С.Ю.Витте и П.А.Столыпин - крупные политические деятели

Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет Кафедра истории Витте и П. Столыпин крупные политические деятели Реферат

Санкт-Петербургский государственный

архитектурно-строительный университет

Кафедра истории

С. Ю. Витте и П. А. Столыпин -

крупные политические деятели

Реферат

Шульгиной Анны Михайловны

гр. 1-М-I

Санкт-Петербург

1998

Содержание

1. Ââåäåíèå................................................................................................................................ 3

2. Ïîëèòè÷åñêàÿ è ýêîíîìè÷åñêàÿ ñèòóàöèÿ â Ðîññèè íà ðóáåæå âåêîâ è èäåîëîãèÿ ðåôîðì 3

3. Âðåìÿ è ðåôîðìû Ñ. Þ. Âèòòå............................................................................................... 7

4. Ïîëèòè÷åñêàÿ êàðüåðà è ðåôîðìû Ï. À. Ñòîëûïèíà........................................................... 12

5. Ïðè÷èíû íåóäà÷ ðåôîðìàòîðîâ............................................................................................. 17

6. Çàêëþ÷åíèå: Óðîêè ðåôîðì.................................................................................................. 19

Ëèòåðàòóðà............................................................................................................................. 20


1. Введение

Каждый период времени в Российской истории влиял на дальнейшую жизнь страны. Однако, отдельные периоды определяли последующую жизнь народа на долгие годы. Одним из таких важнейших этапов Российской истории были вторая половина XIX века и начало XX века; время развития революционного движения, время кардинальных перемен в жизни нашей страны.

На политической арене действовали в это время, конечно, не только представители революционного движения. Но политические деятели, принадлежавшие к противостоящему большевикам лагерю, ранее изображались, как правило, искаженно. Между тем на исторической сцене в тот период действовали яркие и сильные исторические личности, придерживавшиеся различных общественно-политических взглядов и стремившиеся реформировать Россию бескровным, не революционным путем. Среди них - С. Ю. Витте и П. А. Столыпин.

Этот этап исторического развития нашей страны особенно интересен нам сейчас, в так называемый переходной период - от тоталитаризма к демократии, период экономических и политических реформ. И èñòîðè÷åñêèé îïûò наших предшественников мог бы позволить нам более профессионально и продуманно проводить эти реформы и не повторять их ошибок.

2. Политическая и экономическая ситуация в России на рубеже веков и идеология реформ

К концу XIX века стало ясно, что положительный преобразовательский потенциал реформ 1861 года частично исчерпан, а частично выхолощен контрреформистским курсом консерваторов после трагической гибели Александра II в 1881 г. Необходим был новый цикл реформ.

После экономического подъема 90-х годов, Россия пережила тяжелый экономический кризис 1900-1903 годов, затем период длительной депрессии 1904-1908 годов. В начале ХX века Россия являлась среднеразвитой страной. Наряду с высокоразвитой индустрией в экономике страны большой удельный вес принадлежал раннекапиталистическим и полуфеодальным формам хозяйства - от мануфактурного до патриархально-натурального. Русская деревня стала сосредоточением пережитков феодальной эпохи. Важнейшими из них были крупные помещичьи землевладения, широко практиковались отработки, являющие собой прямой пережиток барщины. Крестьянское малоземелье, община с ее переделами тормозили модернизацию крестьянского хозяйства.

Слишком медленное политическое развитие России определялось, в основном, ее аграрным устройством. Солженицин объясняет: "российская государственная власть срослась с имущим напуганным дворянством, весь правящий слой дрожал и корыстно держался за свои земли - дворянские, великокняжеские, удельные. Только начнись где-нибудь какое-нибудь движение земельной собственности - ах, как бы не дошло и до нашей". Держась за власть и за землю, самодержавие, помещики, военная и гражданская бюрократия надеялись: "будет вот так само-само-само плыть еще триста лет" [1].

Социально-классовая структура страны отражала характер и уровень ее экономического развития. Наряду с формированием классов буржуазного общества (буржуазия, мелкая буржуазия, пролетариат), в нем продолжали существовать и сословные деления - наследие феодальной эпохи. Буржуазия занимала ведущую роль в экономике страны в ХХ веке, до этого она не играла сколько-нибудь самостоятельной роли в общественно политической жизни страны, так как она была полностью зависима от самодержавия, вследствие чего и оставались аполитичной и консервативной силой.

Дворянство, которое сосредоточило более 60% всех земель, стало главной опорой самодержавия, хотя в социальном плане оно теряло свою однородность, сближаясь с буржуазией.

Крестьянство, составлявшее 3/4 населения страны, было также затронуто социальным расслоением общества (20% - кулаки, 30% - середняки, 50% - бедняки). Между полярными его слоями возникали противоречия.

В начале ХХ века класс наемных рабочих насчитывал 16,8 млн. человек. Он был неоднороден, большая часть рабочих состояла из недавно пришедших в город крестьян, но еще не потерявших связь с землей. Ядром этого класса стал фабрично-заводской пролетариат, который насчитывал более 3 млн. человек.

Политическим строем в России оставалась абсолютная монархия. Хотя в 70-ых годах XIX века был сделан шаг по пути превращения государственного строя в буржуазную монархию, царизм сохранил все атрибуты абсолютизма. Закон гласил: "Император российский есть монарх самодержавный и неограниченный" [2].

До 1905 года высшим государственным органом в России был государственный совет, постановления которого имели рекомендательный характер для царя.

Сенат - высшая судебная инстанция и толкователь законов. Исполнительная власть осуществлялась двумя министерствами, деятельность которых контролировалась комитетом министров.

Россия медленно, но верно начала вмешиваться в борьбу за рынки сбыта. Борьба между Россией и Японией за господство на рынке сбыта в Китае, стала одним из примеров раздела сфер влияния в мире. К сожалению, верхи нередко не совсем верно оценивали реальную социально- политическую ситуацию в обществе и из-за этого совершали непоправимые ошибки. Очередная попытка уйти от реформ посредством "маленькой победоносной войны" с Японией не только не удалась, но и привела к тому, что страна сорвалась в революционную бездну. И царская династия не погибла в ней лишь потому, что возле царя оказались такие выдающиеся люди как С. Ю. Витте и П. А. Столыпин.

Война четко показала неподготовленность русской армии, а также неподготовленность экономики к войне. С. Ю. Витте писал: "Вместо того, чтоб устранить угрозу внутренних потрясений, несчастная война приблизила нас на десятки лет к революции." Военные расходы, которые понесла Россия в этой войне превышали 3 млрд. рублей.

С поражением в войне начала нарастать революционная ситуация в стране (1905-1907). Из всего этого можно сделать вывод, что России требовались как политические, так и экономические реформы, которые смогли бы укрепить и оздоровить экономику России. Проводниками этих реформ конца XIX - начала XX явились такие разные политические деятели как С. Ю. Витте и П. А. Столыпин. Оба они не были революционерами и стремились сохранить существующий в России строй и уберечь ее от революционных потрясений "снизу".

Однако, С. Ю. Витте, будучи либералом, полагал, что все изменения в общественной и государственной жизни надо начинать с изменения политического строя: создать качественно новую государственную машину, а уже затем проводить преобразования в экономике. Вряд ли возможно усовершенствовать форму землевладения, решить проблемы аграрного порядка без предварительного перехода от рабства к свободе.

П. А. Столыпин полагал, что, напротив, перемены в политическом строе, в государстве, - не суть главное и, тем более, не есть условие реформ экономических. Отсюда проистекает следующее противоречие в его политической деятельности: программа реформ была рассчитана на буржуазно- демократическое развитие, они и по сути своей буржуазно- демократические (например, в вопросах, касающихся земских органов власти), но Столыпин искренне надеялся осуществить их в рамках прежней, регрессивной, косной для качественно нового уровня капиталистических отношений политической системы. Удивительно, что сам Столыпин был не только убежденным монархистом, но и верил в личность императора- политика, скажем, недалекого. Его путь реформ служит некой моделью "революции сверху" [3].

Реформатор считал, что перемены необходимы, но в той мере и там, где они необходимы для экономической реформы. Пока нет экономически свободного хозяина - нет и базы для других форм свободы (например, политической или личной). Столыпин утверждал, что, пока крестьянин беден, не обладает личной земельной собственностью, пока он находится тисках общины, он остается рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы [4].

Скажем, к слову, что этот спор актуален и сегодня, спустя почти век. Теснейшая связь экономики и политики не дает достичь положительных результатов реформирования одной общественной сферы без изменения другой. По мнению Г. Попова современные реформы тоже начинались "с курса на новое государство. А теперь мы видим, как на его лице растет хорошо нам знакомая щетина авторитарного бюрократизма. Да ничем иным аппарат быть и не может, пока он всевластен, и если нет в стране, говоря словами Столыпина, самостоятельных собственников." [5].

3. Время и реформы С. Ю. Витте

С. Ю. Витте (17.06.1849 - 28.02.1915) родился в Тифлисе и воспитывался в семье своего деда А. М. Фадеева, тайного советника, бывшего в 1841-1846 гг. саратовским губернатором, а затем членом совета управления Кавказского наместника и управляющим экспедицией государственных имуществ Закавказского края.

Он происходил из малоизвестных обрусевших немцев, ставших дворянами в 1856 г. (хотя он сам насаждал версию потомственного дворянства и верности православию). Ранние годы Витте прошли в Тифлисе и Одессе, где, в 1870 он кончил курс наук в новороссийском университете по математическому факультету со степенью кандидата, написав диссертацию "О бесконечно малых величинах". 1 июля 1871 года Витте был причислен чиновником в канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, а еще через два года назначен столоначальником.

После окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. принадлежавшая казне железная дорога влилась в частное Общество Юго-Западных железных дорог. Там Витте получил место начальника эксплуатационного отдела (1878, Петербург). С 1880 - начальник эксплуатации, а 1886 - управляющий Юго-Западной железной дороги (Киев). Уже на этих постах ярко проявляется реформаторский настрой Витте [6]. Он ввел в практику выдачу ссуд под хлебные грузы, проводил тарифную политику на принципах конкуренции: для каждого груза устанавливался максимальный тариф, резко снижавшийся в случае отправления груза по Юго-Западных железных дороге; внедрил технические усовершенствования, повысившие скорость движения поездов. Высокообразованный специалист, Витте широко использовал в работе научные и статистические данные. Его активность не была незамеченной, и в 1889 Александр III привлекает его в Министерство финансов в качестве директора Департамента ж.-д. дел, а в 1892 он уже министр финансов и начинает активную реформаторскую деятельность в экономической политике России.

Заняв кресло на посту одного из самых влиятельных министров, Витте показал себя реальным политиком. Вчерашний славянофил, убежденный сторонник самобытного развития России в короткий срок превратился в индустриализатора европейского образца, заявившего о своей готовности в течение двух пятилетий вывести Россию в разряд передовых промышленных держав.

В начале 90-х годов Витте еще не изменил общинным идеалам, считал русское крестьянство консервативной силой и "главной опорой порядка". Видя в общине оплот против социализма, он сочувственно относился к законодательным мерам конца 1880-х - начала 1890-х годов, направленных на ее укрепление. Хотя промышленность, строительство и железные дороги в 90-х годах активно развивались, сельское хозяйство - основной оплот аграрной России - после неурожая 1891 и последовавшего за ним обнищания (вплоть до голода) крестьян и землевладельцев находилась в очень тяжелом состоянии. Именно этот упадок в экономике и привел общественность к осознанию необходимости принять меры для обуздания реакционных деятелей в правительстве, толкавших страну на грань экономического и духовного распада. В этой обстановке появился на политической сцене С. Ю. Витте. На этого в высшей мере талантливого человека легла задача преобразования экономической жизни страны.

В 1894-95 г. Витте добился стабилизации рубля , а в 1897 сделал то, что не удавалось его предшественникам, - ввел золотое денежное обращение, обеспечив стране твердую валюту вплоть до первой мировой войны и приток иностранных капиталов. При этом резко увеличилось налогообложение. Одним из самых эффективных средств выкачивания денег из народного кармана стала введенная Витте государственная монополия на продажу спирта, вина и водочный изделий.

На рубеже XX века экономическая платформа Витте приняла вполне определенный и целенаправленный характер: в течение примерно 10 лет догнать в промышленном отношении более развитые страны Европы, занять прочные позиции на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. Ускоренное промышленное развитие обеспечивалось путем привлечения иностранных капиталов , таможенной защиты промышленности от западных конкурентов и поощрения вывоза. Иностранным капиталам в ней отводилась особая роль - в конце 90-х годов Витте выступил за неограниченное привлечение их в русскую промышленность и железнодорожное дело, называя эти средства лекарством против бедности и ссылаясь при этом на пример из истории США и Германии.

Особенность приводимого Витте курса состояла в том, что он как ни один из царских министров финансов, широко использовал исключительную экономическую силу власти, существовавшую в России. Орудиями государственного вмешательства служили Государственный банк и учреждения министра финансов, контролировавшие деятельность коммерческих банков.

В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства; к 1900 году Россия вышла на 1 место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов и железнодорожных обществ.

В 1890-ые годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи. В конце 1890-х годов казалось, что Витте доказал своей политикой невероятное: жизнеспособность феодальной по своей природе власти в условиях индустриализации, возможность успешно развивать экономику, ничего не меняя в системе государственного управления.

Однако, честолюбивым замыслам Витте не суждено было осуществиться. Первый удар по ним нанес мировой экономический кризис, резко затормозивший развитие промышленности; сократился приток иностранных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Дальнем и Среднем Востоке обострила русско-английские противоречия и приблизила войну с Японией. С началом же военных действий ни о какой последовательной экономической программе не могло уже быть речи.

Ускоренная индустриализация России не могла быть успешной при сохранении традиционной системы власти и существовавших экономических отношений в деревне и Витте скоро начал отдавать себе в отчет. "... сделавшись механиком сложной машины, именуемой финансами Российской империи нужно было быть дураком, чтобы не понимать, что машина без топлива не пойдет. Топливо это - экономическое состояние России, а так как главная часть населения - это крестьянство, то нужно было вникнуть в эту область" [7]. В 1896 году Витте отказался от поддержки общинного землевладения. В 1898 он сделал первую попытку добиться в комитете министров пересмотра аграрного курса, сорванную, однако, В. К. Плеве, К. П. Победоносцевым и П. Н. Дурново. В январе 1902 года Витте возглавил Особое Совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, тем самым, взяв, казалось бы, к себе в министерство финансов общую разработку крестьянского вопроса. В представленной записке выступил сторонником ликвидации крестьянской сословной обособленности в области права, управления и землепользования, высказывался за свободный выход из общины , за ограничения на распоряжение надельными землями . Положения его программы были впоследствии использованы П. А. Столыпиным при разработке аграрной реформы. Однако, из-за противодействия Плеве и других чиновников Министерства внутренних дел (поддержанных Николаем II) добился лишь отмены круговой поруки в общине (1903) и облегчения паспортного режима крестьян. Витте считал, что если бы Совещанию дали окончить работу, то многое, что потом произошло, было бы устранено. Крестьянство, вероятно, не было бы так взбаламучено революцией, как оно оказалось.

В манифесте 26 февраля 1903 года, определившем программу царизма, какой ее видели Николай II и Плеве, снова, хотя и с некоторыми оговорками, провозглашалась "неприкосновенность общинного строя крестьянского землевладения". Объединенными усилиями противники Витте при очевидном сочувствии императора (заметим, что Николай II, всемерно ограждая свою власть, очень ревниво относился к любой крупной политической личности) начали оттеснять министра финансов и от рычагов управления дальневосточной политикой, находившихся до того в его почти исключительном владении. Каковы бы ни были в совокупности причины увольнения Витте с должности министра, отставка в августе 1903 года нанесла ему удар: пост председателя комитета министров, который он получил, был неизмеримо менее влиятелен. Сам Витте поэтому сравнивал свое пребывание на этом посту с тюремным заключением.

По мнению А.Ф. Керенского [8], устранение Витте и замена его в 1903 году оголтелым реакционером Плеве, сразу же приступившим к разрушению основ политической жизни империи, ознаменовали начало того периода в русской истории, который можно рассматривать как пролог к революции 1905 года. Последствия деятельности Плеве были столь плачевны, что в революционное движение постепенно втягивались не только наиболее прогрессивные представители земства и интеллигенции, но и рабочие, а затем и крестьяне.

Самодержавие, ставшее к тому времени не более чем пережитком российской истории, было обречено. Однако, Николай II, вместо того, чтобы продолжить реформы своего деда и даровать конституцию, с помощью таких людей, как Плеве, упрямо тянул страну назад, к самым мрачным временам бюрократического абсолютизма.

После 15 июля 1904 года, когда был убит министр внутренних дел Плеве и на пост министра внутренних дел назначен прогрессивный генерал-губернатор Вильны князь П. Д. Святополк - Мирский, Витте возвращается к активной политической деятельности. В 1904 г. он публикует свою антиобщинную платформу ("Записка по крестьянскому делу"). Рост эффективности сельскохозяйственного производства при низких ценах на его продукцию был важной составной частью программы индустриализации. Он видел в этом средство и для высвобождения в деревне рабочих рук, которые использовались бы в промышленности, для удешевления труда промышленного пролетариата. Тут-то главным тормозом и оказывалась община, приверженцем которой он был в молодости. Витте стал видеть в общине причину крестьянского оскудения и требовал сделать из крестьянина "персону" путем уравнения крестьян в правах с другими сословиями. Речь шла при этом обо всех правах, в том числе и имущественных, иными словами - о выходе из общины с выделом земли. В общине Витте видел не только препятствие к развитию сельскохозяйственного производства, но и одну из форм революционной угрозы, поскольку она воспитывала пренебрежение к праву собственности.

Меж тем приближался январь 1905, и уже шла русско - японская война. Поражения в Манчжурии снова продемонстрировали слабость власти. Либералы сочли, что за проигранную войну царизм вынужден будет, как и в 1861 году, заплатить реформами. Чтобы добиться этих реформ, и в первую очередь конституции, они не только усилили пропаганду в земских и интеллигентских кругах, но и решились на попытку скоординировать действия с революционерами.

События "Кровавого воскресенья" произвели коренной переворот в мышлении рабочих масс, разорвали те духовные узы, которые связывали царя и простых рабочих.

17 января 1905 года Николай II, обращавшийся за советом к Витте и другим министрам, приказал ему составить из них совещание по "мерам, необходимым для успокоения страны", и о возможных реформах. Именно осенью 1905 года (в октябре) впервые обсуждалась на совещании Витте с "общественными деятелями" кандидатура Столыпина на пост министра внутренних дел. С этого периода они находились на политической арене одновременно.

4. Политическая карьера и реформы П. А. Столыпина

П. А. Столыпин (1862-1911 гг.) - выходец из старого дворянского рода, известного с конца XVI века. Род Столыпиных дал России выдающихся политических и литературных деятелей. Бабушка М. Ю. Лермонтова - урожденная Столыпина. Прадед - сенатор А. А. Столыпин - друг М. М. Сперанского, крупнейшего государственного деятеля начала XIX века. Отец - Аркадий Дмитриевич - участник Крымской войны, друг Л. Н. Толстого, навещавший его в Ясной Поляне. Мать П. А. Столыпина - Анна Михайловна - урожденная Горчакова - племянница канцлера России А. М. Горчакова, одноклассника А. С. Пушкина по лицею. Жена Петра Аркадьевича - правнучка А. В. Суворова. Таким образом, семья Столыпиных в XIX - XX веках была в родстве и дружбе со знаменитейшими людьми России. Семья П. А. Столыпина владела поместьями в Нижегородской, Казанской, Пензенской и позже Каунасской губерниях.

Петр Аркадьевич Столыпин не пошел по традиционной для его фамилии службе, он не стал ни дипломатом, ни военным, окончив Виленскую гимназию, неожиданно для всех родственников и друзей, он поступает на физико-математический факультет Петербургского университета. После окончания университета он служит в министерстве государственного имущества, но через год переводится в Министерство внутренних дел и попадает, предводителем дворян, в Ковенскую губернию, где на собственном опыте познает заботы и тяготы аграрной России.

В 1902 году Столыпин участвовал в особом совещании, на котором говорилось о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Там он решительно высказался за уничтожение общинной чересполосицы и расселение по хуторам. Это заявление явилось неким начальным положением его в будущем обширной "аграрной реформы". Надо отдать должное смелости Столыпина: когда разгорелась полемика о путях аграрной реформы между Витте и Плеве, он не поддержал позиции своего начальника, хотя в 1902 году убеждения Столыпина были еще весьма далеки от четкой программы Витте, которая была отклонена накануне революции 1905-1907 года.

В марте 1903 года Столыпина назначают губернатором в более крупную и важную саратовскую губернию. Здесь и застала его первая революция, в которой проявились две его характерные черты: во-первых, он не смущался карать не только левых, но и правых, если их деятельность переходила за рамки дозволенного. Во-вторых, в отличие от большинства высокопоставленных деятелей Столыпин был лично храбр и не боялся оставаться лицом к лицу с разгневанной толпой. Он не просто заявил революционерам с трибуны Государственной Думы: "Не запугаете!", но и на самом деле вел себя бесстрашно.

В апреле 1906 года Столыпин назначен министром внутренних дел и вся борьба с революцией ложится на его плечи. Вскоре он сменяет Горемыкина на посту председателя Совета министров. Ему было доверено проложить политический курс в новых исторических условиях - обеспечить сожительство дотоле ничем не стесненного самодержавия с "народным представительством". Подключившись к работе, он начал политику успокоения народа.

Столыпин был убежденным противником революционных крутых мер, которые, по его мнению, не будут способствовать развитию экономики и повышения качества жизни народа. В намерения Столыпина не входило ни восстановление абсолютизма, ни уничтожение народного представительства - он стремился лишь к установлению в России консервативной, но строго конституционной монархии. Его мечтой была могучая, централизованная империя, экономически здоровая и культурно развитая. "Противникам государственности, - сказал он, выступая в Думе, - хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!"

Судьба монархии зависела от воли и способностей верховной власти осуществить комплекс реформ, которые объективно стояли перед страной. Решить эту задачу призвана была программа, которую П.А.Столыпин изложил 24 августа 1906 года. Она состояла из двух частей "успокоения и реформ". Новый премьер министр полагал, что 20 лет внутреннего и внешнего спокойствия России радикально преобразят ее. Первая часть правительственной программы предусматривала беспощадную борьбу с революционным движением . Этой цели служило и объявление на военном положении отдельных губерний, введение в них военно-полевых судов, которые разбирали дела и выносили приговоры в течение 48 часов. За август 1906- апрель 1907 было вынесено 1102 смертных приговора(за 30 лет до 1905 их было вдвое меньше). Высылка в административном порядке неблагонадежного в политическом отношении элемента из крупных городов в 1906-1907 годах составила не менее 26 тыс. человек.

Вторая часть правительственной программы предлагала проведение реформ . Ее стержнем стала аграрная реформа . С 1861 года она была вторым крупным шагом, призванным изменить положение крестьянства. Революция показала, что надежды царя на крестьянство как оплот режима оказались несостоятельны. Поэтому Столыпин полагал создать в деревне слой крупных хозяев (кулаков), которые могли стать опорой власти в борьбе с революцией. Сохранение в деревне общины препятствовало развитию буржуазных отношений. Разрушение общины и насаждение частной крестьянской земельной собственности составляло главное содержание земельной реформы. Что касается помещичьего землевладения, то его также необходимо было модернизировать в интересах самих же помещиков - снизить их влияние на ведение дел в крестьянском хозяйстве, но сохранить господствующее положение дворянского сословия в российском государстве. Каждый крестьянин отныне мог выйти из общины, объявить своей частной собственностью надельный участок земли. Все земли, разбросанные в разных местах, разрешалось соединить в один участок, присоединив приусадебный участок, и перенести дом с постройками (хутор). Это вело к тому, что единый деревенский мир (община) исчезал, как исчезала и деревня.

Столыпин разработал и реализовал реформу о добровольческом переселении крестьян в районы Западной Сибири. Переселение в районы Сибири и другие малоосвоенные территории России значительных масс населения центральных губерний решало важную общенационально-стратегическую задачу- укрепление обороны страны и служило средством борьбы с малоземельным перенаселением центральных районов России. В течение 15 лет население Сибири увеличилось на 3 млн. человек. Но во многих публикациях до сих пор утверждают, что аграрные преобразования, осуществленные под руководством Столыпина, не принесли желаемых результатов.

В 1906 - 1907 году указаниями царя часть государственных и удельных земель была передана Крестьянскому банку для продажи крестьянам с целью ослабления земельного дефицита. Кроме того, с размахом проводилась Банком покупка земель с последующей перепродажей их крестьянам на льготных условиях, посреднические операции по увеличению крестьянского землепользования. Он увеличил кредит крестьянам и значительно удешевил его, причем банк платил больший процент по своим обязательствам, чем платили ему крестьяне. Разница в платеже покрывалась за счет субсидий из бюджета, составив за период с 1906 по 1917 год 1457,5 млрд. рублей.

Банк активно воздействовал на формы землевладения: для крестьян, приобретавших землю в единоличную собственность, платежи снижались. В итоге, если до 1906 года основную массу покупателей земли составляли крестьянские коллективы, то к 1913 году 79,7% покупателей были единоличными крестьянами.

Ссуды крестьянского банка не могли полностью удовлетворить спрос крестьянина на денежную массу. Поэтому значительное распространение получила кредитная кооперация , которая прошла в своем движении два этапа. На первом этапе преобладали административные формы регулирования отношений мелкого кредита. Создавая квалифицированные кадры инспекторов мелкого кредита и ассигнуя значительные кредиты через государственные банки на первоначальные займы кредитным товариществам и на последующие займы, правительство стимулировало кооперативное движение. На втором этапе сельские кредитные товарищества, накапливая собственный капитал, развивались самостоятельно. В результате была создана широкая сеть институтов мелкого крестьянского кредита, ссудосберегательных банков и кредитных товариществ, обслуживавших денежный оборот крестьянских хозяйств. К 1 января 1914 года количество таких учреждений превысило 13 тысяч.

Кредитные отношения дали сильный импульс развитию производственных, потребительских и сбытовых кооперативов. Крестьяне на кооперативных началах создавали молочные и масленые артели, сельскохозяйственные общества, потребительские лавки и даже крестьянские артельные молочные заводы.

В январе 1916 г. из общины вышло около 3 млн. домохозяйств Поволжья, юга Украины, Сибири. В целом реформа способствовала развитию буржуазных отношений в деревне. Значительно усилилась позиция кулака , который давал 50 % товарного хлеба и начал осваивать внешний рынок. Посевные площади увеличились на 10 %. Экспорт хлеба достиг 20-25 %, а в урожайные годы - 40 %.

Однако едва ли правомерно относить это только к достижениям столыпинской реформы: отмена выкупных платежей стимулировала развитие аграрного сектора; рост мировых цен на хлеб способствовал его вывозу: сыграли свою роль и погодные условия, когда в 1912-13 гг. были получены очень высокие урожаи.

Власти не удалось главное - разрушить общину и создать сразу массовый слой крестьян-собственников. Отруба и хутора сами по себе не являлись еще условием прогресса, около 50 % их оказались нежизнеспособны. Переселенческая политика, при всех ее недостатках, вне сомнения, была явлением положительным. Но она не ликвидировала ни перенаселенности, ни земельного голода в деревне.

Бюрократические методы, схематизм в осуществлении реформы, психология крестьян затрудняли ее успешное проведение. Община обнаружила свою жизнеспособность. Она обеспечила не только защиту от помещика, но и минимальный прожиточный уровень. Главное же состояло в том, что одна эта реформа, ставшая "осью" всей внутренней политики правительства, не способна была решить проблемы, которые стояли перед страной. Требовался комплекс реформ .

Они имелись в арсенале Столыпина. Реорганизация земского самоуправления призвана была открыть дорогу в него крепким хозяйствам, проект преобразований местной администрации - губернского и уездного звена - снижал влияние не эти органы помещиков, рабочее законодательство (страхование рабочих, сокращение рабочего дня и др.) должно было перевести рабочее движение с революционного на реформистский путь, в вопросах вероисповедания Столыпин предложил снять ряд ограничений (о старообрядцах, переход из православия, облегчение смешанных браков), что смягчило бы религиозную борьбу в стране.

Предполагая децентрализовать управление Россией, Столыпин был намерен произвести реорганизацию администрации и полиции России. Преградой к реорганизации на самых низах государственного управления являлась сословная иерархия. Уезды возглавляли уездные предводители дворянства, многим из которых, однако, по причинам обеднения дворянства, произошедшего еще в конце прошлого столетия, приходилось служить в городах и появляться в своих уездах лишь изредка. Связь между уездами и дворянством была ослаблена. А между тем, происходил рост других слоев населения - промышленников и купцов, городской интеллигенции и др. - которые добивались права голоса. С учетом этого в проекте предлагалось вместо предводителей дворянства поставить во главе уезда уездных начальников из местной среды, назначенных министром внутренних дел. На губернском уровне проект предполагал усиление власти губернаторов, сосредоточения в его руках всего механизма управления губернией. Параллельно с этим был разработан проект реорганизации полиции, численность которой в те времена была явно недостаточной.

Программа реформ затрагивала все отрасли государственного управления и была рассчитана, по замыслу Столыпина, на 20 лет. Эти реформы, по мысли Столыпина, делали империю более современной, вели к укреплению монархии. Этой же цели служил и законопроект о введении всеобщего начального образования в стране.

Однако все эти проекты встретили ожесточенное сопротивление господствующих классов. Только в национальном вопросе между Столыпиным и ними разногласия отсутствовали. Вокруг курса правительства разгорелась острая борьба. Николай II встал в конце концов на сторону правых. Он опасался, что реформы в конечном итоге поставят под вопрос само существование монархии. В придворных кругах заговорили об отставке Столыпина. Развязка была трагической - 1 сентября 1911 г. П. А. Столыпин был смертельно ранен в Киеве агентом охраны Д. Г. Богровым, при преступном попустительстве высших чинов полиции. Гибель Столыпина означала, что власть, сделав шаг на пути преобразования монархии в буржуазию, отказалась от предыдущих реформ.

5. Причины неудач реформаторов

Среди государственных деятелей последних лет существования Российской империи С. Ю. Витте выделялся необычным прагматизмом, граничившим с политиканством. Прагматизм Витте был не только отражением свойств его личности, но и явлением времени. Витте показал себя выдающимся мастером латать расползшийся политический режим, ограждая его от радикального обновления. Он многое сделал для того, чтобы продлить век старой власти, однако был не в силах приспособить отжившую свое систему государственного управления к новым отношениям и институтам и противостоять естественному ходу вещей.

Политика индустриализации, проводимая Витте без учета аграрной направленности экономики страны, способствовала углублению кризиса сельского хозяйства на рубеже XIX - XX веков. Развитие промышленности во всех странах шло за счет средств, накопленных первоначально в сельском хозяйстве. Там, где этот процесс шел естественным и неспешным темпом, он не был болезненным. Необходимость быстрого скачка оказалась чувствительной. Россия была догоняющей страной и расплачивалась за это. Понимание этой проблемы пришло к Витте поздно, поэтому попытка исправить ситуацию выпала уже на долю его преемника - П. А. Столыпина.

Однако, страна в период столыпинских реформ переживала революционный кризис. Стояние на месте или полуреформы не могли решить ситуацию, а только наоборот расширяли плацдарм для борьбы за кардинальные преобразования. Только уничтожение царского режима и помещичьего землевладения могли изменить ход событий, меры, которые предпринял Столыпин в ходе своих реформ были половинчатыми. Главный же крах реформ Столыпина состоит в том, что он хотел осуществить реорганизацию внедемократическим путем и вопреки ему. Струве писал:" Именно его аграрная политика состоит в кричащем противоречии с его остальной политикой. Он изменяет экономический фундамент страны, в то время как вся остальная политика стремится сохранить в возможно большей неприкосновенности политическую "надстройку" и лишь слегка украшает ее фасад" [9].

Конечно же Столыпин был выдающимся деятелем и политиком, но при существовании такой системы, которая была в России, все его проекты "раскалывались" о непонимание или о нежелание понять всю важность его начинаний. Надо сказать, что без тех человеческих качеств, таких как: смелость, целеустремленность, напористость, политическое чутье, хитрость - Столыпину вряд ли удалось сделать хоть какой-то вклад в развитие страны.

Причин краха реформ было несколько: противодействие крестьянства, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914 гг. Но главной причиной было сопротивление крестьянства проведению новой аграрной политики.

Сразу же после окончания революции 1905-1907 годов события приняли совсем не тот оборот, на который рассчитывал Столыпин. Революция разоблачила царский строй, оттолкнула от него почти все классы. И только класс помещиков в своем огромном большинстве оставался на стороне правящего режима, только на него этот режим мог с уверенностью опереться. Соответственно возросла зависимость правительства от настроений помещиков. А последние быстро опомнились от страха и решили, что жизнь вошла в прежнюю колею и ничего не нужно в ней менять. Как пишет Солженицын [1], правым кругам и внешним сферам Столыпин был нужен для борьбы с революцией, а когда революция отошла, "политика Столыпина стала им всем нетерпима и невозможна".

И еще одна причина провала реформ - реформаторы, убежденные в правильности своих проектов, не считали настоятельно необходимым убедить в этом народ, крестьянство, которые, по их мнению, по своей "некультурности" не сознавало собственной пользы. Столыпинская программа была "революцией сверху", которую не поддерживали ни один крупный общественный класс, ни одна партия или общественная организация.

Последующий период показал, насколько неслучайной была неспособность Столыпина использовать силу государства в деле преобразования России - за оставшиеся до краха империи годы не было ни одного другого предложения, исходящего от правящих кругов, существенно изменить законодательство России.

6. Заключение : Уроки реформ

Крах реформ, невозможность срастить тоталитаризм и авторитаризм с самостоятельностью, крах курса на крестьянина - фермера стал уроком для большевиков, которые предпочли опереться на колхозы.

Путь Столыпина, путь реформ, путь предотвращения октября 17 года был отвергнут. И теми, кто революции не хотел. И теми, кто к ней стремился.

Что же мы можем почерпнуть из опыта наших предшественников?

Во-первых, понимание того, что история повторяется. Разве не те же процессы идут в нашей Думе, что и на рубеже предыдущих веков - отторжение закона о частной собственности на землю, открытые националистические высказывания, неприятие прогрессивных законов и начинаний и т.д.? А действия "реформаторского" правительства - те же полуреформы, а на самом деле - их отсутствие, то же нежелание говорить с народом (он не поймет!), то же пренебрежение социальной политикой.

Во-вторых, понимание того, что исторический опыт представляет собой неисчерпаемый источник ценнейшей информации: конкретно- исторических примеров. Если речь идет о реформаторской деятельности, то можно с уверенностью сказать, что на основе этих примеров можно в какой - то мере приблизиться к пониманию реформ современных, а в определенных случаях и предсказать, спрогнозировать принципиальные направления их развития в будущем.

Может все-таки попробуем учиться на чужих, а не на своих ошибках?

Литература

1. Дякин В. С. Был ли шанс у Столыпина?, Звезда, 12, 1990.

2. Корелин А. П. Краткое пособие по истории, Москва: "Высшая школа", 1992.

3. Эйдельман Н. "Революция сверху" в России, Москва: "Книга", 1989.

4. Бок. П. А. Столыпин, Москва: "Современник", 1992.

5. Попов Г. О столыпинской реформе, Наука и жизнь, N , 199 .

6. Отечественная История (История России с древнейших времен до 1917 г.), Москва: "Большая российская энциклопедия", 1994.

7. Ананьин Б. В., Р. Ш. Ганелин. Сергей Юльевич Витте, Вопросы истории, 8, 1990.

8. Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте, Вопросы истории, 6 - 8, 1990.

9. Ñòîëûïèí П. A. Нам нужна великая Россия, сборник речей, Москва: "Молодая Гвардия", 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ