регистрация / вход

Охрана лекарственных растительных ресурсов

. Главная причина внимания к традиционным лекарственным растениям — их действительно высокая терапевтическая ценность и отсутствие тех, часто непредсказуемых побочных явлений, которые не исключены при применении химических препаратов, составленных из веществ, никогда в природе не встречающихся.

Охрана лекарственных растительных ресурсов

70-е годы нашего века ознаменовались значительно возросшим интересом как к самим лекарственным растениям, так и к препаратам, получаемым из них. Главная причина внимания к традиционным лекарственным растениям — их действительно высокая терапевтическая ценность и отсутствие тех, часто непредсказуемых побочных явлений, которые не исключены при применении химических препаратов, составленных из веществ, никогда в природе не встречающихся.

В настоящее время, когда вопросы охраны природы от чрезмерных посягательств на нее со стороны человека приобрели особую остроту, следует разобраться в причинах все растущей тревоги о судьбах флоры нашей страны.

Начнем с причин, имеющих глобальное значение. В прошлом, от самого далекого до почти вчерашнего, между человеком и природой в большинстве географических зон существовало некоторое равновесие, часто нарушаемое, но все же в тех или иных рамках восстанавливаемое. И только совсем недавно, можно сказать, почти на наших глазах, примерно со второй трети настоящего столетия, положение стало меняться не в пользу природы и в конечном итоге не в пользу человека. Если еще 40—50 лет тому назад мысль о том, что собрать букет полевых цветов есть некоторое преступление против природы показалась бы совершенно дикой, ныне это нередко оказывается непреложным фактом.

Совершенно естественно для большинства читателей этой книги, которые не занимаются специально вопросами общей экологии и охраны природы, задать вопрос: а что, собственно говоря, случилось и почему природа и человек, жившие более или менее в мире, оказались в столь жестоком конфликте, конфликте, который угрожает не только природе, но и самому человеку?

Ответ на такой вопрос не слишком прост. В книге Б. Уорда и Р. Дюбо «Земля только одна», написанной на основе материалов, подготовленных к Стокгольмской конференции ООН по окружающей среде (1972) и представляющей собой некоторый итог взглядов и мнений 152 экспертов по этой проблеме из 58 стран, изложены основные причины тревожного положения в отношении окружающей среды.

Первая из этих причин — необычайный рост населения и его распределение на Земле. Если в 1800 г. на планете обитало менее 1 млрд. человек, в 1900 г. — 2 млрд., то в 1980 г. — 4 млрд. Причины такого демографического взрыва очевидны: резкое улучшение санитарного состояния и медицинской помощи. В прошлом эпидемии чумы, холеры или тифа косили сотни тысяч людей, причем наиболее уязвимыми были как раз места их наибольшего скопления— города. Этот фактор (эпидемии), безотказно действующий в мире животных, поддерживал равновесие также между природой и людьми, но кто может сожалеть об этом утраченном равновесии? По мнению большинства демографов, видимо, некоторое равновесное состояние в численности человечества будет достигнуто в начале третьего тысячелетия, когда жителей планеты будет более 6 млрд.

В общей проблеме экологии человека и его взаимоотношений с природой существенную роль играет и резкое изменение в распределении населения. В течение многих тысячелетий основная масса людей жила в деревнях, в тесном общении с природой. Достаточно отметить, что если в 1900 г. число жителей больших городов (к их числу статистика относит города с числом жителей 100 тыс. и более) на Земле составляло в среднем 5% от всего населения, то в середине 70-х годов — 21%. К этому следует добавить, что эти средние цифры весьма неравномерны: в Африке средний процент городского населения равен 12, в зарубежной Азии—13, в СССР — 37, в зарубежной Европе — 31, в Америке — 43.

Второй фактор, отрицательно воздействующий на природу,— химизация сельского хозяйства и индустриализация производства. Укажем на необычайно возросшее применение удобрений в сельском хозяйстве. Интенсификация минерального питания, бесспорно, значительно увеличивает урожайность сельскохозяйственных культур, но одновременно представляет собой реальную угрозу загрязнения вод, как поверхностных, так и глубинных, со всеми вытекающими отсюда тягостными последствиями.

Серьезным и не менее опасным фактором загрязнения являются различного рода пестициды, т. е. химические вещества, поражающие те или иные организмы, вредящие сельскохозяйственным растениям. Это прежде всего инсектициды, убивающие насекомых, и среди них печально знаменитый ДДТ (дихлордифенилтрихлорэтан). Небольшие количества этого вещества, легко изобавляли посевы и сады от вредителей, уничтожали мух и комаров. Применение его было весьма широким, и по ориентировочным подсчетам около 1,5 млн. т этого препарата было внесено в почвы почти всех континентов до тех пор, пока его в большинстве стран мира не запретили. Было установлено (к сожалению, слишком поздно), что ДДТ очень стойкое соединение и, накапливаясь сначала в почве, затем поступает в растения и оттуда в животных, этими растениями питающихся. Однако в настоящее время против насекомых используют препараты, достаточно быстро разлагающиеся в почве, что, разумеется, лучше, чем ДДТ, но все же всегда песет некоторую угрозу. К пестицидам относят и вещества, убивающие сорняки и нежелательную древесную растительность. В основном это производные феноксиуксусной кислоты или триазина. Без пестицидов невозможно получение высоких устойчивых урожаев продовольственных культур, но вместе с тем они представляют собой один из элементов угрозы для биосферы.

Столь же опасным фактором воздействия цивилизации на природу являются промышленные и транспортные выбросы в атмосферу, почву и воды, среди которых особую роль играют соединения серы и фтора.

Нарушает цивилизация и равновесие в атмосфере двух важнейших для жизни на Земле газов: кислорода и двуокиси углерода. Баланс кислорода осуществляется зелеными растениями, которые выделяют этот газ в процессе фотосинтеза, баланс двуокиси углерода создается комбинацией двух процессов — поглощением его зелеными растениями в том же фотосинтезе и выделением всеми жиников разрешается лишь организованным группам по специально разработанным маршрутам и в сопровождении сотрудников заповедника. Заповедники выделяются в районах, особо интересных в природном и научном отношениях. Их, естественно, не очень много— более сотни на всю нашу страну, и занимают они около 10 млн. га. Посещать заповедники и интересно и поучительно, но не для того, чтобы собирать в них лекарственные растения!

Под «особо ценными лесными объектами» понимают участки леса, представляющие особый интерес прежде всего в чисто хозяйственном отношении. Такими участками являются немногие сохранившиеся «девственные леса», т. е. леса, никогда не знавшие ни подсечного земледелия, ни любых рубок. Кроме того, к таким «особо ценным» относятся также высокопродуктивные участки леса, где деревья отличаются энергичным приростом и правильной формой ствола. К такой же категории лесоводы относят различного рода мемориальные лесные участки, связанные с деятельностью выдающихся исторических лиц, с теми или иными событиями нашей истории и т. д. Режим посещений таких лесных участков менее строг, чем в заповедниках. Он может быть более или менее ограниченным или, напротив, свободным для организованных отдыхающих.

Заказники представляют собой участки территории, в пределах которых под особой охраной находится не весь природный комплекс, как в заповедниках, а лишь отдельные его элементы. Ландшафтные заказники имеют эстетическое и культурное значение как места, предназначенные для отдыха и туризма; лесные, степные и болотные заказники учреждаются в научных целях, а также для решения определенных хозяйственных задач и охраны сообществ редких растений. В зависимости от объектов охраны в заказниках могут быть запрещены рубки леса, выпас скота, сенокошение и т. д.

Особая форма охраны природных объектов — национальные парки. Число их пока у нас в стране невелико, но все время растет. Национальный парк обычно включает ряд зон с различным назначением. В них бывают и заповедные участки, куда доступ отдыхающих более или менее ограничен, и зоны отдыха с расположенными в них кемпингами, ресторанами, местами для купания и т. д. Организуемые в наиболее красивых и интересных территориях данного региона, национальные парки привлекают огромное количество посетителей, что, естественно, приводит к необходимости ужесточения режима пребывания в них. Национальные парки как форма совмещения мероприятий по охране примечательных природных объектов и удовлетворения потребности людей в отдыхе на лоне природы начали создаваться в США еще в прошлом столетии (самый старый в мире национальный парк — Иеллоустонский — был создан еще в 1877 г.). Однако огромный наплыв посетителей (в 1971 г. национальные парки США посетили 200 млн. человек) ставит перед администрацией национальных парков очень сложные задачи.

Устройство национальных парков требует создания часто очень сложной системы организации отдыха посетителей и лесной службы, достаточно компетентной, чтобы вести в них и научную и популяризаторскую работу. Поэтому у нас в стране в большом числе создаются природные (ландшафтные, естественные) парки. Не обладая тем уровнем благоустройства, которым характеризуется парк национальный, природный парк представляет собой попытку так организовать территорию, интенсивно посещаемую отдыхающими, чтобы, обеспечив их некоторыми удобствами (возможностью устроиться на ночлег в палатке или кемпинге, оставить машину на стоянке, развести костер в безопасном для леса месте и т. д.), организовать поток отдыхающих без ущерба для природы путем разбивки сети дорожек и тропинок, выделения мест отдыха и т. п. Часто при природных парках создаются те или иные «музеи под открытым небом», привлекающие обычно много посетителей.

Самой облегченной и наиболее обширной категорией совмещения отдыха и охраны природы являются «зеленые зоны» вокру! крупных городов. Леса, формально отнесенные к зеленым зонам занимают в СССР обширные территории (только по РСФСР и: площадь насчитывает около 15 млн. га). При этом существует не которое формальное (юридическое) разделение зеленых пригорол ных зон на лесопарки и лесохозяйственную часть зеленой зоны. Ле сопарк принципиально отличается от природного парка тем, что нем, как правило, видно вмешательство лесовода и ландшафтног архитектора. В этом смысле лесопарк является как бы промежуто1 ной категорией между нормальным городским или пригородны парком и природным парком. Режим использования лесопарка о дыхающими приближается скорее к режиму посещения обычнь парков, тогда как остальная часть «зеленой зоны» имеет миним) бл агоустройства.

Вся лесная площадь СССР представлена на соответствующ мелкомасштабных картах лесоустройства. На этих картах отраи ны и категории назначения лесных площадей. На местности э выделы обозначены столбами, на которых имеются номера, oti чающие номерам на картах лесоустройства. К сожалению, ; границы не очень заметны непрофессионалам и далеко не все! отдыхающий, углубившийся в лес, осознает, на какой террито{ находится.

Наибольший поток отдыхающих сосредоточен около линии п городных электричек. Но нельзя не учитывать и увеличения числ ности владельцев автомашин, а также сети дорог, доступных , автомобильного транспорта. В связи с этим пригородные «зеле; зоны» начинают растягиваться на многие десятки, а то и сотни лометров, тем более, что у многих горожан проявляется острая бовь к нетронутой природе.

Следует учитывать, что существует очень большое число ра ний, ставших настолько редкими (и очень часто как раз по пр; не любви горожан к ним), сбор которых даже для букетов по местно запрещен в пределах или отдельного естественного ре на, или даже по всему Советскому Союзу.

Рассмотрим некоторые общие положения по охране растений, которые необходимо постоянно учитывать всем тем, кто так или иначе интересуется лекарственными растениями по своему профессиональному долгу или просто как любитель «зеленой аптеки».

Мы уже говорили о причинах, по которым происходит обеднение флоры и фауны в большинстве высокоразвитых стран. В связи с этим в международном масштабе уже давно ведется работа по выявлению и рубрикации тех растений, которые или повсеместно, или в отдельных странах становятся все более и более редкими. Так, на XIV Генеральной Ассамблее Международного союза охраны природы и природных ресурсов в Ашхабаде (1978) был обсужден текст Всемирной стратегии охраны природы («Хартия охраны природы»), который в 1980 г. был принят как международный нормативный акт. У нас в стране работа по выявлению видов растений, подлежащих охране, ведется еще с конца 60-х годов и в 1975 г. было опубликовано первое издание Красной книги — «Дикорастущие виды флоры СССР, нуждающиеся в охране», составленное Всесоюзным ботаническим обществом. В 1978 г. в издательстве «Лесная промышленность» вышло в свет еще одно издание Красной книги для животных и для растений, и, наконец, в 1981 г. Всесоюзное ботаническое общество выпустило второе издание своей Красной книги. К этому времени появились многие региональные списки растений, нуждающихся в охране, и все они были критически сведены в издании Всесоюзного ботанического общества, являющемся по составу авторов наиболее авторитетным.

Комиссия по редким и исчезающим видам Международного союза охраны природы разделила все виды, находящиеся под той или иной угрозой, на четыре категории. В настоящее время есть тенденция пересмотреть это деление, но тем не менее оно достаточно удобно и широко используется, поэтому мы и будем его придерживаться в дальнейшем изложении. По этому перечню «0» (нулю) соответствуют виды, по-видимому, исчезнувшие, не встреченные в природе в течение ряда лет, но, возможно, уцелевшие в отдельных недоступных местах или сохранившиеся в культуре. Цифрой «1» обозначаются виды, находящиеся под угрозой исчезновения, подвергающиеся непосредственной опасности вымирания; дальнейшее их существование невозможно без специальных мер охраны. Категория «2» включает редкие виды, не подвергающиеся прямой угрозе уничтожения, но встречающиеся в таком небольшом количестве или в таких ограниченных по площади и специализированных местах обитания, что они могут быстро исчезнуть. Индексом «3» обозначают виды, численность которых сокращается, а область распространения сужается в течение определенного времени либо по естественным причинам, либо из-за вмешательства человека, либо из-за того и другого вместе. Существует еще одна («4») категория, куда относятся виды неопределенные, т. е. виды, относительно которых есть сомнения (из-за отсутствия сведений), находятся они или нет под угрозой исчезновения. Такие виды нами в дальнейшем не выделяются.

Необходимость в охране всех перечисленных категорий видов неодинакова: для некоторых видов требуется охрана на всей территории нашей страны, для других — там, где они редки. Для каждого вида, приведенного в нашей книге, указана категория редкости, что в значительной мере определяет возможности их сбора и заготовок. Заготовки лекарственных растений должны проводиться в соответствии со специальными нормами, утвержденными соответствующими инстанциями, и всегда находятся под контролем. Однако существует и многомиллионная армия просто любителей лекарственных растений, которые собирают небольшие пучки известных им трав не ради какой-либо выгоды, а именно из-за любви к природе (к тому, что писатель В. Солоухин назвал «третьей охотой»), веря в силу натуральных природных лекарств. Разумеется, нет ничего плохого в том, чтобы собрать в лесу или на лугу немного зверобоя или толокнянки, пижмы или кровохлебки, принести их домой, высушить по всем правилам и потом лечить этими травами или корешками своих родственников. Беда заключается в том, что таких любителей природы становится все больше и больше. Поэтому нельзя собирать даже в самых мизерных количествах растения из категории редких и исчезающих. Без некоторых из них современная медицина обойтись не может, и тогда есть только один выход, которым, как правило, и пользуются — вводить их в культуру. В некоторых случаях, когда речь идет о видах, численность которых сокращается, заготовки в природе возможны, если они ведутся квалифицированными специалистами, способными организовать сбор растений, не истощающий их запасы. В этих случаях проводят мероприятия, повышающие продуктивность того или иного вида без ущерба для окружающих растений. В остальных случаях индивидуальный сбор лекарственных растений для личного пользования вполне допустим при одном условии: помнить и соблюдать все те несложные правила, которые обязательны при сборе растений и которые для каждого вида изложены ниже.

Уже говорилось о том, что существуют определенные административные санкции против лиц, собирающих редкие и исчезающие виды растений в окрестностях тех или иных городов. Списки таких растений обычно вывешиваются на вокзалах железнодорожных и автобусных станций. Списки неодинаковы для разных городов и с ними обязательно надо ознакомиться перед тем как идти в лес.

Ограничения в сборе отдельных видов растений естественно вызывают вопрос: а для чего все это делается, какая будет беда, если и исчезнут с лица Земли какой-нибудь девясил Оше, ложечница датская или даже ландыш майский, ятрышники и любки. В конце концов обходится человек без очень многих давно вымерших растений и животных, без каких-нибудь кордаитов, птеродактилей и ! ихтиозавров. Выведут люди новые сорта ландышей, девясилов н ятрышников, как вывели не встречающиеся в природе сорта пшеницы, кукурузы, роз и гвоздик.

На все эти вопросы есть совершенно конкретные ответы. Необходимость в максимально бережном отношении к естественной природе и ко всем ее обитателям из мира растений и из мира животных определяется рядом причин, как эстетических и этических, так и вполне практических. В эстетическом плане природа нужна людям для получения удовлетворения своего чувства прекрасного. Это то чувство, которое заставляет миллионы людей ежегодно посещать залы Эрмитажа, Третьяковской галереи, Русского музея или Лувра, Прадо, галереи Уффици и других хранилищ красоты, созданной художниками прошлого. Пусть даже половиной этих посетителей музеев движет элементарное любопытство, сила привычки или стремление к престижу, но все же и тогда остаются миллионы людей, которым это необходимо так, как каждому человеку необходим заряд бодрости, хорошего настроения и даже ощущение счастья — все то, что дает соприкосновение с красотой. Те же ощущения получают люди в природе, где главным фактором эстетического воздействия является удивительная гармоничность естественного ландшафта, слаженность его отдельных компонентов, достигнутая в течение тысячелетий совместного обитания в одной местности разных видов растений и животных.

Этические мотивы несколько менее четки. Но тем не менее у большинства людей есть или во всяком случае должно быть ощущение своей ответственности за окружающий мир. Хулиган, бьющий стекла или пачкающий стены, вызывает понятное общее возмущение. Такое же возмущение возникает (или должно возникнуть) у людей при виде бессмысленной порчи любого природного ландшафта. Для сельского жителя бережное отношение к природе более естественно, чем для горожанина, реже и более эгоистично сталкивающегося с ней. Но ощущение того, что мы должны оставить красоту природного ландшафта и детям, и внукам, в общем свойственно большинству людей. Другое дело, что оно не всегда претворяется в поступки.

Переходим теперь к более конкретным мотивам, в первую очередь к медицинскому аспекту «охраны природы». Совершенно очевидно, что отдых, в первую очередь для детей, а также для взрослых вне городской обстановки, в условиях ненарушенной природы, служит важным терапевтическим средством при некоторых заболеваниях. А для того чтобы отдыхать на лоне природы, надо ее иметь, что в общем достаточно очевидно.

И, наконец, учтем еще одно соображение в пользу охраны природы и редких растений — это так называемое сохранение генофонда. Понятие это требует некоторого пояснения. Все то необозримо великое разнообразие веществ, возникающее в растениях, образуется за счет ферментных реакций, позволяющих живым организмам без высокой температуры, без огромного давления и сильно действующих кислот и щелочей осуществлять в своих клетках сложнейшие химические реакции. Подавляющее большинство этих реакций невоспроизводимо без соответствующих ферментов. Ферменты же представляют собой сложнейшие белковые молекулы, организация которых запрограммирована в генетической системе клетки. Собрать в пробирке такую белковую молекулу практически невозможно без тех молекул нуклеиновых кислот, в которых записана генетическая программа данного организма. Утрата хотя бы одной такой генетической системы невосполнима, и при исчезновении любого вида с лица Земли исчезает и этот генотип, важный для селекционной работы будущего. Вместе с тем каждый вид представляет собой часть какой-либо экологической системы того или иного сообщества растений и животных (т. е. биогеоценоза). При этом надо учитывать, что нормальное функционирование экосистемы, как правило, сопряжено с наличием всех ее компонентов. В общей теории систем существует правило о том, что устойчивая система должна иметь определенную меру сложности. Слишком простые системы относительно легко разрушаются, слишком сложные склонны к торможению, и процессы развития в них затухают. Эта закономерность относится и к живым организмам, в первую очередь к экосистемам.

К этому надо добавить еще одно соображение. Природные экосистемы, возникшие и развивающиеся без организованного воздействия человека («организованность» здесь указывается потому, что обычное традиционное воздействие человека экосистему не разрушает, поскольку человек в прошлом был также вполне обычным элементом большинства экосистем), характеризуются способностью сохранять целостность в течение долгих десятилетий или столетий. Заброшенные поле, огород, плодовый сад в течение очень немногих лет дичают — теряют внесенные в них человеком качества. Это означает, что они нуждаются в постоянном привносе энергии и материалов извне. Естественной же экосистеме во всем ее многообразии ничего не нужно, кроме того, чтобы человек по возможности оставил бы ее в покое.

Мы полагаем, что убедили читателя в необходимости при любом сборе лекарственных растений соблюдать все необходимые меры предосторожности. Конечно, нарушение этих мер вызывает определенные санкции в виде штрафов, замечаний и т. д. Но совершенно очевидно, что нельзя под каждым кустом поставить милиционера или дружинника. Поэтому главным стражем природы при любом ее посещении остаются совесть человека и его знания. Есть некоторые категорические императивы (как любила выражаться классическая философия) человеческого поведения. Мы не только знаем, мы чувствуем, что нельзя обидеть слабого, ребенка, больного, старика, что нельзя брать чужого, нельзя обманывать и лгать. Иногда мы это делаем, но никогда при этом не забываем, что этого делать нельзя. И часто (может быть, не так часто, как этого хотелось бы) при этом нам бывает стыдно. Так вот и на прогулках в лесу, на лугу, в степи пусть совесть всегда будет с нами. И это главное, что мы хотели бы внушить читателю.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий