регистрация / вход

Маршал Жуков - выдающийся советский полководец

Министерство образования РФ Сибирский Государственный Университет Телекоммуникаций и Информатики Реферат “ Маршал Жуков – выдающийся советский полководец


СОДЕРЖАНИЕ.

Введение ………………………………………. стр. 3

Детство ………………………………………. стр. 4

Начало военной карьеры ……………………. стр. 5

Жуков в войне с японской армией …………. стр. 6

- битва на Халхин-Голе ………………………. стр. 7

Деятельность полководца

в предвоенные годы……………………………. стр. 11

Неоценимая роль Жукова в ВОВ.

1. Опала Сталина…………………………….. стр. 12

2. В борьбе за СССР………………………….. стр. 13

3. Перелом в ВОВ…………………………….. стр. 17

Судьба маршала в послевоенные годы ………стр. 18

Общие сведения…………………………………… стр. 20

Заключение…………………………………………стр. 22

Список литературы………………………………стр. 23

Введение

Вижу колонны замерзших внуков,

гроб на лафете, лошади круп.

Ветер сюда не доносит мне звуков

русских военных плачущих труб.

Вижу в регалии убранный труп:

в смерть уезжает пламенный Жуков.

Воин, пред коим многие пали

стены, хоть меч был вражьих тупей,

блеском маневра о Ганнибале,

напоминавший средь волжских

степей.

Кончивший дни свои глухо, в опале,

Как Велизарий или Помпей.

Иосиф Бродский.

Я не случайно выбрал темой для своего реферата личность легендарного маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича.

Его волевой характер, его командирские способности, не могли не поразить меня.

………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Детство.

Самый противоречивый советский полководец, маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков, родился 1 декабря 1896 г. в деревне Стрелковка около Калуги. Его родители были простыми крестьянами.

Вот что сам Жуков пишет о себе в своих “воспоминаниях

и размышлениях” :

“Дом в деревне Стрелковке Калужской губернии, где я родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года, стоял посредине деревни. Был он очень старый и одним углом крепко осел в землю. От времени стены и крыша обросли мохом и травой. Была в доме всего одна комната в два окна.

Отец и мать не знали, кем и когда был построен наш дом. Из рассказов старожилов было известно, что в нем когда-то жила бездетная вдова Аннушка Жукова. Чтобы скрасить свое одиночество, она взяла из приюта двухлет­него мальчика — моего отца. Кто были его настоящие родители, никто сказать не мог, да и отец потом не старался узнать свою родословную. Известно только, что мальчика в возрасте трех месяцев оставила на пороге сиротского дома какая-то женщина, приложив записку: «Сына моего зовите Константином». Что заставило бед­ную женщину бросить ребенка на крыльцо приюта, ска­зать невозможно. Вряд ли она пошла на это из-за отсутст­вия материнских чувств, скорее всего — по причине своего безвыходно тяжелого положения.”

Деревня, в которой родился Жуков, была такой же бедной, как и множество других русских деревень. Большинство крестьян жили в бедности. Земли у них было мало, да и та неурожайная. Полевыми работами занимались женщины, старики и дети. Мужчины работали в Москве, Петербурге и других городах на “отхожем промысле”. Именно к такому слою относилась семья Жукова…

“Мы, дети бедняков, видели, как трудно приходится нашим матерям, и горько переживали их слезы. И какая бывала радость, когда из Малоярославца привозили нам по баранке или прянику! Если же удавалось скопить немного денег к рождеству или пасхе на пироги с начинкой, тогда нашим восторгам не было границ.”

В таких условиях воспитывался будущий полководец. И это, как я думаю, в дальнейшем не могло не повлиять на формирование его характера – труд закалил его волю и заставил его стать старше своих лет.

В юности он переехал в город и стал под­мастерьем. Затем — служба в царской армии и участие в первой мировой войне. Жуков был хо­рошим солдатом, имел награды, но в его судьбе не было ничего необычного - таких храбрых солдат насчитывались сотни тысяч. И трудно сказать, как сложилась бы его судьба, если бы в России не произошла революция.

Начало военной карьеры.

Унтер-офицер Жуков принял революцию сразу и безоговорочно, что, кстати, не было ха­рактерно для царских; кавалеристов! Поскольку в самый первый период после революции совет­ская власть остро нуждалась в опытных ко­мандных кадрах, Жуков, подходивший новой власти по критерию социального происхожде­ния, сделал головокружительную карьеру в только что созданной РККА. При советской вла­сти Георгий Жуков быстро закончил высшие кавалерийские и пулеметные курсы. В 1919 го­ду он вступил в партию. Далее началась стан­дартная для молодых большевиков карьера — командир роты, эскадрона, а затем и полка. Жуков служил в привилегированном роде войск — кавалерии, к которому принадлежали товарищи Сталина по Гражданской войне, Бу­денный и Ворошилов, что также способствовало продвижению по службе. Кроме всего прочего, Жуков никогда не принадлежал ни к одной из боровшихся между собой армейских группировок: ни к группе Троцкого, ни к его противни­кам, поэтому и уцелел при многочисленных чи­стках армии 20 и 30-х годов.

В 1938 году Жуков получил свой первый по-настоящему важный пост в советской военной системе — был назначен командующим войска­ми Белорусского особого военного округа. Он оказался единственным из всех командующих этого округа, который не был расстрелян как «враг народа».

Несмотря на то, что Ежов настаивал на необхо­димости ареста и расстрела Жукова, поскольку тот служил под началом Уборевича, Сталин ре­шил сохранить генерала.

Жуков в войне с японской армией.

В начале августа 39-го года Георгий Жуков от­был на Дальний Восток защищать от 6-й япон­ской армии монгольскую границу. Вместе с ним из Москвы прибыла группа слушателей военных академий — офицерский резерв. Жуков снимал тех, кто, по его мнению, не соответствовал зани­маемой должности, и расстреливал. На освобо­дившееся место он ставил человека из резерва, который в случае малейшего просчета, как и его предшественник, получал пулю в затылок. Геор­гий Жуков приговорил к расстрелу 19 старших офицеров. Их спасло только вмешательство ко­мандующего Дальневосточным округом Штерна.

Такие суровые методы наведения порядка на мой взгляд объяснялись военным временем, которое не допускало ни каких отклонений от установленных правил.

До назначения Жукова на этот пост положе­ние армейской группы было далеко не блестя­щим. При наличии передовой линии (достаточно слабой) у частей РККА - практически отсутство­вал тыл — на многие километры вокруг прости­ралась голая степь, а военные городки пред­ставляли собой просто скопления землянок. К этому следует прибавить острый дефицит горю­чего и питьевой воды, причем второе было осо­бенно болезненно для армии. Еще одной серьез­ной проблемой стало то, что солдаты и офицеры РККА не имели опыта ведения боевых действий в степях и пустынях, в то время как японская армия таким опытом владела. Не склонный ог­лядываться на начальство, будущий маршал, быстро оценив обстановку, оперативно перест­роил систему управления войсками и в услови­ях жесточайших боев сумел нанести японской армии тяжелое поражение. О том, какие бои шли там, свидетельствует хотя бы тот факт, что в воздушном бою на одном участке фронта мог­ли принимать участие до 200 советских и япон­ских самолетов одновременно, и это случалось не один раз. Не менее жесткими были и бои на земле.

В качестве примера хочу привести тактику боевых действий на Халхин – Голе :

Оценив обстановку перед началом операции, Жуков отправляет в Москву срочное донесение: немедленно усилить советскую авиацию, направить в Монголию не менее трех стрелковых дивизий и танковую бригаду. Цель - готовить контрудар. Предложения Жукова были приняты. Жуков укрепил оборону у Халхин-Гола, особенно на плацдарме за рекой, быстрее подтягивать резервы из Советского Союза. Но к этому времени Японцы успели сосредоточить до 40 тысяч войск, 310 орудий, 135 танков и 225 самолетов.

Перед рассветом 3-го июля старший советник монгольской армии полковник И. М. Афонин проехал к горе Баин-Цаган, что на северном фланге фронта по Халхин-Голу, проверить оборону монгольской кавалерийской дивизии. Внезапно он натолкнулся на японские войска, уже форсирующие реку. С первыми лучами солнца здесь уже был Жуков. Враг собирался провести хрестоматийную операцию - ударом с севера окружить и уничтожить советско-монгольские войска, державшие фронт по Халхин-Голу. Однако японцы не приняли в расчет мгновенную реакцию Жукова. Но они имели десятикратное превосходство в живой силе и трехкратное – в орудиях. Зато у советских войск имелось до 150 танков и столько же бронемашин.

У Георгия Константиновича не было времени раздумывать над силой врага. Он вызвал авиацию - бомбить переправу, сюда же перенацелил часть огня батарей с центрального участка и приказал ввести в бой 11-ю танковую бригаду комбрига М.П. Яковлева. Жуков пошел на беспримерный риск - отдал Яковлеву приказ с ходу атаковать врага, не дожидаясь пехоты - вызванный мотострелковый полк подошел только к середине дня. Утром пятого июля враг был наголову разбит, тысячи трупов устилали землю, раздавленные и разбитые орудия, пулеметы, машины. Остатки вражеской группировки бросились к переправе, ее командующий генерал Камацубара (в прошлом военный атташе Японии в Москве) среди первых оказался на том берегу, а скоро "переправа, - вспоминал Жуков, - была взорвана их же саперами, опасавшимися прорыва наших танков. Японские офицеры бросались в полном снаряжении прямо в воду и тут же тонули, буквально на глазах наших танкистов ". Враг потерял до десяти тысяч человек, почти все танки, большую часть артиллерии. Однако квантунская армия не жалела ничего, чтобы сохранить лицо. Днем и ночью к Халхин - Голу подвозились новые войска, из которых развернулась 6-я особая армия генерала Огису. 75 тысяч человек личного состава, 182 танка, более 300 самолетов, 500 орудий, в том числе тяжелые, срочно снятые с фортов в Порт-Артуре и доставленные на Халхин-Гол. 6-я особая армия вцепилась в монгольскую землю - она занимала 74 километра по фронту и 20 километров в глубину. На конец августа штаб генерала Огиси готовил новое наступление.

Промедление с изгнанием агрессора было чревато самыми серьезными последствиями. Поэтому Жуков подготовил план операции по уничтожению противника. Цель ее - истребить 6-ю особую армию, не дав ей уйти за кордон. Причем ни в коем случае не переносить боевые действия за монгольскую границу, чтобы не дать повода Токио прокричать на весь мир о "советской агрессии " с вытекающими отсюда последствиями. Готовя удар на уничтожение, Жуков усыпил бдительность врага, создав впечатление, что советско-монгольские войска помышляют только об обороне. Строились зимние позиции, бойцам вручались наставления о ведении оборонительных боев, самыми разнообразными средствами все это доводилось до сведения японской разведки. Психологически расчет Жукова был безупречен - это соответствовало представлению самураев о том, что, дескать, русские " взялись за ум " и опасаются новой схватки. Японские войска наглели на глазах, они вновь и вновь затевали частые операции, которые заканчивались очередным их избиением. Продолжались напряженные бои и в воздухе. Благодаря тщательно продуманной Жуковым системе дезинформации, удалось скрыть от противника подход крупных подразделений из Советского Союза. Чтобы обмануть их, в окрестностях поставили специальные звуковые установки. Две недели они изображали по ночам то здесь, то там шум танковых колонн, самолетов и т.д. Когда японцы перестали обращать на это внимание, к месту событий начали стягиваться войска.

20 августа неожиданно для японцев на них обрушился удар самолетов и орудий. Удар был таким мощным, что первые полтора часа они даже не могли открыть в ответ орудийный огонь. Затем советско-монгольские войска пошли в атаку.

К вечеру 26 августа японская армия была окружена, началось ее уничтожение. 31 августа Г. К. Жуков докладывает об успешном завершении операции. Японские войска потеряли на Халхин-Голе около 61 тысячи убитыми, раненными и пленными, советско-монгольские войска - 18.5 тысячи убитыми и раненными. 15 сентября 1939 года в Москве было подписано соглашение о ликвидации конфликта.

Важность этой победы в карьере Жукова и в истории СССР трудно переоценить. Во-первых, Жуков стал Героем Советского Союза и самым прославленным командиром РККА (из числа живых на тот момент). Во-вторых, японской ар­мии было нанесено столь тяжелое поражение, что она не осмелилась напасть на СССР вместе с Германией, и страна избежала войны на два фронта.

Деятельность полководца в предвоенные годы.

В 1940 году Жуков был назначен на пост ко­мандующего Киевским особым военным округом, которому в соответствии с советской военной до­ктриной отводилось самое важное место. Однако на этом посту Жуков пробыл недолго — пораже­ние РККА в советско-финской войне заставило Сталина в корне пересмотреть свои подходы к

вооруженным силам, и среди прочего было сме­нено руководство основных родов войск и Гене­рального штаба. В результате этих перестановок Жуков оказался в Москве.

В самом начале 1941 года генерал армии Жу­ков был назначен начальником Генерального штаба и заместителем народного комиссара обо­роны СССР.

Интересно, что все обнаруженные докумен­ты, касающиеся подготовки превентивного на­падения СССР на Германию, написаны от руки в одном экземпляре. Такой же вид имела до­кладная записка, отправленная Жуковым Ста­лину 15 мая 41-го года: «Учитывая, что Герма­ния в настоящее время держит свою армию от­мобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развер­тывании и нанести внезапный удар. Чтобы пре­дотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы германскому командованию, упредить противника в развер­тывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронтов и взаимодействие родов войск». Он еще раз определил стратегические цели, заключав­шиеся в разгроме центрального и северного крыла немецкой армии.

Неоценимая роль Жукова в Великой Отечественной Войне.

1. Опала Сталина

Начало войны Жуков встретил на этой же должности. 23 июня 1941 года он сделался еще и членом Ставки Верховного Главнокомандующего. В первые дни войны в высшем руководстве ар­мии и партии царила неразбериха, граничившая с паникой. В принципе можно вести речь о потере управляемости армией в этот период, о чем косвенно говорил и сам Жуков, написав в своих мемуарах, что в начале войны Ставка просто не успевала за событиями на фронте или вообще плохо знала, что там происходит. Сталин был очень недоволен создавшимся положением и вы­мещал злобу на сотрудниках Ставки, в том числе и на Жукове.

После одного из таких разговоров Жуков по­дал в отставку, был снят с должности и в тече­ние второй половины 1941 года успел побывать в должностях командующего несколькими фронта­ми. Причиной столь стремительных перемеще­ний явилось то, что многие высшие командиры РККА не справлялись с выполнением своих слу­жебных обязанностей на фронтах, и их приходи­лось часто менять. Примером может служить следующий факт.

5 сентября 1941 года приказом верховного главнокомандующего на должность командующе­го Ленинградским фронтом был назначен Воро­шилов. А уже 10 сентября 1941 года тоже прика­зом верховного главнокомандующего Ворошилов оказался снят с этой должности, и его место за­нял Жуков. За месяц пребывания в этой должно­сти (до 10 октября) Жукову ценой титанических усилий и огромных жертв среди военных и мир­ного населения удалось не допустить взятия немцами Ленинграда, но предотвратить блокаду города не удалось — слишком неравны были си­лы. Столь частая смена высших командиров не­гативно сказывалась не только на настроении в войсках, но и на личных отношениях между выс­шими офицерами.

Еще во время Гражданской войны Троцкий сказал: «Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Надо ставить солдат перед возможностью смерти впереди и неизбежностью смерти позади». Ста­лин хорошо усвоил этот урок основателя Крас­ной Армии.

Волкогонов пишет, что при отступлении летом 41-го года офицеров фронтов НКВД расстрелива­ло по разверстке, причем это касалось даже ко­мандиров армий, независимо от степени их «ви­новности». 16 августа 41-го года Ставка издала приказ № 270. Теперь сдающихся в плен следо­вало казнить на месте: «Расстреливать безжало­стно дезертиров, бойцов, сдающихся в плен. А ес­ли они решатся на это, пусть знают, что их семьи будут вынуждены испить самую горькую чашу». Под этим документов стоят подписи Жукова, Ти­мошенко, Ворошилова и других военачальников.

12 сентября Сталин подписал директиву ко­мандующим фронтами о борьбе с паникерством. В каждой стрелковой дивизии следовало создать заградительный батальон, в задачи которого вхо­дила «приостановка бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед при­менением оружия».

2. В борьбе за СССР.

Недолго пробыв в Ленинграде, уже в октябре Жуков возвратился под Москву, где складыва­лась опасная обстановка и где он пребывал в должностях командующего Резервным и Запад­ным советскими фронтами. Здесь следует отме­тить, что, несмотря на то что под Москвой нахо­дилось много талантливых командиров РККА, основная роль в подготовке и проведении Московской операции принадлежит Жукову и Васи­левскому. Причем именно под Москвой Жуков впервые в войне с немцами применил ту такти­ку, которая позволяла одерживать победы в те­чение всей войны.

Тактика состояла в следующем: Жуков выст­раивал свои войска таким образом, чтобы атаку­ющие силы немцев не могли с первого удара про­рвать позиции обороняющихся советских войск. После того как противник не сумеет прорвать фронт, Жуков осуществлял все административ­ные и военные мероприятия, дабы противник как можно дольше — с использованием всех своих сил и средств — безуспешно штурмовал позиции РККА, истощая собственные материальные и людские ресурсы. Одновременно с этим в тылу советских войск из пополнения создавалась мощ­ная военная группировка, которая должна была, по плану Жукова, нанести врагу контрудар в то время, когда тот выдохнется от постоянных безу­спешных атак.

Эта тактика, используемая Жуковым постоян­но, имела как свои минусы, так и плюсы. К плюсам можно отнести то, что она была действительно эффективна, и немцы, несмотря на ее простоту, так и не сумели до конца войны к ней адаптиро­ваться. К минусам можно отнести то, что в ре­зультате такого стиля ведения операций потери (прежде всего в живой силе) РККА исчислялись сотнями тысяч погибших за каждую очередную операцию, а потери вермахта были в пять— шесть раз меньшими. Впрочем, в РККА людей никогда не считали.

17 ноября 41-го года Сталин подписал приказ № 0428, в соответствии с которым войскам пред­писывалось при отступлении к Москве сжигать и разрушать все населенные пункты: «Выдающих­ся смельчаков за отважные действия по уничто­жению населенных пунктов представлять к пра­вительственной награде». Раньше деревни сжи­гали только части СС для борьбы с партизанами, теперь же это приказали делать советским сол­датам. В армии этот приказ открыто называли дурацким. Крестьян приходилось выгонять на мороз, обрекая на страшную смерть. Жители де­ревень пытались бороться с поджигателями, убивая их или сдавая немецким властям, приме­ром чему служит судьба Зои Космодемьянской. Впоследствии Геббельс удачно использовал этот приказ в идеологической войне против Советско­го Союза. На стенах домов в оккупированных го­родах появились миллионы плакатов, на кото­рых Сталин с факелом в руке поджигал кресть­янские избы.

Успешно проведенная в конце 1941 — начале 1942 года Московская операция существенно улучшила общее положение на советско-герман­ском фронте. Жуков заслужил уважение Стали­на. Но в середине июля 42-го года вермахт нео­жиданно для советского командования начал на­ступление на южном участке фронта. К концу месяца, не встречая организованного сопротивле­ния, южное крыло группы армий «Юг» подошло к Кубани, а северное достигло излучины Днепра между Калачом и Клетской и двинулось к Ста­линграду.

28 июля 42-го года Сталин подписал печально знаменитый приказ № 227, известный под именем «Ни шагу назад!». Офицеры и политра­ботники получали право расстреливать на мес­те солдат РККА за панику и трусость. Трактов­ка терминов «паника» и «трусость» оставлялась на усмотрение офицерского состава частей. Средних и старших командиров за трусость следовало не расстреливать, а направлять в штрафные батальоны. Кроме того, в пределах армий приказывалось создать по три — пять заградительных отрядов, «поставить их в непо­средственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов».

Однако войск катастрофически не хватало, и 1 августа верховный главнокомандующий подпи­сал другой приказ, обязывающий формировать из офицеров-«окруженцев», содержавшихся в спецлагерях НКВД, штурмовые батальоны, кото­рые следовало использовать на наиболее опас­ных участках фронта.

Жуков был срочно переброшен в Сталинград, чтобы спасти положение. Битвы за Сталинград и на Курской дуге стали крупными вехами в его карьере. При подробном рассмотрении этих крупнейших сражений второй мировой войны замечаешь, что они практически как две капли воды похожи на Московскую операцию. Жуков использовал свою излюбленную тактику, о ко­торой было рассказано выше. Единственным от­личием явилось то, что Курская дуга — это в основном сражение танков, а не пехоты; в ос­тальном же все три операции чрезвычайно похожи. К отличиям можно отнести только более жесткое отношение к обороняющимся частям со стороны Жукова. Если при проведении Москов­ской операции обороняющиеся советские войска получали из тыла подкрепление, которое чис­ленно превосходило количество выбывших из строя убитых и раненых, то при проведении Сталинградской операции Жуков, координиро­вавший там действия трех фронтов, в общей сложности направил в обороняющийся и исте­кающий кровью Сталинград только пять свежих дивизий, что не покрывало потери советских войск убитыми и ранеными в тяжелых боях с частями 6-й немецкой армии.

3. Перелом в ВОВ.

Части РККА стали все чаще переходить от отступлений и обороны к наступлениям. И здесь Жуков вновь получил возможность пока­зать себя. Следующими крупными операциями Георгия Жукова были Ленинградская и Бело­русская.

Операция по снятию блокады Ленинграда ста­ла операцией скорее политической, нежели воен­ной. В ней не использовалось никаких тактичес­ких или стратегических хитростей: советские войска всеми имевшимися силами ударили на­встречу друг другу по находившимся между ни­ми немецким войскам — и блокада была снята. Однако эта операция имела большое политичес­кое и психологическое значение для советского народа, который свыше 900 дней наблюдал за борьбой города с врагом.

Однако другая операция, Белорусская, носив­шая кодовое наименование «Багратион», потребовала от Жукова применения крайне нетради­ционных решений. Сложность действий при про­ведении операции по освобождению Белоруссии состояла в том, что на тех участках фронта, где, как считали немцы, могут начать наступление советские войска, была создана мощная оборона. А там, где немцы не создали такой обороны, от наступающей красной армии их могли. защитить природные препятствия — реки и в особенности почти непроходимые болота. Жуков принял не­стандартное решение: войска перешли в наступ­ление там, где их не ждали немцы, — через бо­лота, строя переправы и гати. И хотя огромное количество советской техники и солдат бесслед­но сгинуло в этих болотах, основная цель была достигнута — Белоруссию освободили быстро и при больших потерях немецкой армии, многие части которой попали в окружение.

В конце 1944 года Жуков был самым извест­ным советским полководцем, имея чин маршала Советского Союза (звание присвоено в 1943 году) и будучи уже дважды Героем Советского Союза (с 1944 года).

В 1944—1945 годах Жуков, командуя войска­ми 1-го Украинского и 1-го Белорусского фрон­тов, осуществил Висло-Одерскую и Берлинскую наступательные операции. Никаких особенных тактических приемов в этих операциях не при­менялось, за исключением знаменитого исполь­зования прожекторов для ослепления обороняв­шейся группировки противника.

Судьба маршала в послевоенные годы.

8 мая 1945 года от имени Верховного главноко­мандования маршал Жуков принял капитуляцию Германии вместе с представителями других дер­жав-победительниц. Жуков был награжден орде­ном Победы и стал в 1945 году трижды Героем Советского Союза. Кроме того, он навсегда вошел в историю как человек, командовавший парадом Победы на Красной площади в Москве.

После окончания войны он стал главнокоман­дующим Группой советских войск в Германии. В 1946—1953 годах маршал Георгий Жуков был главнокомандующим сухопутными войска­ми. Незадолго до смерти Сталин решил провести очередную чистку аппарата власти. В число пре­тендентов на нары оказался и Жуков. На него было заведено дело, в доме и на даче проведены обыски, выявившие размеры грабежа, устроен­ного им в оккупированной Германии.

Именно этим объясняется активное участие маршала в устранении Берии сразу после смерти Сталина. Жуков не только пообещал Хрущеву, что без его приказа с места не тронется ни один танк, но и ввел в Кремль армию, блокировав ох­рану резиденции правительства, которая состоя­ла из войск НКВД. Придя к власти, Хрущев не забыл этот поступок и сделал Жукова министром обороны.

В 1957 году Жуков попал в опалу, был пони­жен до командующего заштатным округом, а за­тем и вовсе изгнан из армии, и даже его мемуары удалось издать с большим трудом. Опала маршала продолжалась вплоть до падения Хрущёва. В 1965 г. Жукову разрешили присутствовать на торжественном заседании в честь 20-летия Победы. В 1969 г. вышли в свет, хотя и с большими сокращени­ями, мемуары Г. К. Жукова «Воспоми­нания и размышления». При жизни маршала их перевели на основные европейские языки. В Советском Со­юзе «Воспоминания» стали самой по­пулярной книгой о Великой Отечест­венной войне.

Жуков скончался 18 июня 1974 года. Похоро­нен в Москве, на Красной площади у Кремлев­ской стены.

Общие сведения

Общие сведения

в РККА с 1918
в ВКП(б) с 1919
последнее звание Маршал Советского Союза (1943)
образование 3-х кл. церковно-приходская школа
военное образование академические курсы по подготовке высшего комсостава (1929)


В армии с 1913 года, участник 1-й Мировой войны, последнее звание - унтер-офицер

Служба

начало конец должность подразделение приказ
1918 помкомвзвода
комвзвода
ком. эскадрона
01.1920 слушатель курсы командиров кавалерии
комвзвода
ком. эскадрона
07.1923 05.1930 комполка кп
1925 слушатель курсы усовершенствования комсостава кавалерии
1929 слушатель академические куры по подготовке высшего комсостава
05.1930 комбриг кбр
02.1931 пом. инспектора кавалерии КА
03.1933 комдив 4-я кд
07.1937 комкор 3-й кк
07.1938 зам. ком. ВО БВО
ком. АГВ 1-й АГВ советско-монгольских войск
1940 ком ВО КОВО
02.1941 30.07.1941 НГШ - зам. НКО
30.07.1941 12.09.1941 комфронта Резервный фронт
13.09.1941 07.10.1941 комфронта Ленинградский фронт
08.10.1941 11.10.1941 комфронта Резервный фронт
12.10.1941 26.08.1942 комфронта Западный фронт
01.02.1942 05.05.1942 ком. направления Западное направление
27.08.1942 1-й зам. НКО
03.1944 05.1944 комфронта 1-й Украинский фронт
11.1944 06.1945 комфронта 1-й Белорусский фронт

Звания

Дата Звание Приказ
04.06.1940 генерал армии
1943 маршал

Заключение

В этом реферате я затронул самые влиятельные эпизоды из жизни Жукова для советского народа и России в целом.

Что же касается его жизни, то, на мой взгляд, он был достоин более благосклонной судьбы. Постоянные опалы со стороны Сталина, немилости Хрущёва и Брежнева не давали ему покоя. Жизнь то поднимала его вверх, то опускала на самый низ. Но всё же это не могло лишить его боевой славы, всемирной известности и любви народа.

Вклад Жукова в победу над фашистской Германией трудно недооценить – ведь если бы не было в то время такого талантливого полководца, возможно, исход войны был бы совершенно другой…

Список литературы.

1. Жуков Г. К.

Воспоминания и размышления (том 1, 2, 3). 1984г.

2. Жукова М.Г.

Георгий Жуков. 1974г.

3. Шубина Т. Г.

Энциклопедия военного искусства 1997г.

4. Яровиков В. С.

Маршал Жуков: полководец и человек 1988г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий