регистрация / вход

Политика сильной власти Александра Гамильтона

Ульяновский Государственный Технический Университет Реферат на тему: «Политика сильной власти Александра Гамильтона» Выполнил: студент гр. Эд-33

Ульяновский Государственный Технический Университет

Реферат на тему:

«Политика сильной власти

Александра Гамильтона»

Выполнил:

студент гр. Эд-33

Мамаев А.Ю.

Проверил:

Ульяновск

2003г.

Содержание

1. Биография А. Гамильтона……………………………ст.3

2. Политические взгляды Гамильтона…………………ст.8

3. Правопонимание Гамильтона……………………….ст.11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………….ст.13

Список использованных источников…………………ст.14

1. Биография А. Гамильтона

ГАМИЛЬТОН, АЛЕКСАНДР

(Hamilton, Alexander) (1755–1804), выдающийся государственный деятель и первый министр финансов США. Родился на острове Невис в Британской Вест-Индии 11 января 1755. Отец Гамильтона оставил семью, его мать умерла, когда мальчику было 13 лет. Чтобы заработать на жизнь, он поступил на работу в счетоводческую контору. В 1772 перебрался в Америку и на следующий год поступил в Кингз-колледж (ныне Колумбийский университет), где после года учебы получил степень бакалавра искусств.

В колледже он начал писать политические статьи для «Нью-Йорк джорнэл». Прежде чем ему исполнилось двадцать лет, опубликовал два памфлета – Полное оправдание мер, предпринятых Конгрессом, в ответ на обвинения их противников и Ответ фермеру, которые были изданы, по обычаю того времени, анонимно. Это была полемическая реакция на весьма популярные статьи С. Сибери, вышедшие под псевдонимом «уэстчестерский фермер». Памфлеты Гамильтона, появившиеся в критические для отечества годы (1774–1775) и содержавшие энергичную защиту американских колоний от притязаний Великобритании, стали важным вкладом в литературу Американской революции. Эти памфлеты, основанные на четком знании принципов конституции Великобритании и отличавшиеся остротой и логичностью аргументации, выявили лучшие черты Гамильтона-полемиста и произвели сильное впечатление на современников.

В начале войны с Великобританией он сформировал артиллерийскую роту и стал ее капитаном. Вскоре привлек внимание генерала Н. Грина, который представил его Дж. Вашингтону, главнокомандующему американской армией. В марте 1777 Вашингтон, на которого произвели впечатление личные качества молодого офицера, назначил его своим адъютантом в звании подполковника. Знание французского языка и литературные способности нового адъютанта представляли исключительную ценность для Вашингтона, и Гамильтон оставался на этом посту около четырех лет. Участвовал в осаде Йорктауна в 1781, по приказу Вашингтона возглавил штурмовую группу.

После войны Гамильтон занялся юридической практикой в Нью-Йорке, но не мог оставаться в стороне от политики. В качестве члена Континентального конгресса в 1782–1783 убедился в его неэффективности и стал энергичным сторонником общенационального союза и сильного центрального правительства. Был также участником безрезультатно завершившегося Аннаполисского конвента 1786, а через год одним из трех делегатов от Нью-Йорка на Конституционном конвенте в Филадельфии. Если Гамильтон и не внес существенного вклада в создание федеральной конституции, то вполне возместил это ее защитой в прессе и в ходе Ратификационного конвента в штате Нью-Йорк. Он стал на защиту конституции, несмотря на критическое к ней отношение, по двум причинам. Во-первых, ему пришлось, пусть неохотно, признать, что ничего лучшего в сложившихся обстоятельствах не могло получиться. Другой причиной было опасение, что если конституция будет отвергнута, стране грозит, как сам он выразился, еще больший «раскол, анархия и страдания». Через две недели после подписания конституции Гамильтон опубликовал в нью-йоркской «Индепендент джорнэл» от 2 октября 1787 свою первую статью в ее защиту. Другие статьи печатались там же и в других нью-йоркских газетах до апреля 1788, когда все они, включая четырнадцать (№№ 10, 14 и 37–48), написанных Дж. Мэдисоном, и пять (№№ 2–5 и 64), написанных Дж. Джеем, были опубликованы в сборнике под названием Федералист .

Из 85 записок в Федералисте лично Гамильтону принадлежит 51 (№№ 1, 6–9, 11–13,15–17, 21–36, 59–61 и 65–85), и три (№№ 18–20) написаны совместно с Мэдисоном. Авторство двенадцати записок (№№ 49–58, 62 и 63) не установлено, но они были написаны либо Гамильтоном, либо Мэдисоном. В любом случае основная часть текста Федералиста принадлежит Гамильтону, которого можно считать автором труда, признанного классическим в политической науке и воспроизведенного в многочисленных последующих изданиях и переводах.

Гамильтон сыграл решающую роль в ратификации конституции штатом Нью-Йорк на конвенте в Покипси в июне 1788. Около двух третей делегатов конвента были настроены против конституции. Ратификация казалась безнадежной задачей, но Гамильтон, проявив исключительное ораторское искусство, сумел изменить мнение примерно дюжины делегатов. Окончательный итог голосования оказался в пользу ратификации с незначительным перевесом: тридцать «за» и двадцать семь «против».

Федеральная конституция вступила в силу после инаугурации президента Вашингтона в апреле 1789. 34-летний Гамильтон принял предложение стать министром финансов, поскольку, как выразился в письме от 2 мая 1797, «считал себя обязанным помочь в запуске механизма правительственной власти». Он находился на этом посту (который рассматривал, к неудовольствию государственного секретаря Джефферсона и других членов правительства, как своего рода премьерство) в течение более пяти лет, подав в отставку в январе 1795.

Гамильтон ликвидировал царивший в то время валютный хаос, учредил доллар в качестве основной денежной единицы и обеспечил чеканку золотых и серебряных долларов в соотношении 15:1, изменившемся в 1834 на 16:1. Он убедил Конгресс взять на себя ответственность за выплату как долгов штатов, скопившихся за годы войны, так и долгов Конфедерации. Общая их сумма была достаточно высокой и составляла около 75 млн. долл., но, как подчеркнул министр финансов в докладе Конгрессу 14 января 1790, ее необходимо выплатить, чтобы обеспечить доверие новому правительству США. Гамильтон основал центральный банк – как для хранения вкладов, так и для предоставления кредитов. Этот первый банк открылся в 1791, располагая начальным капиталом в 10 млн. долл., и пользовался столь большим успехом, что его билеты имели хождение по номиналу, а размер дивидендов составлял 8%. В течение двадцати лет, вплоть до окончания срока действия его устава в 1811, Первый банк США, как и предполагал Гамильтон, служил финансовой базой быстро развивавшейся экономики. В своем знаменитом докладе о промышленных товарах 5 декабря 1791 министр финансов предложил установить тарифы на импорт, предназначенные в основном для защиты молодой промышленности США; он был убежден, что «Американская империя» добьется мощи и процветания скорее как индустриальная, чем аграрная экономическая система. Но эта часть его программы не была принята Конгрессом.

Портрет Александра Гамильтона печатается на 10 долларовых купюрах США
выпуска - 1928, 1934, 1950, 1963, 1969, 1974, 1977, 1981, 1985, 1988, 1990, 1993, 1995 года.

И на купюрах нового образца выпуска - 1996 года

После отставки с поста министра финансов он вернулся в Нью-Йорк и посвятил себя семье, в которой было уже семеро детей, и успешной юридической практике. Его единственной общественной деятельностью в эти годы, помимо оказания помощи Дж. Вашингтону в составлении его Прощального послания (1796), была служба в армии в 1798 в чине генерал-майора в ходе необъявленной войны с Францией.

Президентские выборы ноября 1800 закончились ничьей между Джефферсоном и Бэрром, и решение исхода выборов было передано в палату представителей, – ситуация, вызвавшая у Гамильтона ужас. Для него это было выбором из двух зол – между «демагогичным» Джефферсоном и «презренным» Бэрром, «болезнью» и «ядом» демократии. Гамильтон недолюбливал Джефферсона по политическим мотивам, что же касается Бэрра, то к нему он питал личную неприязнь, и настолько глубокую, что мог написать в частном письме в 1792: «Я считаю своим религиозным долгом препятствовать его карьере». Избрание Бэрра президентом, заявил он, «опозорит нашу страну», и в 1800–1801 он использовал все свое влияние, чтобы помешать этому. «Ради Бога, – взывал он в одном из писем (22 декабря 1800), – не делайте Федералистскую партию ответственной за возвышение этого человека!» Таким образом, волей-неволей Гамильтон содействовал избранию Джефферсона. Однако победа демократов-республиканцев была для него настоящей трагедией. В июне 1804 вице-президент А. Бэрр, которого информировали об уничижительных высказываниях Гамильтона в его адрес, потребовал объяснений или публичного извинения. Гамильтон, в состоянии глубокого отчаяния и явно не способный на извинения, принял вызов Бэрра на дуэль. Она состоялась ранним утром 11 июля 1804 на берегу реки Гудзон в Уихокене (шт. Нью-Джерси). Гамильтон не стрелял и был убит, и это разрушило карьеру Бэрра.

2. Политические взгляды Гамильтона

Александр Гамильтон был одним из тех наиболее видных политических деятелей периода образования США, чьи теоретические воззрения и практическая деятельность оказали решающее воздействие на создание Конституции США 1787 г.

В период непосредственной подготовки Конституции, и особенно после ее принятия, в стране разгорелась острая политическая борьба между федералистами и антифедералистами. Основой раскола на эти политические группировки было отношение к намеченной конституции федеральной форме государственного устройства США.

Александр Гамильтон принадлежал к числу наиболее влиятельных лидеров федералистов. Наполовину англичанин, наполовину француз, он родился в Вест-Индии. Человек выдающихся способностей и ясного ума, прекрасный юрист, умный руководитель, государственный деятель широкого кругозора, Гамильтон определил основную политическую линию федералистов, руководил ее проведением в жизнь и добился ее торжества. Он очень хорошо подходил для такой деятельности, ибо, в отличии от коренных американцев, его не связывали узкие местные интересы. Гамильтон мыслил категориями всей страны, а не одного штата. Он стремился уничтожить самостоятельность местной власти и свести отдельные штаты до положения церковных приходов. К демократии городского собрания и законодательным собраниям, где большинство принадлежало фермерам, он относился с нескрываемым презрением. Гамильтон не знал и не понимал сельского жителя-фермера Америки. Он выражал интересы крупных собственников: плантаторов-земледельцев, богатых купцов, промышленной буржуазии, т. е. антиаграрных классов. По мнению Гамильтона, только сильная центральная власть была способна остановить демократическое движение масс, возросшее после победы в войне за независимость. Федерация будет барьером, препятствующим внутренним раздорам и народным восстаниям.

Политические позиции Гамильтона определились еще в период, предшествующий войне за независимость, когда он выступал за мирное урегулирование конфликта, компромисс с Англией. Его теоретические воззрения вполне совпадали с этой позицией. Они сложились под влиянием Монтескье: его теории разделения властей и идеализации конституционного устройства английской монархии. Это устройство Гамильтон считал необходимым положить в основу Конституции США.

Он был убежденным приверженцем английского образца "смешанного правления", в котором законодательная власть делилась между тремя политическими формами - монархической в лице короля, аристократической в лице палаты лордов, демократической в лице палаты общин. Однако концепция "смешанного правления", бравшая под защиту интересы имущих "верхов", находилась в противоречии с доктриной естественного равенства Декларации Независимости. Противоречила она и положению Декларации о том, что государство создается для защиты прав на жизнь, свободу, стремление к счастью, а не право на собственность.

В некоторых своих принципах Гамильтон был также последователем Гоббса. Его философия логически подводила к государству - Левиофану с высокоцентрализованной, принудительной и действенной властью. Но Гамильтон не был идеалистом и не считал государство божественным вместилищем власти, вечной сущностью, независимой от гражданина и стоящей над ним.

Гамильтон рассматривал государство, как весьма полезное орудие, которое во имя законности и порядка должно служить интересам власть имущих и сдерживать проявления тех, кто лишен власти. Он понимал, что в государстве, основанном на принуждении, а не на доброй воле, вечное брожение среди тех, кому применяется принуждение составляет серьезную угрозу и в конце концов эксплуатируемые могут наброситься на эксплуататоров. Поэтому в таких государствах эгоистические интересы требуют, чтобы общественные беспорядки предавались посрамлению и подавлялись полицейскими силами. Критерий сильного государства заключается в его способности защитить привилегии меньшинства от анархии большинства.

В Конституционном конвенте Гамильтон горячо отстаивал идею государства, основанного на принуждении. В его планы государственного устройства принцип централизованной власти развивался значительно глубже того, на что было готово пойти большинство, а в выступлениях в защиту этого плана Гамильтон высказывал мысли, которые пугали некоторых его слушателей. Он был откровенным монархистом и отстаивал монархические принципы с гоббсовской логикой: "Принцип, который должен быть принят, - это необходимость постоянной воли. Государство должно строиться на основе, способной сдерживать народный поток".

Однако логика освободительной борьбы колонии вынудила Гамильтона признать возможность республиканского строя. Но обязательным условием этого он считал создание сильной президентской власти, мало чем отличающейся от монархической.

Президент, по его мнению, должен избираться пожизненно и обладать широкими полномочиями, в том числе возможностью контролировать представительные органы законодательной власти, который под давлением избирателей может принять "произвольное решение". Эта же идея содержалась в предложении Гамильтона сделать назначаемых президентом министров практически неответственными перед парламентом. Сам парламент мыслился им как двухпалатный, создаваемый на основе избирательного права с высоким имущественным цензом.

Гамильтон считал, что государство и собственность должны выступать в тесном и действенном союзе. "Новое государство останется слабым и неспособным действовать, если оно будет враждебно капиталу. Но лишь только оно станет относиться к капиталу дружелюбно, как капитал поспешит прийти к нему на помощь".

Союз государства и капитала, по Гамильтону, это основа экономического переворота, которым предстоит превратить Америку из страны аграрной в высокоразвитую индустриальную державу. В отличие от Джефферсона Гамильтон считал, что главной целью государственного управления является не благоденствие отдельных граждан, а достижение материального могущества государства и защита интересов частной собственности.

3. Правопонимание Гамильтона

Гамильтон отрицал теорию естественного равенства людей . Деление людей на богатых и бедных, а соответственно на просвещенных и непросвещенных, способных и неспособных управлять делами общества, было для него бесспорным. По этому поводу он писал следующее: "Во всяком обществе происходит деление на большинство и меньшинство. К первым относятся масса народа, ко вторым - богатые и знатные. Глас народа называют гласом божим, однако, как бы часто это положение не повторялось и сколько бы людей в него не верило, оно не соответствовало действительности. Народ - буйная и изменчивая сила. Его суждения редко правильны. Посему второму классу надлежит представить твердую и постоянную роль в управлении государством. Он будет обуздывать непостоянство первого и, поскольку изменения не несут ему выгод, навсегда обеспечит хорошее правление. Можно ли описать, что демократическое законодательное собрание, ежегодно переизбираемое народом, будет стремиться неуклонно к всеобщему благу? Только постоянно существующий орган в состоянии сдержать неразумие демократии. Её бурный и необузданный нрав нуждается в узде ограничения".

Гамильтон был убежден, что единственно эффективный способ обуздания демократической фракционности заключается в создании органа судебного надзора - Верховного суда, обладающего широкими полномочиями. По его мнению, пожизненно назначаемые независимые и хорошо оплачиваемые члены суда в состоянии обеспечить управление с ответственностью. Они смогут сделать это отчасти потому, что сами являются не избираемыми и не ответственными. Таким образом, потерпев неудачу в попытке добиться признания монархического принципа, Гамильтон посвятил свои усилия изобретению всевозможных ограничений демократической власти.

Вывод : Не все идеи Гамильтона были приняты Конституцией США. Но как общая направленность, так и большая часть конкретных предложений Гамильтона были приняты Конституционным конвентом. Это и определило общий характер и содержание Конституции, порывающей с основными идеями Декларации независимости.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Американские мыслители не внесли существенно-новых положений в Западноевропейскую естественно-правовую доктрину. Но, бесспорно, их заслуга в ее пропаганде и оригинальной трактовке некоторых положений применительно к обстановке Войны за независимость и последующего конституционного оформления США (пример: выведение из права на революцию право на образование независимого государства). Характер этой трактовки определялся теми классовыми интересами, которые они отражали. В политических и правовых взглядах Пейн и Джефферсона отразились демократические и революционные тенденции в освободительном движении колонистов. У Гамильтона естественно-правовая доктрина получила иное истолкование, отвечающее компромиссным тенденциям в среде высших слоев колонистов в борьбе с Англией.

Общие, в принципе, теоретические посылки привели поэтому к различным практически-политическим и конкретно-правовым выводам. В области политической это проявилось в разном отношении к государственному строю Великобритании. Если Пейн и Джефферсонс не считали этот строй идеальным, то Гамильтон стоял на противоположных позициях. В области правовой такое же различие в отношении к естественному равенству людей и вытекающему из него равноправию граждан, противником которого был Гамильтон.

Оценивая политические и правовые взгляды Пейна, Джефферсонса и Гамильтона, необходимо иметь в виду и еще одно существенное обстоятельство - впервые в истории идеи естественно-правовой доктрины были конкретизированы и закреплены в конституционных документах.

Так, Декларация независимости, провозглашая образование США как независимого государства, закрепила развитые Пейном и Джефферсоном идеи народного суверенитета и права народа на революцию. А правовые взгляды Гамильтона послужили теоретической базой для разработки Конституции США 1787 г.

Список использованных источников

1. Сайт http://www.kemiform.ee Образцы купюр национальной валюты США.

2. Сайт http://www.krugosvet.ru - электронная энциклопедия «Кругосвет».

3. Сайт http://www.phildep.univ.kiev.ua/polit/index.htm Страница с сайта Киевского университета об истории политических учений.

4. Сайт http://www.auditorium.ru Программа «Обновление гуманитарного образования России». Статья: «Политическая философия нового времени».

5. «Федералист». Политические эссе Александра Гамильтона, Джеймса Мэдисона и Джона Джея: Пер.с англ. / Под общ. ред., с предисл. Н.Н. Яковлева, коммент. О.Л. Степановой. – М.: Издательская группа “Прогресс” – “Литера”, 1994 – 592

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий