регистрация / вход

Биография У. Черчилля

УИНСТОН ЛЕОНАРД СПЕНСЕР ЧЕРЧИЛЛЬ (1874-1965) премьер-министр Великобритании (1940-1945; 1951-1955) Уинстон Черчилль вошел в историю не только как один из самых влиятельных и талантливых политиков двадцатого века, но и как автор множества книг и публикаций, в том числе о Первой и Второй мировых войнах.

УИНСТОН ЛЕОНАРД СПЕНСЕР ЧЕРЧИЛЛЬ

(1874-1965)

премьер-министр Великобритании (1940-1945; 1951-1955)

Уинстон Черчилль вошел в историю не только как один из самых влиятельных и талантливых политиков двадцатого века, но и как автор множества книг и публикаций, в том числе о Первой и Второй мировых войнах. Его историко-мемуарные труды были оценены по достоинству: в 1953 году Уинстону Черчиллю была вручена Нобелевская премия за литературные произведения. Многие его афоризмы стали впоследствии кры­латыми фразами: «Во время войны правда приобретает такую ценность, что вокруг нее следует возводить бастионы лжи»; «Демократия — самая плохая форма правления, за исключени­ем всех остальных».

Как о любом великом человеке, мнения о Черчилле часто высказывались прямо противоположные. В Советском Союзе предпочитали отзываться о нем в отрицательном смысле, хотя и признавали неоспоримый вклад этого государственного дея­теля в разгром фашизма. Приведем несколько цитат из личных воспоминаний Черчилля о его поездке в Москву в августе 1942 года с тяжелой миссией — сообщить Сталину о том, что от­крытие «второго фронта» переносится на следующий год:

«Я размышлял о моей миссии в это угрюмое, зловещее большевистское государство, которое я когда-то так настойчи­во пытался задушить при его рождении и которое вплоть до появления Гитлера я считал смертельным врагом цивилизо­ванной свободы. Что должен был я сказать им теперь?»

«Мы всегда ненавидели их безнравственный режим, и, ес­ли бы Германия не нанесла нам удара, они равнодушно на­блюдали бы, как нас уничтожают, и с радостью разделили бы с Гитлером нашу империю на Востоке».

«Все было подготовлено с тоталитарной расточительностью. В мое распоряжение был предоставлен в качестве адъютанта огромный офицер, обладавший великолепной внешностью (я думал, что он принадлежал к княжеской фамилии при цар­ском режиме)... Много опытных слуг в белых куртках и с сияю­щими улыбками следили за каждым пожеланием или движени­ем гостей. Длинный стол в столовой и различные буфеты были заполнены всякими деликатесами и напитками, какие только может предоставить верховная власть. Меня провели через об­ширную приемную комнату в спальню и ванную, которые имели почти одинаковые размеры... Я заметил, что над ракови­нами не было отдельных кранов для горячей и холодной воды и что в раковинах не было затычек. Горячая и холодная вода вытекала вместе через один кран, смешанная до желаемой температуры. Кроме того, не приходилось мыть руки в ракови­нах, а можно было это делать под струей воды, вытекающей из крана. В скромной форме я применил эту систему у себя дома. Если нет недостатка в воде, то это самая лучшая система».

«Я прибыл в Кремль и впервые встретился с великим рево­люционным вождем и мудрым русским государственным деятелем и воином, с которым в течение следующих трех лет мне предстояло поддерживать близкие, суровые, но всегда волную­щие, а иногда даже сердечные отношения».

«Это замечательное заявление произвело на меня глубокое впечатление. Оно показывало, что русский диктатор быстро и полностью овладел проблемой, которая до этого была новой для него. Очень немногие из живущих людей смогли бы в не­сколько минут понять соображения, над которыми мы настой­чиво бились на протяжении ряда месяцев. Он все это оценил молниеносно».

«Сталин раскланялся с нами и протянул мне на прощание свою руку, и я пожал ее».

Уинстон Черчилль родился 30 ноября 1874 года близ Вуд-стока в Оксфордшире в Бленхеймском дворце Спенсеров Чер­чиллей — герцогов Мальборо. В 1888 году он поступил на учебу в Харроу и закончил университет в 1892 году, после чего слу­жил в армии. Затем он поехал в Америку, которая поразила его своими огромными размерами, после чего получил назначение в Индию. Здесь он добился статуса корреспондента и освещал Малакандскую экспедицию в Северо-восточный пограничный округ Индии. Но первые его репортажи в «Дейли телеграф» бы­ли опубликованы без подписи, что сильно раздосадовало Уин-стона, потому что он хотел поскорее заявить о себе избирате­лям — политика все больше притягивала его. Тогда он в 1898 году поспешно издал репортажи отдельной книгой и сразу приобрел известность. «Ее читает каждый»,— писал ему принц Уэльский. Летом того же года Уинстон Черчилль отправился в Египет с уланским полком, участвовал в битве с махдистами при Омдурмане (Судан) и писал репортажи для «Морнинг пост». В 1899 году он уже был в Южной Африке. Армия его больше не прельщала, но в перерывах между кампаниями ему так и не удалось добиться избрания в парламент. За годы служ­бы он пришел к выводу, что «наша расширенная империя вы­нуждает нас к перенапряжению наших военных ресурсов, к чему мы недостаточно подготовлены».

В 1900 году Черчилль добился избрания в Палату общин от партии юнионистов. Правда, в 1904 году он вступает в Либе­ральную партию и уже от нее избирается в парламент в 1906 году. В 1908—1910 годах Черчилль занимал пост министра торг­овли Великобритании, в 1910—1911 — министра внутренних дел, а затем вплоть до 1915 года был морским министром.

Шла мировая война. Россия — союзник Великобритании — просила ослабить турецкое давление на Кавказ. Кроме того, существовала опасность, что турки сумеют захватить Суэцкий канал. Тогда и родилась идея «демонстрации силы» в проливе Дарданеллы. На военном совете 25 ноября 1914 года Черчилль настаивал на том, что идеальный способ защитить Египет — это атака на Галлипольский полуостров с последующим захва­том Константинополя.

В начале весны 1915 года английский флот вошел в Дарданел­лы и начал массированную бомбардировку полуострова. Опера­ция провалилась в основном из-за того, что командование ар­мии отказалось предоставить сухопутные войска для высадки десанта. Черчилль лишился поста военно-морского министра.

Но он не впал в отчаяние и осенью перебрался во Фран­цию, чтобы вступить в ряды оксфордширских гусар. Там его пе­рехватил командующий экспедиционными войсками во Фран­ции сэр Джон Френч и предложил командование бригадой. Черчилль отказался. Он настаивал на приобретении опыта окопной войны и был прикреплен к гренадерскому гвардей­скому батальону, в котором когда-то служил его отец — вели­кий герцог Мальборо. Затем он возглавил батальон шотланд­ских стрелков, удивив младших командиров своим появлением в расположении части. Черчилль сходу предупредил их, что бу­дет заботиться о тех, кто его поддержит, и сломает тех, кто пойдет против него. Это было его жизненное кредо.

Прокомандовав чуть больше четырех месяцев, Черчилль ре­шил вернуться в Лондон. Объединение батальонов и сокраще­ние его должности обеспечили правдоподобный повод поки­нуть армию.

Встретили его с недоверием. Но постепенно положение стало исправляться. В 1917 году Черчилля назначили на пост министра военного снабжения, который он и занимал до кон­ца войны. В 1918 году у него появилась надежда вернуться в Ад­миралтейство, чего Черчилль страстно желал, но этому больше не суждено было сбыться. Впоследствии он любил с иронией подписывать телеграммы руководителям дружественных госу­дарств «от бывшего военного моряка» и любил, когда они от­вечали ему как «бывшему военному моряку». Вместо морского министерства Черчилль был назначен военным министром и министром авиации.

Ему предстояло на новом посту сформировать свою поли­тику в отношении будущего Великобритании и ее места в ми­ре. Черчилль объявил, что война велась в защиту «христианской цивилизации», выступил за «солидарность англоговорящих стран» и «полное примирение». Но последнее, по его мнению, было невозможно до тех пор, пока Германия не будет «повер­жена окончательно». Он не делал различия между правительст­вом и народом Германии, когда речь заходила о причине вой­ны: «Все они были в этом замешаны».

Но больше всего Черчилля беспокоила проблема больше­визма.

Черчилль был убежден, что необходимо уничтожить боль­шевизм в России. Правда, его собственное расследование выя­вило, что британские солдаты не желают там сражаться. Тогда он пришел к выводу, что это должны сделать российские ар­мии. Но они нуждались в помощи, а премьер Ллойд Джордж отказывался ее предоставить, сомневаясь в либерализме рос­сийских генералов и ссылаясь на исторические факты, доказы­вающие, что интервенция чаще всего приводит к обратному от желаемого эффекту. К тому же он боялся расходов — Британия сама испытывала тяжелые последствия войны. Черчиллю при­шлось преодолевать его сопротивление.

Но интервенция в Россию провалилась. К тому же призывни­ки, набранные в армию во время мировой войны, стали разбе­гаться по домам, а в колониях росло национально-освободитель­ное движение, которое уже невозможно было подавить (в 1921—1922 годах Черчилль был министром колоний). Это привело к тому, что он проиграл на всеобщих выборах 1922 года. Правда, Черчилль недолго вел затворническую жизнь, и уже в 1924 году стал министром финансов и занимал этот пост до 1929 года.

После этого вплоть до начала Второй мировой войны Уин-стон Черчилль был мало заметен в политике. В те годы он мно­го писал, занимался общественной деятельностью. Но как только гитлеровская Германия развязала агрессию в Европе, о нем вспомнили сразу.

В 1939 году Черчилля вновь назначают морским министром, а на следующий год избирают премьер-министром Великобри­тании. В годы Второй мировой войны Великобритания и США были союзниками СССР, а Черчилль, как сам признавался, на­ходился почти в дружеских отношениях со Сталиным. Но как только угроза фашизма была ликвидирована, его неприязнь к большевизму проявилась с новой силой.

В конце концов Черчилль призвал к «крестовому походу» против коммунизма, а британцы хотели мира и спокойствия. Он проиграл выборы в 1945 году и перестал быть публичным поли­тиком. Но именно тогда он произнес ставшие впоследствии нарицательными слова «железный занавес», выступая в 1946 году в Вестминстер-колледже (Фултон, штат Миссури). В присутствии американского президента Гарри Трумэна он сказал: «От Щеци­на на Балтике до Триеста на Адриатике опустился железный за­навес, перегородивший континент»,— и призвал англоязычные народы совместно противостоять советской угрозе. Это было од­но из заявлений, ознаменовавших начало «холодной войны». Другое принадлежало Сталину, который в 1946 году заявил, что капитализм и коммунизм неизбежно столкнутся друг с другом и в конечном счете победа будет за советской системой.

В 1951 году консерваторы победили лейбористов на всеоб­щих выборах, и Черчилль снова стал премьер-министром, ос­таваясь на этом посту до тех пор, пока не подал в отставку в 1955 году. Перед этим он (после смерти Сталина) еще раз по­пытался выступить «миротворцем» и собирался с визитом в Советский Союз, но приглашения не получил. В конце своего правления это был восьмидесятилетний старик, одетый в весь­ма странный костюм и никак не желавший расстаться с вла­стью, словно ребенок с любимой игрушкой. Прожил он еще долгих десять лет и умер на исходе января 1965 года.

Британцы, оценив по достоинству заслуги Уинстона Чер­чилля, устроили пышные похороны за государственный счет, что было первым в истории страны случаем подобного отноше­ния к человеку, не являвшемуся членом королевской фамилии.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий