернувшись в Самару, он через Борск (ныне село Борское Самарской области) двинулся в Оренбург, затем в Яицкий городок (ныне Уральск), затем вдоль реки Урал доехал до Гурьева, а затем, через степь, — до Уфы, где оставался до 1770 года. Во время зимовки в Уфе Паллас закончил первый том описания своего путешествия — «Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs»(нем.) («Путешествие по разным провинциям Российского государства»), — который в следующем, 1771 году, был опубликован в Санкт-Петербурге.

В мае 1770 года Паллас выехал из Уфы. Лето он посвятил изучению Уральских гор, был в Екатеринбурге, посетил местные горные заводы; был на реке Туре. На зиму остановился в Челябинске. Уже зимой ездил в Тобольск и Тюмень, затем вернулся в Челябинск. В апреле 1771 года Паллас с отрядом покинул Челябинск и в мае прибыл в Омск. Через Алтай экспедиция дошла до Томска.

Зиму Паллас с отрядом провёл в Красноярске. За время зимовки Паллас подготовил второй том своего труда «Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs». Из его писем Иоганну Альбрехту Эйлеру, секретарю Академии наук, следует, что он собирался продолжить свой путь в Китай, но теперь из-за плохого здоровья вынужден отказаться от этого плана. Также Паллас жаловался Эйлеру, что путешествие 1771 года — сплошная череда неудач и неприятностей. В письме к Иоганну Петеру Фальку Паллас писал, что потерял всякое желание к дальнейшим путешествиям и чувствует себя сибирским изгнанником… К счастью, здоровье Палласа улучшилось, к тому же в Красноярск приехал академик Иоганн Готлиб Георги.

В марте 1772 года Паллас с отрядом отбыли из Красноярска. Через Иркутск по льду Байкала они добрались до Селенгинска (ныне Новоселенгинск), затем до Кяхты. После возвращения в Селенгинск Паллас посетил Даурию. Через Селенгинск и Иркутск Паллас вернулся в Красноярск, в котором пробыл до января 1773 года, после чего отправился в обратный путь, в сторону европейской части России. Паллас проследовал через Томск, Тару, Сарапул и Казань. В сентябре он остановился в Царицыне (ныне Волгоград), где оставался до весны следующего года. За время зимовки он совершил несколько поездок, в том числе побывал в Астрахани. Через Москву Паллас вернулся в Петербург, в который прибыл 30 июля 1774 года.

Результаты экспедиции

Научные результаты палласовской экспедиции превзошли все ожидания. Был собран уникальный материал по зоологии, ботанике, палеонтологии, геологии, физической географии, экономике, истории, этнографии, культуре и быту народов России. Коллекции, собранные во время этого путешествия, направлялись в Петербург, легли в основу коллекций академической Кунсткамеры, многие из них до сих пор хранятся в музеях Российской академии наук, а часть их попала в Берлинский университет. Собранные во время путешествий географические, геологические, ботанические, зоологические, этнографические и другие материалы впоследствии были обработаны Палласом.

В ходе экспедиции Паллас открыл и описал много новых видов млекопитающих, птиц, рыб, насекомых и других животных, в том числе ланцетника, которого принял за моллюска. Он также исследовал ископаемые остатки буйвола, мамонта и шерстистого носорога.

Путешествие имело и громадное практическое значение. Оно дало сведения об уникальных природных богатствах Восточной Сибири и Алтая, которые до этого почти не были известны. Паллас рассказывал также о нуждах проживавших там народов. Для современной науки непреходящую ценность имеет тот факт, что Паллас описывал области России, её поля, степи, леса, реки, озёра и горы, когда они практически ещё не испытали «преобразующего» воздействия человека и были обильно населены видами животных, многие из которых исчезли уже через несколько десятилетий (например, дикая лошадь тарпан).

Результаты научного подвига Палласа и его помощников были обобщены им в многочисленных произведениях, опубликованных на латинском, немецком и русском языках в Петербурге и позднее переведённых на английский — в Эдинбурге и в Лондоне и на французский — в Париже:

«Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs in den Jahren 1768—1773»(нем.), или «Путешествие по разным провинциям Российского государства», вышедших вначале в трёх томах на немецком (СПб., 1771—1776), затем на русском (1773—1778) и английском (1802) языках, в которых среди многочисленных сведений о России дано удивительно точное описание более 250 видов животных, обитавших на её территории;

«Sammlungen historischer Nachrichten über die Mongolischen Völkerschaften»(нем.) («Собрания исторических сведений о монгольских народностях», СПб., 1776—1801);

«Neue nordische Beiträge zur physikalischen und geographischen Erd- und Völkerbeschreibung, Naturgeschichte und Ökonomie»(нем.) («Новые северные доклады по физическому и географическому описанию земли и народностей», СПб. и Лейпциг, 1781—1796, в 7 томах) и др.

Эти труды были высоко оценены современниками Палласа и стали источником ценнейшей и детальнейшей информации о ресурсах Российской империи того времени для просвещённых людей России и других стран.

Последующая научная работа

В 1777 году Паллас был назначен членом топографического отдела Российской империи, в 1782 — коллегии советником, в 1786 — историографом Адмиралтейств-коллегии. Он продолжает заниматься исследованиями в различных областях.

В 1781 году им опубликована работа «Замечания о ленточных червях у людей и животных», в которой Паллас, подробно описав 21 вид паразитических цестод, предлагал меры по борьбе с гельминтами. В 1780-х годах он усиленно работал над подготовкой общего свода растений России — «Flora Rossica» («Флора России»). Из-за недостатка средств удалось издать только два выпуска этого обширного труда (1784 и 1788), содержащих описание около 300 видов растений и изумительные иллюстрации.

В последние годы жизни, среди прочего, Паллас занимался подготовкой фундаментального трёхтомного труда по фауне России «Zoographia rosso-asiatica» («Российско-азиатская зоология»(лат.)), в котором были представлены более 900 видов позвоночных, включая 151 вид млекопитающих, из них около 50 новых видов. По обширности материала и тщательности, разносторонности описания животных ему долго не было равных. Вплоть до начала XX века книга оставалась главным источником знаний о фауне России. Первый том был готов уже в 1806 году, но печать и выпуск в свет затянулись на четверть века из-за художника Гейслера, который, уехав в Германию, заложил изготовленные им таблицы рисунков к этому сочинению. В январе 1810 года Паллас обратился в Академию наук с просьбой о бессрочном отпуске в Берлин, где он мог бы лучше следить за изготовлением рисунков для своей книги. В марте отпуск с сохранением жалования был разрешён, и в июне, проследовав через Броды и Бреславль, Паллас прибыл в Берлин. Здесь в он в почёте и уважении прожил лишь один год и, так и не увидев свой главный труд изданным, скончался за две недели до семидесятилетия, 8 сентября 1811 года.

Значение научных изысканий Палласа

В своих многочисленных печатных работах (всех их более 170) Паллас выступет как путешественник, зоолог, ботаник, палеонтолог, минералог, геолог, топограф, географ, медик, этнолог, археолог, филолог, даже сельский хозяин и технолог. Несмотря на такое разнообразие специальностей, он не был поверхностным учёным, а был настоящим энциклопедистом.

В области ботаники, помимо труда «Флора России», Палласу принадлежат монографии об астрагалах, солянках и других растениях.

Насколько серьёзны и глубоки были его понятия по зоологии, можно заключить из того факта, что он во многом опередил учёных того времени на целое столетие. Достаточно назвать следующие примеры. Уже в 1766 году Паллас указал, что строгое разграничение животных и растений невозможно и выделил зоофитов из типа червей; в 1772 году он высказался за возможность происхождения нескольких близких между собой видов от общего родоначальника; в 1780 году Паллас первый указал, что чрезвычайная изменчивость некоторых животных, например собаки, обусловливается происхождением от нескольких отдельных видов. Однако, несмотря на развитие идей исторического развития органического мира, Паллас к концу жизни стал признавать постоянство и неизменяемость видов.

При описании животных Паллас применял метод точных измерений их размеров (1766) и обращал внимание на их географическое распространение (1767). Вышедшее на латинском языке сочинение Палласа «Zoographia rosso-asiatica» является первым систематическим описанием фауны России и началом всей российской зоологической науки, хотя этот капитальный труд до сих пор не переведён на русский язык.

Палласом было описано 425 видов птиц, 240 видов рыб, 151 вид млекопитающих, 21 вид гельминтов, а также много видов земноводных, рептилий, насекомых и растений.[6]

По геологии у Палласа впервые можно найти указание на последовательность геологических наслоений (1777). Во время поездок по юго-восточным степям, он отметил следы прежнего высшего стояния уровня Каспийского моря и довольно точно определил часть его древних берегов.

Список литературы

Вокруг света http://www.vokrugsveta.com/S4/proshloe/pallas.htm

Википедия http://ru.wikipedia.org/wiki

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий