регистрация / вход

Тенишева М.К. - великий меценат

М.К. Тенишева- великиймеценат. Каковы судьбы русских меценатов конца Х1Х-начала ХХ века? Блестящи и трагичны. Все отдано России, и забвение в конце жизни. Далеко не безумные богатства, расчетливость, много просящих помощи и получающих ее. Жертвования и жертвы, и все во имя России. Такова и судьба крупнейшей меценатки княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, которую при жизни знала вся Россия и Европа, доходили слухи о ее художественных сокровищах и до Америки.

М.К. Тенишева-

великиймеценат.

Каковы судьбы русских меценатов конца Х1Х-начала ХХ века? Блестящи и трагичны. Все отдано России, и забвение в конце жизни. Далеко не безумные богатства, расчетливость, много просящих помощи и получающих ее. Жертвования и жертвы, и все во имя России. Такова и судьба крупнейшей меценатки княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, которую при жизни знала вся Россия и Европа, доходили слухи о ее художественных сокровищах и до Америки. А затем почти столетие забвения. “Придите и владейте, мудрые. Влагаю дар мой в руцы ваша. Блюдите скрыню сию и да пребудут вовеки сокровища ея во граде Смоленске на служение народа русского”- написала Тенишева на эмалевом блюде 1911года, на которое положила ключи от своего смоленского музея “Русская старина”. Это было ее духовное завещание, к сожалению, не выполненное в наше время. Здание музея сохранилось, но тенишевских коллекцийв нем нет.

М. К. Тенишева вела огромную собирательскую и культурно-просветительскую деятельность, но прежде чем говорить об этом попробуем заглянуть в ее детство.

Детство Тенишевой.

Внешне ее жизнь была благополучной, но психологически очень напряженной. “Раннего детства туманное видение”- такими словами начинает воспоминания Мария Клавдиевна Тенишева.

Л.С. Журавлева “ Княгиня Мария Тенишева”

Смоленск “Полиграмма” 1994 г.

Да, детское восприятие мира мало сохраняет конкретных событий. “Как сквозь сон растут неясные образы, мелькают отрывочные картины. Все смутно, неопределенно”. И все же, ее увлекали игры в тенистом саду. “Я играю у балкона, но меня манит в эту темную гущу: там так таинственно... С каждым днем я делаюсь смелей. Все чаще и дальше ухожу туда, вглубь... Робкими шагами, на цыпочках, с затаенным дыхания, я пробираюсь, прислушиваюсь к каждому шороху, вздрагивая от всего: хрустнет ли под ногой сучок, вспорхнет ли испуганная птичка- все пугает, сердце замирает- жутко... Кудрявые волосы цепляются за ветки, а я бегу, бегу, задыхаясь...”

Запомнились и поездки в имение Новое Новгородской губернии, игры с девочкой Дуняшей -племянницей местного дьячка. Одновременно полноте жизни мешает страх перед матерью, девочка трепетала перед ней. “Ее черные строгие глаза леденили меня... Мне было жутко...”

Однажды Маша заболела, ее бросало то в холод, то в жар. “Раз в такую пору, когда лампадка тихо, тихо теплилась, я лежала с полузакрытыми глазами... Вдруг над моей головой послышался шорох... Подняла глаза и обмерла: стоит надо мною мать, отодвинув рукой занавеску... Черные глаза холодно глядят. Другой рукой она провела по моему горячему лбу, медленно нагнулась... долго глядела на меня и тихо поцеловала... Что-то дрогнуло во мне, сердце сладко защемило. В порыве небывалого счастья, обвив руками шею матери, я страстно прижалась к ее щеке воспаленными губами... Это длилось мгновение... Мать тихо освободилась, провела по лицу душистой рукой со множеством колец и повелительным голосом дала няне приказание. Она ушла... с нею счастливое видение. Это был, кажется, единственный раз в моей жизни, что я обняла свою мать. Она никогда меня не ласкала”.

Не будем строго винить эту женщину. Надо знать юридические законы того времени, чтобы объективно судить о поведении того или иного человека. Ребенок, родившийся вне брака, лишался всего: имени отца, наследства, у него не было будущего, общество лишало его всяких прав, к какому бы сословию он не относился. И только мать, женщина брала на себя всю тяжесть и скорбь за будущее своего ребенка. Поэтому можно понять и неуравновешенный характер госпожи фон Дезен (по второму мужу), нервность и строгость к детям. Помимо Маши у нее пятнадцатилетний сын. И с ним она строга. Еще мальчиком он покинул материнский дом, и Тенишева больше его никогда не видела.

Нигде Тенишева не называет имя матери, и это она скрыла за высокой стеной. Бессмысленно разрушать эту “стену”, за ней может оказаться банальная ситуация обманутой женщины или разочаровавшейся в своем избраннике, и достойной не столь осуждения, сколь жалости. И как бы Мария Клавдиевна потом не критиковала ее отношение к себе, окружение матери, все же нежелание Тенишевой назвать ее имя становится как бы щитом, заслоняющим эту женщину от желания потомков узнать ее истинную биографию.

Очень слабо она помнила и своего родного отца. Однажды он увез ее к себе, но мать вернула. А тайну рождения ей поведала девочка Тата, которая была осведомлена об этом очень подробно. “-А ведь тот, кого ты зовешь папой, тебе вовсе не папа

-А кто же он ?

-Теперешний папа-муж твоей мамы, но ты не его дочь.

-А кто же мой папа?

-Твой настоящий папа не был мужем твоей мамы, она его просто так любила.

Сердце застыло во мне, в висках застучало... Я старалась понять тайный смысл ее слов, но я была слишком мала, что-то ускользало... Я почти кричала, допрашивая ее: “Скажи кто он?”

-Твой отец был князь В... Твоя мать разлюбила его и бросила.

-Отчего бросила?.. А... он, любил ее?

-Да, но тебя он любил особенно. Даже тайком увез раз и отдал своей тетке, графине Р... Ты там долго жила, пока твоя мама не нашла и не отняла.

Мое изумление переходило в ужас. Она же неумолимо продолжала:

-Он умолял ее оставить тебя ему, и очень плакал, но она не согласилась и все-таки увезла. Чтобы лучше тебя спрятать, графиня Р... отдала тебя Великой Кнегине..., которая тебя очень любила и баловала.

-А он... мой папа, где он?

-Он умер. Ты сирота.

Я застыла, кругом меня все померкло... Дрожь пробежала по телу. Глаза горели без слез... У меня, которую никто не любил, никто даже не ласкал, -у меня был свой родной папа, который любил меня и даже плакал по мне, и этого папы больше нет, он в могиле... Я сирота...”

Любой историк поймет, что искать в этой комбинации подлинных лиц очень рискованно. Князь В. мог быть князем Вадбольским, ибо дальше она упоминает некую бабушку Вадбольскую, к которой ее отправляли погостить, и жила она в центре Москвы у Никитских ворот. Кто такая графиня Р., имевшая связи со двором? Только можно предполагать. Но именно этот романизированный эпизод в жизни Марии Клавдиевны позволил некой Ольге де Клапье написать в 1968 году, что она была внебрачной дочерью Александра 2, и в год его убийства (1881) ей было восемь лет. Но писательница идет дальше, утверждая, что император оставил Марии Клавдиевне большое состояние, но мать проиграла все в карты...

В парижских воспоминаниях Тенишевой есть сноска, где говорится , что она родилась “20 мая 1867 года в Петербурге”. Эта дата впервые была опубликована А.П. Калитинским в 1928 году в некрологе Марии Клавдиевны в сборнике статей по археологии и византиноведению, изданном в Праге. Он же писал, что она происходит из дворян Тверской губернии.

День рождения-20 мая -не вызывает сомнения. Близкая подруга Тенишевой Е.К. Святополк-Четвертинская писала 16/28 апреля 1898 года А.Н. Бенуа: “...Теперь у меня к вам просьба: 20 русского мая день рождение княгине и я люблю в этот день ей подносить что-нибудь, что ее занимает”. Но год рождения -1867-неточен.

Неточен он и на другом документе. В 1983 году в смоленский музей-заповедник поступила от Е.И. Рихтер фотография Тенишевой с надписью на обороте: “Снято в Париже в 1873 г.(?). Мария Морисовна ф-Дезен, р. 20/У. 1856, была замужем недолго за Р.Н. Николаевым. Впоследствии княгиня Мария Клавдиевна Тенишева”. Вызывают сомнения соответствие фотографии облику Тенишевой, к тому же в инвентарной книге музея отсутствует 1 запись о первой владелице фотографии, авторе надписи.

В 1973 году английский журналист Дж. Боулт опубликовал в декабрьском номере журнала “Аполло” очерк о Мамонтове и Тенишевой, указав в тексте дату рождения Марии Клавдиевны-1867 год. В подписи одной из фотографий указана дата 1857 год, что явно опечатка. Но именно этой опечаткой воспользовался Н. Пономарева, указав ее в предисловии книги “Впечатления моей жизни”, что является необъективной подачей материала Дж. Боулта.

Несколько лет назад нам удалось разыскать судебный документ 1909 года, где указан возраст Тенишевой 45 лет, что отодвигает ее рождение на 1864 год. Эта дата ближе к действительности. Прослеживая биографию Марии Клавдиевны, эту дату можно “подвинуть” назад года на два, если учесть, что она вышла замуж шестнадцати лет, вскоре у нее родилась дочь, а в начале 1882 года уже занималась в парижской студии Маркези, которую посетил А.Г. Рубинштейн. Два ее известных современника писали о возрасте Тенишевой: А.Н. Бенуа- в 1895 году “около 40 лет”, К.А. Сомов- в 1898 году “от 35 до 40 лет”. Таким образом, Мария Клавдиевна могла родится между 1862-1864 годами. К сожалению, даты нет и на надгробии могилы Тенишевой. В книги воспоминаний она лишь один раз упоминает имя отца- Георгий. О матери известно, что она была в первом замужестве за Клавдием Пятковским, а затем за Морицем Петровичем фон Дезен (в воспоминаниях О. де Клапье-Дрезен-Л.Ж.). в доме последнего девочка росла и воспитывалась.

Первые уроки девочка получила дома, это было типично для дворянских семей, и в прошении 1910 года о зачислении в Московский археологическийинститут Тенишева написала: “домашнего образования”.Уроки музыки ей давала

гувернантка Софья Павловна, “безжалостно вконец убивая во мне охоту своим бездушным преподаванием. Я ненавидела эти уроки и бросила музыку при первой же возможности. Кроме того, ко мне стала приходить учительница пения, с которой я начала сольфеджио. Она предсказала мне хороший голос. Пение мне нравилось”. Закрывшись в своей комнате, девочка даже рисковала петь романсы “На заре туманной юности”, “Как сладко с тобой мне быть”, “Не скажу никому”.

Быстро подошло и время учебы. Девочку отдают сначала приходящей, затем полной пансионеркой в открывшуюся в 1869 году гимназию М.П. Спешневой и М.Д. Дурново. Общество было озабочено поднятием образования женщин, и новое учебное заведение было приближено к курсу мужских гимназий, а это открывало путь к высшему образованию, “ко всякой серьезной деятельности”. Отметим одну примечательную деталь: в гимназию поступали девочки исключительно из семей интеллигенции. К гимназии были привлечены выдающиеся педагоги того времени: Василий Иванович Водовозов, Александр Яковлевич Герд, Павел Александрович Лачинов, Иван Федорович Рашевский, Федор Федорович Резенер, Александр Николаевич Страннолюбский, а также Л.С. Таганцев, Е.А. Латышева, В. Яковлева, впоследствии П.П. Полевой. Сама Мария Петровна Спешнева обладала редкой наблюдательностью и отзывчивостью, а также “...даром незаметно, но сильно влиять на пробуждение хороших начал в юных душах учениц”.

Она преследовала цель не только дать девочкам специальные знания, но и воспитать в них патриотические чувства, нравственную основу для семьи и общественной деятельности.

Марией Клавдиевной все ценное, что она получила в гимназии, осознается позже, пока для нее- это смена обстановки. Она вдруг проявила резвость и даже непослушание. “Вначале я училась неровно, плохо: внимание отсутствовало. Меня за это журили, увещевали, но так как у на баллов не ставили, полагаясь на совесть учащихся, журение оставляло меня равнодушной, -слыхивала дома и похуже, а совесть относительно алгебры и бедного Страннолюбского, которого я приводила в отчаяние, ни минуты не мучила меня. Русская история и естественные науки были моими любимыми предметами”.

Вскоре у молодой женщины проявляются вокальные способности, и по совету известного педагога и солиста Мариинского театра И.П. Прянишникова (1847-1921) она едет в Париж брать уроки пения в известную студию Матильды Маркизе. В студии Тенишева провела три года. В этот период она знакомится с композитором и пианистом А.Г. Рубинштейном (1829-1894), с актрисой Александрийского театра М.Г. Савиной (1854-1915), с великим русским писателем И.С. Тургеневым, который тогда жил в Париже.

В 1880-м годам относятся первые уроки рисования, которые она получила в Лувре у французского художника Габриэля Виктора Жильбера. Позже непродолжительное время занимается в студии Штиглица в Петербурге, в парижской академии Жюльена, у Жана Поля Лоранса, и Бенжамена Констана. В Петербурге Тенишева брала частные уроки акварели у Н.А. Гоголинского, пользовалась советами Я.Ф. Ционглинского и И.Е. Репина.

М.К. Тенишева “Впечатления моей жизни”

Москва 1987 г.

Собирательская деятельность М.К. Тенишевой.

М.К. Тенишева была крупнейшим коллекционером; она оставила нам три коллекции: русской графики (Государственный Русский музей), декоративно- прикладного и народного искусства, эмалей и инкрустаций (обе в Смоленском музее-заповеднике).

В 1890-е годы Тенишева собрала уникальную коллекцию русской и западноевропейской графики, которая показала исключительную зрелость новых сил, вступивших в искусство в конце Х!Х века. Ценность этой коллекции определяется и тем, что рисунок и даже акварель еще не были предметом широкого собирательства и только после тенишевского опыта в Росси стали коллекционировать графику.

Анализ искусства рубежа веков невозможен и без Талашкина. С этим центром связано начало смоленского музея, здесь была собрана одна из лучших в России коллекций русского народного искусства.

М.К. Тенишева, организатор талашкинского художественного центра, сыграла большую роль в русском искусстве конца Х!Х -начала ХХ века. По размаху ее деятельность близка С.И. Мамонтову, С.П. Дягилеву. С ними она была не только знакома, но и соотрудничила. В Талашкине открылась замечательная страница жизни и деятельности М.К. Тенишевой, связанная с предпринятым ею в крупных масштабах собирательством русских древностей и этнографических коллекций. Здесь заполнялась знаменитая “Скрыня”-вначале так называли талашкинцы созданный Марией Клавдиевной историко-этнографический музей “Русская старина”.

Л.С. Журавлева “Талашкино”

Москва “Изобразительное искусство” 1989 г.

Тенишева знала и видела, что вокруг по городам и селам, по монастырям и храмам, по деревенским избам и погостам таились, а чаще всего просто гибли несметные сокровища, созданные русским народом. Мария Клавдиевна обратилась за добрым советом и к помощи тех, кто имел отношение к изучению истории России и памятников ее материальной культуры. Первым откликнулся профессор- археолог Владимир Ильич Сизов, основатель Исторического музея в Москве, участник археологических раскопок знаменитых Гнездовских курганов под Смоленском. Сизов обратил внимание Тенишевой на чрезвычайно интересные этнографические ценности, сохранившиеся в Смоленской губернии, особенно в ее отдаленных, глухих деревнях. Советы ученого решили многое. Тенишева окончательно посвятила себя поискам, изучению и собиранию русских древностей и народного искусства. Поездки в Ростов и Ярославль помогли Тенишевой серьезно определить себя в начатом собирательстве, глубже понять истоки искусства русской старины и национальных художественных промыслов.

По поручениям Тенишевой неутомимый Барщевский- доверенное лицо Тенишевой по поискам и приобретению уникальных предметов и целых коллекций русских древностей и народного творчества и как составитель и хранитель поначалу еще скромной талашкинской “Скрыни”, снова и снова колесил по России, наведываясь в заповедные места и добывая редчайшие, поистине бесценные экспонаты для талашкинской “Скрыни”. Труды и страдания Барщевского не пропали даром. Примерно к 1898 году талашкинские сундуки, чуланы, чердаки и прочие закутки, по свидетельству самой Тенишевой, оказались заполненными несметными богатствами. Это прежде всего шедевры живописи- уникальные иконы “старого пошиба”, первопечатные книги, от объемистых фолиантов, до миниатюрных изданий.

Здесь были собраны удивительные образцы народной резьбы и росписи по дереву: украшения крестьянских изб- их наружный декор (резные наличники окон и дверей, детали фронтонов, карнизов и фризов, надворотные и надколиточные щиты с изображением на многих из них фантастических зверей, птиц, рыб, чудовищ, в компонованных в богатый растительный орнамент); внутреннее убранство избы ( столы, лавки и скамьи, висячие шкафчики, стоячие шкафы для посуды, сундуки, ларцы, шкатулки, ложки,...) итд.

Керамике в ее великолепном многообразии, от простых гончарных поделок, до высокохудожественной майолике, в виде хитроумно разрисованных, иногда с назидательными надписями печных и декоративных изразцов 16,17,18 века.

Это и крестьянская одежда, особенно женская, настолько убедительная в цветовых и конструктивных решений, что в ней ни убавить, ни прибавить ничего нельзя, не разрушив неповторимо трогательной ее красоты. Здесь представлены разные типы распространенной на Смоленщине традиционной женской одежды: домотканые шерстяные клетчатые синие или красные поневы (снованки); сарафаны разного покроя и из разных материалов- из синей крашенины, набитого масляными красками, с позументом и камешками; шерстяные андараки (юбки); белые куфайки (женские безрукавки); полотняные шушпаны (женская нагрудная одежда); телогрейки; полотняные насовки (женская рабочая летняя одежда); итд.

Из различных типов верхней одежды можно назвать такие, например, интересные экспонаты, как шугай (короткополая кофта с рукавами) из темно-лиловой парчи с золотыми цветами, на беличьем меху, отороченный хорьковой опушкой (Ярославская губерния), или белый суконный зипун с цветной вышивкой по черному бархату.

Были здесь и великолепные пояса, шерстяные и шелковые, том числе старинные боярские, с разноцветными концами, затканными цветами. Замечательные смоленские полотняные и холстинные полотенца с браными красными концами, вышитые строчкой и настебкой, с травчатыми узорами, иногда с изображением коней и людей.

Неотразимое впечатление производили собранные в большом количестве разнохарактерные головные уборы крестьянских девушек и замужних женщин (из Смоленской, Ярославской, Костромской, Вологодской, Олонецкой, Новгородской и других губерний): ширинки или наметки (девичьи полотенчатые головные повязки).

Среди металлических изделий привлекли внимание чеканные серебряные, позолоченные и медные братины 17 века с богатым звериным и растительным орнаментом, чеканные медные кумганы 17 века, медные старинные подсвечники, железные расписные кронштейны, оловянные сосуды для сбитня 18 век, оковка деревянных сундучков прорезным железом, кресты, большие железные замки с орнаментом “в прорезь” 18 век.

К этому надо присоединить старинные серьги золотые с жемчужинами, серебряные с эмалевой росписью, изображающей птиц 17 век, некоторые с яхонтовыми бусами или золоченые со стразом (поддельным алмазом) и жемчугом, с подвесками в виде листиков и цветков, с бирюзой и голубыми камнями 18 век.

В развернутой экспозиции и частично в фондах “Русская старина” насчитывалось около восьми тысяч номеров, значительная часть которого относится к этнографии и народным промыслам крестьян Смоленской губернии.

Тенишевская коллекция была очень велика и еще много можно говорить о ней. Но к сожалению часть коллекции исчезла разными путями: украдена, уничтожена, утеряна, итд. В Смоленске тенишевский музей открылся в разгар буйных событий 1905 года. В городе происходили революционные выступления рабочих, учащейся молодежи, ширилось крестьянское движение. М.К. Тенишева закрыла свою школу во Фленове и Талашкинские мастерские и переехала в Смоленск. Здесь у нее возникли серьезные опасения за целость экспонатов музея, которому угрожал разгром со стороны орудовавших в городе черносотенных банд, созданных полицией и монархистами для борьбы с революцией. Такая попытка нападения на музей была уже предпринята. Наиболее ценные экспонаты музея были перевезены Тенишевой в Париж.

В годы Великой Отечественной войны коллекции эвакуировали так например: В феврале 1942 года было отправлено в Берлин восемь вагонов редких книг. В апреле оккупанты вывезли из Смоленска в Вильнюс 11 вагонов музейных ценностей. В марте 1943 года из фонда смоленских музеев были вывезены археологические коллекции, фарфор, хрусталь, майолика, образцы резьбы по дереву, картины, редкие ткани, произведение скульптуры (35 ящиков); древние книги и гравюры (11 ящиков); древние иконы (4 ящика). Часть этих коллекций были позднее обнаружена и возвращена в Смоленск, но многие экспонаты пропали. Все что оставалось в городе расхищали. Центральный государственный архив в 1947 году сдан на макулатуру. Вещи из Талашкина, картины, мебель разграблены еще в 20-е годы.

Такова судьба бесценных сокровищ, которые собирала для нас М.К. Тенишева и ее помощники.

А теперь рассмотрим культурно- просветительскую деятельность.

Культурно-просветительская деятельность М.К. Тенишевой.

После замужества М.К. Тенишева четыре года прожила в Бежице, где находились заводы мужа. Ее поразило тяжелое положение рабочих, их беспросветная нужда, полное бесправие, темнота и безграмотность- на 28 тысяч жителей рабочего поселка одна школа с 400 учениками. Учитель, заведовавший школой, наживался на продаже учебников и тетрадей. В поселке шло почти поголовное пьянство и картежная игра. И над всем этим горстка инженеров и мастеров с непомерно большими окладами и мизерными интересами. Тенишева в 1893 году открыла при заводе ремесленно- духовное училище на 60 человек. Она организует при заводе несколько новых школ. Организовала для рабочих столовую со сценой, где ставила любительские спектакли, был построен и магазин.

В 1891 году Мария Клавдиевна познакомилась с И.Е. Репиным, и это имело для нее исключительное значение, она включается в активную просветительскую работу. Первым начинанием в этом плане явилась организация в собственном доме бесплатной рисовальной студии, которая открылась 16 ноября 1894 года.

Л.С. Журавлева “Талашкино”

Москва “Изобразительное искусство” 1989 г.

Руководил ею И.Е. Репин. Ему помогали А.А. Куренной, П.Е. Мясоедов, Д.А. Щирбиновский. В студию поступали те молодые художники, которые из-за слабой подготовки не сдали экзаменов в Академию художеств. Таким образом, путь к академическому классу И.Е. Репина для многих прошел через студию. Атмосфера студии была наполнена творческим горением, спорами об искусстве. В 1897 году Тенишева, опять же при содействии И.Е. Репина, открыла рисовальную школу в Смоленске.

В 1894 году Тенишевы покупают у разорившейся помещицы Красноленской, хутор Фленово по соседству с Талашкино, для устройства там сельскохозяйственной школы.

Школа была особой заботой Марии Клавдиевны, поначалу это была двухклассная школа с сельскохозяйственным уклоном. В нее принимались крестьянские дети-сироты из близлежащих деревень, начиная с девятилетнего возраста. Причем в организации школы исключались всякие любительские мотивы. Были приглашены учителя, закончившие специальные учебные заведения. Первые учителя, Панковы, преподавали также детям игру на балалайках, а при создании оркестра был приглашен профессиональный музыкант, выпускник Петербургской консерватории, участник андреевского оркестра народных инструментов В.А. Лидин. Девочкам, помимо общих предметов, преподавалось еще и рукоделие. Учащимся полагалось бесплатное питание, одежда и учебные пособия.

Было выстроено новое школьное здание (сохранившиеся до наших дней) с удобными классами, библиотекой и учебно- вспомогательными помещениями. Через год двухклассную школу Мария Клавдиевна реорганизовала в низшую сельскохозяйственную школу первого разряда. Министерский школьный устав не отвечал намеченным Тенишевой задачам, и она разработала для своей школы такие учебные планы, в которых значительное место отводилось различным ремеслам и рисованию. Для занятий с учениками в школьных мастерских были приглашены опытные мастера: столяры, резчики по дереву, гончары, а для обучения девочек рукоделию- искусные швеи, вышивательницы, кружевницы. В Талашкине всячески поощрялись и развились художественные наклонности учащихся.

Вполне закономерно, что из Талашкинской школы и мастерских вышли не только отличные мастера кустарного дела, но и художники. Так, например, первоначальные навыке живописи и рисовании получил здесь А.П. Самусов и весьма одаренный А.П. Мишонов, оба ученики С.В. Малютина.

Как что-то само собой разумеется возник в Талашкине самодеятельный театр. В его постановках творилось все тоже большое и радостное, чем жила и дышала эта удивительная колония энтузиастов обновления старины. Тенишева отлично понимала большое воспитательное значение театра, особенно деревенского. Участниками самодеятельных спектаклей в Талашкинском театре выступали не только учащиеся школы и мастерских, но и мастера, художники, учителя и сама Мария Клавдиевна, окрестная молодежь. Ставились в театре небольшие пьесы, устраивались концерты, все это было бесплатно так, как показывалось крестьянам. Недалеко от театра в простых деревянных строениях располагались мастерские.

Постепенно все это преобразилось в своеобразный школьный городок: школьные постройки, мастерские, фруктовый сад, озеро с запрудой и купальней, театр и многое другое.

Среди изделий столярных мастерских большое место занимали балалайки с росписью на деках, выполненной крупными художниками. Из них можно было составить не один оркестр. Больше чем кто-либо сделал таких росписей сам Малютин. В его виртуозных рисунках как бы оживляются с детства знакомые образы былин и сказок.

В 1900 году на Всемирной выставки в Париже экспонировалось 14 талашкинских балалаек, расписанных К.А. Коровиным, А.Я. Головиным, М.К. Тенишевой, С.В. Малютиным и М.А. Врубелем, росписи которого привели наибольшее внимание. Врубель с удивительным артистизмом расписал для Тенишевой несколько балалаек на сказочный сюжет, щедро украсив их растительным узором, в чем-то схожем с его орнаментальными росписями в боковых приделах Владимирского собора в Киеве. На выставке Мария Клавдиевна получила целый ряд заманчивых предложений о продаже своих музыкальных экспонатов. Но она такую сделку отклонила и передала все балалайки в талашкинскую “Скрыню”.

Красивые и недорогие изделия своих мастерских Тенишева пыталась противопоставить той мещанской безвкусице, которая захлестывала тогдашний быт не только малоимущих слоев населения. Она организовала в Смоленске выставку изделий талашкинских мастерских, где можно было купить или заказать любую из выставленных вещей. С этой же целью в 1901 году в Москве был открыт магазин талашкинских кустарных изделий “Родник”, на витринах, прилавках и складе которого постоянно имелся самый разнообразный выбор всего того, что производилось в мастерских.

О Тенишевой и о ее культурно-просветительской деятельности писали многие; так например К.Д. Данилевич в 1908 году писал “Княгиня Тенишева руководила всей этой работой, сама рисовала, организовала труд, окруженная такими людьми, как Барщевский, Бекертов, Малютин, Мишинов, Зиновьев (...) Талашкино было Афинами русских крестьян, а княгиня Тенишева его Периклом”.

С финансами ей помог ее муж Тенишев, у которого было ряд заводов в Бежице.

Мария Клавдиевна Тенишева провела огромную культурно-просветительскую деятельность, и мы ей за это благодарны.

Министерство образования Российской Федерации

Экзаменационный реферат по теме:

Собирательская и культурно-просветительская деятельность М.К. Тенишевой.

Ученика 9 “а” класса

средней школы № 14

г. Смоленска

Лукьянова Алексея Николаевича

Преподаватель:

Прудникова Елена Николаевна

СМОЛЕНСК-2000.

Анализ литературы.

В основном для написания реферата я использовал книгу “Талашкино”. В ней рассказывается о детстве Тенишевой, о ее учебе, о круге ее общения. Здесь же подробно описывается ее коллекция: как выглядит, где нашли, где использовалась и вообще что это было. Также говорится о ее культурно-просветительской деятельности: где, в каком году, при помощи кого М.К. Тенишева арганизовавола то или иное меценатское общество и чем в этом обществе занимались.

Выбор темы .

В качестве экзаменационной работы по истории Смоленщины я выбрал для своего реферата тему “Собирательская и культурно-просветительская деятельность М.К. Тенишевой”. Меня давно интересует этот вопрос. Я хотел подробней рассмотреть ее коллекции, как и при помощи кого ей удалось собрать такие “несметные сокровища Русской старины”.

Разобраться что посветило началом ее культурно-просветительской деятельности, более подробней увидеть что и как она делала для этого и к чему это привело.

Также рассмотреть ее нелегкое детство, что ее увлекало, а что нет и как она стала таким известным человеком.

План:

Выбор темы.

М.К. Тенишева- великий меценат.

Детство Тенишевой.

Собирательская деятельность М.К. Тенишевой.

Культурно-просветительская деятельность М.К. Тенишевой.

Вывод.

Что мне дала работа над рефератом.

Анализ литературы.

Литература.

Литература:

Л.С. Журавлева “Талашкино”. Москва. Изобразительное искусство. 1989г.

Л.С. Журавлева “Княгиня Мария Тенишева”. Смоленск. Полиграмма. 1994г.

Смоленск. Краткая энциклопедия 1994. Траст- имаков. Смоленск 1994г.

М.К. Тенишева “Впечатление моей жизни” Москва. 1987.

Что мне дала работа над рефератом.

Работа над рефератом значительно расширила мои знания в вопросе культуры Смоленщины и вообще России. Особенно было интересно работать по этой теме в силу ее актуальности. Актуальность данной проблемы является очевидной, потому, что она связана с одной из самых замечательных страниц в истории культуры нашего края. Мы не можем пройти мимо этого особенно сейчас, вступив в ХХ1 век, важно сохранить культурное наследие оставленное нашими прдками.

Особенно хочется обратить внимание на саму личность М.К. Тенишевой, ее жизнь, деятельность, отношение к искусству, отметить ее меценатскую деятельность роль в истории культуры города Смоленска.

Этот беглый образ, обозначающий основные проблемы и вопросы предполагает то, что мой реферат будет интересен и позволит мне создать основу для будущего исследования.

Вывод:

Мария Клавдиевна Тенишева была меценаткой, прославившая свою малую родину и Отечество в целом.

Имя М.К. Тенишевой передается и будет передаваться из уст в уста, от поколения в поколения, потому что она вела активную просветительскую работу, стараясь просветить свой народ дать бедным образование. А таких людей, которые служат своему народу, народ не забывает никогда.

Она оставила нам в наследие великолепные коллекции.

И при всем этом в годы советской власти имя Марии Клавдиевны Тенишевой почти не упоминалось, это было запрещено.

И лишь сейчас она действительно приобрела признание потомков. Об этом говорит и тот факт, что в 1990 году ее именем была снова названа улица.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий