регистрация / вход

Пути поисков новых лекарственных растений

Больше всего ученые работают над выявлением новых, до сих пор еще неизвестных лекарственных растений. Задача эта довольно сложна. В основном существуют три пути нахождения новых ценных лекарственных растений.

Работа по изучению дикорастущих лекарственных растений про-подится в СССР в очень большом масштабе. Ею заняты учебные фармацевтические институты и факультеты. Во всех этих институтах есть кафедры фармакогнозии, и научные сотрудники этих кафедр большей частью занимаются дикорастущими лекарственными растениями тех республик, областей или краев, где расположен тот или иной институт. Изучают дикорастущие лекарственные растения н некоторые специальные исследовательские химико-фармацевтические институты: Тбилисский, Харьковский и Всесоюзный институт лекарственных растений в Москве (ВИЛР) — один из крупнейших н мире центров по изучению лекарственных растений, важная задача которого — изыскание способов возделывания лекарственных растений. Наконец, очень много труда в изучение лекарственных растений вложили академические институты, особенно Узбекской и Армянской академий наук. В итоге целая армия фармакогностов, ботаников и химиков трудится в этой области.

Больше всего ученые работают над выявлением новых, до сих пор еще неизвестных лекарственных растений. Задача эта довольно сложна. В основном существуют три пути нахождения новых ценных лекарственных растений.

Первый путь — это так называемый «метод родства».

В массе видов растений, в совокупности слагающих растительность земного шара, есть близкородственный виды. Обычно они похожи по основным признакам, и такие близкие виды ботаники объединяют в один род. Есть и близкие роды — их совокупность называют семейством. Существуют растения, которые в длительном, сложном и трудном процессе эволюции утратили все близкородственные виды. Таков, например, гранат (Punica granatum) — южное растение, у которого кора стволов и плоды используются как лекарственные. У этого вида, очень широко распространенного в южных областях Европы и Азии, от Испании до Китая, есть только один близкий вид (Punica protopunica Balf.), встречающийся только на о. Сокотра в Индийском океане.

Но гранат в этом отношении скорее исключение. Есть роды, насчитывающие сотни, а то и тысячи видов. Описание только тех видов рода астрагал из семейства бобовых, которые встречаются в СССР, занимает в сводке «Флора СССР» целый том объемом более чем в 600 страниц! Столь же богат видами и род ястребинка. Другие роды беднее видами, но все же известны, например, десятки видов клевера, десятки видов фиалки и многих других растений.

Часто не только виды одного и того же рода, но и роды, относящиеся к одному семейству, отличаются не только некоторыми общими морфологическими признаками в строении цветка, листа, анатомическим строением и т. д., но также общими химическими признаками, в частности присутствием фармакологически активных веществ. Например, для семейства губоцветных, куда входят мята, тимьян, шалфей, душица и многие другие роды, характерно не только определенное строение цветка, но и часто присутствие эфирных масел. Семейство пасленовых, куда помимо паслена входят, например, красавка, белена, дурман и многие другие, включает большое количество алкалоидоносных растений. Примеры эти можно было бы умножить. В пределах одного рода среди близких видов больше шансов встретить одинаковые или близкие химические вещества.

Вот этот путь поисков лекарственных растений среди видов, близких к тому виду, который уже давно зарекомендовал себя как ценное целебное средство, и называют «методом родства» или «филогенетическим методом», потому что филогения — это такая наука, которая истолковывает факты сходства с точки зрения представлений о родстве. Таким путем советские ученые открыли большое количество растений, давших весьма ценные лекарственные средства. Работа по изучению близких видов лекарственных растений ведется в очень широком масштабе и дала очень ценные результаты.

Например, наперстянка пурпурная — источник важнейших сердечных гликозидов — в пределах СССР не растет. Но на Кавказе обитают близкие виды — наперстянки ржавая, реснитчатая и крупноцветковая, в Молдавии — шерстистая и некоторые другие. Оказалось, что все они содержат необходимый набор сердечных гликозидов. Такое же важное сердечное лекарство — трава горицвета. Горицвет весенний — производящее растение для этого вида сырья — растет в Советском Союзе. В Средней Азии, на Кавказе и на Дальнем Востоке встречаются и другие виды горицвета. Все они были исследованы, и некоторые оказались даже более ценными лекарственными растениями, чем горицвет весенний. Но нет правил без исключений. Известно, например, довольно много видов валерианы, но только некоторые из них накапливают в своих корневищах и корнях набор веществ, придающих им специфический запах и целебные свойства. В других видах валерианы этих веществ практически не образуется. И это вовсе не так уж редко. Так что само по себе ботаническое родство — еще не гарантия присутствия в растении целебных веществ: их может иногда совсем не быть или они встречаются в гораздо меньшем количестве, или же находятся в ином сочетании, делающем их бесполезными или даже вредными.

Второй путь нахождения новых лекарственных растений называют «методом сита». Он заключается в том, что исследователи проводят массовые химические анализы растений местной флоры (без выбора) на основные вещества, которые могут иметь лекарственное значение.

Этот путь поисков новых лекарственных растений довольно тяжел. Во-первых, у некоторых лекарственных растений целебные свойства обусловлены не алкалоидами, гликозидами или танидами. Иногда вообще неизвестно, что действует в том или ином растении. Такие растения не могут быть выявлены данным методом. Во-вторых, для дальнейшего анализа, т. е. испытания действия изучаемого растения на животных, как правило, используют виды, в которых обнаружено много алкалоидов или гликозидов. Но количество вещества, содержащегося в растении, ничего не говорит о его действии на человеческий организм. Значит, опять-таки все растения, в которых алкалоидов или гликозидов мало, так и остаются окончательно не изученными.

Наконец, фармакологический эксперимент на животных — это сложное и дорогое исследование. Очень трудно испытать какое-либо вещество на всевозможные виды фармакологической активности. Обычно фармаколог испытывает предложенный ему фармако-гностом препарат на тот вид действия, который его интересует. А, разумеется, вещество, которое могло бы лечить желудочные заболевания, вовсе бесполезно, если пробовать им снижать кровяное давление. Так и здесь: на этом этапе всегда есть риск пропустить нечто весьма ценное. И все же этим методом удалось найти много новых лекарственных растений, играющих сейчас в фармацевтическом производстве довольно значительную роль. Так, например, были обнаружены лекарственные растения солянка Рихтера, анабазис и целый ряд других. Так что «на сите» остается кое-что ценное для медицины, и этим методом стоит работать!

Метод массовых анализов имеет, кроме того, и большое теоретическое значение. Он позволяет установить некоторые закономерности в распространении алкалоидоносных и иных растений, в образовании алкалоидов и гликозидов. Эти данные проливают свет на значение этих веществ в растении, а следовательно, позволяют более сознательно планировать последующие поиски, разрабатывать методы агротехники и т. д.

Третий путь поисков новых для науки лекарственных растений связан с опытом народной медицины, которая существует почти исключительно в устной традиции и передается из поколения в поколение. Ее никак нельзя отождествлять с медициной старинных рукописей и книг. В прошлом во всех странах мира всегда одновременно существовали две медицинские системы. Одна — для людей образованных, служащая господствующему классу; носителями ее были люди, получившие специальное профессиональное образование. Другая медицина — это медицина простого неграмотного народа, основанная на опыте многих поколений и сохраняющаяся в устной традиции. У самых истоков истории человеческого общества эти две медицины были едины, и любая эмпирическая система медицины — шумеро-египетско-греческая, индийская или китайская — самыми глубокими корнями восходит к народной медицине тех племен, которые когда-то, несколько тысячелетий тому назад, дали начало этим цивилизациям.

Официальная медицина всегда была противопоставлена медицине народной. Первая больше всего опиралась на письменные источники, опыт жрецов и врачей, вторая черпала свои средства и приемы из постоянного общения с живой природой. Разумеется, эти медицины не были отгорожены друг от друга непроницаемой стеной. О достижениях научной медицины узнавал народ, а народный опыт часто становился достоянием высокомерных служителей храмов или медицинских школ, но в целом эти две медицины были далеки друг от друга и обе питали друг к другу глубокое недоверие. Из этих двух медицин научная эмпирическая медицина прошлого известна несравненно лучше, чем медицина народная. Книги Гиппократа, Галена и Диоскорида, Авиценны и Чарака, Шен Ну-ня и Ли Ши-чженя переводили и переводят сейчас, снабжают пояснениями и комментируют. А народную медицину, не записанную ни на глиняных дощечках, ни на пергаменте или рисовой бумаге, только в последнее время стали активно изучать, испытывать и вводить в медицинскую практику.

Народная медицина в общем локальна, т. е. в основном имеет дело с теми растениями, которые растут в данной области.

Разумеется, люди переселялись из одних мест в другие, племена уходили, оставляя свои леса, пастбища и пашни другим, народы расширяли свои земли, заселяя пустынные или покинутые территории. Но большей частыб в истории человечества одно племя сменяло другое в медленном процессе постепенного внедрения и получало от своих предшественников не только новую родину, но и знание тех растений, которые их окружают. В течение тысячелетий народ испытывал все растения, произрастающие на территории его расселения. Этот грандиозный, не столько фармакологический, сколько клинический опыт, если пользоваться языком современной научной медицины, не записывался ни в какие протоколы опыта и не публиковался нигде —даже на каменных стелах. Он хранится в памяти народной, часто забывается и восстанавливается вновь. В его данных много пробелов и много несовершенного, но в нем иногда встречается такое знание растений и их свойств, которое еще до сих пор не освоено научными методами.

Если несколько столетий или даже десятилетий тому назад для большинства сельского и необеспеченного городского населения помощь медицинской науки была практически недоступна, то теперь в нашей стране нет такого населенного пункта, где больной человек не смог бы получить квалифицированную медицинскую помощь. В связи с этим естественно, что народная медицина постепенно отмирает, потому что как бы ни был значителен народный опыт данной местности, он все же не может быть сравним с коллективным опытом научной медицины современности, находящейся в распоряжении каждого врача.

Тем не менее еще живы крупицы драгоценного народного опыта, и сбор их именно потому и необходим, что носители его по большей части стары и им некому передать опыт.

Сбор сведений народной медицины и выявление таким образом новых лекарственных растений или, что тоже очень важно, новых для нашей медицины областей применения старых, давно известных лекарственных растений — дело довольно сложное. Народная медицина в нашей стране далеко еще не изучена полностью, не говоря уже о том, что она совершенно различна в степной зоне, в зоне лиственных лесов и в зоне тайги прежде всего потому, что в этих зонах растут неодинаковые растения.

Первое требование к сборщику сведений народной медицины — это приобрести доверие местных стариков, ибо опыт народной медицины сохраняется прежде всего у людей пожилых. Следует помнить при этом, что наряду с хранителями опыта народной медицины можно столкнуться и со знахарями — недобросовестными людьми, торгующими якобы секретами старины, а на самом деле часто покупающими свои травы в тех же аптеках, с тем чтобы перепродать их доверчивым людям втридорога. Надо, чтобы знатоки народной медицины понимали, что вы спрашиваете их не из праздного любопытства. Самое лучшее — это доступно и ясно рассказать им, что современная наука уважает народный опыт и стремится обратить его на пользу всего народа.

Основной формой работы по изучению народной медицины является запись «рецепта». Запись должна делаться во время разговора, но если это почему-либо неудобно, надо записывать позже, но обязательно сразу после опроса. Следует указывать дату записи, точное наименование населенного пункта и некоторые данные о лице, сообщившем сведения,— имя, отчество и фамилию или где и как он был вам рекомендован (имеет значение национальность, пол, возраст, местный ли он житель или нет, кто и откуда были родители, откуда у него данные о лечебных свойствах растений).

Довольно сложен вопрос об отождествлении растений, о которых идет речь. Как ни странно, но часто даже знатоки народной медицины не дают названий тех растений, о которых они рассказывают, или дают местные названия, ничего не говорящие записывающему. Они могут их показать, но не умеют их назвать или называют довольно неопределенно. Между тем запись без научного наименования растения или не сопровождающаяся его образцом (что всегда очень и очень желательно) не представляет ценности. Очень важно, чтобы была указана та часть растения, которая обладает целебным свойством. Поэтому всегда необходимо просить показать растение, о котором идет речь,— показать в виде сушеной травы или, что гораздо лучше, в поле или в лесу, в живом виде.

Если исследователь уже давно работает в данной местности и примерно знаком с набором местных лекарственных растений, то ему полезно иметь при себе пучок (букет) местных растений или даже небольшой гербарий, который он может показать опрашиваемому лицу. Но, конечно, лучше, когда опрашиваемый сам показывает вам растение. В этом случае обычно можно установить, насколько он действительно знаком с этим растением и отличает его среди других.

Записать способ приготовления лекарства довольно просто.

Приемы здесь довольно однообразны, хотя иногда поражают своей странностью. Часто они бывают окрашены явным суеверием: «взять щепотку земли с могилы» и т. д. Не следует этим смущаться. Потом, в химической лаооратории и в фармакологическом эксперименте, легко будет отделить шелуху от здорового зерна. Но надо обязательно записывать все, ни в коем случае не отбрасывая того, что кажется вам совершеннейшей бессмыслицей: народная мудрость принимает иногда весьма причудливые формы.

Сложнее выявить болезни, которые лечат теми или иными растениями. Народная медицина часто не знает названий болезней, которые приняты в научной медицине. Учение народной медицины о симптомах довольно примитивно. Но надо эти данные записывать максимально подробно — детали потом могут очень пригодиться. Хорошо, если в числе опрашивающих есть врач,— все эти описания будут ему гораздо понятнее.

У собирающих сведения о народной медицине есть одно хорошее правило: растение, указанное как средство от какой-либо болезни один раз одним человеком,— это еще не сведение, это только намек. Но если это растение попадается в записях как средство от той же болезни два раза или более, то это уже веское основание им заинтересоваться, особенно если сведения получены в разных местах от лиц, не знакомых друг с другом.

Народная медицина — это плод многовекового коллективного опыта. Но надо учитывать, что этот опыт, знания далеко неодинаковы. Всегда были и есть люди, обнаруживающие особую склонность к наблюдениям в природе и к занятиям врачебным искусством. В прошлом, и не столь далеком, эти люди не могли получить никакого образования, учились на месте у дедов и бабок их старинной бесписьменной науке. Они и являются большей частью хранителями древних традиций народной медицины.

Народный опыт — живой и вечно меняющийся. Он состоит не только из древних преданий, но постоянно пополняется новыми данными. Могут встретиться люди, которые и сейчас открывают целебные свойства некоторых растений. Такие открытия могут повторять известные истины, но могут оказаться и весьма ценными. Опыт народной медицины постоянно обогащает научную медицину. Особенно это выявилось за последние десятилетия, когда его перестали рассматривать как грубое суеверие и проявление невежества и начали внимательно изучать. Так, например, вошли в обиход наших клиник такие народные лекарства, как маралий корень, чага, горицвет и многие другие. Но с изучением опыта народной медицины надо торопиться! Народная медицина исчезает, а с ней исчезнет и многовековой народный опыт, нигде не записанный, устный, хранящий немало сокровищ.

Среди читателей этой книги большинство, вероятно, только перелистает эти страницы. Но некоторым, быть может, захочется внести свой вклад в важное дело изучения лекарственных растений. Это доступно не только тем, кто живет в маленьких городах или в сельской местности, в непосредственной близости от природы. Очень много жителей больших городов любят природу и стремятся свой досуг проводить не на асфальте, а в лесу или степи. И если при этом они заинтересуются;«охотой за лекарственными растениями», то получат много удовольствия и смогут принести реальную пользу нашей науке.

Конечно, некоторые работы требуют определенной профессиональной квалификации, но заметить большую заросль лекарственных растений на своей туристской тропе или около своей деревни, записать сроки их цветения или плодоношения, отметить, с какими растениями, в каких условиях они растут,— все это доступно каждому, кто любит природу и знает или хочет знать растения. Такие сведения могут оказаться очень интересными и важными, конечно, в том случае, если они сделаны с соблюдением элементарных правил научной документации, с точной записью места наблюдения, срока и т. д. Очень хорошо, если эти записи наблюдений иллюстрируются засушенными растениями, что значительно повышает их точность.

Все эти данные могут быть потом использованы в общем своде знаний о лекарственной флоре нашей Родины.

Не менее ценны и все сведения о народной медицине. Тут тоже не надо быть ни фармацевтом, ни ботаником, ни врачом. Нужны только желание, добросовестность и внимание. И этим опять-таки могут заниматься и горожане, только некоторое время проводящие в деревне как отдыхающие и как туристы, и сельские жители, хорошо знающие свою деревню и своих односельчан.

Сведения, полученные таким образом, будут интересны многим. И областные вузы, и краеведческие музеи, и отделы здравоохранения, и областные аптечные управления — зсе они найдут полезное употребление таким данным. Весьма будут за них благодарны и авторы настоящей книги, специально занимающиеся дикорастущими лекарственными растениями. Нельзя только что полученные от народа сведения применять их собирателями на практике. Все эти сведения должны пройти научную медицинскую проверку, после чего могут быть использованы уже врачами для квалифицированного лечения больных. Применение собранных в народе лекарственных средств на себе или на своих знакомых без такой проверки очень опасно.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему