регистрация / вход

Номинализм

Согласно этой философии существуют только особи. Все группировки, все классы, все объединения являются артефактами, созданными человеческим разумом. Это в равной степени относится и к видам, и к высшим таксонам.

Согласно этой философии существуют только особи. Все группировки, все классы, все объединения являются артефактами, созданными человеческим разумом. Это в равной степени относится и к видам, и к высшим таксонам.

Процесс классификации состоит в следующем: классификатор имеет дело с большим количеством сенсорных данных, которые он втискивает в классы . . . таким образом, для сенсорных данных, представляющих определенный диапазон оттенков синего цвета, может быть создан класс синих объектов и так далее, . . . важный пункт, который следует подчеркнуть, состоит в том, что создание таких классов есть результат деятельности разума, и, следовательно, при условии, что они основаны на данных опыта, такие классы могут быть использованы классификатором произвольно для достижения своих целей . . . В принципе классификация животных и растений. . . в значительной мере подобна классификации неживых объектов.

Следовательно, птиц или змей как таковых не существует, а существуют только названия, изобретенные человеком и присвоенные группам индивидуумов, рассматриваемых им как сходные. Утверждение Бесси, касающееся видовой категории, особенно хорошо характеризует номиналистскую теорию.

Эта философия игнорирует тот факт, что в действительности существует принципиальное различие между классифицированием неживых объектов (в том числе продуктов деятельности человека) и классифицированием организмов (Дарвин, 1859). Она игнорирует тот факт, что группы организмов, родственных по своему происхождению, обладают единством, обусловленным общностью известной части их наследственной ДНК, что служит причиной общности их признаков и чему нет эквивалента среди неживых объектов. Птиц нельзя считать произвольной совокупностью организмов, возникшей в результате простой «деятельности разума»; они представляют собой естественную группу, поскольку имеют отчасти общую наследственность.

Основная ошибка номиналистов заключается в неверной интерпретации ими причинной связи между сходством и родством. Как правильно подчеркивал Симпсон (1961), члены таксона сходны, поскольку они имеют общую наследственность; они принадлежат к одному таксону не потому, что они сходны, как это считает номиналист. Дело обстоит точно так же, как с однояйцовыми близнецами: два брата являются однояйцовыми близнецами не потому, что они сходны, а они сходны потому, что оба произошли из одной зиготы, т. е. потому, что они есть однояйцовые близнецы. Роковая слабость номиналистского мышления, когда его применяют к классификации организмов, состоит в том, что существующую причинную связь между «сходством и родством» они понимают наоборот.

Представители численной фенетики (Сокал и Снит, 1963) приняли в принципе номиналистскую философию. Чисто фенетический подход, подход, который «создает таксоны» на основании степени наблюдаемого сходства, обычно приводит к классификации, сходной с классификацией, основанной на эволюционном подходе. Это объясняется тем, что в общем и целом два организма тем более сходны, чем они ближе по происхождению. Тем не менее при фенетическом подходе существует риск создать неудачную классификацию, поскольку, приписывая всем признакам одинаковую ценность, этот подход не учитывает мозаичную эволюцию, узкие адаптации, конвергенцию, параллелизм, генетический и морфогенетический гомеостаз и другие эволюционные, генетические и морфогенетические явления, нарушающие ожидаемую тесную корреляцию между фенетическим сходством и филогенией. И, что хуже всего, ошибочна теоретическая основа номиналистского подхода.

Современную критику теоретических основ численной таксономии можно найти у Майра (1965б), Симпсона (1961), Гизина (1964) и Роллинса (1965).

Прямым следствием предположения о том, что естественных группировок не существует и что все «виды» или «классы» — это продукт человеческого разума, является постулат, согласно которому определения должны быть «операциональными». Это было бы разумным требованием для произвольно установленных классов неживых объектов, и, следовательно, неудивительно, что одним из первых представителей операционального подхода был физик (Бриджмен). Такой подход хорош для определений единиц измерения, но для более сложных понятий он не пригоден даже в физике. Операциональные определения, безусловно, не только не применимы, но и совершенно не приемлемы для явлений, подверженных эволюции. Некоторый вид или концепция вида не могут быть созданы и не могут быть проверены моими операциями. Тот факт, что можно называть «операциональными» разделения высших таксонов, основанные на рассчитанных степенях различия по совокупности произвольно выбранных признаков, доказывает неприемлемость операционализма в применении к продуктам эволюции. Птицы, летучие мыши и другие высшие таксоны не создаются произвольными операциями систематика, а являются продуктами эволюции. Операционализм представляет собой совершенно непригодный подход в большинстве областей эволюционной биологии, если он основан на фенетическом методе.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему