регистрация / вход

Сетевые проблемы в российских компьютерных журналах

Наиболее актуальные проблемы Интернета в настоящее время связаны, прежде всего, со сменой концепции веба как такового, появления нового культурологического феномена, определяемого то как «идеология», то как «набор правил», то как «философия».

Лада Браславец

Проблемы функционирования Сети, особенно в части, касающейся mass-media, являются предметом обсуждения, критики, публикаций взглядов и мнений как в печатных, так в сетевых изданиях. В данной статье предпринимается попытка рассмотреть и по возможности как-то обобщить основные проблемы интернет-журналистики на материале российской печатной прессы за минувшие два года.

Наиболее актуальные проблемы Интернета в настоящее время связаны, прежде всего, со сменой концепции веба как такового, появления нового культурологического феномена, определяемого то как «идеология», то как «набор правил», то как «философия». Модным термином «Web 2.0» зачастую злоупотребляют маркетологи, но по мнению многих впервые его употребил американский исследователь Тим О’Рейли. В своей программной статье «Что такое Веб 2.0» [1] он хотя и не дает четкого определения явления, однако перечисляет наиболее характерные его черты. Среди главных отличий «второго веба» О’Рейли называет замену приложения онлайновым сервисом, связанную с этим концепцию «бесконечной беты» [2], внимание к так называемому «длинному хвосту» [3], замену контроля сквозной передачей данных, совместную работу пользователей над созданием контента сайта, фолксономию [4]. Так как автор делает упор на коммерческую сторону нового явления, он не концентрируется на сущности явления: все эти отличительные признаки вырастают из одного корня. Веб второй версии можно назвать мультиинтерактивным или вебом нелинейного взаимодействия. О’Рейли называет это феноменом коллективного разума. Данная концепция реализуется на всех уровнях, во всех видах взаимодействия. Сервисы, обеспечивающие совместную работу нескольких пользователей, фолксономия, «бесконечная бета», агрегация новостных потоков, а если спуститься на уровень ниже – блогосфера, концепция wiki, сервисы типа «Flickr» или «YouTube» – все они основаны на нелинейном взаимодействии, то есть, взаимодействии, не ограниченном порядком поступления информации на сервер. Для иллюстрации можно сравнить записи в гостевой книге (как примитивной замене форума) и блоге [5]. В первом случае записи строго следуют одна за другой, во втором – имеется возможность комментировать конкретные записи, записывать собственные «задним числом», агрегировать страницу из многих потоков.

Поскольку ключевым понятием второй версии веба становится мультиинтерактивность, основной его единицей становится не сайт, не сервис, а сообщество, зачастую называемое социальной сетью. Сергей Скрипников называет следующие признаки социальной сети: образ в ней должен давать представление о цельной личности (это должен позволять сервис), в ней должны быть выстроены связи между участниками, а также вход в нее должен быть предельно облегчен: «Стать членом той или иной сети? Нет ничего проще! Два-три щелчка мыши — и вы в матрице» [6]. В то же время существуют и другие взгляды на сущность и определяющие признаки социальных сетей. В частности, Владимир Климентьев полагает, что термины «сообщество» и «социальная сеть» не тождественны друг другу. Социальная сеть является промежуточной стадией существования группы между аудиторией и сообществом. Отличие аудитории от социальной сети – отсутствие связей между членами группы, отличие сообщества – совместные действия его членов для достижения общей цели. Поскольку социальная сеть – переходная форма, она должна постоянно воспроизводить саму себя, т. е. должно поддерживаться взаимодействие. Основные признаки социальной сети, по мнению исследователя, таковы: наличие совокупности позиций пользователей в системе (администратор, модератор, участник и т. д.), наличие отношений между позициями, наличие потока ресурсов [7].

Несмотря на то, что О’Рейли в самом начале статьи заявляет, что «концепция Веба 2.0 родилась на совместном мозговом штурме O’Reilly Media и компании MediaLive International», а новая эра наступила после краха доткомов в 2001 году, ближе к концу статьи он начинает противоречить сам себе: «2.0» означает не что-то совершенно новое, а развитие и углубление существующих концепций». Можно предположить, что второе его утверждение ближе к истине, поскольку социальные сети не могут быть сформированы в одно мгновение. Кроме того, многие явления и технологии, составляющие сегодня феномен Web 2.0 (например, концепция wiki), зародились задолго до краха доткомов.

Среди основных сервисов, вписывающихся в концепцию Web 2.0, непременно следует отметить сервисы блогов (LiveJournal, MySpace, LiveInternet и т. д.). Тим О‘Рейли называет блогосферу внутренним голосом Web 2.0.

Отношение исследователей к феномену Web 2.0 различно. Тот же Тим О’Рейли воспринимает его с большим энтузиазмом, однако в статьях других авторов звучат и тревожные нотки. Например, Любомир Стойков, причисляющий большинство сервисов Web 2.0 к категории киберразвлечений, отмечает, что «онлайн-развлечения имеют большое и успешное будущее. Но этот успех и эта перспектива могут быть гарантированы только если успешно прилагаются комбинации из новых технологий и глубоко содержательные и оригинальные культурные и художественные формы, унаследованные из мировых цивилизационных запасов» [8]. Однако исследователь отмечает: «Большую часть времени посетители интернет-кафе, интернет-клубов и интернет-центров предаются развлечениям в сети, в которой серфируют, путешествуя к любимым вэб-страницам, адресам и порталам или ищут новые места для виртуального гедонистичного потребления (выделено нами. – Авт.)» [8]. Сергей Скрипников более пессимистичен: «...необходимость постоянного сканирования среды и перманентного напряжения внимания привела к тому, что человек стал чувствовать себя живым, лишь будучи узлом некой сети. <…> Все это приводит к тому дикому состоянию, когда, прежде чем пережить ту или иную эмоцию, человек должен сначала убедиться в самом ее существовании, передав ее еще кому-то и получив в ответ сигнал, что она вообще есть» [6]. Анатолий Ульянов перечисляет 4 возможных негативных эффекта Web 2.0, действие которых необратимо: победа массы над личностью, абсолютная оптимизация человеческой жизни, ведущая к абсолютной лени, возникновение информационного гипершума, иллюзия власти индивидуума в виртуальности [9]. А. Акопов рассматривает три возможных подхода к феномену – скептический (отрицающий само явление), пессимистический (боязнь возможного оболванивания аудитории) и оптимистический (восхищение открывающимися возможностями) – глядя на все три с позиций разумной осторожности: «Между тем, распространение и массовое внедрение сетевых ресурсов – дело не только прогрессивное (в чем нет сомнений), но и опасное. Особенно в форме Второго Веба» [10].

Наиболее значительные публикации, затрагивающие функциональные проблемы Интернета, публикуются в журнале «Компьютерра».

Так, заметка Дениса Коновальчика «Удвоение веба» (№22; 14.06.06) посвящена 15-й Международной конференции по World Wide Web. Как отмечает автор, ключевым моментом конференции стало выступление создателя World Wide Web Тима Бернерса-Ли, посвященное явлению Web 2.0 в целом и его будущему. Докладчик выразил уверенность в том, что эпоха «семантического веба» должна наступить в самом ближайшем времени, поскольку все необходимые технологии уже существуют. Среди них он назвал языки для работы с метаданными веб-документов – RDF и SPARQL. Однако он отметил и три серьезные угрозы будущему World Wide Web: стремление некоторых американских компаний установить платный приоритет трафика на промежуточных серверах, нежелание веб-мастеров осваивать новые методы работы и исправлять ошибки в коде страниц, а также противодействие упорядочиванию веб-документов со стороны поисковых порталов: «Разумеется, «отец веба» не так наивен, чтобы ждать горячей поддержки новых стандартов со стороны держателей ведущих поисковиков: «Что поделаешь, источник доходов для поисковика – это хаос; если вы наводите порядок, они уже не смогут делать деньги»».

Статья Ильи Щурова и Бориса Богданова «Википедия своими руками. WikiWikiWeb: от идеи до философии» (№40; 2.11.06) посвящена одному из краеугольных камней второй версии веба, на наш взгляд, наиболее полно отражающей сущность явления – технологии wiki (вики) [11]. Авторы оговариваются в первых же строчках статьи: «Очень сложно определить, что же такое вики – класс скриптов, технологическая концепция или даже философия». Однако их склонность к определению wiki как философии выражается имплицитно, через описание ситуации, характерной для Web 1.0: «Воспитанные на суровых принципах ИТ-безопасности, создатели сайтов действовали так, как если бы все посетители поголовно были злобными хакерами и сетевыми вандалами и разрешали «самодеятельность» только в выделенных «вольерах», под чутким присмотром модераторов. Вики была призвана решить простую и естественную задачу – дать возможность каждому посетителю участвовать в разработке контента». По мнению авторов, это событие означало «полный отказ от «презумпции виновности» пользователя», а также предоставляло владельцам таких ресурсов эффективное средство против вандалов: «зачастую они пытаются привлечь к себе внимание, и молчаливый «откат» подействует значительно сильнее, чем грозные письма от модераторов и угрозы бана» [12]. Авторы открыто восхищаются системой wiki, отмечая множество ее достоинств (удобство совместной работы, скорость освоения метода и создания документов, контроль версий документа, отсутствие проблемы «битых ссылок» [13]) и всего лишь один ее недостаток: «…будучи простой для восприятия человеком, она довольно трудна для формального описания. <…> Отчасти из-за этого, отчасти по другим причинам отсутствуют и какие-либо стандарты на такую разметку, а каждый разработчик вики-ПО придумывает собственный язык. Как результат – несовместимости и проблемы с переводом с одного «диалекта» на другой». Авторы кратко рассказывают об истории развития wiki, очерчивают сферу ее применения, которая, по их мнению, довольно широка: «Вики прекрасно подходят для создания справочников, баз знаний, разработки документации, регламентов. В большинстве случаев, вики также может заменить систему управления контентом для обычного веб-сайта, даже не претендующего на особо активное участие пользователей... в JotSpot вы можете работать не только с текстами, но и с электронными таблицами, календарями, фото-галереями, файлами и т. д. По wiki-принципу можно строить и картографические сервисы...». Также авторы кратко касаются темы «Википедии» (наиболее известной сетевой энциклопедии на базе wiki), а также дают советы пользователям по выбору wiki-движка. Делая вывод, авторы вписывают технологию wiki в контекст Web 2.0: «Когда говорят о Веб 2.0, традиционно вспоминают про участие пользователей в создании информации, в ее редактировании и актуализации. Все это стало уже настолько общим местом, что и говорить не хочется. Вики, появившиеся больше 10 лет назад, прекрасно реализуют ту концепцию, которая вынесена на знамена самых модных стартапов. Простота, доступность, одновременно – четкий контроль и возможность структурирования материалов. Еще один яркий пример Веб 2.0, появившийся задолго до самого термина».

Рассматриваемый выше материал рассказывает о самой технологии wiki, но не затрагивает проблем ее реализации на практике. В статье Владимира Гуриева «Цифровая вселенная Ларри Сэнгера» (№7; 21.02.06) большое внимание уделяется недостаткам «Википедии» – низкому качеству статей, падения доверия к энциклопедии и уважения к знанию как таковому: «в дискуссиях, посвященных содержанию статей, порой побеждал не тот, кто прав и лучше знает предмет, а тот, кто мог лучше отстоять свою точку зрения или просто был настырнее». Статья посвящена истории развития идеи создания энциклопедии на движке wiki, прошедшей через три основных этапа: «Nupedia» (редакторские функции – у группы экспертов), «Wikipedia» (полное равноправие пользователей) и «Digital Universe» (совмещение работы добровольцев и экспертов: последние работают за гонорары). Ларри Сэнгер, создатель всех трех энциклопедий, надеется, что «Digital Universe» будет разумным компромиссом между элитаризмом, погубившим «Nupedia», и демократизмом, грозящим «Википедии» потерей доверия пользователей, и, тем не менее, не будет конкурировать с последней, поскольку электронная энциклопедия – лишь один из сервисов портала. Однако, по словам автора, состояние проекта на момент публикации не внушало энтузиазма: «...честно говоря, смотреть пока особо не на что – любопытного посетителя встречает список из пары десятков порталов, половина которых представлена «для галочки» и неактивна. <…> У каждого портала свой собственный дизайн, свой интерфейс и, честно говоря, после унифицированной и понятной Википедии с непривычки слегка штормит. Остается надеяться, что создатели проекта найдут какой-то общий знаменатель или, возможно, выделят саму энциклопедию в отдельный раздел, не разбивая ее по тематическим сайтам (пока что обещанной wiki-энциклопедии просто нет)». Автор не делает никакого прогноза в конце материала, замечая, однако, что успех проекта целиком зависит от усилий самого Сэнгера: «Получится ли у Ларри потянуть такую ношу? Пока что у Сэнгера за плечами два энциклопедических проекта – один близкий по духу, но неудачный, а второй удачный, но скорее вопреки усилиям Ларри, чем благодаря им. А впереди – маленькая цифровая вселенная, за которую он теперь отвечает».

В интервью Владимира Гуриева со вторым основателем «Википедии» Джимми Уэйлсом «Хорошо информированный оптимист» (№10; 14.03.06) представлена другая точка зрения на будущее «Википедии». Хотя респондент и заявляет, что предсказать развитие «Википедии» он не в силах, он смотрит на ее перспективы с большим оптимизмом, чем Сэнгер. Рассказывая о зарождении идеи свободной энциклопедии, он поясняет, почему «Nupedia» не стала столь же успешной, как и «Википедия», не расходясь во мнениях с автором предыдущей статьи: «Ведь для многих людей Интернет начинался с идеи свободного обмена информацией. Но потом началась эпоха доткомов, а Интернет стал ассоциироваться с рекламой, спамом и прочим собачьим кормом. Наш же проект [Nupedia] возвращал людей к корням Интернета. Мы собрали хороших людей, которые решили вместе делать что-то полезное и делиться этим с другими. И этот стимул работал. Не работала социальная модель Nupedia. Вы должны были написать статью целиком, потом следовал сложнейший процесс рецензирования – в общем, все было сложно и скучно с точки зрения участников проекта». При этом респондент не отрицает, что легкость присоединения новых участников – одновременно и сильная сторона «Википедии», и источник ее слабости. И идея Сэнгера о создании «Digital Universe» ему симпатична, но в будущем проекта он сомневается: «...насколько я понимаю, они собираются использовать наш контент, проверяя и улучшая его. Так что я думаю, Википедия и Digital Universe могут быть полезны друг другу. В проекте Ларри можно сделать работу, которую трудно осуществить в рамках социальной модели Википедии. Но выстрелит ли его Вселенная – я не знаю». Не отрицая очевидного недостатка открытой модели электронной энциклопедии, респондент перечисляет ее достоинства – легкое и ненавязчивое привлечение новых пользователей, отсутствие цензуры (в первую очередь, политической), свободная лицензия на весь контент. Однако ключевым словом для респондента остается слово «интересно»: «Многим людям нравится совместно редактировать статьи. Это интересно само по себе. Это может стать интеллектуальной привычкой». Автор не делает вывода в конце материала, завершая его резюмирующей репликой респондента: «Я могу легко предсказать будущее русской Википедии, потому что английская уже прошла все эти стадии развития. <…> Но предсказать будущее английской Википедии гораздо труднее. <…> И я даже представить не могу, на что это будет похоже».

Тема номера «Байки из Веба» (№19; 23.05.06), рассказывающая о некоторых популярных сервисах, принадлежащих к Web 2.0, имеет очень интересное формальное решение: она построена из 9 (!) небольших материалов, жанр которых определить довольно затруднительно. Сам автор, Владимир Гуриев, называет их байками. Пожалуй, это определение наиболее удачно. Материалы имеют различный объем (от 2300 до 8700 знаков), однако выстроены по почти одинаковой схеме: автор рассказывает об истории создания Интернет-проектов, относящихся к Web 2.0, описывает их современное состояние, оценивает их бизнес-модель и дает свой прогноз их развития. В теме номера 9 «баек», посвященных 9 Web 2.0-проектам: Интернет-магазину «CafePress» («А еще я бы немножко шил»), онлайновому текстовому редактору «Writely» («Братьям Гонкур»), видеохостингу «YouTube» («Как не вылететь в трубу»), фотохостингу «Flickr» («Бесконечная игра»), веб-разработчику «37signals» («Святая простота»), системе рейтингования новостей «Digg» («Тяни-толкай»), сервису закладок «Del.icio.us» («Закладки на манжетах»), сервису подбора схожей музыки «Pandora.com» («Вивисекторы») и блог-сервиса «MySpace» («Вместе – целая страна»). Можно сказать, что вся тема номера представляет собой единый материал, разделенный на главки различной длительности – в пользу этого говорит и то, что вся она принадлежит одному автору, и единая стилистика, и единая цель – критическая оценка Интернет-проектов второй волны.

Автор выражает свое скептическое отношение к термину Web 2.0 в самом начале темы номера: «Мы долго, почти полгода, носились с идеей составить некий каталог-путеводитель по сайтам, которые принято относить к категории Веб 2.0, пока не поняли, что никакого смысла в этом нет. Веб 2.0 – всего лишь самоназвание определенной группы людей, которым хочется верить, что они умнее и лучше своих предшественников». В дальнейшем, при оценке проектов, скепсис автора звучит неоднократно. Многие бизнес-модели не кажутся ему безупречными. И если в первой из главок автор замечает: «...бизнес Дархэма и Джейна не подкосили даже очевидные недостатки реализации (компанию часто обвиняют в недостаточно высоком качестве товаров и завышенных по сравнению с рынком ценах). Если кто от этого и страдает, так это непосредственные продавцы», то рассказывая о «YouTube» он откровенно заявляет: «Индустрия Интернет-видео считается очень перспективной и обещающей миллиардные обороты уже через три-четыре года, однако не исключено, что YouTube просто не дотянет до этого светлого дня». Причиной такого прогноза автор называет огромные расходы портала на трафик, которые пока не перекрываются доходами от рекламы.

Однако оценка бизнес-модели не является для автора самоцелью, а служит лишь для прогноза будущего конкретных сервисов. Автора интересуют в первую очередь идеи, положенные в основу рассматриваемых проектов, а точнее – история рождения самих идей. Несмотря на изначальное скептическое отношение к самому понятию Web 2.0, автор рассказывает историю их зарождения с доброй иронией, а об их авторах – с уважением: «У «Бесконечной игры» оказалось пророческое название, поскольку ее разработка так и не была доведена до конца. А жаль. Если эти люди смогли заставить 2,5 млн. человек играть в фотосайт [Flickr.com], представляете, какая у них могла бы получиться игра?». Особенно уважительного отношения удостаиваются основатели проектов, не ориентированных на прибыль изначально: «...Del.icio.us был создан на основе однопользовательской системы, спроектированной Джошуа для собственных нужд, и в течение долгого времени и к неприбыльности проекта, и к его популярности разработчик относился стоически. Возиться с кодом ему было гораздо интереснее, чем управлять сообществом и тем более думать об окупаемости сайта. Для Шактера классификация чужих воспоминаний была прежде всего интересной головоломкой (столь философское отношение к деньгам у создателей веб-проектов, вообще говоря, встречается нечасто...)». В этом и кроется ключ к противоречивому отношению автора к проектам волны Web 2.0: он не может не восхищаться простыми и оригинальными идеями создателей этих проектов, но коммерческая составляющая рассматриваемых сервисов придает им в глазах автора некий отрицательный смысл, поэтому взгляд автора на будущее некоторых проектов чересчур пессимистичен.

Пожалуй, наиболее глубокими и серьезными из всех публикаций, рассмотренных в данном исследовании, являются статьи, посвященные блогосфере и составляющие тему номера: «Б – значит блог» (№14; 12.04.06). В них исследуются феномены российского сегмента (это важно!) блогосферы. Первая статья Павла Протасова «Игры репутаций» рассматривает блоги русскоязычных пользователей как явление, гармонично сочетающее лучшие черты «культуры накопления» и «культуры даров». Автор основывается на работе Эрика Реймонда «Заселяя ноосферу», которая посвящена Отношение к блогу как к домашней страничке, его обустройство и накопление являются чертами «культуры накопления», однако накопление записей в дневнике является в то же время их раздачей читателям, и это уже является чертой «культуры даров». В «культуре даров» ключевым словом является репутация: «Позвольте мне и дальше использовать термин «репутация» для обозначения всей информации, размещенной пользователем в Сети вкупе с оценкой этой информации со стороны других пользователей. Иными словами, репутация – это виртуальная личность плюс ее статус в Сети». Методы накопления и – главное – трансляции репутации совершенствовались с развитием сервисов Интернета: чаты (а также конференции в Fidonet) не давали никакой возможности накопления и трансляции репутации, форумы – накопление только в пределах конкретного форума, блоги же предоставляют возможность как накопления, так и трансляции репутации благодаря системе OpenID [14]: «А если мы рассмотрим OpenID с точки зрения нашей модели, то увидим, что эта технология объединяет репутацию, концентрирует ее в одном месте и обозначает одним идентификатором. При этом ее можно вынести на свой сервер, став независимым от ЖЖ: плагин для WordPress обеспечивает работу отдельного блога как OpenID-сервера, давая возможность стать действительно виртуальной личностью, которая "живет" в Сети, время от времени выходя погулять на другие сайты. Блог без поддержки этой технологии обречен на репутацию «подросткового отстойника», не пригодного ни для чего серьезного. Репутацию на нем каждому пользователю придется создавать заново». В качестве средств индикации статуса владельца блога выступают количество читателей, порядковый номер журнала (свидетельство его «возраста») и (косвенно) количество букв в никнейме [15]. Автор также развенчивает миф о «виртуальности», т. е. возможности создания виртуального персонажа, замещающего пользователя в Сети: «Создание правдоподобного виртуала требует и усидчивости, и знания фактуры, а риск разоблачения довольно велик. В сообществе, статус в котором основан на раздаче нематериальных ценностей, популярность виртуала основана на количестве и качестве записей в его дневнике. Но чем больше пишет его владелец, тем уязвимее его репутация, если пишет он неправду. Любое написанное им слово может быть использовано против него же». По мнению автора, редкие «виртуалы» в Сети – не более чем литературные проекты.

Автор также рассматривает конфликт репутации и частной жизни, породивший систему блог-этикета, предполагающего непременное «указание копирайта», т. е. указание источника при цитировании записи в другом блоге или даже при развитии идеи, заимствованной у другого пользователя, а при отсутствии информации об источнике – указывать, что «копирайт утерян». Автор объясняет это уважительным отношением к чужой репутации, считая, что подобные правила невозможно объяснить с другой точки зрения. Другие проявления «борьбы за репутацию», перечисленные в статье – кластеризация (формирование замкнутого сообщества пользователей, читающих журналы друг друга), массовые баны, видимые только для «друзей» записи, «пиар» (помещение в дневнике прямой ссылки на чужую запись) и различные препятствия размыванию репутации: «Еще с точки зрения репутаций показательны слова Антона Носика, одного из первопроходцев русского ЖЖ, – о том, что он специально регистрирует на публичных почтовых серверах логин dolboeb, совпадающий с его логином в журнале».

Отличия русскоязычной блогосферы от зарубежной (подразумеваются в основном пользователи сервиса «Живой журнал») автор видит в наличии «центров кластеризации» (популярных пользователей, т. н. «тысячников»), устойчивости к исчезновению отдельных звеньев (благодаря большому количеству «друзей» у каждого отдельного пользователя), а также малом количестве блогов, размещенных на отдельных сайтах. Автор делает следующий вывод: «Все написанное выше позволяет сделать вывод о том, что русская блогосфера обладает очень мощным потенциалом развития. Вероятно, со временем она примет тот вид, который приобрела сеть зарубежная, то есть увеличится число блогов, размещенных на отдельных сайтах. Однако при этом, благодаря поддержке OpenID, они останутся частью общего «пространства идей»».

Комментарий Ильи Щурова «Анонимность и свобода, ответственность и доверие» как бы продолжает статью Павла Протасова. Автор кратко, но емко раскрывает истинную ценность «псевдонимности» в Интернете: «Возможность раскрывать лишь необходимые данные о себе (например, скрыть свой возраст, пол, образование, национальность и т. д.) позволяет избавиться от влияния (зачастую негативного) распространенных стереотипов, в достаточно сильной степени контролирующих наше поведение в офлайне. Сообщество вынуждено оценивать человека исключительно по его вкладу и конкретным действиям, а не по косвенным свидетельствам принадлежности к той или иной социальной группе». Тем не менее, с точки зрения автора, «вполне вероятно, что со временем анонимная виртуальная жизнь в Сети потребует большей ответственности от участника, чем реальная» именно по причине распространения OpenID и необходимости «подписывать» каждый шаг, продиктованный желанием сохранить, умножить и транслировать свою репутацию: «Вместе с поисковыми системами это создает основу для появления механизма той самой accountability, «подотчетности», ответственности виртуала за свои действия».

Статья Павла Протасова «Экономика идей» открывается следующим утверждением: «Позвольте мне небольшую наглость. Просто я хочу с самого начала покончить с надоевшим вопросом: является ли веблог средством массовой информации? Покончу очень просто – причислив его к разряду глупых. <…> Сетевой дневник – лишь новая форма представления информации, не более того. Поставив вопрос так, понимаешь, что для успешного «продвижения» веблогов среди других медиа нужно просто найти информацию, которую лучше всего в этой форме доносить до аудитории». Статья посвящена видам информации, которые могут быть наилучшим образом представлены в форме блога и классификации блогов в зависимости от представленной информации. Основываясь на статье Эстер Дайсон «Будущее из прошлого. Интеллектуальная собственность в Сети», автор выделяет блоги, занятые «отбором и классификацией» информации (ссылочные и развлекательные), занятые «оценкой и интерпретацией» информации (специализированные), а также «блоги звезд» (блоги уникального наполнения). Кроме того, автор рассматривает блоги как средство борьбы с перенасыщением информацией, а френд-ленту – как индивидуальную тематическую «газету», имеющую, однако, некоторые отличия, характерные для сетевого общения («разговорный письменный» язык, отношения, близкие к рабочим – широкий круг поверхностно знакомых).

Рассказывая о футуристической концепции «Web 3.0», предложенной Алексеем Андреевым, автор отмечает несовпадение их взглядов: «...основой для такого веба должны стать некие менеджеры знаний, люди-специалисты, действующие в сообществе других пользователей и занятые, кроме модерации и организации деятельности сообщества, еще и созданием контента – под этим термином понимаются «осмысленные», законченные тексты, характерные для «первого поколения веба». В качестве примера таких менеджеров в статье Андреева как раз и приводятся блоггеры. Нетрудно провести параллель и заметить основное расхождение: лично я считаю, что при переизбытке информации читать «нормальные» тексты в поисках содержащихся в них идей – разновидность мазохизма. Всю обработку информации стоит перенести на пользователя, а не отдавать на откуп менеджерам: уверяю вас, пользователь справится лучше и сделает из исходного материала то, что нужно именно ему».

Автор делает вывод скорее из нескольких последних абзацев, посвященных психологии сетевого общения, чем из всей статьи: «Технология общения может влиять на его психологию, но как происходит влияние – мы пока можем только гадать. Веблоги, представляющие собой индивидуальный «поток сознания», на который наложены черты массовой коммуникации, – всего лишь часть этой большой картины. И если взглянуть на Сеть в этом аспекте, станет ясно, что для психолога и социолога работы здесь непочатый край…». Впрочем, автор обозначает тему соотношения блога и СМИ как закрытую еще в начале материала, но, тем не менее, подобный вывод выглядит достаточно странно.

2007 год ознаменовался для Интернета бумом социальных сетей, который к началу 2008 года оказался на пороге новой стадии – объединения различных сервисов в единую сеть. Этой теме посвящена колонка Ильи Щурова «Сборка личности» (№6, 25.02.08). Автор выдвигает интересную версию того, почему после достаточно долгого раздельного существования встал вопрос о необходимости объединения различных сетей воедино. Первый аспект – экономический: «Логика здесь очень простая и справедливая практически для любой сетевой структуры: на начальном этапе развития, когда происходит очень быстрый (по сути – экспоненциальный) рост сети за счёт привлечения новых участников уже зарегистрированными, поддерживать связь с другими сетями невыгодно. <…> Но со временем скорость роста замедляется по естественным причинам (всех, кого легко было подключить, уже подключили), и возникает необходимость интенсифицировать работу уже зарегистрированных участников. <…> И в этот момент интероперабельность превращается из «бага» [16] в «фичу» [17], поскольку она существенно – в разы – расширяет количество доступных для связи пользователей». Второй аспект – философский: автор обращается к идеям современного мыслителя Жиля Делёза, чья концепция превращения «индивидуума» во множество «дивидов» (которые философ отождествляет с «кодом, допускающим вас к информации или отказывающим вам в доступе»), в частности, предсказывает появление социальных сетей. С точки зрения Делёза, неотъемлемой частью «общества дивидов» будет тотальный контроль со стороны государства, однако автор колонки высказывает более оптимистическое мнение, и лишь в последней фразе материала прорывается авторские ирония и скептицизм: «Но вовсе не факт, что процесс пойдет и дальше в том же направлении. Скорее, сейчас мы наблюдаем обратные тенденции: появляются новые технологии, позволяющие «собирать» свою личность из кирпичиков. И нет никаких сомнений, что эти технологии будут пользоваться спросом. И не только со стороны пользователей, но и со стороны компаний, которые будут знать о нас ещё больше». То есть, автор не отрицает, что новые сетевые технологии позволят осуществлять ещё больший контроль над пользователями, однако субъектом этого контроля, с его точки зрения, будут коммерческие, а не государственные структуры.

Весьма любопытная статья Павла Захарова «Народ-блогоносец» (№27-28, 1.08.07) посвящена структуре сообщества блог-сервиса LiveJournal как социальной сети. Автора главным образом интересует LJ как «малый мир» – сеть, в которой путь от одного узла к другому намного меньше интуитивно ожидаемого. В статье подробнейшим образом описывается методика изучения структуры связей между пользователями LiveJournal, проведённого группой исследователей, в которую входил и автор. Для этого был использован специальный поисковый робот [18]. Анализ собранных данных дал дольно неожиданные результаты.

Во-первых, исследование показало, что в структуре социальной сети LiveJournal есть относительно замкнутые сообщества, соединённые с остальной сетью немногочисленными связями. Автор приводит в пример сообщество пользователей онлайн-игры Must Be Pop: «Выберите любого из членов этого сообщества и попробуйте добраться до первого известного вам журнала ЖЖ (так автор обозначает русскоязычный сегмент LiveJournal – Л. Б.), переходя по дружеским связям. Сколько кликов потребуется? Если вы будете блуждать, не зная пути, то в среднем потребуется больше 111 кликов. Специфика членов этого сообщества в том, что они ведут вымышленные дневники реальных знаменитостей. Не удивительно, что френдят [19] и читают их, как правило, лишь другие поклонники этой игры. Отсюда и замкнутость». Но то же исследование показывает, что весь русскоязычный сегмент LiveJournal является таким замкнутым сообществом: «Анализ обнаруженной группы показал, что лишь один из каждых ста друзей пользователей ЖЖ находится вне кириллического сегмента. То есть в среднем потребуется 100 случайных кликов, прежде чем мы сможем покинуть ЖЖ и оказаться в англоговорящем LJ. Результат немногим уступает рекорду Must be Pop».

Стремясь объяснить это явление, автор не останавливается на самой очевидной причине – языковом барьере, – хотя и не отметает её полностью. Более важным ему представляется различие моделей блога в русскоязычном и англоязычном сегментах LiveJournal. Средний англоязычный блог ориентирован на аудиторию, ограниченную близкими друзьями владельца, русскоязычный – на аудиторию, которую составляют люди, в большинстве своём не знакомые владельцу. «Соответственно, и манера ведения журналов отличается от повседневных постов в частные дневнички. Самые известные и популярные журналы в ЖЖ принадлежат писателям, журналистам, политическим активистам и обозревателям, так называемым тысячникам». Автор замечает, что количество «тысячников» (пользователей, которых добавили в друзья тысяча и больше пользователей) в русскоязычным сегменте LiveJournal в 19 раз больше, чем в англоязычном, а «десятитысячников» – в три раза (трое против одного).

Более того, исследователи обнаружили, что русскоязычный LiveJournal имеет самоподобную структуру. Автор объясняет это так: «Подобного рода сетевая геометрия была объяснена моделью копирования ссылок при росте сети. Суть этого механизма применительно к ЖЖ заключается в том, что новичок в блогосфере френдит других пользователей, исходя в основном из их популярности. При этом вероятность френдования того или иного участника прямо пропорциональна количеству уже зафрендивших его пользователей. Популярный пользователь со временем становится еще популярнее, или, как это иногда называют, «деньги идут к деньгам»». В то же время при исследовании англоязычного сегмента ничего подобного обнаружено не было. Автор отмечает ещё одну характерную черту русскоязычного LiveJournal – стремление пользователей к взаимному добавлению в друзья: «Исследование показало, что в среднем 80% дружеских связей в LJ взаимны... количество друзей у среднестатистического представителя ЖЖ в два раза больше, чем у обитателя остальной части LJ. Если там каждый пользователь обладает в среднем шестнадцатью друзьями, то для ЖЖ этот показатель составляет 32. Еще заметнее это по размеру второго круга пользователя ЖЖ, то есть по «друзьям друзей». В среднем по сети размер второго круга - 540 пользователей, но в ЖЖ он порядка 3000. Таким образом, ЖЖ представляет собой плотно переплетённый клубок, в котором типичное расстояние между двумя журналами – 4,3 шага».

Ещё одна важная проблема, которую освещает автор, – механизмы передачи информации и формирования мнений в сети LiveJournal. Простое распространение информации путём копирования (к примеру, так называемые «флэш-мобы») может происходить практически мгновенно: «Основной механизм флэш-моба – копирование чужих записей себе в журнал – по своему принципу ничем не отличается от копирования друзей, описанного ранее, и ЖЖ вновь оказывается уникальным в своей способности распространять повторяющуюся информацию благодаря самоподобной структуре». Однако формирование мнений в сообществе происходит по гораздо более сложным законам. В результате моделирования динамики мнений (также подробнейшим образом описанного в статье) были получены неожиданные данные: «В то время как структура социальной сети англоязычного LJ подавляет иррациональное мнение своих «заблуждающихся» (т. е. пользователей, внезапно меняющих своё мнение на противоположное – Л. Б.) и сохраняет устойчиво нейтральное мнение, ЖЖ подвержен относительно резким отклонениям от средневзвешенного в обе стороны. <…> Причиной такого поведения является все тот же «толстый хвост» [20] – слишком много чрезвычайно популярных пользователей. Достаточно одному из них иррационально изменить собственное мнение, и за ним потянется большое количество людей, которые, в свою очередь, потянут других, зафрендивших уже их, и т. д. И хотя виновник недоразумения вскоре вернется к более взвешенному мнению, эффект уже будет достигнут – среднее мнение сообщества изменится и ЖЖ удалится от остального LJ». «Отрыв» русскоязычного сегмента от англоязычного автор объясняет немногочисленностью связей между ними.

Выводы, которые делает автор на данном материале, неожиданно глобальны: «Во-первых, как ни печально это осознавать, но даже абсолютное внимание к мнениям окружающих и готовность адаптировать свое мнение к мнению большинства не спасает нас от глобального недопонимания, если общество разобщено, как разделены ЖЖ и LJ. Присутствие людей, обладающих значительным влиянием на общественное мнение, выступает дестабилизирующим фактором и углубляет разрыв, даже если эти люди не имеют злого умысла». С точки зрения журналиста, «тысячники» подавляют оригинальные мнения менее популярных пользователей, разделяя весь сегмент на «пишущее меньшинство и читающее большинство». Финальный вывод статьи поражает своей всеохватностью: «Нам свойственно винить правительства, государственные границы, разницу уровней жизни в недопонимании других народов, однако в виртуальной среде, где все равны и отсутствуют межгосударственные границы и диктат политических систем, мы продолжаем привычно обособляться, формируя свой субкультурный анклав. При этом, как в случае ЖЖ, сама собой выстраивается иерархическая система, где некое меньшинство «избранных» наделяется несоразмерно большим влиянием, степень которого даже трудно вообразить. Во благо или во вред подобные особенности – вопрос с долгой историей, так и не получивший точного ответа».

Следует, однако, заметить, что автор не принял во внимание одного важного обстоятельства: среди влиятельных западных блоггеров, писателей, журналистов, исследователей – то есть, потенциальных «тысячников» и «десятитысячников» – платформа LiveJournal не пользуется популярностью. Они предпочитают вести блоги на собственных сайтах – к примеру, блог Тима О’Рейли располагается по адресу: http://radar.oreilly.com/tim/. И при всём желании эти дневники не могли бы быть включены в сеть LiveJournal. В этой связи глобальные выводы, сделанные автором, выглядят поспешными, а попытка связать особенности структуры русскоязычного сегмента LiveJournal с особенностями национального характера – малообоснованной.

Также затрагивает тему социальных сетей большой обзор Виктора Шепелева «Обалдеть, завтра дайте три!» (№ 1-2, 20.01.08), в котором не только подведён итог развития Веба в 2007 году, но и сделана попытка проследить тенденции его изменения в будущем, несмотря на то, что автор в заключении замечает: «У меня нет намерения подводить какие бы то ни было итоги». Материал посвящён различным концепциям Веба 3.0, выдвинутым исследователями. Несмотря на то, что автор открыто предупреждает о «поверхностности» своего обзора и избегает делать генеральные выводы, его краткие промежуточные заключения дают понять, как может в дальнейшем развиваться Веб. Повествование чрезвычайно эмоционально, изобилует имплицитными авторскими оценками. В частности, позицию Тима О’Рейли в споре о Вебе 3.0 автор передаёт так: «Хотя ещё в самом начале этой вакханалии один из ее главных виновников – Тим-«Я-Придумал-Веб-2.0» О’Рейли – писал им что-то вроде: Доконд пан иде? Опаментайсе, пан! Web 2.0 появился на развалинах Первого, надутого пузырем и лопнувшего. Да и не я (в смысле не он, О’Рейли. – В.Ш.) его изобрел. Я всего лишь назвал так конференцию, на которой обсуждались примеры компаний, уже успешных, уже выживших и нашедших то новое, чему нам только предстояло придумать название!».

Автор использует довольно наглядную метафору хода рассуждений исследователей о новой смене поколений Веба: «А ведь предсказать грядущую смену тогда, когда и сегодняшнее еще полно сил, – так сладко, так почётно. Да и, чего греха таить, так несложно… так соблазнительно найти воображаемую прямую, соединяющую Первый со Вторым, – и предположить, что и Третий будет лежать на той же прямой». И несмотря на ядовитую иронию по отношению к попыткам предсказать будущее Веба, автор замечает: «А всё же пронаблюдать, в какие стороны тянут эту гипотетическую прямую гиганты рынка и простые смертные, – весьма любопытно».

Обзор разбит на главки, каждая из которых посвящена одному явлению, развитие которого может положить начало новому поколению Веба. Первое из таких явлений – бум социальных сетей: «этой осенью ни блоги, ни Википедия, ни даже внесловесный видеоконтент не были такой горячей темой, как «голые социальные сети» – из тех, где можно лишь установить/восстановить отношения». Автор отмечает, что социальные сети были созданы задолго до начала бума, но именно в 2007 году произошёл их скачкообразный рост. Одним из показателей качественного сдвига в их развитии, по мнению автора, являются попытки Брэда Фитцпатрика создать платформу для объединения различных социальных сетей. Но вывод, по мнению автора, делать ещё рано: «А вот что получится из взлета социальных сетей и их объединения – смотрите в следующих сериях нашей программы, то есть в наступившем году».

Следующее явление, которое рассматривает автор – избыток контента, создаваемого пользователями, и как следствие – необходимость более эффективной организации информации. Здесь выделяются два антагонистических подхода: Тим Бернерс-Ли делает ставку на семантическую разметку документов, Джейсон Калаканис и Алексей «Лёха» Андреев – на посредников, организующих взаимодействие пользователей и контента. В данном случае автор берёт на себя смелость предположить, какая модель может победить: «И тенденции, увиденные в этом году, – проблемы Википедии и ее отдаление от изначальной модели «правь-кто-хочет» и переход к модели с редакторами; и шум вокруг нового проекта Ларри Сэнгера Citizendium; и увеличение популярности позаброшенных было сервисов «Вопрос-ответ» (скажем, гугловского – закрытого на английском и немедленно открытого на русском) – все это намекает на то, что в вопросе организации информации пользователи проголосуют за Лёху, а не за сэра Тимоти Бернерса-Ли». Следом автор поднимает тему веб-приложений как возможную основу нового поколения Веба: «Есть еще красивая с точки зрения гика метафора: Первый был read-only (только для чтения), Второй - read-write (права на чтение-запись), значит, Третий должен быть executable (исполнимым). <…> И таки да, веб-приложения завоевывают все больше места под солнцем. <…> Быть может, завтра, с комплектом приложений для большинства «стандартных» задач, в равной мере превосходно работающим на телефоне-КПК-ноуте-десктопе, мы будем смотреть на пользователей «десктопного старья» как на безумных ретроградов?» В качестве других возможных оснований для выделения нового поколения Веба автор также выделяет распространение аудио- и видеоинформации в Сети (ролики на Youtube, подкасты [21]) и осознание пользователями ценности своей работы по генерации контента в Интернете.

В заключении автор демонстративно отказывается делать общий вывод, однако композицию материала всё же закольцовывает: «…количество «прямых», проведённых через точки 1 и 2 и (гипотетически) упирающихся в точку 3, куда больше, чем рассмотрено в данном поверхностном обзоре, и чёрт его знает, какая из них определит нынешний год. И тем еще более, что концепция прямой в предсказании будущего выглядит как-то излишне уныло».

Журнал «Chip», несмотря на свою практическую направленность, публикует несколько значительных статей, посвященных содержательной стороне Интернета, интересных не только в практическом, но и в теоретическом плане. Статья Евгении Власовой «Осмысленная Сеть» (№8, август 2006) начинается с заявления: «Семантическая паутина, или Semantic Web обсуждается в компьютерных изданиях гораздо реже, чем Web 2.0, при этом есть все предпосылки к тому, что разработки в области семантики произведут революцию в Интернете, по значимости сравнимую с изобретением Сети», а заканчивается противоречащим ему утверждением: «Семантический веб — это эволюция Интернета, и вряд ли революционные методы здесь уместны». Несмотря на то, что автор так и не определяется, революционные или эволюционные методы приличествуют семантическому вебу, сущность явления в статье раскрыта подробно и четко: «Что же понимается под «осмысленной» Паутиной? Фактически это концепция Сети, разрабатываемая организацией W3C (www.w3.org), в которой каждый ресурс снабжается описанием, понятным компьютеру. То есть тексты, размещенные в Интернете, обретают смысл не только для человека, но и машины». Автор приводит примеры некоторых сайтов, уже реализовавших данную концепцию, рассказывает о новейших поисковых механизмах – таких как «Nigma» или «Hakia» – осуществляющих семантический поиск, о расширении для браузера Firefox, которое позволяет собирать RDF-метки. Однако автор отмечает, столь перспективная идея реализовывается весьма неспешно: «Идея Семантической паутины зародилась в недрах организации W3C в 90-х годах прошлого века. В мире компьютерных технологий за десять лет успевает смениться несколько эпох, но до сих пор семантический веб не превратился в доминирующую идеологию, равно как никто не сумел доказать несостоятельность этого проекта. Разработки в семантическом ключе медленно, но верно продвигаются вперед, а Всемирная паутина становится все более «осмысленной» и понятной для компьютеров». Тем не менее, идея семантического веба вызывает у автора энтузиазм, пусть и сдержанный: «Появление новых семантических веб-приложений, все более обращенных к конечным пользователям, внушает оптимизм и позволяет надеяться, что мы на своем веку успеем вкусить всех благ, которые сулит Сеть, наполненная смыслом».

Статья Родиона Насакина «WWW вместо Windows» (№9; сентябрь 2006) посвящена одному из ответвлений Web 2.0 – онлайновым операционным системам (ООС). Несмотря на то, что статья носит практический характер, и основная ее часть посвящена сравнению функциональности наиболее популярных ООС, автор рассуждает и о самом феномене, который еще пока недостаточно серьезно развит: «Впрочем, несмотря на то, что все больше приложений, в том числе и аналоги крупных офисных пакетов, доступны из Сети, до полноценных ОС с удаленным доступом прогресс пока не дошел. <…> Однако в последнее время появляются уже достаточно серьезные продукты, которые существенно подняли планку требований к начинаниям, позиционируемым в таком качестве». Одна из главных проблем, волнующих автора – безопасность пользователя, гарантий которой при использовании ООС не сможет дать никто: «Один из спорных аспектов онлайновых ОС заключается в принципе хранения больших объемов информации, в том числе конфиденциального характера, на удаленных серверах. В отличие от применения собственного винчестера, пользователь не сможет убедиться ни в надежности аппаратно-программной защиты, ни в честности сотрудников, отвечающих за приватность клиентов. <…> А ведь кроме криминального хищения информации есть еще и правоохранительные органы со спецслужбами, которые очень часто обращаются за клиентскими данными к компаниям, работающим в Интернете». По мнению автора, такие опасения могут перечеркнуть всю комфортность работы с ООС.

Автор не забывает и о «родовом» явлении: «Все чаще сетевые ОС рассматриваются в качестве апофеоза Web 2.0; возможно, что время множества мелких сервисов, ориентированных на конкретные узкоспециализированные задачи, скоро пройдет. Онлайновые ОС должны стать основой для группировки таких проектов, что сделает их использование гораздо более удобным». По мнению автора, закономерным было бы появление ООС от «Google», поскольку для этого нужно просто объединить ее существующие приложения, однако компания «Microsoft», уже разрабатывающая проект «Windows Live», вполне может обогнать «Google».

Статья Андрея Гришина «Один для всех» (№10; октябрь 2006) посвящена системе аутентификации OpenID, к которой обращались и авторы публикаций, рассмотренных выше. Автор обращает внимание на все возможные стороны проблемы OpenID – от причин возникновения до возможностей злоупотребления. Автор не видит лучшего выхода из проблемы запоминания логинов и паролей, чем хранение единого набора аутентификаторов для всех сервисов на удаленном сервере: «Идеалом был бы единый сервис аутентификации для абсолютно всех веб-служб, вне зависимости от того, кому она принадлежит. Проект OpenID занимается именно этим – когда данный сервис станет стандартом, пользователи забудут про частый ввод логинов и паролей». Еще одно неоспоримое достоинство системы в глазах автора – ее архитектура. Аутентификаторы хранятся на распределенных серверах, что выгодно отличает эту систему от централизованных систем (таких, как «Windows LiveID»): «OpenID не называлась бы открытой системой, если бы в ней хранились данные на едином сервере, который мог бы кем-то контролироваться. Логины и пароли пользователя могут находится на абсолютно любом веб-сервере, поддерживающем OpenID – в зависимости от выбора пользователя». Более того, при наличии возможности пользователь может превратить собственный сервер в сервер OpenID. Однако автор отмечает, что в достоинствах системы кроется и корень возможных проблем. Наличие возможности выбора сервера возлагает на пользователя часть ответственности за сохранность аутентификационных данных, а возможность создания собственного сервера – к невозможности прекратить поток спама путем бана: «Конечно, хорошие серверы OpenID не позволят зарегистрировать тысячу ников с последовательно возрастающими номерами. Но беда в том, что спамер может установить собственный сервер OpenID. Такова обратная сторона свободы». И, несмотря на очевидные недостатки, лежащие в основе системы, автор отмечает ее успешное развитие и относится к ней с выраженным энтузиазмом: «Хочется надеяться, что в будущем, когда все основные проблемы автоматической авторизации будут решены, OpenID (может быть, и его наследник) станет поддерживаться на каждом сайте. В этом случае облик Интернета станет абсолютно другим».

Статья «Сеть вместо софта» (№12; декабрь 2006) посвящена сетевым сервисам, заменяющим настольные приложения, однако в первую очередь ценна тем, что дает читателю общее понятие о концепции Web 2.0. Анонимный автор отмечает: « Как известно, до сих пор не существует четкого определения понятия Web 2.0. <…> Дело в том, что Web 2.0 – это не заново изобретенный принцип World Wide Web, а нечто более широкое, объединяющее многие течения». Автор отмечает следующие общие принципы, объединяющие сервисы Web 2.0: замена приложения службой, совместная работа пользователей над документами, фолксономия, «бесконечная бета», объясняет понятие long tail. Основная часть статьи посвящена описанию работы с веб-приложениями. Автор относится к их появлению с воодушевлением, даже восторженно: «Благодаря Web 2.0 они [пользователи] могут сегодня бесплатно пользоваться приложениям, которые еще совсем недавно стоили довольно дорого – например, офисными программами для создания текстов или таблиц». Однако в статье нет ни слова о том, какие опасности могут таить веб-приложения. Не упоминает автор и о том, что постоянная работа с данными приложениями доступна немногим пользователям, в квартиры которых проведен широкополосный Интернет.

Как ни странно, именно журнал «Chip», имеющий практическую направленность, публикует обширный материал, посвящённый социальным новостным сервисам, в котором сделана попытка выявления различных моделей их наполнения и функционирования. Обзор Надежды Баловсяк «Социальные новости» (№2, февраль 2007) посвящён новостным сайтам, содержание которых формирует сообщество пользователей, а не группа редакторов. Кроме собственно обзора, в материал включено мини-интервью с экспертом – разработчиком одного из подобных проектов, Виктором Захарченко.

Автор прослеживает развитие сервисов социальных новостей от коллективных блогов и дайджестов русскоязычной блогосферы (которые могли формироваться вручную, редакторами сервиса, или с помощью RSS-агрегации), однако современные русскоязычные сайты данного типа называет «клонами Digg.com» – несмотря на то, что автор раскрывает различия в моделях их функционирования, хотя и не акцентирует на этом внимания читателя. При этом последнюю главку обзора автор начинает словами: «Таким образом, на сегодняшний день можно выделить несколько моделей сервисов», хотя из дальнейшего повествования становится понятно, что в данном случае автор имеет в виду всё те же сервисы социальных новостей, блоги и традиционные новостные ресурсы. С точки зрения автора, никакой конкуренции между ними нет, и, тем не менее, он ставит вопрос об их жизнеспособности. При этом никакого серьёзного анализа ситуации он не предлагает, а ответ на вопрос тривиален и, более того, противоречит тезису об отсутствии конкуренции между разными типами сервисов: «Ответить на него можно будет со временем, но очевидно одно: популярными будут те сервисы, которые предложат пользователям новое решение, объединяющее эти подходы». Описанные противоречия представляются допущенными непреднамеренно, однако они в значительной степени снижают доверие читателя к обзору.

В 2007 году журнал «Chip» начал уделять пристальное внимание безопасности работы в Сети. Наиболее ярким свидетельством тому является запуск продолжающейся серии публикаций Валентина Плетцнера «CSI: Место преступления – Интернет». Определить их жанровую принадлежность затруднительно. Как дизайн соответствующих полос, так и композиция материала и манера изложения служат для стилизации под американский телесериал «C.S.I.: Место преступления». Каждый из материалов выстроен как детективный рассказ о расследовании преступления в сфере информационной безопасности, жертвой которого стал читатель «Chip», однако в материале нет указаний ни на то, что он основан на реальных событиях, ни на то, что все персонажи и события являются вымышленными. Автор подробно описывает весь процесс раскрытия преступления – от поступления жалобы до нахождения преступника (или до окончательной потери следа). Обязательно воссоздаётся механизм хакерской атаки, приводятся комментарии сторонних экспертов. Каждый материал завершается небольшим советом, как не стать жертвой такого преступления в будущем.

Рассмотрим для примера 5 часть этого «сериала» (№ 8, август 2007). Его героиней является девушка Людмила, бывший возлюбленный которой инфицировал систему, установленную на её компьютере, и получил возможность перехватывать её электронную почту и выводить её из себя упрёками. Работа криминалистов описана детально, однако недостаточно подробно для того, чтобы читатель смог повторить их действия. Кроме того, постоянно подчёркивается, что для расследования хакерских атак необходимы профессиональные навыки и инструменты: «С помощью профессионального дизассемблера IDA компании DataRescue бинарный код трояна [22] преобразуется в язык ассемблера. После этого профессионалы могут без труда прочесть код и безошибочно определить функции вредителя». В то же время советы по профилактике подобных происшествий даются скупо, в двух предложениях: «Мы советуем ей осторожнее обращаться с незнакомыми файлами и электронными письмами, а также регулярно скачивать обновления. <…> Любые другие меры могут осложнить для непрофессионала работу на ПК». При этом приглашённый эксперт Евгений Касперский [23] замечает: «Хакерские атаки становятся всё более изощрёнными и прицельными. <…> Но это создаёт проблемы скорее для фирм, нежели для частных пользователей». И сразу же после материала следует врезка: «www.viruslist.com/weblog: блог для экспертов, организованный Касперским, рассказывает о том, что разгул вредоносных программ становится повседневным делом». То есть, автор одновременно и успокаивает читателя, и заставляет его встревожиться. В связи с этим любопытным представляется вопрос о цели данного материала. Такие приёмы характерны для материалов, главная функция которых – рекламная, однако ни имена криминалистов, ни организация, которую они представляют, не были названы. Таким образом, представляется, что данный приём употреблён случайно, неосознанно, и данный текст можно назвать развлекательно-просветительским.

Среди других публикаций, посвящённых компьютерной безопасности, следует выделить статью «По следам Интернет-мафии» (№ 2, февраль 2008). Написана она в том же стиле, что и серия «CSI: Место преступления – Интернет», однако в данном случае имя автора не указано, и сделать какие-либо выводы об авторстве материала невозможно. Статья целиком посвящена описанию методов работы преступников в Интернете и выстроена нестандартно: анонимный автор ведёт повествование от лица коллектива «тайных агентов», которые проникли в круг Интернет-мафиози и рассказывают читателю об используемых ими криминальных схемах. Автор останавливается подробно на нескольких видах преступлений в Интернете: фишинг-атаках [24], использовании троянских программ, краже номеров ICQ, продаже трафика и распределённых атаках типа «отказ от обслуживания» [25]. Процесс «вступления в контакт» с хакерами и покупки троянской программы у одного из них описан досконально. Автор включает в материал рекламу «услуг» Интернет-преступников, цены на вредоносные программы, подробные алгоритмы совершения преступлений (описание дублируется на иллюстрации-схеме), методику сохранения хакерами анонимности, а главное – уделяет внимание проблеме вовлечения сторонних людей в криминальную деятельность в Интернете. В статье упоминаются два вида деятельности, для которых обычно обманным путём привлекаются законопослушные люди: перевод денег, похищенных в ходе фишинг-атаки, на заграничный счёт хакера, и добровольное встраивание в собственную веб-страницу фрейма [26], который якобы обеспечивает прибыль от каждого посетителя. К сожалению, упоминаются они мимоходом, на них не заостряется внимание. Разоблачение предложений преступников производится сжато, в двух-трёх фразах, и автор не даёт никаких рекомендаций по распознанию хакерских предложений: «На самом деле эта затея рискованная и малоприбыльная. За 1000 посетителей в день хозяин сайта получает всего 5 рублей. При этом фрейм, как правило, содержит вредоносное ПО или рекламу, вопреки уверениям продавца, что его предложение легально и совершенно безобидно». То есть, автор отклоняется от общей практической направленности журнала, предпочитая давать теоретические сведения, безусловно интересные и важные, но не давая тех сведений, которые можно применить на практике.

Повествование откровенно беллетризовано: «Словно тайные агенты, мы проникаем в самые тёмные углы Интернета, где вершит свои дела организованная преступность». Автор активно обращается к эмоциям читателя, будто бы специально запугивая его: «Организованная преступность предлагает свои услуги открыто, не боясь ни государства, ни частных охранных фирм. И бояться ей действительно нечего: редкие проколы для неё – как с гуся вода»; «Мафия не боится ничего, а Интернет-мафия особенно». Среди подобных «голословных» утверждений встречаются и обоснованные, которые могут объяснить общий тревожный тон статьи: «Программы, с которыми мы столкнулись, имеют одну общую черту: они становятся всё более профессиональными и серьёзными. Даже экспертам иногда бывает трудно отличить «хорошее» приложение от зловредного». В статье встречаются и курьёзные примеры проявления авторской эмоциональности. К примеру, описывая фиктивную покупку троянской программы, автор негодует по поводу хитрости и жадности хакера: «Троян уже несколько устарел – хакеру это известно, нам тоже. Торгуемся на ломаном английском. Изменённая криптером сигнатура – вот и всё, что в трояне нового. За это хакер просит 300 WMZ, то есть долларов». Или иронически замечает: «Сомнительные или криминальные веб-сайты почти не выдают себя – разве что парой мелочей. Например, на многих из них отсутствует информация об авторах, в качестве контактов указаны адреса ICQ, а английский язык напоминает перевод в духе Babelfish [27]».

Тем не менее, несмотря на уход от практического направления, автор статьи не приходит к серьёзному публицистическому анализу явления Интернет-преступности. Автор, завершая статью, делает малоубедительную попытку ответить на вопрос, кто стоит за Интернет-мафией: «Кто проворачивает все эти махинации в Интернете – несомненно, самый интересный вопрос. Даже эксперты, которые занимаются данной темой уже несколько лет, не смогли дать удовлетворительного ответа. Так, на конференции по информационной безопасности Black Hat один хакер выразил мнение, что это дело рук русской мафии. Другие придерживаются теории заговора, что якобы за этим стоит бывший сотрудник КГБ. На вопрос, не кроются ли за этим всем какие-нибудь известные организации, мы услышали только: «Не будем обобщать»». Обе версии, предполагающие исключительно «русский след», больше похожи на догадки. Собственного вывода автор не делает, однако сделать его на приведённом в статье материале и невозможно.

Таким образом, можно сделать вывод, что в обоих случаях при освещении проблем безопасности в Интернете авторы журнала «Chip» дают минимум рекомендаций читателям и избегают серьёзного публицистического анализа данных проблем, предпочитая преподносить их в развлекательно-просветительском ключе.

Что касается основных направлений обсуждения проблем функционирования Сети в специализированной прессе в целом, то тут следует выделить следующие аспекты:

• собственно содержательный (проблема определения понятия Web 2.0, проблема качества контента в wiki-системах, проблема эффективной организации информации в условиях её избытка);

• политический (проблема цензуры в Сети, проблема контроля над пользователями Интернета со стороны государства и корпораций);

• правовой (проблема ответственности пользователя в Сети; проблема спама; проблема сохранности личной информации);

• технологический (проблема будущего World Wide Web, проблема совместимости различных wiki-платформ);

• бизнес-аспект (проблема создания удачной бизнес-модели, проблема создания сообщества вокруг сервиса, проблема преступного бизнеса);

• социальный (проблема статуса и репутации пользователя в Сети, проблема обособленности отдельных сегментов социальных сетей);

• психологический (проблема соотношения между псевдонимностью и самоидентификацией).

Эти аспекты актуальной сетевой проблематики, по моему мнению, являются наиболее значительными в данный период времени. Однако при этом по охвату изданий и детализации обсуждение в оффлайне заметно отстает от онлайнового. Может быть, это логично: по всей видимости, сетевые проблемы все еще остаются проблемами сетевого сообщества.

Список литературы

1. Оригинал статьи: http://www.oreillynet.com/pub/a/oreilly/tim/news/200.... Русский перевод статьи опубликован в журнале «Компьютерра» №№ 37, 38 за 2005г., а также на сайте журнала: http://www.computerra.ru/think/234100/.

2. «Бесконечная бета» – неофициальный термин, которым обозначается состояние постоянно обновляемых веб-сайтов.

3. Long tail (англ. «длинный хвост») – принцип, согласно которому множество непопулярных сайтов посещаются лучше нескольких популярных, а следовательно, реклама на таких ресурсах тоже оправдывает себя.

4. Фолксономия – коллективная категоризация содержания Интернета пользователями с помощью ключевых слов – тегов.

5. Блог (сокр. от англ. web log – «сетевой судовой журнал») – персональная веб-страница, отдельные записи на которой располагаются в обратном хронологическом порядке, а также имеется возможность их комментирования другими пользователями.

6. Скрипников С. Связанные сетью 2.0 // Relga. – 2006. ¬– №22 (www.relga.ru).

7. Климентьев В. Социальные сети: от реальности к веб-сервису (http://www.webplanet.ru/knowhow/service/wklim/2007/1....

8. Стойков Л. Киберразвлечение: игры и новые медиа // Relga. – 2007. ¬– №2 (www.relga.ru).

9. См. Ульянов А. Dark Side of WEB 2.0: кибер-философия против коллективных машин. (proza.com.ua/culture/dark_side_of_web_2_0.shtml)

10. Акопов А. «Web 2.0» как предчувствие // Relga, №6 [151] 25.04.2007 / www.relga.ru ; «Веб 2.0» как явление и как проблема // Акценты. – 2007. – №1-2. – С. 8-13.

11. Wiki – способ гипертекстовой разметки документа, обеспечивающий легкость редактирования пользователем, не имеющим специальной подготовки, совместную работу нескольких удаленных пользователей, легкость правки, сравнения версий документа и отката к более ранним состояниям.

12. Бан (от англ. to ban – запрещать) – блокирование сообщений пользователя, выходящего с определенного IP-адреса или под определенной учетной записью, на форуме, в гостевой книге, wiki-системе и т. д.

13. «Битой» называется гиперссылка, которая ведет на несуществующую страницу (по причине ошибки в адресе или устаревания ссылки).

14. OpenID – распределенная система аутентификации пользователей, позволяющая, зарегистрировавшись на одном сайте, заходить с тем же аутентификационными данными и на другие сайты, поддерживающие ее. Аутентификационные данные при этом хранятся на удаленном сервере.

15. Никнейм (ник; от англ. nickname – прозвище) – псевдоним пользователя в Сети, под которым он выступает в чатах, гостевых книгах, на форумах, и который, в частности, выступает в качестве логина (открытого идентификатора пользователя в системе, в отличие от тайного – пароля) в блоге.

16. Баг (жарг. от англ. bug – жук) – изъян, ошибка в работе компьютерной программы или устройства.

17. Фича (жарг. от англ. feature – особенность) – привлекательная отличительная черта компьютерной программы, сервиса, устройства.

18. Поисковый робот (бот, паук, спайдер, краулер) – программа, предназначенная для обхода веб-страниц с целью их индексации и занесения информации о них в какую-либо базу (обычно в базу поисковой системы)

19. Френдить (сетевой жаргон) – добавлять другого пользователя сервиса блогов в друзья.

20. Эффект «толстого хвоста» распределения – наличие значительного количества веб-страниц с чрезвычайно большим количеством ссылок.

21. Подкасты (сокр. от англ. iPod – название аудиоплеера и broadcast – вещать) – аудиофайлы, периодически публикуемые на определённом веб-сайте, на которые пользователь может подписаться и загружать новые подкасты автоматически.

22. Троян (разговорное сокращение от «троянский конь», «троянская программа») – вредоносная программа, предназначенная для удалённого управления инфицированным компьютером. Обычно маскируется под полезную программу или встраивается в её код и запускается пользователем вручную. В отличие от вирусов и «червей», не может размножаться самостоятельно.

23. Евгений Касперский – специалист по антивирусным программам, основатель компании «Kaspersky Labs».

24. Фишинг – вид мошенничества в Интернете, основанный на том, что пользователь обманом завлекается на поддельный сайт, копирующий реальную Интернет-страницу (чаще всего – банка, магазина или платёжной системы), где ему предлагают оставить идентификационные данные (чаще всего – номер банковской карты и PIN-код к ней

25. «Отказ от обслуживания» – вид хакерских атак, используемых для затруднения доступа легитимных пользователей к ресурсам определённой компьютерной системы. В рассматриваемой статье описывается распределённая атака такого типа. В её ходе к серверу-жертве посылается множество запросов с большого количества IP-адресов, в результате чего легитимные пользователи не могут получить доступа к серверу

26. Фрейм (англ. frame – рама) – отдельный, независимый HTML-документ, который занимает лишь часть экрана и вместе с другими фреймами формирует веб-страницу. Наиболее часто использовались для навигации по веб-сайтам (меню располагалось в отдельном фрейме, перезагружались только страницы с текстом)

27. Babelfish – система машинного перевода, названная в честь «вавилонской рыбки», помогающей понимать чужие языки, которая фигурирует в романе Д. Н. Адамса «Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий