Александр Иванович Гучков - один из организаторов корниловщины (стр. 1 из 3)

ОДИН ИЗ ОРГАНИЗАТОРОВ КОРНИЛОВЩИНЫ

Если попытаться в нескольких словах охаракте­ризовать качества такой яркой личности, как Алек­сандр Иванович Гучков, то прежде всего следует назвать мужество, непреклонность воли, последователь­ность, откровенность и прямоту, глубокую порядоч­ность, искренний патриотизм.

Эти свойства Александра Ивановича вызывали восхищение у одних и раздражение у других, само­му ему помогая добиваться в жизни поставленных целей и осложняя его отношения с окружающими.

А. И. Гучков родился в богатой московской купеческой семье 14 октября 1862 г. Окончив гим­назию, он с 1881 г. продолжал образование на ис-торико-филологическом факультете Московского университета. После окончания университета в 1885 г. он вознамерился было защищать магистер­скую степень по истории, но был призван на дей­ствительную военную службу в 1-й лейб-гвардии Екатеринославский полк рядовым. Но уже в ок­тябре, выдержав экзамен, А. И. Гучков был произ­веден в младшие унтер-офицеры и уволен в запас.

Затем он прослушал курсы лекций по филосо­фии и истории в Берлинском и Гейдельбергском уни­верситетах, а в конце 80-х годов уже являлся членом кружка профессора Московского университета П. Г. Виноградова. В этот кружок входили также П. Н. Милюков, А. А. Кизеветтер, А. А. Мануйлов, ставшие впоследствии, как и А. И. Гучков, извест­нейшими политическими деятелями.

Но научная карьера А. И. Гучкова, человека по­рывистого и увлекавшегося, не состоялась. Вернув­шись из-за границы, он стал заниматься обществен­ной деятельностью в Москве. Начав в 1886 г. с должности почетного мирового судьи, в 1893-м он уже работает в городском управлении, где и избира­ется на два срока подряд членом городской управы. Четыре месяца А. И. Гучков исполняет обязанности товарища московского городского головы, а в 1897 г. он становится одним из «отцов города» Москвы, бу­дучи избранным гласным городской думы.

Начав служебную карьеру с чина коллежского секретаря (10-й класс), он в 1912 г. получил чин дей­ствительного статского советника (4-й класс), при­обретя при этом статус потомственного дворянина. «За труды и усердие» Александр Иванович в разное время был награжден орденами: Анны 3-й степени и Станислава 2-й степени.

Но повседневная работа на общественном по­прище не могла удовлетворить порывистый нрав А. И. Гучкова, которому требовались новые и ост­рые впечатления. Еще совсем молодым человеком он совершил рискованное путешествие в Тибет, за­гадочный для России край, был на приеме у далай-ламы. В 1895 г. он совершает опасную поездку в Турцию, посещает ряд провинций, охваченных ан­тиармянскими волнениями.

Почти полтора года он находился на службе в корпусе охранной стражи Восточной железной до­роги в Маньчжурии.

Когда русское общество внимательно следило за событиями в англо-бурской войне, Александр Ива­нович в 1900 г. отправляется с братом Федором в Южную Африку. Здесь, в составе одного из отрядов русских добровольцев, он принимает участие в бое­вых действиях на стороне буров. В этой кампании он был ранен (хромота осталась на всю жизнь), по­пал в плен к англичанам. В боевой обстановке Алек­сандр Иванович проявил себя храбрым человеком, хотя порой храбрость его граничила с безрассудст­вом.

Эту сторону его характера подчеркивали даже те, кто к числу его друзей не принадлежал. «Гучков лю­битель сильных ощущений и человек храбрый», — от­мечал в своих мемуарах С. Ю. Витте.

В 1903 году А. И. Гучков, несмотря на предстоя­щую осенью свадьбу, едет в Македонию, где вспых­нуло восстание против турок.

Свадьба Александра Ивановича с Марией Иль­иничной Зилоти (1871—1938) состоялась в сентябре 1903 г. В 1904 г. у них родилась дочь Вера (в заму­жестве Трэйл, в судьбе которой оказалось романти­ки и приключений не меньше, чем у ее отца: член­ство во Французской компартии, в 1937 г. посещение Москвы, бегство от ареста, немецкий концлагерь и бегство оттуда, проживание в Португалии, Англии, в 60-е годы новое посещение Москвы); в 1905 г. ро­дился сын Лев, который умер в 1916-м.

В начале русско-японской войны Гучков в ка­честве представителя Московской городской думы и уполномоченного Красного Креста выезжает на фронт. После целого года напряженной работы по организации помощи раненым, видя бездарность ко­мандования, равнодушие к нуждам армии, возмущен­ный трусливым бегством из госпиталей обслужива­ющего персонала, бросавшего раненых, Александр Иванович принимает чрезвычайно мужественное решение, произведшее глубокое впечатление на со­временников. Он остается в Мукдене с целью со­действия передаче неэвакуированных из города госпиталей японской армии в соответствии с меж­дународными нормами. Этот шаг Московская го­родская дума расценила как подвиг. Появление Гучкова в зале заседаний думы 17 мая было встре­чено бурными овациями. Александр Иванович вер­нулся в то время, когда страна подходила к выс­шей точке революционного движения, и он сразу окунулся в новую для него сферу политической деятельности. Дума посылает его, как своего деле­гата, на съезд городских и земских деятелей, про­ходивший в Москве. Этот съезд ясно показал раз­межевание либерального лагеря, как следствие несогласованности в сроках и методах достиже­ния конечной цели конституционного строя. Край­ние формы претят Гучкову, и он занимает место на правом фланге либерального движения. А на съезде по вопросу об автономии Польши вступает в серьезную полемику с П. Н. Милюковым. В ре­зультате, когда съезд принимает решение о посылке депутации к государю, его в состав не включают. Но вскоре он получает персональное приглашение на аудиенцию к Николаю II, которая состоялась в июне 1905 г.

А. И. Гучков прямо указывал Николаю II на не­достатки в армии и на неизбежность поражения, если ничего не будет предпринято. Но и не предла­гал немедленно заключить мир. По мысли А. И. Гуч­кова, Николай II должен безотлагательно «изменить всю обстановку в стране и этим воздействовать на армию». Для этого Александр Иванович советовал выработать какой-нибудь простой избирательный закон и созвать Земский собор, на котором царь мог бы заявить о том, что после окончания войны в государственном строе будут произведены измене­ния. Это, по мнению Александра Ивановича, по­могло бы довести войну до победы и воспрепят­ствовать расползанию революционных настроений по стране.

Практически, как и все представители россий­ского либерализма, А. И. Гучков был конституцио­налистом. Но, в отличие от многих, для его полити­ческих взглядов характерно было постоянство. Гучков не корректировал свои взгляды в зависимос­ти от складывавшейся политической конъюнктуры.

Александр Иванович был сторонником консти­туционной монархии, считая, что это именно та фор­ма государственного устройства, «которая обеспе­чит полное и коренное обновление нашей жизни». Он являлся одним из немногих политических деяте­лей, которые считали необходимым для спасения страны использовать компромисс с существующей властью, добиваясь ее уступок, завоевывая новые позиции с целью достижения истинной конституци­онной монархии.

После опубликования положения о Булыгинской думе А. И. Гучков посчитал, что цель революцион­ного движения уже достигнута, и попытался убедить в этом земских деятелей. Октябрьский же манифест 1905 г. определил его политические действия на дол­гое время, поскольку Гучков оценивал этот документ следующим образом: «Мы, конституционалисты, не видим в установлении у нас конституционной мо­нархии какого-либо умаления царской власти; на­оборот, в обновленных государственных формах мы видим приобщение этой власти к новому блеску, раскрытие для нее славного будущего».

В конце октября 1905 г. он становится одним из авторов проекта программы партии октябристов, опубликованного как «Воззвание «Союза 17 октября», а на учредительном съезде партии в феврале следующего года входит в Центральный комитет.

В конце ноября — начале декабря 1905 г. А. И. Гучков приглашается в Петербург в качестве эксперта для обсуждения проекта избирательного закона о выборах в Государственную думу. Это при­глашение свидетельствовало о достаточно высоком авторитете Александра Ивановича, поскольку таких экспертов из числа независимых общественных де­ятелей было приглашено всего четыре.

Через несколько месяцев С. Ю. Витте снова при­глашает А. И. Гучкова в Петербург и предлагает вой­ти в состав Совета Министров в качестве министра торговли и промышленности. В первый момент А. И. Гучков и другие приглашенные (В. А. Стахович, кн. Е. Н. Трубецкой и Д. Н. Шипов) дали согласие, поставив условие, что «одновременно с призывом нас к власти должна быть если не обнародована, то выра­ботана для нас самих общая программа мер, которые это правительство должно было бы провести».

С. Ю. Витте не возражал против этого условия, и в общих чертах такая программа была составлена. Но данная комбинация не состоялась из-за несогла­сий по персональному составу. А. И. Гучков с колле­гами категорически возражал против назначения на пост министра внутренних дел П. Н. Дурново.

Но вскоре авторитет А. И. Гучкова в либераль­ной среде, в том числе и среди его сторонников по партии, пошатнулся. После введения в России воен­но-полевых судов он 'дал интервью газете «Новое время», в котором «совершенно определенно выска­зался одобрительно и вообще высказался о необхо­димости суровыми мерами подавить революционное движение, которое мешает проведению у нас назрев­ших либеральных реформ». Одобрение этой меры он объяснял тем, что «в условиях гражданский войны ждать медленно работающего судебного аппара­та это значит ослаблять власть и ослабить то впечат­ление, которое репрессии должны вызвать. В каче­стве правильного решения между этими двумя крайностями я видел военно-полевой суд, который давал известную гарантию, потому что все-таки был суд».

Но это же заявление А. И. Гучкова послужило и причиной его знакомства с П. А. Столыпиным, пе­реросшего затем в довольно близкие отношения, ос­нованные на общности взглядов. Именно при под­держке П. А. Столыпина Гучков в мае 1907 г. был избран в Государственный совет как представитель торгово-промышленных кругов.


Видео

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.