регистрация / вход

Белуга

Белуга — одна из крупнейших проходных рыб. В прошлом достигала длины более 5 м и массы более 1000 кг. Продолжительность жизни таких крупных экземпляров, видимо, превышала 100 лет.

— Huso huso (Linnaeus, 1758)

(Синонимы, устаревшие названия, подвиды, формы: Acipenser Huso, Huso ichthyocola, Acipenser Vallisnerii, Huso huso maeoticus, Huso huso ponticus, Huso huso ponticus n. occidentalis, Huso huso ponticus n. оrientalis, Huso huso caspicus, Huso huso caspicus n. curensis, Huso dauricus)

Внешний вид и морфология. Тело массивное, толстое (huso в переводе с латинского — свинья).

Белуга — одна из крупнейших проходных рыб. В прошлом достигала длины более 5 м и массы более 1000 кг. Продолжительность жизни таких крупных экземпляров, видимо, превышала 100 лет. Максимальный зарегистрированный возраст в 46 лет отмечен в 1977 г и 44 года в 1983 г. В 1970 г. в промысловых уловах на Волге средняя длина самок белуги составляла 267 см и масса 142 кг, самцов соответственно 221 см и 81 кг.

Общий цвет тела пепельно-серый, брюхо серовато- белое, нос желтоватый.

Кроме величины, белуга легко отличается от всех других осетровых рыб своим толстым цилиндрическим туловищем и коротким заостренным носом, который несколько просвечивает, так как не покрыт костяными щитиками.

Рыло короткое, тупое. Рот у нее огромный, полулунной формы, большой, но, в отличие от калуги, не переходящий на бока головы, занимает всю ширину головы и окружен толстой губой; усики отличаются своей шириной и хватают до рта. Кроме того, костяные щитки на голове и жучки, особенно боковые и брюшные, представляются относительно мало развитыми: спинных бывает большей частью 12-13, боковых 40-45 и брюшных 10-12.

В спинном плавнике 48-81 лучей, в анальном — 22-41. Спинных жучек — 9-17, боковых — 37-53, брюшных — 7-14. В спинном ряду первая жучка наименьшая. Жаберных тычинок 17-36.

Систематика. Относится к 120-хромосомной группе осетров: кариотип 2n=116+4, NF=184. Иногда выделяют подвиды: в Черном море — Huso huso ponticus Sal'nikov and Malyatskiy, 1934 и в Азовском — Huso huso maeoticus Sal'nikov and Malyatskiy, 1934. Однако окончательное решение о реальности подвидов можно сделать только после дополнительного изучения.

Образ жизни. Проходная рыба. В большинстве крупных рек имеет озимую и яровую формы. В Волгу входит в сентябре-октябре (озимая форма) и в марте-апреле (яровая форма). В этой реке преобладает озимая, зимующая на ямах раса. Наоборот, в Урале около 70% мигрирующих рыб составляет яровая раса, нерестящаяся в год захода в реку.

Питание. Главную пищу молоди белуги, как и прочих крупных осетровых рыб, составляют раковины, поэтому молодая рыба держится около устьев реки, где раковины мельче и имеют более тонкую скорлупу, нежели на больших глубинах открытого моря.

Белуга очень рано переходит на хищное питание. В Каспийском море ее основными кормовыми объектами являются вобла, судак, сазан, лещ, кильки и другие рыбы. Белуга охотно поедает собственную молодь и других осетровых. В Черном море в ее желудках встречаются в основном хамса и бычки. Молодь белуги длиной до 5 см питается придонными беспозвоночными — мизидами, гаммаридами, олигохетами и др.

Размножение. Половозрелость у белуги наступает очень поздно: у самцов не ранее 12-14 лет, у самок — к 16-18 годам. Период размножения приходится на апрель-май. Основной нерестовой рекой до зарегулирования был Дон, где она поднималась до верховьев. В Кубань заходила в незначительных количествах. Нерест проходит на пике паводка и начинается при температуре воды 6-7° С. Оптимальными температурами являются 9-17° С. Икра откладывается на глубоких местах (от 4 до 12-15 м) с быстрым течением на каменистых грядах и галечных россыпях. Плодовитость в зависимости от размеров самок колеблется от 200 тыс. до 8 млн. икринок. Икринки крупные, у волжской белуги их диаметр варьирует от 3, 6 до 4, 3 мм и масса от 26 до 36 мг. Продолжительность эмбрионального периода при температуре воды 11-12° С составляет в среднем около 200 ч. Молодь белуги и взрослые рыбы после нереста в реке не задерживаются и скатываются в море. Нерест неежегодный.

Распространение. Бассейны Черного, Азовского, Каспийского и Адриатического морей. До зарегулирования стока белуга очень высоко поднималась по рекам. По Волге доходила почти до верховьев, встречаясь в Оке, Шексне, Каме, Суре и других притоках. По археологическим материалам вылавливалась даже в р.Москве. В настоящее время ареал белуги ограничен нижними плотинами ГЭС. В Азовском море практически полностью исчезла, раньше, до постройки плотин, в Кубани поднималась до станицы Ладожская и, возможно, выше, в Дону — до Воронежской области. На рисунке ареала красным цветом обозначены утраченные места обитания, крестиками места археологических находок остатков белуги.

Хозяйственное значение. Ценнейшая промысловая рыба. Основным бассейном ее добычи всегда был Каспий. Еще в начале 80-х годов прошлого столетия ее здесь вылавливали от 1, 6 до 2, 0 тыс. т.

Промысел азовской белуги известен с VI в. до нашей эры. В 1930-е годы ее уловы достигали 1000-1200 т, в 1960-х они снизились до 200-250 т, а общая численность белуги в этот период оценивалась в 24 тыс. голов, в том числе 12 тыс. взрослых рыб. Достоверных данных о современной численности белуги нет, но известно, что взрослые особи встречаются единично, а молодь составляет 98% численности популяции. Основные причины резкого снижения численности азовской белуги — зарегулирование стока рек плотинами, которые отрезали её нерестилища, а также чрезмерный вылов в море и в реках. Полагают, что использование большого числа самок белуги для производства бестера первого поколения (гибрид белуги и стерляди) также сыграл отрицательную роль. Для восполнения этих потерь в азовский бассейн в течение многих лет (в 1970-е годы) выпускали молодь каспийской белуги. Это затрудняет разработку мер по спасению и восстановлению численности собственной популяции белуги в Азовском море.

С 1956 г белуга воспроизводится на осетровых рыбозаводах Дона и Кубани, практически всё её стадо заводского происхождения.

Охранный статус. В результате зарегулирования стока рек практически полностью прекратилось естественное воспроизводство этого вида, и ее запасы целиком поддерживались за счет искусственного разведения на рыбозаводах. В последние годы, особенно после распада СССР, численность и уловы белуги катастрофически снижаются.

С 1986 г запрещен вылов белуги на Азовском море, разрешается только вылов для воспроизводства. Необходимо разработать методику разделения каспийского и азовского подвидов, прекратить выпуск каспийской белуги в Азовский бассейн, провести криоконсервацию геномов чистой азовской формы, усовершенствовать биотехнику разведения с обязательным поджращиванием молоди в прудах и доведением её ежегодного выпуска до 1 млн. штук в естественные водоемы (Красная книга РФ, 2002).

Белуга, как вид, находящийся под угрозой исчезновения, внесена в Красную книгу МСОП, а азовский подвид белуги — в Красную книгу Российской Федерации (2001) (по категории 1 подвид, находящийся на грани исчезновения).

Описание белуги из книги Л.П. Сабанеева "Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб" (1875 год)

Это самая крупная рыба, встречающаяся в пресных водах, так как в некоторых случаях она достигает длины нескольких метров и веса до 1120 даже 1280, а в прежние времена более 1600 кг.

Кроме величины, белуга легко отличается от всех других осетровых рыб своим толстым цилиндрическим туловищем и коротким заостренным носом, который несколько просвечивает, так как не покрыт костяными щитиками; рот у нее огромный, занимает всю ширину головы и окружен толстой губой; усики отличаются своей шириной и хватают до рта. Кроме того, костяные щитики на голове и жучки, особенно боковые и брюшные, представляются относительно мало развитыми: спинных бывает большей частью 12-13, боковых 40-45 и брюшных 10-12. Общий цвет тела пепельно-серый, брюхо серовато-белое, нос желтоватый.

Каспийское и Черное моря с реками, в них впадающими, составляют почти единственное пребывание этого великана пресных вод, который, таким образом, составляет исключительно наше достояние. Волга, Урал, Кура, Дон, Кубань — главные местности ловли белуги и только в Дунае она еще довольно многочисленна. Собственно говоря, белуга большую часть своей жизни проводит в море и в реки входит по достижении известного возраста — для метания икры, что, как мы увидим далее, бывает не каждый год, а затем возвращается обратно в море, также как и мальки ее. Тем не менее она заходит очень далеко и есть даже некоторое основание предположить, что чем больше белуги, тем далее идет она нереститься. Изредка белуга заходит из Черного моря в Средиземное и Адриатическое, и не так давно (1850) была поймана одна в окрестностях Венеции.

Так как все молодые белуги не встречаются в реках и так как известно, что взрослые рыбы мечут икру через год, о чем, впрочем, далее, то для нас очевидно, что главная масса белуги во всякое время года, тем более зимой, живет в море. Из исследований Северцева не подлежит никакому сомнению, что в Урале зимует не та красная рыба, которая нерестилась весной, а та, которая метала икру в третьем году и поднималась в реку в конце лета и в начале осени. Со своей обычной проницательностью, основываясь на ходе рыбы, ее величине, степени зрелости икры, частью по показаниям уральских казаков, наш известный биолог почти вполне разъяснил периодические явления жизни красной рыбы в уральских водах, где эти явления находятся в наиболее благоприятных условиях, так сказать, в наиболее естественной обстановке. Благодаря ему мы знаем теперь, что большинство осетров, шипов, белуг, частью севрюг, входящих в море весной, суть особи, только что достигнувшие половой зрелости; рыба же, зимующая в реке, в так называемых ятовях, есть уже более взрослая, которая входит сюда из моря с той целью, чтобы со вскрытием реки подняться выше и выметать икру.

Таким образом, в реке зимует только незначительная часть красной рыбы, долженствующей выметать икру весной. Молодая рыба, достигнувшая половой зрелости, а также вся мелкая зимует в устьях рек или на небольших морских глубинах; в более же глубоких местах зимует холостая рыба, вернувшаяся из рек в конце лета и начале осени; наконец, на самых больших глубинах постоянно обитают старые белуги, уже неспособные к размножению. Весьма возможно даже, что более крупные особи этой рыбы выходят из моря только один раз в несколько лет: редкость очень крупных белуг и большая разность в их весе отчасти служат доказательствами этого мнения. Трудно предположить, чтобы, например, тридцатилетняя белуга могла, если считать, что впервые она метала икру на десятом году, десять, а, считая ее обратный ход, двадцать раз избежать тех сотен снастей и сетей, которые ее ожидают в реке.

Еще меньшее количество белуг зимует в низовьях Волги, тем более в реках Черноморского бассейна, где также лов продолжается беспрерывно все лето и осень и притом пароходы распугивают рыбу, собирающуюся на зимовку. В Урале нет ни одного из этих препятствий, а потому зимний сон белуги и вообще всей крупной красной рыбы бывает здесь всего глубже, и она покрывается более толстым слоем слизи, так называемым сленом, или шубой, который мешает ей свободно двигаться. В море же, где лед часто взламывается и рыба редко нуждается в свободном притоке воздуха, этот слеп, по крайней мере у белуги, вовсе не замечается и последняя ходит и даже кормится здесь круглый год. А так как главную пищу белуги, как и прочих крупных осетровых рыб, составляют раковины, то ясно, что молодая рыба должна держаться около устьев реки, где раковины мельче и имеют более тонкую скорлупу, нежели на больших глубинах открытого моря.

Кроме раковин, белуг, как рыб хищных, привлекает также та масса проходной белой рыбы — воблы (каспийская плотва) и бешенки (астраханская сельдь), - которая зимует в открытом море. По-видимому, белуга не ест в море только в декабре и январе, да и то не всегда, так как даже на ятовях, т. е. в реке, в желудке ее находят еще непереварившуюся пищу. По Северцеву, она начинает кормиться в феврале, после первых взломов льда, но еще там, где зимовала; в "тамаке" — желудке белуги — находят тогда исключительно бокоплавов — мелких рачков, раковины, иногда уток, зимующих в Каспии, - большей частью так называемых лаек (Harelda glacialis); в это же время они пожирают новорожденных тюленей. Но затем главную пищу белуги составляет вобла, огромные косяки которой входят ранней весной в Урал и Волгу — в первый иногда в конце февраля. Следом за воблой идут к морским берегам, играя на поверхности, стайки белуг, входят в реки, а иногда уходят под лед. Этот так называемый белужий беляк замечается в Волге большей частью в марте.

Вслед за воблой белуги уходят под лед реки и продолжают подыматься все выше и выше, сначала под самой поверхностью льда, так что трутся об него спинными жучками, но затем, по вскрытии, идут уже более по дну.

Вообще белуга входит в реку раньше прочей красной рыбы, и этот факт, в связи с необычайной прожорливостью ее, объясняет, почему она в противоположность прочим осетровым не ест только, когда торопится выметать созревающую икру, так что пост ее сравнительно непродолжителен.

Около того же времени вместе с беляком, который, судя по всему, состоит исключительно из молодых рыб, однако не менее (?) 1, 5 м и 24кг весом, трогается и уцелевшая на речных зимовьях более крупная белуга, которой, таким образом, приходится выметать икру выше, нежели молодой. Многие факты положительно говорят в пользу того мнения, что чем крупнее белуга, тем далее она подымается. Быть может это обусловливается тем обстоятельством, что крупная рыба вообще нерестится позднее и половые продукты ее созревают в больший промежуток времени.

Это явление в свою очередь объясняет нам некоторое разногласие в месте нереста как белуги, так и вообще всей красной рыбы, за исключением стерляди. По мнению уральских казаков, большинство белуг, осетров и севрюг мечут икру в самом море; того же мнения отчасти придерживается и сам академик Бэр. Но не камыши и тростники, не каменистые отмели морских прибрежий составляют главное место нерестования красной рыбы, даже не выбойные места побочных русл Урала, где дно очень неровно, много корней и растет тростник, как полагает Данилевский, а глубокие и быстрые места реки с каменистым или хрящеватым дном — так называемые гряды; в Урале же, по свидетельству Северцева, красная рыба мечет на твердых глинистых плитах с лежащей на ней галькой из той же плиты, а такое дно встречается больше у Яров, откуда сваливаются глыбы плотной глины. Нерест красной рыбы у берегов моря, в култуках, ложных устьях, что всего чаще замечается в низовьях и устьях Урала, изобилующего последними, есть явление исключительное и зависит от того, что молодая рыба плутает в многочисленных протоках рек и лабиринте островов и поневоле мечет икру в местности вовсе для того не пригодной и им не свойственной. Камыш, корчи, стало быть, по необходимости заменяют камни и помогают красной рыбе выпустить икру. Если же рыба не найдет себе и этих условий, в таком случае она вовсе не мечет икры, и последняя начинает всасываться организмом. Вероятно, поэтому более старая и опытная рыба входит в реки еще задолго до нереста — летом и осенью.

Несмотря на свой ранний ход, белуга мечет все-таки несколько позже осетра, хотя срок нереста ее и неизвестен с точностью. Во всяком случае она мечет икру довольно продолжительное время, быть может, около месяца; в Волге, всего вернее, в течение всего июня; в Урале нерест ее начинается, по-видимому, в мае.

Как производится самый процесс нереста — на это существуют только предположения. Известно только, что белуги часто выпрыгивают во время нереста, что делают с видимой целью облегчить выход икры, а главное освободить яйца из мешочков. Но, с другой стороны, краснота брюха нерестящихся белуг и прочей красной рыбы показывает, что эта цель достигается исключительно трением о камни. Очень может статься, однако, что это трение о каменистое ложе, чему способствует твердость и величина брюшных жучков, служит только для рытья ям в камнях, которые они, как полагает Бэр, выкапывают подобно некоторым лососевым рыбам. Что же касается самого процесса нереста у красной рыбы, то Северцеву говорили, что во время выхода икры из тела самки самец трется об нее и выжимает из себя молоки. По Михайлову, красная рыба трется "тешка об тешку".

Икра белуги, да и всей прочей красной рыбы, выпускается непременно в несколько приемов и, по всей вероятности, большими клубками. На последнее указывает одно наблюдение, сообщаемое Данилевским со слов уральских казаков. Масса икры белуги громадна, несмотря на то, что она вообще имеет довольно значительную величину, именно почти с горошину. Но так как, по свидетельству Бэра, величина икры красной рыбы постоянна и не зависит от возраста, с другой стороны, имеются вполне достоверные сведения, что из 1120-килограммовой белуги вынимают более 320 кг икры, то оказывается, что эта рыба принадлежит к самым плодовитым рыбам.

Казалось бы, что при такой необычайной плодовитости белуга должна быть гораздо многочисленней всей прочей красной рыбы, но на деле выходит совсем иное, и количество пойманных белуг далеко ниже количества стерлядей, осетров и севрюг. Это, однако, легко объясняется тем обстоятельством, что по своей величине весьма немногие особи этой рыбы успевают избежать сетей и прочих рыболовных снарядов, да и эти уцелевшие белуги, не найдя вовремя надлежащего места для нереста, нередко не выметают икры. Последняя, в свою очередь, подвергается многим случайностям. Без сомнения, на грядах, где течение так быстро, что весной не только сносит все мелкие частицы дна, но даже заваливает драгу камнями, как показали это опыты Бэра, громадное количество неоплодотворенной икры сносится вниз, частью раздавливается, так сказать, растирается между камнями. То же ожидает и зародышей, даже молодь, а затем сколько еще опасностей ожидает последнюю в то время, когда она начинает кормиться на более мелких местах, затем, когда скатывается в море, и, наконец, в самом море. Мы не будем очень далеки от истины, если примем, что только одна сотая белуг, входящих, например, в Волгу, успевает выметать икру и что из ста тысяч икринок вылупляется и входит в море только один малек. Но и здесь эти немногие рыбы, оставаясь в течение многих лет, погибают от различных случайностей, делаются добычей взрослых, попадают в сети, так что вряд ли одна десятая их достигает зрелости и входит в реку.

Сколько времени продолжается развитие яйца белуги, сколько времени живут выклюнувшиеся белужки — сначала в камнях, а потом вообще в реке, - когда именно возвращаются в море — ничего этого неизвестно и остаются только одни догадки. По аналогии со стерлядью и осетром надо полагать, что молодые белужки выходят из яйца не позже 10-го дня, около месяца остаются в местах нереста, затем выходят на более кормные места и начинают скатываться в море. Большинство белужек уходит туда, по-видимому, осенью и зимуют, вероятно, весьма немногие, но это требует еще дальнейших исследований. Достоверно известно только, что большинство молодых белужек ловится в море на небольших глубинах, где первое время они кормятся раковинами, мелкими рачками, но вскоре, наверное на 2-м году жизни, начинают питаться рыбой, именно бешенкой и воблой.

Но если молодые белужки остаются в реке менее продолжительное время, чем, например, осетрики и, быть может, севрюжки, то этого никак нельзя сказать о взрослых белугах. Последние, напротив, скатываются в море позднее прочей красной рыбы и иногда даже, если находят достаточное количество рыбы для пищи и глубокие ямы в реке, остаются здесь на зиму.

В июле, т. е. в то время, когда начинают входить в реки более крупные белуги для того, чтобы, прозимовав на "ятовях", весной подняться выше для нереста, белуги, только что выметавшие икру, уходят в самые глубокие и самые холодные места реки и с жадностью хватают все, что ни попадется. Таких голодных белуг называют на нижней Волге "обжорами" и приписывают им необычайную прожорливость. По рассказам рыбаков, белуга пищу будто втягивает ртом, и если последняя лежит на дне, то махалкой, т. е. хвостом, делает "суводь" — водоворот — и поднимает ее, чтобы удобнее втянуть. По другим, она часто роется носом в иле и вообще постоянно держится на самом дне и только на рассвете выходит на поверхность. Голодная белуга летом, как говорят, глотает иногда камни, дрова и прочие вовсе не питательные предметы, но из слов Гмелина надо, однако, заключить, что подобная прожорливость белуг есть болезненное явление и свойственна весьма немногим особям. Именно обжорой или "хлагуши" (?) он называет только очень старую уже бесплодную белугу, которая никогда не имеет икры, встречается только в море и, вероятно, страдает несварением желудка. Она отличается большой величиной, большой головой и худобой тела; в ней находят дрова, тюленей, камни в несколько пудов, целые пачки товара и т. п., и она круглый год ловится на животную снасть. Во времена этого путешественника таких белуг не употребляли в пищу.

Что касается способов ловли белуги, то мы не станем слишком распространяться о них. Белуг вылавливают неводами, большей частью плавными сетями с крупными ячеями; главный лов этой рыбы производится в открытом море.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Биология и химия"