регистрация / вход

Как И.В. Сталин установил личную диктатуру в ВКП(б)?

Министерство образования Российской Федерации. Ярославский Государственный Университет им. П.Г. Демидова. Кафедра истории России. Реферат по политической истории России на тему:

Министерство образования Российской Федерации.

Ярославский Государственный Университет им. П.Г. Демидова.

Кафедра истории России.

Реферат по политической истории России на тему:

«Как И.В. Сталин установил личную диктатуру в ВКП(б)?».

Выполнила студентка

группы ПЛ-21

Жерихина Ксения.

Проверил кандидат

исторических наук, доцент

Бухарин Л.А.

Ярославль, 2003 год.

Содержание:

1. Введение. с. 2

2. Биография. Превращение Джугашвили в Сталина. с. 3

3. Как Сталин установил личную диктатуру в ВКП(б) с. 8

3.1 Исторические предпосылки установления личной

диктатуры Сталина. с.8

3.2 Личностные качества, позволившие И.В. Сталину узурпировать власть. с.14

3.3 Семь мнимых отставок Сталина. с.16

3.4 Безрезультатное сопротивление партии узурпации

власти. с.18

4. Заключение. с.26

Список литературы с.28

1. Введение.

Об Иосифе Виссарионовиче Сталине, выдающемся человеке, оставившем заметный след в нашей советской, а также мировой истории, написано немало книг, статей, воспоминаний, и даже стихов. Все они разные – одни авторы восхваляют, другие ругают, третьи пытаются разобраться в мотивах его деятельности и характере. Портрет Сталина создан самыми разными людьми: руководителями партии; генералами, бывшими у него в подчинении во время II мировой войны; советскими журналистами и писателями; старыми большевиками, пережившими лагеря и оставившими мемуары; зарубежными и российскими авторами разных лет. Р. Медведев, Р. Такер, В. Бережков (личный переводчик Сталина), Н. Бухарин, Л. Троцкий, Ю. Гиренко, А. Зевелев, С. Аллилуева, Н. Хрущев – вот далеко не полный список тех, кто пытался описать эту историческую фигуру с разных точек зрения. В поисках ответа на вопрос, поставленный в названии моего реферата, я постаралась изучить различную литературу, сравнить мнения современников Сталина и нынешних исследователей о том периоде советской истории. Одно признано неоспоримо - И.В. Сталин являлся неординарной личностью, человеком, который мог повести за собой многие миллионы людей, убедить, а если нет, то заставить их верить в свои идеалы, управлять и добиваться своих целей. Взяться за рассмотрение такой темы, как процесс установления личной диктатуры И.В. Сталина, я решила не случайно. Ведь чтобы добиться того, чего смог добиться он, беспрекословного подчинения, управления буквально мыслями населения огромной, руководимой им страны, совсем не простое дело, и под силу оно далеко не каждому. Чтобы достичь подобной неограниченной власти, а затем и удерживать ее, необходимо обладать определенными качествами, чертами характера, умением оценить ситуацию и воспользоваться ею в своих целях, не пропустить момент, который поможет их добиться. Так какими же качествами обладал Сталин, и обладал ли вообще, какими путями смог он подняться до высот управления страны, занимающей почти шестую часть земного шара, и подчинить ее своей личной воле на почти 20 лет – это я хочу рассмотреть в своей работе. Для этого, на мой взгляд, недостаточно дать описание только личности диктатора, необходимо проследить связи и взаимодействия личности с социальным окружением и политической ситуацией, которые позволяют личностному фактору обрести историческую значимость. По моему мнению, объяснение причин прихода Сталина к власти и его деспотизма, кроется и в характере Сталина, и в характере большевизма, как политического учения, и в характере той исторической ситуации, в которой оказалась советская власть в 20-е годы, и в характере самой России – страны с традицией самодержавного правления и примирения народа с таким положением. «Но, только уяснив, сложное взаимное переплетение всех этих факторов, мы окажемся в состоянии понять, почему так получилось, что личные качества (как верно, но слишком поздно предсказал Ленин) оказались мелочью решающего значения».[1]

2. Биография. Превращение Джугашвили в Сталина.

Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) родился 9 (21) декабря 1879 года в городе Гори Тифлисской губернии в семье сапожника и дочери крепостного крестьянина. Гори, что в переводе с грузинского означает холм, расположен в гористой местности, на востоке Грузии, примерно в 45 милях к северо-западу от Тифлиса. В те времена это был уездный центр Тифлисской губернии. В течение его истории неоднократно разрушительные землетрясения сотрясали город. В прошлом один из пунктов караванного пути, этот город стал станцией главной железнодорожной линии, построенной в 1871 году и соединившей черноморский порт Поти с Тифлисом. К моменту рождения Иосифа Виссарионовича город насчитывал 8-9 тысяч жителей.

О его предках известно немного. Прадед по отцу по имени Заза Джугашвили в начале XIX века участвовал в крестьянском восстании против русских, а затем нашел убежище в деревне Диди-Лило близ Тифлиса. Здесь его сын Вано развел виноградник, здесь родился Виссарион, будущий отец Иосифа. Виссарион работал на кожевенном заводе Адельханова, где обучился сапожному ремеслу. Через некоторое время некий Барамов открыл в Гори сапожную мастерскую, и среди нанятых на работу был и Виссарион Джугашвили. Здесь он познакомился и вступил в брак с Екатериной Геладзе из семьи бывших крепостных. Джугашвили сняли домик который состоял из единственной маленькой комнаты, стол, четыре табуретки, кровать, небольшой буфет с самоваром, настенное зеркало и сундук с семейными пожитками – вот и вся обстановка этого жилища. Из четверых детей Виссариона и Екатерины в живых остался только Иосиф. Достоверно известно, что Виссарион был суровым, вспыльчивым человеком, большим любителем выпить, нередко избивал жену и сына. Когда мальчику исполнилось 11 лет, отец умер от ножевого ранения, полученного в пьяной драке. Близкий друг и школьный товарищ Сталина И. Иремашвили в своих мемуарах писал: «Ранняя смерть отца не произвела на ребенка никакого впечатления. Он ничего не потерял со смертью человека, которого должен был называть отцом». Защищая сына, мать нередко навлекала на себя гнев отца, но потом била ребенка сама. Возможно, ужас, который вселили в него побои матери, помогает объяснить, почему в последствии избиение, символическое или реальное, представлялось ему одним из видов наказания, которого заслуживали наиболее злостные отступники. Таким образом, Иосиф вырос в обстановке острого семейного конфликта и материальной нужды. Дочь Сталина Светлана из разговоров с отцом сделала вывод, что Сталин на протяжении всей жизни был самого высокого мнения о матери, которую считал умной женщиной, хотя и не получившей никакого образования. На основании известный ей фактов, Светлана пришла к заключению, что Екатерина Геладзе была женщиной с пуританской моралью, строгой и решительной, твердой и упрямой, требовательной к себе, и что все эти качества перешли к сыну, который больше походил на неё, чем на отца. И сын, в свою очередь, усвоил её образ мыслей и черты характера, и сохранил глубокую привязанность к матери, которая сильно повлияла на формирование его личности. Мать всячески выражала свою привязанность к нему, привила ему постоянное стремление к успеху, которого не выпало на ее долю. Именно она настояла на том, чтобы послать его в 1888 году в духовное училище в Гори. Сыну передалась вера матери в собственную способность добиться много, он начал рассматривать себя человеком, который обязан превосходить других в любой деятельности. Для этой веры были веские основания, ибо начав посещать духовное училище он проявил незаурядные дарования. Привыкнув к постоянному восхищению матери, он с возрастом стал воспринимать подобное отношение как должное и сам стал идеализировать себя. По свидетельству близко знавших его в то время людей, Иосиф перестал верить в Бога в 13 лет, после того как прочитал что-то написанное Дарвином или о самом Дарвине; кроме того, Горийское духовное училище того времени буквально пронизывал мятежный дух, ведь с 1890 года в разгар проводившейся царским правительством политики русификации приграничных земель обязательным разговорным языком стал русский, а грузинский занял место иностранного. На первых порах говорливые от природы грузинские ребята не могли разговаривать по-русски и постоянно переходили на родной язык, за что их безжалостно наказывали. Эти меры лишь укрепляли в них чувство национальной гордости: изучая русский язык, многие начали ненавидеть самих русских. Вне стен училища юноши с упоением читали грузинскую литературу, особенно сильное впечатление произвел на Иосифа Джугашвили роман А. Казбеги «Отцеубийца». Книга рассказывает о молодой крестьянской паре, постоянно разлучаемой судьбой, и об их верном друге по имени Коба, который изо всех сил старается помочь молодоженам, полагаясь главным образом на свою храбрость, находчивость, ясный ум и способность выйти с честью из любой ситуации. В конце повествования в живых остался только Коба, который отомстил всем обидчикам за погибших друзей. В главном персонаже, бесстрашном и немногословном, Иосиф Джугашвили нашел одного из первых достойных подражания героев, чье имя и образ так соответствовали его представлениям о самом себе как о герое. Он хотел стать вторым Кобой, борцом и героем, и быть таким же знаменитым. Следует отметить, на мой взгляд, что главный герой из «Оцеубийцы» – вовсе не сложная и тонкая натура, а довольно прямолинейный идеализированный тип героя, постоянно встречающийся в романах подобного жанра – сильный, молчаливый, бесстрашный рыцарь, доблестный в бою, меткий стрелок, ловкий и изобретательный в трудных ситуациях. Но в данной истории герой выступает как мститель, так обычай кровной мести кавказских горцев многократно упоминается с одобрением, а триумф отмщения – достойное дело, которому можно посвятить жизнь.

С самого начала обучения в училище Иосиф показал себя в высшей степени самоуверенным, обладающим чувством своей правоты во всем и сильной потребностью отличаться. Один из прежних товарищей по учебе вспоминал, что к урокам он был всегда готов, лишь бы его спросили, и не только в своем классе, но и во всем училище считался одним из лучших учеников. Переходя из класса в класс как лучший ученик, в возрасте 14 лет он окончил в 1894 году Горийское духовное училище, получив диплом с отличием, которого редко удостаивались выходцы из бедных семей. В том же году поступил в Тифлисскую православную духовную семинарию на полное обеспечение. Одаренный, старательный, трудолюбивый сын сапожника, вместо смиреной покорности перед старшими, которую система образования стремилась привить, демонстрировал независимость, смело спрашивая учителя, каким образом отстающие ученики могли бы улучшить свои оценки. Однако сам он с трудом воспринимал критику. Всегда уверенный в своей правоте он никогда не отступал от однажды сказанного. Положение в семинарии усугублялось еще и тем, что эффективно действовала система доносов, постоянной слежки со стороны монахов, угроз заключения в «темную комнату» за нарушение суровых правил. Много лет спустя, в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом Сталин пояснил, что стать революционером–марксистом его заставили «издевательский режим» и «иезуитские методы семинарии». «Издевательский режим» вне всякого сомнения, способствовал превращению семинариста Джугашвили в революционера. Но здесь сыграли свою роль и другие обстоятельства и, прежде всего тот факт, что неповиновение превратилось в семинарии уже в традицию».[2] Вскоре, вместе с другими слушателями Иосиф принял участие в создании подпольного кружка молодых социалистов. К тому времени изменилось и его отношение к учебе, он уже не старался быть первым, а преуспевал только по двум предметам, которые его особенно интересовали – гражданской истории и логике. Отношения с товарищами и манера держаться тоже переменились. Прежде живой, веселый и общительный паренек стал задумчивым и замкнутым, у молодого Джугашвили стали появляться скрытность и угрюмая отчужденность, характерные для него в более поздние годы, приобрел он известность и тем, что легко обижался даже на самые невинные шутки. Тем не менее, он продолжал ощущать потребность отличиться. Следствием тому стало его вступление в августе 1898 года в ряды РСДРП. В 1899 году Иосиф был исключен из выпускного класса семинарии за участие в марксистских кружках. Оставив обучение, Джугашвили продолжал работать пропагандистом кружка самообразования рабочих железнодорожных мастерских Тифлиса. В 1901 году его впервые арестовали за организацию в Тифлисе первомайской демонстрации, и с тех пор он вел жизнь профессионального революционера-подпольщика. По приведенным в официальной биографии сведениям, между 1902 – 1913 годами Джугашвили арестовывался 8, отправлялся в ссылку в отдаленные северные и восточные районы страны 7, и бежал с мест ссылки 6 раз. Вернувшись в Тифлис после первого побега в феврале 1904 г. Джугашвили скрывался на квартире социал-демократического активиста Михо Бочоридзе и снова с головой ушел в подпольную партийную работу. В последующие месяцы он ездил по Закавказью по партийным делам и посетил в июне Баку, осенью побывал в Кутаиси и Батуми. К немногим обстоятельствам ранних этапов революционной карьеры Джугашвили, которые не вызывают сомнения, относится и тот факт, что он принял большевизм без всяких колебаний, как только уяснил себе суть вопросов, послуживших причиной внутрипартийных разногласий. В поездах по Закавказью после побега из ссылки, Иосиф Виссарионович отстаивал ленинскую позицию. Русская революция 1905 года, которую Ленин впоследствии назвал «генеральной репетицией» была массовым, стихийным, общенациональным бунтом, в частности в Закавказье, где глубокое социальное недовольство усугублялось национальными притеснениями, волнения были особенно бурными. Джугашвили активно участвовал в грузинских событиях 1905 г., но его революционная роль не была особенно заметной. Он выступил на некоторых массовых митингах, выпустил несколько агитационных прокламаций и написал ряд статей, касавшихся революционной ситуации и внутрипартийных разногласий. Однако Иосиф Виссарионович участвовал в событиях того времени и в иной роли, есть небезосновательное предположение, что «экспроприациями» в Закавказье, в частности нападением на Тифлисский Государственный Банк, в июне 1907 года, закулисно руководил Джугашвили. Не следует, однако, забывать, что первоначальной деятельностью социал-демократического практика Джугашвили была пропаганда. Распространение идей марксизма среди рабочих, по сути, было преподаванием, тем более что пропагандисту обычно приходилось иметь дело с малообразованными людьми. Понимание основных принципов марксизма и умение разъяснять их простым рабочим были главными достоинствами профессионального революционера. Вообще в Закавказье Коба почитался как второй Ленин и считался лучшим знатоком марксизма. Очевидно, что в социализме Маркса молодой Джугашвили усматривал, прежде всего, Евангелие классовой борьбы. В свою очередь Ленина он почитал как восторженный ученик, считая его величайшим толкователем марксизма в русском движении. А причин для восторгов было немало: во – первых, ленинская концепция организации профессиональных революционеров подчеркивала важную роль людей, подобных Джугашвили, агитаторов и пропагандистов; во-вторых, на Иосифа Виссарионовича произвел глубокое впечатление воинственный характер учения Ленина. Его привлекал образ марксиста, горевшего ненавистью, призывавшего русский народ на борьбу во имя социализма. В-третьих, ленинская концепция революционной партии способствовала возникновению нового и важного в психологическом отношении чувства групповой солидарности, ощущения принадлежности к сообществу избранных.

Начав свою деятельность на Кавказе, Сталин со временем выдвинулся на общероссийский уровень. В 1912 году, после Пражской конференции РСДРП(б), заочно был кооптирован в состав ЦК партии и возглавил его Русское бюро. В тот же период он принимает свой всемирно известный псевдоним и публикует под ним свою первую крупную теоретическую работу - "Марксизм и национальный вопрос", высоко оцененную В.И. Лениным. Псевдоним «Сталин» он выбрал по созвучию с псевдонимом «Ленин», еще и потому что он звучал совсем по-русски. А также его вторая фамилия являлась производным от слова «сталь» и символизировала несгибаемую волю и решимость.

С 1913 по 1917 год знаменательных событий в жизни «пламенного колхидца» не происходило, он находился в ссылке в Туруханске. С мая 1917 года Сталин член Политбюро ЦК. Сталин не долго мирился с правом иметь лишь совещательный голос в воссозданном Центральным Комитетом Русском бюро. После первоначального холодного приема он с успехом утвердил свои позиции. Несмотря на важную и, как оказалось потом, неудачную роль, которую довелось сыграть Сталину в партийных делах в первые недели после февральской революции, его действия в марте (редактирование газеты «Правда») не обернулись для него негативными последствиями. Переизбранный на Апрельской конференции в Центральный Комитет партии, он, наконец, становится не кооптированным, а выбранным членом. Более того, по числу полученных голосов он оказался на третьем месте после Ленина и Зиновьева. Главная причина этого успеха крылась, вероятно, в том, что Сталин теперь мог заниматься национальными вопросами – здесь он был в родной стихии и мог принести наибольшую пользу. Утверждая практику, которой он часто будет следовать в дальнейшем, Сталин выступил на Апрельской конференции с докладом по национальному вопросу. Ещё до официального создания соответствующего ведомства он уже действовал в качестве большевистского комиссара по делам национальностей. Доклад Сталина и внесенный им проект резолюции в целом были в духе ленинской работы «О праве наций на самоопределение». Но проект резолюции Сталина содержал существенные дополнения, который сводились к тому, что право наций на свободное отделение нельзя было смешивать с вопросом о «целесообразности отделения той или другой нации в тот или иной момент». Таким образом, право на самоопределение провозглашалось и подтверждалось только для таких особых случаев как, например, Финляндия или Польша. Большевики не связывали себя обязательствами проводить аналогичную политику в отношении многих других входящих в империю наций, которые могли запросить отделения. Партия была готова предложить не отделившимся народностям с их особенностями быта и собственным языком только лишь областную автономию.

В ходе революционных событий Сталин вновь взял на себя прежнюю роль помощника Ленина по особым поручениям. Участвовал в Октябрьском вооруженном восстании как член партийного центра по его руководству. Его изворотливость, мастерство конспиратора и абсолютная надежность нашли хорошее применение. После установления Советской власти вошел в Совет народных комиссаров в качестве наркома по делам национальностей. Бурная политическая деятельность в массах в 1917 году не отвечала натуре Сталина, поэтому ничем особенным он не проявил себя: ни как политический руководитель, ни как яркая личность. Не обладая ораторским талантом, он не спешил выступать на многочисленных массовых митингах. Его статьи в большевистской прессе не обнаруживали публицистического дара. Не проявились у него также такие важные качества выдающегося революционного вождя как умение быстро приспосабливаться к новой обстановке и умение правильно реагировать, творческое мышление и хорошее понимание народных масс, решимость. Следует заметить, что 1917 год явился важной вехой на пути Сталина к вершине. Он находился в центре революционных событий, участвуя в совещаниях большевистского ЦК, действуя как один из ведущих партийных организаторов, он накопил значительный опыт политика. Именно тогда он получил статус признанного члена большевистского генерального штаба и, наконец, окончательно «стал Сталиным». Он зарекомендовал себя главным специалистом партии по проблемам национальных меньшинств и приобрел достаточное влияние на дела партии.

Далее я не буду так подробно описывать биографию И.В. Сталина, ограничусь лишь перечислением основных дат его жизни, так как это сделано в официальной биографической справке «Деятели отечественной истории» автора Шикмана А.П.

После начала гражданской войны Сталин был командирован на юг России в качестве чрезвычайного уполномоченного ВЦИК по заготовке и вывозу хлеба с Северного Кавказа в промышленные центры.

В ноябре 1918 года Сталин назначается председателем Военного Совета Украинского фронта. 30 ноября был создан Совет рабоче-крестьянской обороны во главе с Лениным. Сталин стал его членом, а как представитель ЦИК - заместителем Ленина. Популярность Сталина как руководителя-практика, умевшего брать на себя ответственность, принимать решения и добиваться их исполнения, росла. На VIII съезде партии он был избран членом Политбюро и Оргбюро. По предложению Ленина Сталин назначается народным комиссаром государственного контроля (с 1920 г. - нарком рабоче-крестьянской инспекции).

27 ноября 1919 года за боевые заслуги Сталин был награжден орденом Красного Знамени.В апреле 1922 года Пленум ЦК РКП(б) избрал Сталина Генеральным секретарем ЦК партии. В этой должности ему выпала сложная и ответственная обязанность - возглавлять политическое и хозяйственное руководство страной во время болезни, и после смерти Владимира Ильича Ленина.

В мае 1941 года Сталин принял на себя обязанности Председателя Совнаркома СССР. С начала войны он - Председатель Государственного Комитета обороны, нарком обороны и Верховный Главнокомандующий всеми Вооруженными Силами СССР.

Он был удостоен звания Героя Советского Союза, награжден двумя орденами "Победа" и орденом Суворова 1-й степени. 27 июня 1945 года Сталину было присвоено высшее воинское звание Генералиссимуса Советского Союза.

3. Как Сталин установил личную диктатуру в ВКП(б).

3.1 Исторические предпосылки установления личной диктатуры.

Утверждению И.В. Сталина генеральным секретарем ЦК ВКП(б) и превращению функций этой должности в противоположность тому, что она представляла при В.И. Ленине (в основном организационно-технической работы), а точнее узурпации власти посредством использования возможностей этого поста, способствовали историческая обстановка в стране в середине 20-х - начале 30-х годов, а также положение дел в партии, её классовый и социальный состав. Советский Союз находился тогда на этапе перехода от капиталистических форм хозяйствования к социалистическим, а в национальных окраинах – в Средней Азии, Казахстане – предстояло совершить скачок от феодализма к социализму. Экономика страны развивалась неравномерно: островками выделялись локализованные промышленные центры посреди бескрайних сельскохозяйственных просторов. Доля сельских жителей в составе населения страны в четыре раза превышала долю горожан, а крестьян было в шесть-семь раз больше чем рабочих. «Пополнение рабочего класса в 20-е годы шло в основном за счет выходцев из крестьянских семей. 40-45% крестьян стали рабочими. Как показала перепись 1929 года рабочие металлургических, горных и текстильных отраслей по-прежнему сохраняли связь с деревней, их семьи в большинстве случаев жили там. Даже в 1929 году 62% этих рабочих продолжали участвовать в сельскохозяйственных работах. И в годы первой пятилетки крестьянство стало преобладающим источником пополнения рабочего класса».[3] Рабочий класс 20-х годов, в большинстве своем не имел длительного пролетарского стажа революционной закалки. Особенно это характерно для рабочего класса национальных окраин, малочисленного, имевшего в своем составе мало рабочих местных национальностей. Данной части рабочих была свойственна мелкобуржуазная идеология, которая обычно вносит в революционное движение свои предрассудки, слабости, ошибки, а особенно тоску по сильной личности. Мелкобуржуазность общества и культ личности взаимосвязаны между собой: первое в определенных обстоятельствах порождает второе. Российский рабочий класс, хотя и имел опыт гегемона в трех революциях, все же отличался от рабочего класса развитых капиталистических стран, не имел школы обучения демократии и парламентаризма. Примером тому служит такой факт – на одну тысячу жителей в европейской части России было всего 330 человек грамотных. И данное положение не изменялось в течение ближайших пяти лет. В 1926 году 43% жителей в возрасте 9-49 лет и старше были неграмотны.

Сталин в целях установления своего единовластия воспользовался низким общеобразовательным уровнем и недостаточно развитой политической культурой населения страны, у которого сильны были дедовские уклады. Он умело использовал то обстоятельство, что неграмотный человек стоит вне политики и почти не имеет представления о подлинной демократии. Для понимания процесса формирования единовластия имеют значение и политические аспекты жизни страны. Сталину помогали не изжитые до конца царистские настроения, укоренявшиеся в России на протяжении нескольких веков, а также отсутствие сформировавшихся и устоявшихся демократических традиций как буржуазного, так и добуржуазного типа в политической структуре дооктябрьской России, кроме того, община, земство, Государственная Дума и другие формы не развились как подлинные демократические институты. Численность рабочих-коммунистов в партии была всего 200 тысяч, ведь многие истинные рабочие «от станка» погибли на фронтах гражданской войны, кроме того, проводились чистки партии, которые имели цель убрать из партии карьеристов. Неизвестно был ли достигнут желаемый результат, потому что в партию на их место пришли отнюдь не пролетарские кадры. Такое положение мало изменялось и в последующие годы. К началу 1923 года в партии насчитывалось 372900 человек. Её состав изменился по сравнению с 1922 годом за счет вычищения непролетарских элементов, а не за счет приема в её ряды рабочих. Через 10 дней после 13 конференции РКП(б) ЦК принял решение принять 200 тысяч крестьян в партию. Таким образом, количественный рост партии менял её качественный состав. Недостаточно высокое, даже недопустимо низкое количество рабочих в партии большевиков к концу 20-х годов было благоприятным фактором для формирования необъятной власти в руках одного лица. Рабочий-коммунист с присущими ему коллективистской психологией и навыками революционной борьбы являлся главным препятствием этому. Согласно переписи членов партии 1927 года в рядах её состояло всего 30% рабочих. В 1928 году коммунисты с дореволюционным стажем составляли 1%, участники Октябрьской революции и Гражданской войны – 32,6%, остальные вступили в партию после 1921 года. Сложившееся положение усугублял наплыв в партию крестьян и рабочих, еще вчера обрабатывавших землю. Изменение классового состава партии в сторону уменьшения его пролетарской основы произошло так же в результате целенаправленной работы генерального секретаря – И.В. Сталина, и членов Политбюро Г.В. Зиновьева и В.М. Молотова, направлявших процесс расширения партии за счет непролетарских элементов. Все эти действия приводили к размыванию старого большевистского костяка партии, к утрате его единства. «Социально-политическая обстановка в стране, а также внутрипартийное положение благоприятствовали приходу к руководству партии Сталина, Зиновьева, Каменева, Троцкого. Все они были и оставались … в той или иной мере военными коммунистами, … были родом из этой политики».[4] Отсюда их уверенность в том, что приемы и методы, которые помогли победить в гражданской войне, помогут преодолеть все пережитки старого. Подобная идеология и практика импонировала тем, кто пришел в партию недавно, не имея опыта подпольной борьбы, и рабочим, продвинувшимся в партийно-государственный аппарат.

Цель моей работы понять, почему именно Сталин утвердился в должности генсека и как он смог узурпировать власть. К тем объективным причинам, которые я рассмотрела выше, следует добавить и то, что его нравственный облик больше всего импонировал полурабочему, полуинтеллигенту, нуждающемуся в сильной и жесткой власти. Для них он был тем человеком, который умеет находить в данный момент лозунг, завораживающий кажущейся простотой и ясностью и который способен свести сложное к простой схеме, не требующей умственного напряжения для её понятия. По схеме можно отдавать команды, представляющиеся легко выполнимыми.

Ленин писал, что всякая великая революция, а социалистическая в особенности немыслима без гражданской войны и, следовательно, без жестокого принуждения. В годы «военного коммунизма» грубая и властная манера Сталина вызывала в партийных кругах меньше возражений, чем в любое другое время. Политическая культура большевистского движения была в определенной степени милитаризирована и стала еще авторитарнее. Предоставление диктаторских полномочий отдельным лицам не считалась чем – то противоречащим демократическим принципам Советской власти. Очевидно, что в «железный период» революции существовала огромная нужда и проявлялась максимальная терпимость к способному комиссару с диктаторскими замашками, чье имя ассоциировалось со сталью. Первые годы Советской власти явились периодом формирования сталинской фракции в партии: «Если после войны слава Троцкого была большой, а власть маленькой, то у Сталина наоборот, слава оказалась маленькой, но зато власть большой. Между тем Сталин по-прежнему стремился к славе».[5]

Следует заметить, что за достаточно небольшое время пребывания в роли генсека, Сталин смог провести в аппарат ЦК деятелей, беспредельно преданных ему и слепо подчинявшихся его воле. Расширение и обновление партийного членства неизбежно сопровождалось изменением мотивации. Если лица, нацеленные главным образом на успешную служебную карьеру, едва ли до 1917 года пошли бы в революционеры, то в дальнейшем среди вновь вступавших в правящую большевистскую партию карьеристские устремления стали обычным делом. И чтобы усилить личное влияние Сталин этим воспользовался. К тому же ему помог случай: внезапно умер Свердлов, ведавший организационными делами партии в первый послереволюционный период. Свердлов руководил партийной организацией, одновременно выполняя множество обязанностей, как председатель ВЦИК. Он лично назначал и перемещал партийных работников. После его смерти в марте1919 года была проведена реорганизация: расширен центральный комитет до 19 членов и 8 кандидатов и образовано два рабочих органа (каждый из пяти членов ЦК) – Политбюро и Оргбюро, а также воссоздан секретариат. Оргбюро поручались партийные назначения, обеспечивавшие претворение в жизнь решений Политбюро и ЦК. Секретариат осуществлял надзор за центральным аппаратом партии, а через него за областными и другими партийными организациями иерархической структуры, вплоть до многих тысяч партийных ячеек, сформированных в советских учреждениях самого разнообразного профиля. Сталин стал членом оргбюро с момента его возникновения в 1919г., но ему потребовалось три года, чтобы используя секретариат, обрести верховенство в центральном партийном аппарате. Таким образом, субъективные факторы в переплетении с объективными сыграли большую роль в возникновении и формировании господства Сталина. Сталин был утвержден генсеком, а не избран, как это принято считать. На Пленуме ЦК, состоявшемся на следующий день после XI съезда партии, 3 апреля 1922 г, по рекомендации Л.Б. Каменева, бывшего председателем на Пленуме, возможно с согласия В.И. Ленина. Утверждение Сталина генсеком, было принято единогласно. В его ведении находилась аппаратная работа в Секретариате ЦК, и все более расширяющаяся функция подбора и расстановки кадров, т.е., говоря современным языком, Сталин ведал вопросами организационно-партийной работы.

«Перечень только этих обязанностей генсека дает основание не согласиться с мнением, что эта должность в партии в конце 20-х годов не имела влиятельного значения и рассматривалась как «техническая». Это не соответствует действительности. И сам Сталин, с его далеко идущими планами вряд ли согласился бы на такой пост. Но это не противоречит тому, что Секретариат подчинялся Политбюро и Оргбюро ЦК, а функции секретарей ЦК были не столь обширны как в дальнейшем».[6]

В ответ на вопрос, почему Сталин стал Генеральным Секретарем ЦК можно высказать несколько предположений. После Октября и до начала 1922 года Сталин выдвигается как одна из видных фигур в руководстве партии: он постоянно избирается членом Политбюро ЦК с момента его создания, является неизменным членом и фактическим руководителем Оргбюро ЦК, возглавляет сразу два наркомата – Народный Комиссариат Национальностей и Рабоче-крестьянскую Инспекцию, представляет ЦК в ВЧК-ОГПУ. А так же назначен членом Совета Труда и Обороны и Реввоенсовета Республики. Во время партийных дискуссий о Брестском мире, о профсоюзах, а в дальнейшем и других обсуждениях проходивших на заседаниях Политбюро и Оргбюро, он в результате голосовал за ленинские платформы, правда, не без предварительного подсчета расстановки сил в ЦК и в партии в целом. Все это, вместе взятое, давало основание Ленину назвать Сталина одним из «двух выдающихся вождей» тогдашнего ЦК партии. Следует заметить, что центральной партийной машины Сталин не создавал, когда он весной 1922 года вступил на пост Генерального секретаря, то оказался во главе обширного, хорошо функционировавшего аппарата ЦК, сформированного за пять лет Свердловым, Крестинским и Молотовым. Это был хорошо отлаженный механизм, выполнявший все административные функции правящей партии, включая надзор за губернскими, городскими и уездными партийными комитетами по всей стране. Под его опекой работали массовые общественные организации – комсомол и профсоюзы. По настоящему его интересовала лишь организационная работа, под которой большевики понимали расстановку кадров. В статье, посвященной памяти Свердлова, Сталин писал, что быть вождем-организатором – это значит, во-первых, знать работников, уметь схватывать их достоинства и недостатки, уметь подойти к ним; во-вторых, - уметь так расставить работников, чтобы каждый чувствовал себя на месте и мог отдать революции максимум своих способностей. Однако сталинская школа организационной работы отличалась от свердловской тем, что при подборе кандидатов предъявлялись определенные требования. А именно тем, что теперь было уже недостаточно продемонстрировать личные дарования, энергию и преданность общему делу. Необходимо было доказать своё одобрительное отношение к тому, как Генеральный секретарь управляет партией, показать свою полезность товарищу Сталину. Сталин рассматривал себя в качестве вождя-организатора, в лучших традициях Свердлова, как человека всем сердцем преданного делу большевизма и революции. По его понятиям, хорошим большевиком мог называться только тот, кто доброжелательно относился к Сталину, и наоборот – враг Сталина был также и врагом партии. Здесь в полной мере проявилась его глубоко укоренившаяся привычка увязывать политические отношения с отношением лично к нему. Поэтому «организационная работа» сводилась лишь к процессу подбора и расстановки наиболее подходящих для того людей, способных дать революции «максимум своих талантов».

Следует также отметить, что карьере Сталина в партии во многом помог брак с Надеждой Аллилуевой. Надежда была всей душой предана делу большевизма, и общественная деятельность для неё являлась насущной работой. Даже двоё детей, рожденных ею, хозяйственная деятельность по дому не были помехой для выполнения её партийной функции. Дачу в Зубалове она превратила в уютный уголок, ставший центром гостеприимства для потока гостей из числа друзей в высших партийных кругах. Для такого человека как Сталин, делавшего партийную карьеру, выбор супруги был очень удачным.

Существует такая точка зрения по поводу того, почему Сталин стал генсеком: Каменев и Зиновьев хотели иметь руководителем ЦК послушного себе человека. В доказательство её приводится следующее положение: Каменев и Зиновьев якобы считали, что Сталин сосредоточится на оргпартработе, а политическое руководство останется за ними, тем более что Каменев председательствовал на заседаниях пленумов ЦК и Политбюро. Каменев стремился утвердить Сталина на вновь вводимый пост с ведома последнего, а кроме желания Каменева было еще и тайное и сильное стремление самого Сталина стать Генеральным секретарем, так как он предвидел возможности и перспективы, открывавшиеся для него. Также необходимо учитывать и возможную подготовительную работу, проведенную самим Сталиным. Показательно то, что на Пленуме ЦК, проходившем 3 апреля 1922г. в числе других присутствовали уже к тому времени преданные ему люди – В. Молотов, К. Ворошилов, В. Куйбышев, А. Андреев, Е. Ярославский, Г. Орджоникидзе. Из- за долгого отсутствия в Политбюро Ленина (он болел), Сталин смог закрепиться в должности. Совокупность всех перечисленных выше субъективных факторов позволила ему подчинить себе весь аппарат ЦК.

Почему же Иосиф Виссарионович Сталин смог сосредоточить в своих руках огромную власть? Уже в первые месяцы он сполна воспользовался предоставленными ему возможностями, опираясь и на то, что в уставе и других документах партии не были регламентированы обязанности генсека. Пост же генсека давал Сталину большие преимущества, такие как подбор преданных кадров, нейтрализация «колеблющихся» членов партийного руководства, перетягивание на свою сторону людей, недостаточно искушенных в политической работе, высказывание последнего слова в происходящих спорах, столкновениях мнений и т.д. За небольшой отрезок времени, до смерти Ленина, он смог сделать многое для создания партийно-государственного аппарата, на который он смог бы опереться для установления своей диктатуры. На XII съезде РКП(б) в докладе «Организационный отчет Центрального Комитета РКП(б)» он даже попытался теоретически обосновать свою линию. Он ратовал не за демократические принципы деятельности партии на местах, а за «спаянное ядро, сплоченное ядро», которым можно было бы управлять в интересах «Главного руководителя». Это сумел понять и Ленин, что вызвало у него большие опасения. Сталин ловко воспользовался тем, что Ленин из-за болезни вынужден был взять длительный отпуск. Заслуживает внимания ещё такой факт: после XII съезда партии ЦК был расширен до 40 членов и 17 кандидатов, среди них были представители только руководства партийных и советских учреждений и ни одного рабочего «от станка». Данное обстоятельство помогло провести Сталину в партийное руководство угодных ему людей.

3.2 Личностные качества, позволившие И.В. Сталину узурпировать власть.

Ленин, оценивая личностные качества Сталина, писал, что Сталин слишком груб, недостаточно терпим, лоялен, вежлив, внимателен по отношению к товарищам по партии, капризен. Владимир Ильич отмечал, что эти недостатки могут показаться ничтожной мелочью, но эта мелочь приобретает особый смысл по двум обстоятельствам: они, являясь нравственными категориями «нетерпимы в должности генсека» и нетерпимы в отношениях с товарищами по партии. Ещё одной чертой характера являлись торопливость и увлечение администраторской стороной дела при решении партийно-государственных вопросов. В своем письме, названном позднее политическим завещанием, Ленин рекомендовал партийному съезду заменить Сталина на посту генсека другим человеком: «Более терпимым, более лояльным, более вежливым и более внимательным к товарищам, меньше капризности и т.д.». После смерти Ленина в 1924 году, его вдова передала документ партийному руководству, однако он был проигнорирован; как показала жизнь позднее большинство из партийных руководителей поплатилось за это решение жизнью. Много лет спустя Н.С. Хрущев, человек, приближенный к Сталину с начала 30 годов и до его кончины, в докладе на закрытом заседании XX съезда подробно охарактеризовал личные качества диктатора. Он говорил о нетерпимости Сталина к критике и инакомыслию, о готовности обречь на страдания и смерть любого человека, которого ему случалось принять за врага, о его крайней мнительности и подозрительности, о жажде похвалы и славы, а также о том, что ему повсюду мерещились заговоры. Таким образом, два совершенно разных человека, близко знавших Иосифа Виссарионовича в разные этапы его жизни дали ему практически одинаковую характеристику.

Следует отметить также, что В.И. Ленин обращал внимание на такое качество Сталина как озлобленность (о ней он упоминал в связи с рассмотрением в руководстве партии проблем образования СССР и «грузинского дела»). Каковы же причины озлобленности Сталина? Некоторые историки считают, что на это повлияли случившиеся еще в его дооктябрьской биографии семь арестов и пять побегов, однако следует заметить, что путь подпольщиков прошло большинство революционеров, их это, однако, не ожесточило. В годы гражданской войны, когда тысячами гибли люди, людская жизнь потеряла стоимость, у Вождя народов сформировались еще и такие качества как неуважение к человеческой личности, отрицание достоинства и гуманистической ценности, а также исключительности каждой из них. Следует заметить, что сам Сталин и в тот момент, и раньше не был твердо нацелен на диктаторство, нельзя с уверенностью утверждать, что он стремился стать тираном. Однако, по всем признакам, Сталин жаждал политической власти, а вместе с нею и роли признанного вождя большевистского движения, преемника Ленина. Сталин страстно желал войти в историю в качестве героя. Стать ближайшим соратником того человека, который в молодости служил для него идеалом. Большевики по доброй воле признали и даже чтили Ленина как своего вождя, его особое положение в партии не регулировалось законодательно. Тем не менее, роли Ленина отводилось в политической культуре вполне определенное и чрезвычайно важное место.

Размышляя о характере Сталина, можно заметить также и такую особенность: он был ревнив и завистлив к своим товарищам по партии и работе, ненавидел тех, кто превосходил его по интеллектуальному уровню. «Отсюда вытекали, по крайней мере, два негативных фактора: он крепко запомнил, что Ленин назвал «выдающимися вождями» ЦК партии Сталина и Троцкого, при этом Троцкий «…пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК…», и что любимцем партии, по словам Ленина, был не он (не Сталин), а Н.И. Бухарин; при этом Ленин положительно характеризовал и других руководителей партии»[7] . Со временем это преобразовалось в четкую тенденцию: ни один деятель партии, кроме самого Сталина, не должен был претендовать на руководство партией, поэтому у него не должно быть не ни явных, ни потенциальных противников, мнения, взгляды в партии, расходившиеся с его собственными, не имели право на существование. Нередко Сталин приписывал себе заслуги им же опороченных деятелей партии, брал на вооружение их теоретические разработки. К отрицательным характеристикам Вождя партии относились также вера в собственную непогрешимость и зачисление в противники и враги государства и партии всех тех, кто был не согласен с его идеями и взглядами. Сталин был мстителен и вероломен, но при этом умело скрывал собственные чувства. Он заключал беспринципные соглашения, создавал выдуманные блоки, группировки, ловко играя на личных недостатках и просчетах видных деятелей партии, сталкивал их между собой, а бывало, при помощи одних устранял других. Он своего врага уничтожал руками своих же врагов. Нельзя не отметить, что Иосиф Виссарионович был крупным организатором, умелым, можно даже сказать гениальным систематизатором чужих идей, которые он выстраивал в систему взглядов, простую по логике и легко доступную читателям или слушателям. Он был целеустремлен в достижении поставленных целей, неутомимо разрабатывая и ища пути ее достижения. Особенно важно данное качество его характера в достижении главной цели – установлении собственного единовластия, а также как отмечает историк Зевелев А.И., будучи освобожденным от таких позитивных человеческих качеств, как честь, братство, товарищество, гуманизм, он вырос в лидера, который принес немало бед и горя своей стране и народу. Политической истории также известна такая методология деятельности Сталина как «декларировать одно, а делать обратное», что, по мнению историков, например А.И. Зевелева, свидетельствовало о его безнравственности и было свойственно ему в течение всей его жизни и деятельности, а особенно стало проявляться с конца 20–х годов. Сталин безжалостно устранял своих противников, запоминая их выступления против него. Так обстояло дело с участниками «Съезда победителей», прошедшего в 1934 году. Один за одним на тот свет отправились многие принимавшие участие в нем. Причиной тому было то, что большинство участников проголосовали за кандидатуру Кирова на пост Генсека, но Сергей Миронович отказался от должности и сообщил результаты Сталину. Сталин поблагодарил Кирова, пообещав не забыть сделанного для него, в декабре этого же года Киров был убит. Также не брезговал «Вождь народов» и психологическим давлением на людей, создания им невыносимых условий для существования, нередко доводя их до самоубийства (примером тому самоубийство его жены Н. Аллилуевой, наркомтяжмаша С. Орджоникидзе).

Однако Сталин состоял отнюдь не только из отрицательных характеристик: «Надо признать, что при всех своих отвратительных качествах Сталин обладал способностью очаровывать собеседников. Он, несомненно, был большой актер и мог создать образ обаятельного, скромного и даже простецкого человека»[8] . Несмотря на казавшуюся безнадежной ситуацию он умел создать атмосферу непринужденности и спокойствия. В его кабинет, где всегда царила тишина, едва доносился перезвон кремлевских курантов. Сам «хозяин» излучал благожелательность, неторопливость, казалось, ничего драматического не происходит за стенами этой комнаты, ничто его не тревожит. У него масса времени, он готов вести беседу сколь угодно долго, и это подкупало людей. Также известно, что в быту Сталин был неприхотлив, и не тратил много на себя, главное, что ему было нужно – это не деньги, а власть.

3.3 Семь мнимых отставок Сталина.

Одним из излюбленных методов Сталина на пути утверждения собственного единовластия были его многочисленные мнимые «отставки», которыми он не только шантажировал руководство партии и государства, но и пользовался для вербовки многочисленных сторонников, а в дальнейшем, для сплочения своего ближайшего окружения. Первую подобную «отставку» он разыграл в 1920 г. С мая 1920 г. Сталин был членом РВС Юго-Западного фронта. Из-за его неподчинения указаниям Ленина, решению Политбюро и приказу Главкома С.С. Каменева (он отказался передать в распоряжение Западного фронта дополнительные силы для наступления в сторону Варшавы) возникли трения с командованием фронта. Сталин в августе 20-ого года подал заявление, которое по форме можно было принять за отставку, это был отказ от обязанностей члена РВС Юго-Западного фронта, и уже 1 сентября был освобожден от фронтовой работы. А с 1923 года он уже исполнял обязанности Генсека. Вновь попытку «отставки» Сталин предпринял в 1925 г, после того как ряд членов руководства партии составили «Письмо 46-ти», в котором говорилось о бюрократизации партийного аппарата, и намекалось на прямое причастие к этому Генерального секретаря, и передали его в ЦК. Почувствовав для себя опасность, Иосиф Виссарионович на XIV съезде партии заявил: «…если товарищи настаивают, я готов очистить место без шума, без дискуссии…». Но в руководстве оказались недальновидные политики, а также соратники Сталина (например, М. Калинин, В. Молотов), они стали уговаривать его остаться на посту, а он и не собирался оставлять его. Так завершилась первая мнимая отставка И.В. Сталина.

Вторая состоялась в 1924 г, когда на первом заседании Пленума ЦК после XIII съезда РКП(б), где было зачитано ленинское «Письмо к съезду». Сталин выступил с заявлением освободить его от обязанностей Генерального секретаря. Отставка не была принята вновь, и как объяснил сам Сталин: «Все делегации единогласно, в том числе и Троцкий, Каменев и Зиновьев, обязали Сталина остаться на своем посту». Однако не подтверждено документально, что отставку Генсека не приняли «единогласно».

Третья следовала почти сразу за второй, через два месяца после XIII съезда партии – 17 июня 1924 г. Поводом стала публикация в «Правде» доклада Сталина, в котором он предпринял попытку дискредитации Каменева. Однако на собравшемся по требованию Зиновьева и Каменева совещании членов Политбюро и руководящего ядра ЦК заявление Сталина было оценено как «нетоварищеское». Сталин вновь подает в отставку, однако же и она была отклонена, в том числе голосами Каменева и Зиновьева.

Далее идет четвертая; в 1925 году Сталин вновь подает заявление об освобождении, причины которого пока не выяснены окончательно, и вновь, как и ранее, остается на посту.

Пятая мнимая отставка была в 1926 г. На Пленуме ЦК 27 декабря от Сталина поступила записка с просьбой освободить его от должности Генерального секретаря партии, так как он «не может больше работать на этом посту». Мотивы ее тоже не ясны, как и в предыдущем случае. Однако, как следует из заявлений членов Политбюро того времени, например А.И. Рыкова, они понимали, что все эти уходы с должности Сталин предпринимает для того, чтобы упрочить свое положение в партии.

За пятой последовала шестая, предпринятая в 1927 году на первом Пленуме ЦК после XV съезда ВКП(б). «Я думаю, что до последнего времени были условия, ставящие партию в необходимость иметь меня на этом посту (посту генсека – А.З.) как человека более или менее крутого, представлявшего известное противоядие оппозиции. Сейчас оппозиция не только разбита, но и исключена из партии. А между тем у нас имеется указание Ленина (о перемещении Сталина с должности генсека. - А.З.), которое, по-моему, нужно провести в жизнь. Поэтому прошу Пленум освободить меня от поста Генерального секретаря. Уверяю вас, товарищи, что партия от этого только выиграет»[9] . В этом заявлении Сталин по сути выставляет себя единственным борцом с оппозицией, видным деятелем партии, цель у него как и раньше одна – полностью взять власть в свои руки и укрепить это единовластие. С 1927 по 1952 год попыток оставления поста Генсека Сталиным не предпринималось. Последнее «добровольное отречение» было предпринято в 1952 г. после победоносного завершения Великой Отечественной войны, когда мания величия И.В. Сталина возросла до огромных размеров. Его именовали «Спасителем Отечества», «Отцом всех народов», и чтобы поддержать данное убеждение в народном сознании он прибег к уже испытанному методу. На первом Пленуме ЦК КПСС после завершения XIX съезда партии он заявил, что стар, устал, и поэтому не может совмещать обязанности Председателя Совета министров СССР, руководить заседаниями Политбюро и в качестве Генсека вести заседания Секретариата. И просил освободить его от должности Генерального секретаря. С помощью этой «отставки» Вождь народов проверял, готовы ли его соратники отпустить его с поста. Отставка была отклонена.

Разберемся в причинах этого удивительного явления, столько отставок, и ни одной принятой – все были отклонены! Имеет право на существование мнение о том, что первоначально отставки Сталина не принимались, так как Советской власти остро не хватало руководящих кадров партии, которым можно было бы доверить ответственные посты. Другая причина крылась в том, что начиная со времен гражданской войны Сталин постепенно утверждался как видный деятель партии, проявляя свою твердую волю, настойчивость в достижении поставленной цели. Он тайно был убежден, что его отставки вряд ли будут приняты, тем более что в ряде случаев Ленин брал его под защиту. В 1924 году Сталин вновь был уверен, что его оставят на посту, так как он был нужен Каменеву и Зиновьеву в их собственных политических интересах. А последняя отставка нужна была ему уже для того, чтобы не упустить власть, испытать на прочность своих ближайших соратников (Молотова, Ворошилова, Берия, Хрущева), надеясь, что и после его ухода в мир иной они будут верно служить его идеям, а также укрепить свой культ при жизни и после смерти. Следует отметить, что неприятие отставок Сталина, особенно первых, укрепило в его сознании и характере веру в свою безоговорочную правоту во всех ситуациях, использование их в свою пользу, что утверждало его всевластие.

3.4 Безрезультатное сопротивление партии узурпации власти.

Одновременно и параллельно со сколачиванием верного и преданного Сталину окружения в ВКП(б) начиная с середины 20-х годов появились группы коммунистов, стремившиеся не допустить, или хотя бы затормозить нарастающий процесс концентрации огромной власти в руках одного деятеля, а также сплотить под знаменами ленинизма большевистское ядро партии. Тем более что у сталинщины в то время уже появилась определенная социальная база и внутрипартийная опора. Но среди сил, выступавших против единовластия, отсутствовало то единство, которое необходимо было для того, чтобы остановить нарастающее влияние и господство партии одной личности. Это объяснялось тем, что участники оппозиции Сталину преследовали различные цели, определяемые, в конечном итоге, борьбой за власть.

Ленин первым забил тревогу, понимая, что ухудшающееся состояния его здоровья может препятствовать его выступлению на приближающемся XII съезде партии. В декабре 1922 – январе 1923 года он продиктовал своим секретарям письма к съезду, впоследствии названные «политическим завещанием», в которых содержалось прямое указание переместить Сталина с поста Генерального секретаря. Со всей стороны Сталин взялся контролировать соблюдение Лениным установленного врачами режима абсолютного покоя. После консультаций с докторами 24 декабря 1922 г., было решено, что Ленин может диктовать ежедневно в течение 5-10 минут, но эти записи не должны носить характер почтовой корреспонденции, что ему не следует принимать посетителей, и что окружавшие Ленина люди не должны информировать его о текущих политических событиях. Согласно записи в дневнике дежурных секретарей, сделанной Фотиевой Л.А., у Владимира Ильича создалось впечатление, что не врачи дают указания Центральному Комитету, а Центральный Комитет дал инструкцию врачам, касавшуюся его лечебного режима. В марте 1923 года после очередного приступа Ленин утратил способность к активной деятельности, и умер 21 января 1924 г. Паралич и смерть Ленина явились для Сталина политическим спасением, нет никаких свидетельств, что он способствовал ускорению подобного исхода. Поэтому не удивительно, что возникновение культа Ленина совпало с периодом его болезни и смерти. Ленинские идеи демократии и видение светлого будущего находили действительный отклик в сердцах народа, и только его личные протесты сдерживали рост всеобщего преклонения перед ним. После смерти Ленина Сталин настоял на том, чтобы забальзамировать тело и выставить его на всеобщее поклонение в специальном склепе на Красной площади для тех, кто не успел попрощаться с Вождем в день похорон. Забегая вперед, скажу, что в 1929 году был сооружен гранитный мавзолей, куда перенесли стеклянный гроб с телом вождя пролетариата. Обращает на себя внимание удивительно «клятвенная» речь Сталина, произнесенная им 26 января 1924 года на II Всесоюзном съезде Советов. Именно в его словах прозвучало наиболее отчетливо ритуальное возвеличивание почившего вождя. По своей форме она была похожа на литургию, с характерными признаками православной молитвы и использованием библейской фразеологии. Петроград был переименован в Ленинград, надлежало воздвигнуть памятники Ленину в Москве и других городах. Вновь созданному Институту В.И. Ленина поручалось подготовить массовое издание его трудов на различных языках. По словам иностранцев, путешествовавших по России в то время, даже в крестьянских избах нередко можно было увидеть репродукцию портрета Ленина, висевшую рядом с иконами. Не являлось ли это генеральной репетицией Главного Спектакля Вождя Народов? Ведь некоторое время спустя портреты Сталина появились в каждом уголке необъятной страны.

8 октября 1923 года Л. Троцкий, бывший тогда членом Политбюро, направил в ЦК заявление, в котором говорил о своем протесте против бюрократизации партийного аппарата, свертыванию внутренней демократии и принципов выборности. Выражал он там и протест против сложившегося партийного руководства, самого Сталина, насаждавшейся им недемократической «секретной иерархии». 15 октября 1923 года в ЦК РКП(б) поступил еще один документ, известный как «Заявление 46-ти», подписанный рядом деятелей партии, шедших за Троцким (Е. А. Преображенским, Л.П. Серебряковым, Г.Л. Пятаковым), а также коммунисты встревоженные положением дел в партии, например, В.А. Антонов – Овсеенко, В.В. Косиор и др. Этот документ, во многом схожий с заявлением Троцкого, может считаться одной из серьезных попыток сместить Сталина с поста Генсека, ограничить чрезмерную власть секретарей ЦК. Эти документы, а также развернувшаяся на страницах «Правды» и в парторганизациях дискуссия, в центре которой стояли вопросы партийной демократии, могли сыграть свою роль в том, чтобы сместить Сталина с поста Генсека, но этого не случилось в силу различных обстоятельств. Среди них можно выделить отсутствие в этих документах прямого указания; компромиссный характер постановления совместного заседания Политбюро ЦК и президиума ЦКК от 5 января 1925 года. Вскоре, однако, вопрос о том, что Сталин не может быть Генеральным секретарем, встал открыто. На XIV съезде партии в 1925 году Сталин уже имел достаточно сил для установления единовластия. Для этого он выбрал такую тактику: оказал поддержку Н.И. Бухарину по коренным вопросам деятельности партии и общественно – политической жизни страны. Это дало основание Зиновьеву и Каменеву обвинить Политбюро и ЦК в «кулацком уклоне». В частности Л.Б. Каменев заявил: «Мы против того, чтобы создавать теорию «вождя». Мы против того, чтобы делать «вождя»». То была первая попытка в истории партии отстранить от руководства Сталина. Это заявление Каменева на съезде произвело эффект разорвавшейся бомбы, но потерпело поражение. К этому времени Сталину удалось склонить на свою сторону ряд членов партии и подчинить себе партийный аппарат. Не последнее значение здесь имело и то обстоятельство, что заодно со Сталиным выступал один из виднейших членов партии – Н. И. Бухарин. Иосиф Виссарионович не без помощи Бухарина использовал сложившуюся ситуацию для «отсечения» от руководства партии сначала Троцкого, а затем Каменева и Зиновьева. Сталин в ходе новой дискуссии занял единственно верную для себя тактическую позицию: сопоставляя многочисленные цитаты, он показал, что недавно эти люди сами обвиняли друг друга в неверности Ленину и ленинизму, и показал, таким образом, их беспринципность. Другую более «тяжелую работу» в споре с Троцким, Каменевым и Зиновьевым Сталин предоставил Бухарину и его последователям. Это содержало в себе довольно хитрый ход: оттеснить и Бухарина и его единомышленников от прямых связей с партийным аппаратом и подавляющего большинства партийных масс. Стравить между собой Троцкого и Бухарина, а затем «разделаться» и с победителем этой схватки.

XV съезд партии в декабре 1927 года подтвердил выведение из Политбюро, а затем и исключение из партии Троцкого, Каменева и Зиновьева (также были исключены еще 75 видных деятелей партии). В 1928 году ряд оппозиционеров заявили о своем отказе от оппозиционной деятельности и подчинении решениям партии, в том числе Каменев и Зиновьев, он и были восстановлены в партии. против же троцкистов репрессии были усилены, они были сосланы в отдаленные районы страны или помещены в тюрьмы. Сам Троцкий в 1928 году был выслан за пределы СССР, а оппозиция его идейно и организационно разгромлена. По воле Сталина участники оппозиции стали изображаться как «враги народа» и шпионы иностранных государств.

В 1928-1929 годах Н.И. Бухарин и его последователи А.И. Рыков, М.П. Томский, А. Слепков, Д. Марецкий, Е. Цетлин и другие – начинают выступать против политики проводимой Сталиным. Проанализировав положение дел в партии и в обществе, они поняли, насколько пагубен курс, проводимый Сталиным. Вождь и его окружение вели политику в отношении деревни, которая раскалывала рабочий класс и крестьянство, насаждала бюрократические методы в партийной жизни, была диктатом во взаимоотношениях с братскими партиями. Особая ставка делалась на обострение классовой борьбы. Таким образом, в центре развернувшейся полемики стояли вопросы социалистического строительства в СССР и тактики Коминтерна. Разногласия изначально приобрели политический характер, к чему стремился Сталин и чего не боялся Бухарин, теоретик и идеолог партии, воспитанный на принципах ленинской демократии. Его, в отличие от Зиновьева и тем более Троцкого, не интересовал захват поста генсека. Для правильного понимания разворачивавшихся событий следует иметь в виду политическую расстановку сил к этому времени в Политбюро. Сталина твердо поддерживали только Молотов, Куйбышев, Ворошилов, иногда к ним примыкал Калинин, ещё два члена – Орджоникидзе и Рудзутак зачастую занимали колеблющуюся позицию. Кроме Бухарина, Рыкова, Томского кандидатами в члены Политбюро были руководитель московских коммунистов Н.А. Угланов и ещё ряд секретарей местных организаций.

Одним из первых документов относящихся к новой ситуации было письмо Бухарина Сталину датированное 1 – 2 июня 1928 года. В нем отмечалось, что в руководстве партии отсутствует целостный план выполнения решений XV съезда ВКП(б), в нем указывалось на нарастание со стороны Сталина курса на принятие чрезвычайных мер в деревне, проведение в жизнь линии отличной от намеченной партийным съездом. Дальнейшее развитие события получили на пленумах ЦК в июле 1928 года, на собрании Московской парторганизации в сентябре того же года, в докладе Бухарина посвященного пятой годовщине со дня смерти Ленина, в его публицистических выступлениях в печатных органах. Бухарин также в противовес Сталину считал, что НЭП не исчерпал свои потенциальные возможности и есть реальная основа продолжить политику кооперирования, как это предлагал в своё время Ленин. Особенностью выступлений Бухарина и его соратников было то, что они не носили фракционного характера, не являлись «правым» или каким-либо другим уклоном в партии. Скорее всего, можно говорить о происходившем противоборстве или плюрализме мнений в рамках Политбюро ЦК партии в ленинском духе. Обострение происходит в 1929 году при рассмотрении на заседания Политбюро ЦК и Президиума ЦКК заявления Бухарина от 30 января, а затем совместной декларации Бухарина, Рыкова и Томского от 9 февраля – так называемой «платформы троих». В этих документах были поставлены вопросы о гибельности проводимой Сталиным внутренней политики – «военно-феодальной эксплуатации деревни» и политики в отношении Коминтерна. В полный голос прозвучало предложение о необходимости коренного изменения состава Политбюро. Это подразумевало прямое отстранение Сталина от руководства партией, но открыто об этом не говорилось и не писалось, и это был роковой просчет Бухарина и его приверженцев. Таким образом, ещё одна реальная возможность изменить расстановку сил была упущена. Со своей стороны Сталин не замедлил воспользоваться создавшейся ситуацией. Он перешел в решительное наступление с целью укрепить свои позиции. В ходе этого использовались разнообразные меры: консолидация и сплочение своего окружения, перетягивание на свою сторону колеблющихся членов Политбюро ЦК и ЦКК и руководителей местных партийных организаций, которые симпатизировали сталинскому чрезвычайному курсу. В апреле 1929 года был проведен Объединенный пленум ЦК и ЦКК, а в июне – пленум Исполкома Коминтерна. В своих выступлениях Бухарин предпринял новую попытку обосновать свои позиции в вопросах дальнейшего строительства социализма и противостоять стремлениям Сталина, представить его как организатора новой оппозиции курсу партии, каковым он на самом деле и не был. Для Вождя народов необходимо было подтверждение «обострения классовой борьбы» и в отсутствии такового в действительности надо было использовать то, что имелось. Он перешел в яростное наступление, его речь «О правом уклоне в ВКП(б)» получила поддержку большинства участников этого форума. Характерно, что Сталин вел свою борьбу с Бухариным целеустремленно, используя все возможные средства. Его задачей было не только унизить и деморализовать своих оппонентов, но и не допустить их сплочения для борьбы с ним. Поэтому он стал добиваться публичного признания их ошибок. Результатом стало выведение Н.И. Бухарина из состава Политбюро ЦК в ноябре 1929 года. Затем последовало освобождение от поста члена президиума Исполкома Коминтерна, а Рыков и Томский получили предупреждение. Но до полной победы было ещё далеко. Очень сильно осложняло борьбу со сталинской чрезвычайщиной то, что каждая публикация Бухарина в печати квалифицировалась как антипартийное выступление. И если критикуешь Сталина – значит, нападаешь на партию.

Анализ выступлений Бухарина и его соратников против политики Сталина, приведенный в статье Зевелева, показывает, что не все возможности, которые предоставляла история, были использованы до конца. Положение дел в ВКП(б) в конце 20-х начале 30-х годов, позволяло отвергнуть антиленинское руководство и вернуться на путь осуществления научной концепции построения социализма. Следовательно Бухарин и его сторонники не осознали в полную меру то обстоятельство, что их альтернативные предложения имели довольно широкую поддержку во многих партийных организациях, а также в значительной массе трудящихся. Тактику Бухарина можно оценить как оборонительную, он не использовал все возможности (а может и не опустился до них) для решительного наступления против действий Сталина. В свою очередь Сталин взял на вооружение методы, свойственные диктаторам: под прикрытием борьбы за Идею, уничтожал морально, а затем и физически не согласных с генеральной линией партии. Всё это в конечном итоге и определило поражение Бухарина, Рыкова, Томского и Угланова и привело к тому, что Сталин остался на посту Генерального секретаря ЦК партии.

Было бы неверно утверждать, что недовольство устанавливавшимся режимом Сталина проявлялось только на вершине партийного руководства. Наглядным примером тому служит ДЕЛО «СОЮЗА МАРКСИСТОВ-ЛЕНИНЦЕВ» (ДЕЛО М.Н.РЮТИНА И ЕГО ГРУППЫ), сфальсифицированное ОГПУ в 1932 дело о якобы контрреволюционной организации, занимавшейся антисоветской деятельностью. В начале 1932 известный большевик, бывший кандидат в члены ЦК ВКП(б) и секретарь Краснопресненского райкома партии города Москвы Мартемьян Никитич Рютин (1890–1937), исключенный из партии в 1930 за критику политики Сталина и после исключения работавший экономистом «Союзэлектро», а также старые большевики руководитель плановой группы Центрархива В.Н. Каюров (член партии с 1900 года) и руководитель группы Наркомата рабоче-крестьянской инспекции РСФСР М.С. Иванов (член партии с 1904 года) договорились выступить против политики тогдашнего партийного руководства и в этих целях подготовить документы о положении, сложившемся в партии. В марте 1932 Рютин написал доклад «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и обращение «Ко всем членам партии». В редактировании этих материалов участвовали Иванов, Каюров и его сын старший инспектор Наркомснаба СССР А.В. Каюров.

В этих документах давалась оценка тяжелого экономического положения, в котором оказалась страна из-за политики форсирования темпов индустриализации и сплошной коллективизации; предлагалось отказаться от насильственной коллективизации; упоминались стихийные восстания крестьян (Северный Кавказ, Закавказье, Сибирь, Украина) и рабочих некоторых промышленных центров (Иваново, Вичуга); подчеркивалась необходимость демократизации внутрипартийной и государственной жизни, делался вывод, что трудно ждать каких-либо изменений, пока во главе ЦК ВКП(б) находится Сталин. Сам он характеризовался как «великий агент, провокатор, разрушитель партии», «могильщик революции в России». Для восстановления пролетарской диктатуры предлагалось сместить Сталина с поста Генерального секретаря ЦК партии.

В обращении «Ко всем членам партии», в частности, говорилось: «Партия и пролетарская диктатура Сталиным и его кликой заведены в невиданный тупик и переживают смертельно опасный кризис. С помощью обмана, клеветы и одурачивания партийных лиц, с помощью невероятных насилий и террора, под флагом борьбы за чистоту принципов большевизма и единства партии, опираясь на централизованный мощный партийный аппарат, Сталин за последние пять лет отсек и устранил от руководства все самые лучшие, подлинно большевистские кадры партии, установил в ВКП(б) и всей стране свою личную диктатуру, порвал с ленинизмом, стал на путь самого необузданного авантюризма и дикого личного произвола и поставил Советский Союз на край пропасти. …Авантюристические темпы индустриализации, влекущие за собой колоссальное снижение реальной заработной платы рабочих и служащих, непосильные открытые и замаскированные налоги, инфляция, рост цен и падение стоимости червонца; авантюристическая коллективизация с помощью невероятных насилий, террора, раскулачивания, направленного фактически против середняцких и бедняцких масс деревни и, наконец, экспроприация деревни путем всякого рода поборов и насильственных заготовок привели всю страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду, как в деревне, так и в городах. …На всю страну надет намордник, бесправие, произвол и насилие, постоянные угрозы висят над головой каждого рабочего и крестьянина. Всякая революционная законность попрана!».

Эти документы обсуждались и были одобрены 21 августа 1932 в деревне Галкино под Москвой на закрытом совещании, в котором участвовала, помимо их авторов, группа членов партии в количестве 11 человек. Там же было решено образовать организацию под названием «союз марксистов-ленинцев» и для окончательного редактирования текста документов создать комитет. Его члены договорились распространять программные документы «союза» среди партийцев путем личных контактов и рассылки почтой. Так, вскоре с документами ознакомились Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Н.А. Угланов, бывшие ученики и соратники Н.И. Бухарина по работе в партийной печати Я.Э. Стэн, А.Н. Слепков, Д.П. Марецкий, ряд других известных партийных оппозиционеров и противников Сталина.

14 сентября 1932 благодаря доносу содержание обращения «Ко всем членам партии» стало известно ЦК ВКП(б), и уже 15 сентября М.С. Иванов, В.Н. Каюров и А.В. Каюров, а потом М.Н. Рютин и другие участники группы были арестованы органами ОГПУ. На первом же допросе, который проводил заместитель председателя ОГПУ В.А. Балицкий, Рютин заявил, что к решению начать борьбу против Сталина он пришел еще в мае 1928. Но он никогда не призывал к свержению Советской власти. Усилиями «сочинителей» из ОГПУ рождалась версия о грандиозном контрреволюционном заговоре. По делу были привлечены лица, лишь читавшие обращение. 26 сентября арестовали А.Н. Слепкова, на следующий день – Д.П. Марецкого.

27 сентября 1932 Президиум ЦКК ВКП(б) исключил членов группы Рютина из партии. 2 октября объединенный пленум ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б) подтвердил решение об исключении, предложив «Политбюро и Президиуму ЦКК принять самые решительные меры для полной ликвидации деятельности белогвардейской контрреволюционной группы Рютина – Слепкова, их вдохновителей, их укрывателей». 9 октября Президиум ЦКК ВКП(б) исключил из партии фактически за недоносительство Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева, а также 24 других партийцев, которым были известны документы «союза».

11 октября 1932 коллегия ОГПУ осудила членов «союза» к различным срокам тюрьмы, заключения и ссылки. Наибольший срок получил Рютин, приговоренный к 10-летнему тюремному заключению. Заключение отбывал сначала в Верхне-Уральском, затем Суздальском политизоляторе.

Уже после осуждения 15 октября в результате обыска в доме деревни Галкино, где состоялось закрытое совещание «союза», сотрудники ОГПУ обнаружили машинописную копию доклада Рютина «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» на 167 страницах.

В 1936–1937 большинство действительных и мнимых участников «союза марксистов-ленинцев» повторно были привлечены к уголовной ответственности; часть из них (Рютин, Иванов, А.В. Каюров, Стэн, Марецкий и др.) осуждены на расстрел, другим были увеличены сроки лишения свободы.

Участники дела «Союза марксистов-ленинцев» были реабилитированы в 1988.

В историографии партии пока слабо изучена история отпора Сталину со стороны ряда других деятелей партии – С.И. Сырцова, А.П. Смирнова, Н.Б. Эйсмонта, В.Н. Толмачева и их единомышленников. Но эта попытка переместить Сталина с поста генсека тоже не увенчалась успехом. В руках Сталина лишь появился очередной козырь, подтверждавший правильность тезиса об обострении классовой борьбы и верный делу партии «сторожевой пес» беспощадно расправился с новыми врагами. Считалось, что страна во вражеском окружении, есть и внутренние враги. Народ должен сохранять бдительность и верить в светлое будущее. Многие убежденные коммунисты верили в непогрешимость власти. Верна также мысль о том, что борцов против сталинщины можно в какой-то мере сравнить с декабристами: они действовали в интересах всей партии и всего народа, не получая однако никакой поддержки ни от самой партии ни от широких трудящихся масс. Возможно, эти люди думали, что прямое противоборство со Сталиным могло бы ослабить партию, нарушить единство партийных рядов, повлечь их раскол, а этого в условиях «враждебного» окружения никак нельзя допустить. Вероятно, старые большевики принимали навязанные им условия игры ради того, чтобы не оказаться вне партии, без которой они не мыслили своего существования и которой посвятили свои жизни – и в прямом, и в переносном смысле. И, наконец, подчинение партийной дисциплине – раз так нужно партии, её благу пусть так оно и будет. Любая попытка оправдаться была равнозначна намерению бросить тень на действия властей, а значит усомниться в справедливости системы. Так думали многие палачи и их жертвы.

Утверждение всевластия Сталина завершается на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) прошедшем в 1937 году. Несмотря на оказываемое сопротивление, Сталин окончательно закрепил свое единоличное господство в партии и в государстве. Проявилось это и в том, что после Пленума началось планомерное массовое уничтожение кадров партии, имевших ленинскую закалку и опыт подпольной борьбы. Эта победа Сталина была результатом всеобщего отхода от ленинской концепции строительства социализма, укоренения командно-административного стиля управления делами государства и общества, усиления слепого подчинения вождю, подавления самостоятельности партийных и государственных кадров. Отдельно следует подчеркнуть использование Сталиным существующих противоречий между отдельными группами руководителей и их различные теоретические практические подходы к решению задач, которые ставила жизнь. Таким образом, он ловко лавировал в ходе развернувшейся борьбы за власть после ухода Ленина с политической арены. Именно по его инициативе с конца 20-х начала 30-х годов стало широко применяться его же положение «о вредительстве» по отношению к тем, кто говорил о трудностях социалистического строительства или имел точку зрения отличную от «генеральной линии». Это стало орудием борьбы с теми, кто мыслил самостоятельно и позволял себе сообщать об этом окружающим. На местах ослаблению единства в рядах партийных организаций способствовало создание двоевластия – в сельской местности создание райкомов и политотделов (заместителем начальника политотдела был представитель ОГПУ), а в городе наряду с райкомами партии трудились парторги от ЦК ВКП(б).

Все функционеры постоянно носили обличье одержимых задачами, поставленными ЦК партии и самим Сталиным. Все эти «железные наркомы» были рабами идеи по собственному выбору и по принуждению одновременно. Ради этой идеи они могли быть тверды как гранит, жестоки и даже бесчеловечны. Те, кто был готов выполнить предначертания свыше, заслуживали похвалы и поощрения. Тех, кто не хотел или не мог, следовало смести с пути. Они и о своей функции имели такое же представление, если они работали, не зная ни сна ни отдыха, лишь урывками позволяя себе отдаться семейным радостям, они выполняли свой долг, как сами его понимали. И в этом случае заслуженно пользовались теми привилегиями и благами, которые для них предусматривали сталинский кодекс и «Табель о рангах». Если они не выполняли своей функции или ослушались хозяина, то должны были уйти со сцены и безропотно примириться с тем, что их устранили. Зато умел Сталин и обласкать тех, кто верно ему служил. Рабочих и колхозников, ставивших рекорды, осыпал медалями, орденами, депутатскими мандатами. Талантливых конструкторов военной техники и академиков одарял загородными дачами, с большими участками земли. Именно тогда появились специально для элиты медицинские учреждения и дома отдыха. Именно на сочетании собачьей преданности, слепого энтузиазма и страха держалась созданная в сталинские годы административно – командная система.

4. Заключение.

Итак, подведем итоги. После проведенной работы можно однозначно утверждать, что единовластие Сталина сложилось не в одночасье. Годы потребовались для того, чтобы Генеральный секретарь узурпировал власть. Так, постепенно, но неуклонно вырастала своеобразная пирамида диктаторской, антинародной власти, на вершине которой оказался всемогущий Сталин. Диктаторская власть распространялась на все сферы жизни – экономику, политику, культуру. Система такой власти, созданная при Сталине, исключала свободу личности в её демократическом и гуманистическом смысле. Более того, была создана атмосфера, при которой о свободе даже редко открыто говорилось и писалось. И чем больше нарушалась свобода, тем меньше о ней упоминалось, а если и упоминалось, то в одном ключе – о «монолитном единстве» вокруг товарища Сталина. Черты характера, умелый анализ складывающейся ситуации, историческая обстановка – все это помогло Сталину добиться своей цели, получить неограниченную власть над огромной, многонациональной страной.

Диктаторские методы управления самого Сталина копировались и тиражировались подавляющим большинством партийных и государственных деятелей, как в центре, так и на местах. Примером этому служат локальный ведомственный культ наркома НКПС Л. Кагановича или армейский культ К. Ворошилова. Даже внешний вид руководители приводили в соответствие Великому Вождю. Так, например, Лазарь Каганович ещё в 1930 году носил небольшую аккуратную бородку, подобно Ленину, Троцкому, Каменеву, Рыкову, Бухарину, Дзержинскому и многим другим видным большевикам. Но вскоре он оставил одни усы, попав тем самым по своему внешнему облику в другой ряд: Сталин, Молотов, Орджоникидзе, Ворошилов, Шверник, Микоян. Первенство Сталина в 1930 году уже было несомненно, однако абсолютной властью он ещё не обладал, а начинающийся культ его личности лишь немногим отличался от других партийных руководителей.

Тому, что у руля партии оказался один Сталин, способствовала и слабость демократических институтов государства (читайте партии). Путем сначала политических интриг, а затем прямых репрессий, он сумел добиться своего. Манипулируя общественным сознанием, используя идеи верности марксизму-ленинизму, Сталину удалось осуществить то, что его авторитаризм перерос в тоталитаризм. Но это тема для другой работы.

Список литературы.

1. Бережков В.М. Рядом со Сталиным. – М.,1998 г.

2. Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 2. - М., 1990 г.

3. Верт Н. История советского государства 1900-1991. – М., 2000 г.

4. Гиренко Ю.С. Сталин – Тито. – М., 1991 г.

5. Зевелев А.И. Истоки сталинизма. Лекция к курсу «Политическая история XX века». - М., 1990 г.

6. Зеленин И. Е. Крестьянство и власть в СССР после революции сверху.// Вопросы истории, 1996, №5

7. История Отечества: учебник для 11 класса сред.школы/В.П. Смирнов, В.И. Старцев, Б.А. Старков, Г.М. Смирнов. – М., 1992 г.

8. Медведев Р.А. Они окружали Сталина. - М., 1990 г.

9. Орлов А.С. Хрестоматия по истории России. – М., 2000 г.

10. Осмыслить культ Сталина. – М., 1989 г.

11. Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация. Т 1-2. - М., 1996 г.

12. Сталин И.В. Краткая биография, - М., 1947 г

13. Старков Б.А. Из истории сопротивления режиму личной власти.// Вестник высшей школы, 1990, №17

14. Такер Р.Сталин. Путь к власти. 1879-1929. - М.,1991 г.

15. http://www.km.ru/education

16. http://www.hronos.km/docum/192_dok/st 1-8-27.html

17. http://www.com.ua/politica/1.21.html

18. http://www.ok.zhitinsky.spb.ru/library/kaz/trakta48.html

19. http://www.krugosvet.ru/articles/95/1009555/html

20. http://www.patriotikca.ru/authors/stalin.html


[1] Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879-1929. М.,1991, с16

[2] Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879-1929. М.,1991, с86

[3] Зевелев А.И. Истоки сталинизма. Лекция к курсу «Политическая история XX века». М., 1990, с.17

[4] Там же с.20

[5] Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879-1929. М.,1991, с194

[6] Зевелев А.И. Истоки сталинизма. Лекция к курсу «Политическая история XX века». М., 1990, с.22-23

[7] Там же с.28

[8] Бережков В.М. Рядом со Сталиным. М., 1998 г., с237

[9] Зевелев А.И. Истоки сталинизма. Лекция к курсу «Политическая история XX века». М., 1990, с.62

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий