Борис Годунов и смутное время (стр. 1 из 5)

План. С.

I. Факторы, способствующие наступлению «смутного» времени 2.

в России. Борис Годунов.

II. Россия в годы «Смуты».

1. Лжедмитрий I 9.

2. Василий Шуйский 11.

3. Восстание Ивана Болотникова 11.

4. Лжедмитрий II. Двоевластие в стране. Дворцовый переворот 12.

5. Первое Земское Ополчение 14.

6. Второе Земское Ополчение К.Минина и Д.Пожарского 14.

7. Избрание нового царя из династии Романовых 16.

Последствия «Великой Смуты». 18.

Список литературы 19.

I.

К концу XVI века Московское государство переживало тяжелое время. Постоянные набеги крымских татар и разгром Москвы в 1571г.; затянувшаяся Ливонская война, длившаяся 25 лет: с 1558-го по 1583-ий, достаточно измотавшая силы страны и закончившаяся поражением; так называемые опричные «переборы» и грабежи при царе Иване Грозном, потрясшие и расшатавшие старый уклад жизни и привычные отношения, усиливавшие общий разлад и деморализацию; постоянные неурожаи и эпидемии. Все это привело в итоге государство к серьезному кризису.

В припадке гнева Иван Грозный убил своего старшего сына Ивана, такого же крутого нравом, как и его отец. В 1584 г. на престол взошел другой сын Грозного, Федор. Оставался еще малолетний Дмитрии (от последней жены Ивана IV из рода Нагих. : В отличие от отца Федор обладал мягким нравом, был, по выражению современников, «кротким» царем. Но Федор Иванович совершенно не любил государственные дела, быстро уставал от них. Он предпочитал проводить время в церкви, за тихими беседами, в покое.

В последние дни жизни царь создал регентский совет, в который входили бояре. Совет был создан для того, что бы управлять государством от имени его сына царя Федора, не способного делать это самостоятельно.

Основные государственные заботы и власть вместе с этим перешли к шурину (брату жены) царя Борису Годунову. Государь очень любил свою супругу Ирину, а Годунов, в свою очередь, имел на сестру большое влияние. Таким образом, боярин Годунов приобрел исключительное влияние в царстве. Надо отметить, что Борис обладал серьезным государственным умом, хваткой, имел широкий кругозор. Дела России при нем пошли достаточно успешно. Страна отдыхала от бесконечных войн, казней, нестабильности, происходивших из-за взбалмошного характера Грозного. Постепенно заселялись покинутые села, началась колонизация Сибири.

Правительство Годунова продолжало политическую линию Ивана Грозного, направленную на дальнейшее усиление царской власти и укрепления положения дворянства. Были приняты меры по восстановлению помещичьего хозяйства. Пашни служилых феодалов были освобождены от государственных налогов и повинностей. Были облегчены служебные обязанности дворян-помещиков. Эти действия способствовали укреплению правительственной базы, что было необходимым в связи с продолжавшимся сопротивлением феодалов-вотчинников.

В то же время Борис Годунов многих бояр сослал в ссылку, подозревая их в измене или соперничестве. Кроме того, он наводнил страну шпионами и доносчиками, подкупал слуг своих соперников, чтобы ослабить возможных конкурентов на власть. Особенно жестоко он расправился с семьей крупнейших и родовитейших бояр Шуйских, имевших большой авторитет в стране за полководческие заслуги Петра Ивановича Шуйского и его сына Ивана Петровича.

Власть Бориса Годунова, ввиду его личных качеств, главным образом держалась на родстве с женой царя. Между тем у Федора и Ирины детей не было, и среди знати постоянно возникали требования о расторжении этого бездетного брака. Сам царь и, понятно, особенно Годунов всячески противились этому. Бездетному Федору должен был наследовать младший сын Грозного Дмитрий. Но в 1591 г. Дмитрий, который находился с матерью в Угличе, неожиданно погиб. Обстоятельства этого дела полностью не ясны. Официальная версия гласила, что царевич в припадке падучей болезни (которой наградил его отец) упал на нож и зарезался. Однако в самом Угличе произошел мятеж, поскольку молва вполне определенно называла виновниками убийства царевича подосланных Годуновым людей. Скорее всего, так и было. За мятеж угличан строго наказали и многих выселили. Существует и еще одна версия, что царевич был спрятан, а убит другой ребенок. «Угличское дело» долгое время оставалось загадкой для русских историков, однако последние исследования дают основания думать, что действительно произошел несчастный случай.

17 февраля 1598 г. в истории Российского государства произошло знаменательное событие – впервые, на Земском соборе был избран царь. До этого верховная власть передавалась по наследству внутри одного правящего рода, ведущего начало от легендарного Рюрика, а с образованием Московского Великого княжества – от Ивана Калиты. Однако, после смерти 6 января 1598 г. бездетного царя Федора Ивановича престол оказался вакантным. Москва присягнула на верность его жене, царице Ирине, но Ирина отказалась от престола и постриглась в монашество.

Пока на Московском престоле были государи старой привычной династии (прямые потомки Рюрика и Владимира Святого), население в огромном большинстве своем беспрекословно подчинялось своим «природным государям». Но когда династии прекратились, государство оказалось «ничьим». Высший слой московского населения, боярство, начало борьбу за власть в стране, ставшей «безгосударственной».

Однако попытки аристократии выдвинуть царя из своей среды не удались. Позиции Бориса Годунова были достаточно сильны. Его поддерживали Православная церковь, московские стрельцы, приказная бюрократия, часть бояр, выдвинутых им на важные должности. К тому же соперники Годунова были ослаблены внутренней борьбой.

Судьбу трона решил избирательный Земский собор, созванный через 42 дня после смерти Федора. Новым царем единодушно, без какой-либо политической борьбы был провозглашен боярин Борис Федорович Годунов, не принадлежащий ни к “царственному племени”, ни к родственному кругу прежней династии московских князей.

Но следует развеят миф о том, что Борис сделал карьеру только благодаря опричнине и браку с дочерью Малюты Скуратова. Разрядные книги свмдетельствуют о том, что многие Годуновы были весьма заметными людьми в государстве с самого начала XVI века. Василий Григорьевич Большой, двоюродный дед Бориса, в 1515 г. на Великих Луках был первым воеводой Сторожевого полка, а после объединения с основным войском стал третьим воеводой Большого полка. Еще один двоюродный дед Бориса, Петр Григорьевич в 1508 г. был воеводой Великих Лук. Василий Дмитриевич, троюродный дед Бориса, в 1516 и 1519 гг. возглавлял большой полк на Белой, после объединения войск стал вторым воеводой Сторожевого полка, в 1531 г. – Коломенским наместником, в 1532 г. – воеводой Галича, в 1542 г. на приеме литовских послов возглавлял дворянство Вязьмы. Видной фигурой был и его сын Михаил Васильевич: в 1543 г. – воевода Серпухова, в 1548 г. – Васильсурска, в 1562 г. – пристав царя Шиголея, в Полоцком походе 1563 г. – у знамени, в 1564 – 1565 гг. – второй воевода Смоленска. Дядя Бориса, Иван Черемной был в 1551 г. третьим воеводой Смоленска. Воеводами различных городов были и другие родственники Бориса в 50-е начале 60-х годов, т. е. До опричнины.

Наибольшего успеха при дворе Ивана IV удалось достичь Дмитрию Ивановичу Годунову, родному дяде Бориса. С 1567 – 1573 гг. он был царским постельчим, возглавляя Постельничий приказ. Должность постельничего была особой – в его обязанности входило организовывать спокойный сон государя, следить за опрятностью постельного белья, охраной в покое в ночное время и даже иногда спать с царем “в одном покое вместе”. Естественно, что исполнять такую должность мог только очень близкий к Ивану IV человек, поскольку тот отличался подозрительным нравом, боялся заговоров и покушений на свою жизнь. Дмитрий Иванович, судя по всему, пользовался большим доверием царя и смог не только сам сделать блестящую карьеру, но и пристроить ко двору многочисленных родственников. Став постельничим, он получил разрешение на постройку в Кремле своего двора. Вместе с дядей поселились и рано осиротевшие племянники: Василий и Борис и их младшая сестра Ирина. В Утвержденной грамоте писалось, что Ирина оказалась при царском дворе с 7 лет. Это могло быть как раз в 1567 году. В это же время свою первую должность получил Борис – в разрядных книгах отмечено, что в сентябре 1567 г. во время предполагавшегося похода государя на Великие Луки пятым стряпчим значился Б. Годунов.

Вероятно он был стряпчим Постельничего приказа, и в его обязанности входило принимать и подавать царю одежду. Скорее всего Иван IV сразу заметил красивого и обходительного юношу (Борису было в то время 15 лет) и стал ему покровительствовать. Это придало молодому честолюбцу уверенность, и он стал бороться за более высокое место в придворной иерархии. Согласно росписи сентябрьского 1570 г. похода царя против крымцев (несостоявшегося) Борису с четырьмя помощниками полагалось нести рогатину царевича Ивана, а его двоюродному брату Федору Ивановичу – второй саадак (колчан) царевича Ивана.

Настоящий взлет придворной карьеры Годунова начался после того, как его сестра Ирина стала женой царевича Федора. Точная дата этого события неизвестна. Скорее всего, это произошло в 1577 – 1578 годах, поскольку, именно в это время все Годуновы получают повышение по службе и входят во двор Федора, будущего удельного князя (согласно завещанию отца). Борис получает должность кравчего, дядя становится боярином. Степан Васильевич (троюродный брат) – окольничим, Яков Афанасьевич и Григорий Васильевич (бывший дядька царевича) – дворянами, Андрей Никитин, Яков и Константин Михайловичи, Никита и Петр Васильевичи (четвероюродные братья) – стольниками.

В 1578 г. Борис становится боярином. “Боярство ему сказывал” один из наиболее знатных людей государства Ф. М. Трубецкой, признавая тем самым старшинство Годунова. Его земельные богатства растут. Если в начале карьеры он вместе с дядей владел лишь родовой вотчиной в Вязьме и Костроме, то со временем у него появляются земли в Дмитровском, Тверском и Малоярославском уездах и Подмосковье.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.