регистрация / вход

Дуглас Норт

Дуглас Нотр (Douglass North) Дуглас Сесил Норт родился в 1920 г. в Кембридже, США; закончил университет Беркли, Калифорния (бакалавра 1942 г. , доктор в 1952 г.); работал в Вашингтоне и Хьюстоне; в настоящее время является профессором университета Вашингтона в Сент-Луисе, где занимал разные административные посты.

Дуглас Нотр ( Douglass North )

Дуглас Сесил Норт родился в 1920 г. в Кембридже, США; закончил университет Беркли, Калифорния (бакалавра 1942 г. , доктор в 1952 г.); работал в Вашингтоне и Хьюстоне; в настоящее время является профессором университета Вашингтона в Сент-Луисе, где занимал разные административные посты. Дуглас Норт долгое время был членом Совета директоров Национального бюро экономических исследований, в 1960-1966 гг. был одним из издателей "Journal of Economic History", а с 1987 г. является членом Американской академии искусств и наук.

Норт стоял у истоков современных исследований в области экономической истории - большее количество известнейших ныне ученых прошло его школу. Но если ранние работы Норта были посвящены таким конкретным проблемам, как, например, динамика цен и заработной платы в с средневековой Англии, рост благосостояния американцев в XVII -XIX веках или оценка эффективности океанского судоходства, то впоследствии он один из первых стал проводить межстрановые сопоставления и количественные оценки различных стратегий экономического роста. Норт отличается стремлением не только к количественным и статическим оценкам экономических параметров и не к построению контрфактических моделей, а к анализу реальных исторических явлений и поиску их объяснений. Инструментом такого рода анализа является для него аналитический аппарат новой институциональной экономической теории и, в частности, экономическая теория трансакционных затрат.

В центре этой исследовательской традиции находится понятие института, т.е. "правила игры в обществе; более формально: созданные людьми ограничения, которые придают форму человеческим взаимодействиям и структурируют стимулы в области политического, социального и экономического обмена". Существование правил игры необходимо в любом сложноустроенном обществе, где сосуществование индивидуальных интересов и их согласование не может осуществляться без общепринятых норм, надежных и соответствующих им властных структур и аппарата принуждения. Именно в силу такого употребления и структурирования условий экономической деятельности институты могут выполнять свою основную задачу - уменьшать неопределенность общественной жизни. Кроме того, в реальной жизни невозможно существование совершенных рынков, какими их описывают стандартные неоклассические модели, - в реальности трансакционные затраты никогда не равны нулю. Создавая предсказуемую социальную среду и упорядочивая распределение информации, институты могут способствовать более эффективному и целенаправленному использованию материальных ресурсов благодаря экономии на трансакционных затратах, в первую очередь затратах на измерение и поиск информации.

Несмотря на то, что основная задача экономической деятельности - максимально удовлетворять собственные потребности в условиях ограниченности ресурсов, остается неизменной в любой экономической системе в любой стране, способы решения этой задачи были существенно различными в разных странах и в разные времена. Разными развитые экономики делают национальные, культурные, исторические традиции, т.е. различия их институтов. С другой стороны, сложные экономические системы с современной институциональной структурой вами вложились в ходе длительного процесса эволюции, изучение которого и составляет предмет исторического исследования. Поэтому в центре научных интересов экономического историка должна, с точки зрения Норта, стоять эволюция институциональной структуры, ибо от нее зависит как правильное понимание событий прошлого, так и анализ причин настоящего положения тех или иных стран.

Эволюция институциональной структуры ведущих стран Европы (Англии, Испании, Голландии, Франции) начинай с X века изучается и объясняется с помощью традиционных экономических методов - в зависимости от эволюции относительных цен. Отталкиваясь от общепринятых экономических концепций и оценивая такие показатели, как динамика численности населения, размеры реальных и номинальных доходов, цены на сельскохозяйственную продукцию начиная с XIII века, авторы не ставят под сомнение общую рациональность экономической системы, исходя из того, что в обществе складываются именно те институты, которые способствуют его максимальной экономической эффективности. Однако как объяснить в таком случае то, что, например, в экономическое развитие Испании и Англии, обладавших в XVI веке сопоставимыми людскими и материальными ресурсами, оказалось, что уровни их экономического развития вскоре стали несопоставимыми? Почему в Испании не только сохранились, но и упрочнились те институты, существование которых было явно неэффективным с точки зрения задач ее экономического развития и роста?

Теоретическому объяснению расхождений эволюции институциональных структур посвящены позднейшие работы Норта. Причину таких расхождений он видит не в сдвигах экономических показателей, он рассматривает их в рамках более широкого социокультурного контекста и объясняет как наличием старых установок и традиций (т.е. неформальных институтов), направляющих эти сдвиги так и определенными политическими интересами , которые преследуются в ходе тех или иных изменений правил экономической "игры". Направление институциональных сдвигов, полагает Норт, зависит от многих факторов, в числе важнейших из которых ограниченность рациональности экономических систем и исторически сложившиеся соотношения сил сторон, выражающих те или иные интересы в ходе своеобразного политического "торга". Так, если в государственной политике превалируют соображения выгоды власть предержащих, то это приводит к гипертрофии государственно-бюрократического аппарата и парализации экономического интереса, как это было в Испании XVI-XVIII веков. Напротив, экономические институты таких стран, как Англия и Нидерланды, США, эволюционировали в сторону все большего стимулирования частного интереса путем введения принципа личной свободы (ранее формирование гражданских обществ ), мобилизации больших капиталов (первые акционерные общества), удешевления и облегчения доступа к коммерческой информации (печать, организованные рынки), лучшего распределения рисков (страхование, фондовые биржи). Такая сложившаяся и устойчивая институциональная структура привела к тому, что эффективность тех же производственных ресурсов и затрат оказалась в этих странах куда выше, чем в той же Испании нового времени или нынешних странах Латинской Америки и третьего мира. Исследование роли экономических институтов в экономической системе оказалось на стыке нескольких дисциплин: правовые нормы и политические расклады в ходе исторического развития анализируются с точки зрения их экономической эффективности, с использованием аппарата исследований процессов торга и теории игр. Этот подход оказался необычайно плодотворным как для исторических исследований - в качестве разнообразия путей исторического развития экономических систем с точки зрения сравнительной эффективности их институтов, так и для экономической теории, поскольку он предоставил прекрасный и обширный эмпирический материал для приложения аналитически приемов новой институциональной школы.

Подходы и принципы анализа экономической истории Д.Нортом довольно четко проявляются на примере взаимоотношений между людьми в феодальном обществе. Если марксистская экономическая наука рассматривала труд крестьян-крепостных на феодала как присвоение тем дополнительного труда (продукта), то Д.Нортон анализирует эту повинность как природную форму обмена рабочего времени на общую защиту жизни и собственности в период, когда система существующего правопорядка была несовершенной. Таким образом , по мнению американского ученого, переход от феодализма к капитализму происходил не вследствие отмены крепостного права, а в результате возникновения независимых государств с развитой системой правопорядка, обеспечивающей, прежде всего, право на собственность, в том числе - и на рабочую силу. Поэтому вся история развития западных стран с 1600 г. до 1900г. рассматривается с принципиальной точки зрения.

Д.Норт длительное время плодотворно работал в области экономической истории и эконометрики, симбиоз которых привел к возникновению "клиометрии" - особенной концепции как исследования экономических явлений на основе соединения математических, статистических методов и исторической теории. Само название "клиометрия" происходит от греческого "Клио - муза истории - и "метрио" -измерять. Ряд работ, посвященных теории экономической истории, Дуглас Норт опубликовал еще в 70-е годы. Недаром его вместе с Р.Фогелем называют на Западе творцами новой экономической истории. Одна из работ Д.Норта -"За кулисами новой экономической истории" (1973 год) - вызвала длительные споры и дискуссию в научном мире.

Уже в этой работе присутствует стремление по новому объяснить процветание и упадок народов и государств, проанализировать проблему экономического роста в тесной взаимосвязи с действием так называемых внешних эффектов, трансакционных расходов и институциональных норм. По мнению Д.Норта, реформы и революции, изменение правовых положений и форм собственности имеют смысл лишь тогда, когда нежелательные побочные последствия (внешние эффекты) трансакционных действий (затрат) в рамках существующих институтов большие, чем были при новых. Это, в значительной мере абстрактное теоретическое положение Д.Норт объясняет, прибегая к истории человеческой цивилизации, в частности, на примере "первой экономической революции в человеческой истории" Почему, спрашивает исследователь, 10 тыс. лет тому назад из охотников и собиральщиков вдруг возникли крестьяне? Его ответ таков: потому что строй собственности первобытного общества ( свободное использование земли для всех ) не мог больше соответствовать внешним эффектам возрастающей численности населения ( сокращения площадей лесов и снижения урожайности земли ) ; на смену старому праву пришло новое - право коллективной собственности на сообща построенную страну, то есть возникло аграрное общество.

Размышляя о процессах, происходящих, происходящих в мире, Д.Норт подчеркивает, что "важнейшей задачей для Восточной Европы сегодня является формальная передача государственной собственности в частные руки. Но при этом отсутствует все то, что дает возможность этой частной собственности функционировать в соответствии с невидимой рукой рынка - нет соответствующей правовой системы, системы образования. Просто нет основ для этого. Неформальные правила игры, опосредствованные через культуру каждой страны, изменить очень трудно. Если же модифицировать лишь формальные правила, то это может привести к напряженности и продолжительной политической нестабильности". Что касается России , Украины и других республик бывшего СССР, то путь изменений тут будет продолжительным и тяжелым и в ближайшие 15-20 лет вряд ли можно ожидать высоких темпов развития.

Идеи Д.Норта при формировании новой институциональной экономики дали толчок к активизации исследований в указанном направлении. Доказательством этому является публикация ряда работ , посвященных проблемам взаимодействия правил поведения и экономики, влияния разных институтов на процессы экономического и социально-политического развития. В частности, в 1994 году опубликована работа "Экономический анализ института" Р.Рихтера, а в 1993 году - книга Г. Бреннана и Дж..М.Бьюккенена "Обоснование правил". К этому ряду работ следует отнести также книги "Этические основы рыночной экономики" (под ред. Х.Зиберта) и "Доверительные правила, процветание и кризисы" Х.И.Зигенталера. В этих работах обоснована закономерность становления институциональной экономики, показано, что учреждение и использование ее организаций обуславливает так называемые "трансакционные расходы", которые должны приниматься во внимание при осуществлении хозяйственной деятельности. Каждый из исследователей подчеркивает, что экономические кризисы в индустриальных обществах были и всегда останутся прежде всего кризисами ориентации, то есть утратой доверия к правилам и нормам, регулирующим общественную жизнь и экономическую деятельность. Новая институциональная экономика, по мнению этих авторов, как раз и должна своевременно учитывать формальные и неформальные правила и нормы, существующие в обществе, использовать их при решении ряда проблем.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий