регистрация / вход

Ф. Д. Рузвельт: Человек и политик

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ, КУЛЬТЫРУ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН РЕФЕРАТ На тему: «Франклин Делано Рузвельт: Человек и политик» ученицы 10 «а» класса средней школы №14

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ, КУЛЬТЫРУ И

ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

РЕФЕРАТ

На тему: «Франклин Делано Рузвельт: Человек и политик»

ученицы 10 «а» класса средней школы №14

Ющенко Юлии.

ТЕМИРТАУ 2001

Франклин Делано Рузвельт или ФДР, как по принятой в Америке манере сокращали его имя и фамилию – кто же он, человек четыре раза принимавший присягу президента Соединенных Штатов Америки?

30 января 1882 года в жизни Джеймса и Сары Рузвельтов свершилось великое событие – родился мальчик, названный Франклином. Это было то время, когда хозяевам Америки прогресс представлялся синонимом капитализма и ему не предвиделось конца.

Детство Франклина прошло в имении семьи Рузвельтов носившем название Гайд-парк, расположенном на лучших землях в живописнейшей долине реки Гудзон. Хозяева этого, как и тридцати других имений, вели размеренную жизнь, напоминавшую быт английских помещиков средней руки. Занимались сельским хозяйством, и не ради забавы – с полей снимался обильный урожай, а скот был отличной породы. Но интересы мужской половины поглощали не эти, в конечном счете, пустяки – в ста с небольшим километрах кипел громадный Нью-Йорк, а на Уолл-стрите вершились судьбы Америки.

Отец Франклина, Джеймс Рузвельт, был известен в местном кругу как спокойный джентльмен, озабоченный главным образом поддержанием уютного и теплого домашнего очага. От своей матери он унаследовал прочные доходы в ряде угольных и транспортных компаний, где он был президентом или вице-президентом. Эти посты кормили семью, но не занимали Джеймса, поскольку он был человеком эксцентричным, и его интересовали не конечные результаты деловой деятельности – деньги, а процесс их накопления.

Мать, Сара Делано, была дочерью делового партнера Джеймса, Уоррена Делано. В 1880 году в доме Теодора Рузвельта в Нью-Йорке она встретила Джеймса. Ей было 26, ему 52. Она хорошо знала светскую жизнь людей своего круга, он полностью соответствовал ее представлениям о джентльмене. И в октябре того же года состоялось бракосочетание Джеймса и Сары, принесшей в приданное около миллиона долларов.

С первых шагов в большом мире мать и отец не уставали твердить сыну, что он принадлежит к избранному кругу, элите американского общества. Особых наставлений не требовалось: вещи и окружавшие люди самим своим существованием каждодневно напоминали маленькому Франклину об этом: хорошо обжитый просторный дом в Гайд-парке, вокруг громадные. отлично сформированные деревья – вязы, клены, каштаны, буки. Отец очень рано объяснил сыну, что красота – не дикие заросли, а исправленный руками человека пейзаж. Человек живет плодами земли, но и имеет обязанности перед ней.

В детстве Франклин мало бывал со сверстниками, его жизнь в основном проходила среди взрослых. Брат, сын от первого брака отца с Ревеккой Хоуленд, был старше на 28 лет и питал к нему отцовские чувства, престарелый отец не чаял души в сыне и с болезненной ревностью следил, чтобы Франклин не делил свои привязанности с кем-нибудь еще. Во многих отношениях Джеймс Рузвельт мог служить образцом джентльмена в понимании своего класса. Он со значительным уважением к личности маленького собеседника объяснил ему, что приличествует джентльмену: тактичное поведение в своем обществе и обязательно спорт.

Мать боготворила мальчика. Она завела дневник и на протяжении двадцати лет записывала мельчайшие подробности о каждом его поступке, чуть ли не о каждом шаге и жесте.

Когда Франклину было около семи лет, мать энергично взялась за его обучение. До четырнадцати лет он получал домашнее образование. В его жизни царил строгий режим, установленный родителями: подъем в семь, завтрак в восемь, затем до полудня два-три часа уроков. Отдых с двенадцати до второго завтрака в час и вновь занятия до четырех часов дня. Мать была в курсе мельчайших подробностей жизни сына, но руководящим принципом ее воспитания была не мелочная опека, а культивирование чувства ответственности и уверенности в себе. Маленький Франклин безумно любил животных и получил от родителей в подарок шотландского пони и породистого сеттера. Радость мальчика была безграничной, но ему ласково сообщили, что оба животных отныне полностью вверены его попечению, на нем лежит и уход за пони. «Безумно трудная работа», - признался взрослый Франклин Д. Рузвельт.

Джеймс и Сара тщательно охраняли маленький мирок сына от треволнений большого мира и о жизни и быте простого люда он знал только понаслышке.

Воспитанием маленького Франклина занимались гувернантки. Сначала Рейнхардт, давшая ему начальные школьные знания и успешно обучившая его немецкому языку. Позднее ее сменила мадемуазель Сандоц, имевшая смутные представления о социальной справедливости и твердое знание родного французского языка.

Несмотря на все усилия матери, Франклин, однако, оказал успешное сопротивление ее попыткам идеального воспитания в стиле маленького лорда Фаунтелроя.

Когда четырнадцатилетний Франклин переступил порог частной школы, расположенной в небольшом городке Гротон, то был принят сразу в третий класс. Он быстро схватил основное в школьной жизни – не выделяться и счел разумным во всех случаях быть на стороне большинства. В Гротоне он приобрел некоторое умение вести полемику.

В июне 1899 года семнадцатилетний Франклин окончил Гротон. Рассудительный юноша вступал в жизнь. Незадолго перед выпуском он стал носить пенсне, найдя, что оно идет к нему лучше, чем очки, а мужественность подчеркивала сигарета. Его успехи в науках были отмечены премией – сорокатомным собранием сочинений Шекспира. В его аттестате было записано: «Он был честным учеником и весьма удовлетворительным членом коллектива на протяжении всей учебы».

Осенью 1900 года он поступает в Гарвардский университет, который находился в Кембридже, недалеко от Бостона. Университет бурлил кипучей жизнью, но в ней не растворялся кружок тех, кто пришел из закрытых, частных школ. Они были связаны больше с наиболее респектабельными семьями Бостона, чем с пестрым по социальному происхождению студенчеством.

Франклин поселился вместе с приятелем-гротонцем Л. Брауном в трехкомнатной квартире, расположенной в Уэстморли-корт, районе дорогих пансионов и фешенебельных клубов, прозванном «золотым берегом». С искусственной простой быта в Гротоне было покончено, мать позаботилась о том, чтобы изыскано обставить квартиру.

7 декабря 1900 года в возрасте 72 лет скончался Джеймс Рузвельт и и мать переехала в Бостон, поближе к сыну.

Университет принес новые заботы юноше в учебе – Гарвард не Гротон – и усугубил знакомые ему по школе трудности: как жить с товарищами и возможно ли достичь успеха в спорте. Франклин записался на максимально возможное количество курсов в университет, в первую очередь в области гуманитарных наук. Он учил английскую и французскую литературу, латинский язык и геологию, палеонтологию и ораторское искусство, прослушал около дюжины курсов по истории. Немало усилий затратил юноша, вникая в государственное право и экономику. Он никогда не вступал в спор с преподавателями по поводу оценки своих успехов.

Когда ему пришлось распроститься с мечтой о лаврах спортсмена, Франклин решил отличиться на второстепенном по университетским представлениям поприще – журналистике.

В Гарвардском университет издавалась студенческая газета «Кримсон». С осени 1900 года он стал сотрудничать в ней и очень быстро выделился из шестидесяти восьми студентов, пробовавших отдаться древнейшему ремеслу, и стал почти профессионалом. Неписаная этика «Кримсона» строжайшим образов запрещала обращение к ректору за интервью. Франклин добился невозможного. Перед президентскими выборами 1900 года он сумел получить интервью у ректора университета Элиота.

В 1903 году Франклин на круглые тройки окончил университет и получил степень бакалавра. Куда идти учиться дальше? Было два пути – аспирантура или юридическая школа. Франклин предпочел первое, хотя всерьез никогда не рассчитывал получить ученую степень магистра искусств.

Летом 1903 года его избрали главным редактором «Кримсона». Франклин пытался научиться руководить, понимать запросы масс и направлять их интересы. Франклин знал, чего добиваться. По доброй воле он проходил тяжелую школу.

В 1903 году после убийства Маккинли президентом становится Теодор
Рузвельт.

Весной 1902 года в поезде Франклин встретил Элеонору, дочь Элиота, младшего брата Теодора Рузвельта. Он влюбился в нее и предложил ей руку, она с благодарностью приняла. Свадьба была намечена на весну 1905 года.

Растущая привязанность к Элеоноре, в дополнение ко многим другим обязанностям, подвела черту под занятиями в Гарвардском университете. Как и следовало ожидать, Франклин не получил степени магистра искусств и осенью 1904 года, распрощавшись с Гарвардом, поступил в юридическую школу Колумбийского университета в Нью-Йорке.

17 марта 1905 года президент США Теодор Рузвельт приехал в Нью-Йорк, чтобы принять парад в День Святого Патрика и выдать замуж племянницу Элеонору. Приданное невесты составило 100 тыс. долларов. Отблеск славы президента лег на молодую пару, и во время трехмесячной поездки по Европе они буквально купались в отраженных лучах славы Теодора Рузвельта.

Осенью они вернулись в Нью-Йорк. Через два года Сара закончила постройку двух домов, стоявших рядом на 65-й улице, и молодая пара въехала в свой дом. Пошли дети: первой родилась Анна в мае 1906 года, затем в последующие десять лет еще пять сыновей, один из которых умер грудным ребенком.

В 1907 году Ф. Рузвельт завершил учебу в юридической школе. Однако он так и не получил диплома юриста – просто решил не держать экзаменов, ограничившись испытаниями в нью-йоркской коллегии юристов. Он поступил младшим клерком-практикантом в почетную юридическую фирму «Картер, Ледиард и Мелбурн». Гражданское право при ближайшем знакомстве оказалось крайне скучным делом, имевшим мало общего с великими юридическими принципами, о которых Франклин слышал в университет.

В начале 1910 года в контору «Картер, Ледиард и Мелбурн» подписать бумаги заехал Д. Мак, прокурор округа Датчес. Между ним и Франклином завязалась беседа, по окончании которой Д. Мак, горячий приверженец демократической партии, предложил юному юристу выставить свою кандидатуру на выборах в легислатуру штата Нью-Йорк. Ф. Рузвельт согласился не раздумывая. Франклин Д. Рузвельт в это время обладал довольно поверхностным политическим опытом. Вопросы партийной принадлежности для него, в сущности, были безразличны. Не высокие соображения, а порядок поступления предложений – первой оказалась демократическая партия – определили партийное лицо Ф. Рузвельта. Он стал демократом.

На выборах Ф. Рузвельт победил Шлоссера 15708 голосами против 14568. Друзья Ф. Рузвельта высоко оценили его успех: лишь второй раз со времен гражданской войны в округе избирался кандидат демократической партии.

Легислатура штата Нью-Йорк работает в крошечном городке – Олбани, столице штата. В январе 1911 года Рузвельты всей семьей переехали в Олбани., Франклин арендовал трехэтажный дом на Стейтс-стрит и с характерным для него те годы снобизмом замечал: «Приятно жить в трехэтажном, а не шестиэтажном доме».

Политический облик Ф. Рузвельта во время двухлетнего пребывания в легислатуре остался неопределенным. Все зависело от места и времени, а главное – он быстро менял свои взгляды в соответствии с настроениями в стране.

На подступах к избирательной компании по выборам президента 1912 года социалисты набирали силы. Руководители как демократической, так и республиканской партии чувствовали знамение времени и понимали, «какой поворот» примут события.

В 1912 году отмечено первое выступление Франклина политико-философского характера, в котором он пытался объяснить причины широкого недовольства трудящихся и расцвета, хотя и позднего, радикальных идей в Америке.

Ф. Рузвельт участвует в выборах на стороне губернатора штата Нью-Йорк Вудро Вильсона. Но наличие у В. Вильсона серьезных соперников (Юджина Дебса, Теодора Рузвельта и Тафта) заставляет его подумать и о собственных делах. Франклин начинает компанию за переизбрание в сенат штата Нью-Йорк. Но, заболев брюшным тифом, он не бывает на митингах и может воздействовать на своих избирателей лишь пламенными обращениями с ложа страданий. Отсутствие кандидата на митингах, однако, с лихвой компенсируется кипучей деятельностью его нового друга и обожателя, сорокалетнего корреспондента «Нью-Йорк геральд» в Олбани Луи Хоу, сохранившего до самой смерти (1936 г.) горячую привязанность Франклина и неизменно вызывавшего отвращение, которое, правда, с годами, исчезло, у Элеоноры.

Франклин быстро разглядел драгоценные качества Луи: гибкий ум, проницательность, дьявольскую работоспособность и полную неприспособленность к жизни. Л. Хоу возглавил его избирательную компанию, которую провел с блеском, серьезно считая, что отныне ему предстоит лепить президента. Луи разработал тот метод ведения избирательной компании, который впоследствии стал испытанным оружием Ф. Рузвельта, — доходить до каждого избирателя. (Каждый избиратель получил от Ф. Рузвельта личное письмо, отпечатанное на ротаторе, но выглядевшее как написанное на пишущей машинке, где он спрашивал его мнение о том, какой именно закон следует провести в легислатуре в целях охраны интересов производителей.)

5 ноября 1912 года состоялись выборы. В Вильсон получил 6293019, Т.Рузвельт – 4119507, Тафт – 3484956, Ю. Дебс – 901873 голоса. Сенатор Ф. Рузвельт был переизбран 15590 голосами против 13889. С приходом к власти демократической партии перед ним открылись широкие горизонты.

В середине января 1913 года В. Вильсон пригласил его для беседы, а вскоре Ф. Рузвельту был предложен пост заместителя морского министра США. Он охотно согласился.

Многие в Вашингтоне, знавшие Франклина, предрекали, что его карьера в морском министерстве долго не продлится. Вопреки этим прогнозам, хотя Франклин бывал иной раз чрезмерно инициативен, они отлично сработались с Д. Дэниэлсом, занимавшим пост морского министра США. С годами их отношения стали напоминать те, которые существуют между отцом и сыном.

Оказавшись в морском министерстве, Ф. Рузвельт был безмерно счастлив. С детства он любил море и флот, вся его предшествующая жизнь оказалась подготовкой к его государственной деятельности.

В январе 1914 года Ф. Рузвельт поучал соотечественников: «Наша национальная оборона должна охватывать все Западное полушарие, ее зона должна выходить на тысячу миль в открытое море, должна включать Филиппины и все моря, где только бывают американские торговые суда. Для удержания Панамского канала, Аляски, Американского Самоа, Гуама, Пуэрто-Рико, морской базы Гуантанамо и Филиппинских островов мы должны располагать линкорами, Флот нам нужен не только для защиты собственных берегов и владений, но для охраны наших торговых судов в случае войны, где бы они ни находились».

Наиболее влиятельная организация, ратовавшая за большой флот, - Морская лига США горячо приветствовала молодого заместителя морского министра.

В своей деятельности Ф. Рузвельт столкнулся с проблемой, которой не знал раньше, - организованным рабочим движением. Он вел дела военной судостроительной и судоремонтной промышленности, насчитывавшей перед первой мировой войной пятьдесят тысяч рабочих, многие из которых входили в цеховые профсоюзы АФТ. Рузвельт очень быстро научился ладить с лидерами профсоюзов и добился того, что за время его пребывания в министерстве на верфях не случилось ни одной серьезной забастовки.

Рузвельт назначил Л. Хоу своим помощником и все семь с половиной лет получал от него квалифицированную помощь и здравые советы, в первую очередь в вопросах труда. Он оказался просто неоценимым в политическом лабиринте Вашингтона.

В канун империалистической войны правящие круги Соединенных Штатов не уставали напоминать Старому свету, что заокеанская республика достигла статуса мировой державы.

25 октября 1913 года Ф. Рузвельт напутствовал участников очередной воинственной вылазки американцев – девять линкоров отправлялись в шестинедельное плавание по Средиземному морю: «Посылая Вас в качестве представителей нынешнего флота США, мы надеемся показать Старому свету, что достижения и традиции прошлого сохраняются и развиваются в интересах блестящего будущего».

День начала войны в Европе – 1 августа 1914 года застиг ФДР за обычным занятием – пропагандой большого флота.

Возможности Ф. Рузвельта не шли дальше его функций как заместителя морского министра. Он мог вносить предложения Вильсону – создать совет национальной обороны, ввести всеобщую воинскую повинность, Дэниэлсу – немедленно приступить к строительству большого флота. Он идет на рискованный шаг: злоупотребив служебным положением, он передает секретную информацию о состоянии американского флота сенатору Г. Лоджу и другим республиканцам, яростным критикам администрации Вильсона. Так он надеется продвинуть морскую программу.

Потопление 7 мая 1915 года гурманской подводной лодкой «Луизитании», на которой погибло 1200 человек, в том числе 124 американца, решительно укрепило позиции Ф. Рузвельта. Государственный секретарь Брайан ушел в отставку. Предложение об увеличении флота и создании совета национальной обороны стало теперь исходить от Белого Дома. Когда этот орган в августе 1916 года был учрежден, ФДР имел основание считать, что он внес свою лепту.

Фигура Рузвельта вырастала главным образов в результате его речей и статей, посвященных подготовке флота. Газеты серьезно писали, что из Ф. Рузвельта получится лучший морской министр, чем Дэниэлс.

Война в Европе не отменила календаря американской политики – в 1916 году происходили очередные президентские выборы. Оживление страстей в связи с избирательной компанией помогло личной политической судьбе Ф. Рузвельта.

На выборах победил Вильсон: он был переизбран, получив 9129606 голосов, против 8538221, отданных кандидату республиканцев Ч. Юзу. Успех сплотил демократическую партию.

Ф. Рузвельт стоял за расширением американских владений в районе Панамского канала. Поскольку Гуантанамо на Кубе было трудно оборонять с суши, он настаивал на захвате новых островов.

Летом 1915 года американская морская пехота высадилась на Гаити. Хотя в стране сохранились формально президент и правительство, она была низведена до уровня протектората США. Всем правило из Вашингтона морское министерство.

1 февраля 1917 года Германия объявила неограниченную подводную войну. Искомый повод для вступления Соединенных Штатов в войну был под рукой. Ф. Рузвельт полагал, что время выжидания прошло.

18 марта 1917 года пришли сообщения о потоплении еще трех американских судов. 20 марта кабинет решил вступить в войну с Германией. 6 апреля конгресс объявил о том, что Соединенные Штаты находятся в состоянии войны с Германией.

Объем работы морского министерства существенно возрос – личный состав флота во много раз увеличился, достигнув 497 тыс. человек к концу войны. ФДР оказался среди военных руководителей громадного ведомства, что позволило ему неизмеримо пополнить опыт администратора.

Своим величайшим достижением в годы первой мировой войны Ф. Рузвельт считал постановку минного заграждения через Северное море – от Англии до Норвегии, преграждавшего выход германским подводным лодкам в Атлантику. Речь шла об установке полумиллиона мин, стоимость заграждения приближалась к 500 млн. долларов.

Но ФДР рвется участвовать в настоящих боях. Ради этого он пожертвовал почти бесспорной возможностью быть избранным губернатором штата Нью-Йорк. Отношения с Таммани наладились. Вильсон считал, что ему не следует отклонять предложение выставить свою кандидатуру на выборах губернатора. Франклин не хотел об этом и слышать. «Он остро чувствовал, что в его политической карьере недоставало чрезвычайно важного элемента. В то время как сотни тысяч американцев были в форме, он носил гражданскую одежду. Он даже не побывал за океаном». Летом 1918 года ФДР настоял на том, чтобы его послали со специальной миссией в Европу – инспектировать соединения американского флота в европейских водах, обсудить с правительствами держав Антанты различные технические вопросы. В июле он посещает Англию, где беседует с представителями адмиралтейства о координации действий флотов США и Англии, и Францию, где посещает 155-милиметровую артиллерийскую батарею. По возвращении он подает заявление о вступлении в «Американский легион».

В 11 ноября 1918 года первая мировая война закончилась. А в 1919 году США охватывает волна стачек и забастовок. ФДР публично сурово осудил бастовавших шахтеров и сталелитейщиков. н предложил создать местные и национальные арбитражные комиссии для улаживания трудовых конфликтов.

В 1917 году Ф. Рузвельт улучшил содержание заключенных в военно-морской тюрьме в Портсмуте. В конце 1919 года сенат отверг ратификацию Версальского мирного договора. Вильсон объявляет президентские выборы 1920 года «торжественным референдумом» по поводу ратификации и по-прежнему настаивает на вступлении США в Лигу наций. Республиканцы выступили против. Выступая в 1919 году на банкете национального комитета демократической партии в Чикаго, он произносит по существу свою первую большую политическую речь. Усилия ФДР не пропали даром, о нем заговорили как о восходящей звезде демократической партии. Он привлекает в качестве кандидата в президенты от демократической партии Г.Гувера. Перед закрытием конвента Ф. Рузвельт был утвержден кандидатом на пост вице-президента.

Оставалось завершить дела в морском министерстве. Это отняло около месяца, а затем короткий отдых в Кампобелло. В начале августа 1920 года свыше двух тысяч служащих морского министерства стали свидетелями трогательного прощания Ф. Рузвельта с Дэниэлсом, а 9 августа 1920 года со ступенек дома в Гайд-парке перед толпой соседей ФДР открыл свою избирательную компанию. Кандидат в вице-президенты от демократической партии дважды пересек страну от океана до океана, иной раз выступая больше десяти раз в день. Он объяснял, просвещал и прямо требовал от избирателей голосовать за демократов. Но усилия Ф. Рузвельта в избирательной компании 1920 года пропали даром для партии. Избиратели охотно приветствовали его лично, он определенно нравился, особенно женщинам, впервые в США получившим право голоса и принявшим участие в выборах. Но американский народ в целом отверг демократическую партию. 6 ноября 1920 года республиканцы получили 16152220 голосов против 9147553, отданных кандидату от демократов.

Но Франклин не впал в отчаяние по поводу итогов выборов. «Слава Богу, мы еще сравнительно молоды!». Он принимает предложение Ван-Лир Блэка и становится вице-президентом и директором нью-йоркского отделения «Фиделити энд депозит компани оф Мэриленд» с окладом 25 тыс. долларов, что в пять раз превышало его годовое содержание в бытность заместителем морского министра. Одновременно учреждает с Т. Эмметом и Л. Марвином юридическую фирму и занимается поставкой нефти для флота.

7 января 1921 года на Уолл-стрит был дан приветственный банкет, отмечавший вступление «молодого капиталиста», как теперь именовал себя Ф. Рузвельт, в круг избранных финансовых тузов.

В августе 1291 года во время отдыха в Кампобелло его парализует. Врачи ставят диагноз – детский паралич, полиомиелит. Рядом с ним находятся мать, Элеонора и Луи Хоу, который не хочет расстаться со своей мечтой – видеть ФДР президентом США. Франклин очень скоро осознал, что его поразила тяжелая болезнь и справиться с ней можно, только мобилизовав всю свою волю. Доктор Р. Макинтайр, впоследствии врач в Белом доме, говорил: «Никто никогда не видел, чтобы он распускался». Он много занимается, принимает лекарства. В 1926 году по инициативе ФДР группа врачей-специалистов обследует Уорм-Спринг и приходит к мнению, что он пригоден для строительства курорта для больных, перенесших полиомиелит. 1 февраля 1927 года Уорм-Спринг переходит в руки «Джорджия Уорм-Спринг Фаундейшн», организованной Ф. Рузвельтом. Уорм-Спринг стал вторым домом для Франклина.

Летом 1928 года, в преддверии очередных президентских выборов, состоялся конвент демократической партии. Появление мужественного Франклина Рузвельта на костылях на трибуне конвента вызвало неистовый восторг зала. Ф. Рузвельт предложил кандидатуру А. Смита, которая была одобрена. После конвента Ф. Рузвельт уехал в Уорм-Спринг, а партийные боссы стали готовить его выдвижение кандидатом на пост губернатора штата Нью-Йорк. ФДР нехотя соглашается, и конференция демократической партии в Нью-Йорке выдвигает его кандидатом на пост губернатора штата.

На выборах губернатора штата Нью-Йорк 1928 года влияние левых организаций было крайне незначительным, но ФДР счел нужным связать проблемы – улучшение судебной и местной администрации, помощь фермерам, использование водной энергии под контролем штата и т.д. – с общими проблемами, изображая выборы как борьбу сил прогресса против реакции. Франклин стал отличным оратором и научился производить весьма благоприятное впечатление. Его выступления удачны не только по содержанию, но и по форме. Франклин старательно избегает того, чтобы не создалось впечатления, что он инвалид.

6 ноября 1928 года состоялись выборы, в результате которых Ф. Рузвельт был избран губернатором штата Нью-Йорк, получив 2130193 голоса против 2104629 голосов, отданных Оттигеру. Смит в том же штате получил на 10 тыс. голосов меньше, а по всей стране преобладание республиканцев было громадным. Успех Ф. Рузвельта на выборах 1928 года был исключительно личной, а не партийной победой.

В окравших его людях Ф. Рузвельт ценил прежде всего верность. По этому принципу, а потом уже деловым качествам он подбирал себе помощников. При этом ФДР не оставил у своих сотрудников ни малейших сомнений, что ключевые решения будут приниматься только, а помощники имеют право совещательного голоса.

В Олбани Франклин взял старт, намереваясь финишировать в Белом доме. Крупнейшим препятствием на пути мог оказаться 1930 год, когда истекали его полномочия и нужно было добиваться переизбрания. Следовательно, было необходимо показать товар лицом и произвести внушительное впечатление, прежде всего на ньюйоркцев. Их избирательные бюллетени превращались в пропуск в Белый дом.

Весной 1930 года появились первые грозные признаки народного недовольства. 6 марта с лозунгами компартии на улицы вышли почти полтора миллиона демонстрантов, требовавших работы и хлеба. Полиция жесточайшим образом расправилась с ними. Полиция очистила улицы от демонстрантов, но причины недовольства нельзя было устранить дубинками и кистенями. Власти города разрешили нищим ночевать на баржах, швартовавшихся в нью-йоркском порту. Росла нищета, а с ней и недовольство. Радикализм губернатора имперского штата возрастал прямо пропорционально развитию кризиса. Все чаще и чаще он обрушивается публично на недостатки американской экономической системы. Его выступления были созвучны настроениям масс, а политически были просто необходимы. ФДР отвоевывал себе не иллюзорную славу трибуна, а преследовал реальную цель – переизбрание его губернатор. Он умело пропагандирует свои достижения как губернатора.

В начале октября с большой помпой было проведено обследование врачами физического состояния губернатора, при котором присутствовали представители 22 страховых компаний. Было найдено, что в 48 лет Рузвельт здоров, как тридцатилетний мужчина, страховые компании выдали ему полисы на 560 тыс. долларов, а если бы он захотел – были готовы увеличить сумму до 1 млн. долларов. Между тем обычные страховые полисы одному лицу не превышали 50 тыс. долларов.

Выборы 1930 года явились крупной вехой в политической истории штата – Ф. Рузвельт был переизбран большинством в 725 тыс. голосов. Хотя республиканцы понесли серьезный урон по всей стране, нигде их поражение не было столь катастрофичным, как в имперском штате.

Публично Ф. Рузвельт пока сохранял загадочность сфинкса, стоило завести речь о выдвижении его кандидатом в президенты. Но с января 1931 года во всю силу и по всей стране развернулась компания в его пользу.

Холодный кризис зимой 1930/31 года положение в стране становилось отчаянным: количество безработных приближалось к десяти миллионам, а за каждым из них стояла семья.

В конце марта 1931 года ФДР рекомендовал легислатуре штата создать комиссию по изучению вопроса о введении страхования по безработице. А в конце августа следует предложение создать временную чрезвычайную администрацию помощи в штате Нью-Йорк. Предложения ФДР были приняты.

Широкая, по кризисной мерке, помощь в штате Нью-Йорк, оглушительная реклама, которую постарался создать ей ФДР, властной действовали на умы Америки.

По всей стране возникают клубы «Друзей Рузвельта». Летом 1931 года Д. Фарли объездил почти всю страну, выясняя, что нужно еще сделать для дальнейшей популяризации магического имени Ф. Рузвельта.

Сторонники А. Смита, а их еще оставалось немало, открыли злобную компанию под лозунгом «Остановить Рузвельта!».

22 января 1932 года Франклин Делано Рузвельт официально заявил, что он выставляет свою кандидатуру на пост президента. Он заручился поддержкой могущественного газетного короля У. Херста, газеты которого читали миллионы американцев. В команде Ф. Рузвельта появляются профессора Р. Таргвелл и А. Берли, пришедшие в «мозговой трест» с относительно четкими идеями о причинах кризиса и способах их устранения. Боевое крещение идеи «мозгового треста», воспринятые Ф. Рузвельтом, получили в его речи по национальной радиосети 7 апреля 1932 года.

В 1932 году было завершено строительство нового дома Рузвельтов, получившего впоследствии название «маленького Белого дома».

Идейное обогащение кандидата шло в ногу с отлично поставленной организационной работой. О его поддержке на конвенте заявляли самые различные деятели партии – от крайне правых до либералов.

27 июня конвент открылся. Была принята платформа демократической партии, написанная небезызвестным М. Пальмером при участии К. Хэлла и в соответствии с взглядами Ф. Рузвельта. Все с нетерпением ждали 30 июня, когда начиналось выдвижение кандидатов. В этот день на конвенте были выставлены кандидатуры 11 человек, в том числе Рузвельта, Смита, Гарнера, Бейкера. Лишь 1 июля при четвертом голосовании Рузвельт был одобрен кандидатом в президенты от демократической партии 945 голосами. По давним американским политическим традициям кандидат в президенты еще 60 дней после конвента не должен проявлять никакой инициативы. Лишь по истечении этого срока к нему явилась депутация от конвента, сообщившая новость, которую он якобы не знал: его выдвинули в президенты. В 7.25 утра 2 июля трехмоторный самолет стартовал из Олбани в Чикаго. На борту находились ФДР с женой, сыновьями Эллиотом и Джеймсом, Розенман, секретари и охрана. Впервые в истории США кандидат в президенты пользовался самолетом.

«Мозговой трест» засел за подготовку речей. Он пополнился пятидесятилетним генералом Х. Джонсоном, рекомендованным Барухом.

До открытия компании, однако, ФДР нужно было закрыть застаревшую язву – заняться коррупцией Таммани. Еще в середине 1931 года он санкционировал расследование комиссией легислатуры судебных властей Нью-Йорка В разгар предвыборной борьбы Рузвельт провел три недели в душной комнате в Олбани, лично допрашивая мэра Нью-Йорка Уокера. Информация о расследовании в Олбани не сходила с первых страниц газет, комментаторы гадали о степени наказания для Уокера – увольнении или просто суровый выговор губернатора. ФДР не мог решиться. Внезапно пришла телеграмма. Уокер сам подал в отставку.

Политический климат в США в 1932 году определялся не политическими интригами, а настроением масс; последние левели с каждым новым месяцем. Опасность для традиционного образа правления в США, как видели ее ФДР и лица, разделявшие его взгляды, таилась и слева, и справа. Где выход?

И Ф. Рузвельт нашел выход. Все его предвыборные выступления пронизывала мысль: необходимы изменения; однако для того, чтобы сделать Америку еще более американской, поддержать пошатнувшиеся устои капитализма. В ходе компании Рузвельт произнес шестнадцать больших речей, подготовленных «мозговым трестом».

Но на вопросы о том, как конкретно будет претворяться в жизнь его замечательная философия, Ф. Рузвельт различные и уклончивые ответы. он говорил о введении федерального регулирования финансовых операций банков и компаний, обещал улучшения ведения дел железнодорожным компаниям, призывал к ликвидации бедности, но при этом не сообщал как это будет достигнуто. Коротко говоря, желающий мог вложить в выступление ФДР тот смысл, который был ему ближе. Так и проходила компания.

Выборы 8 ноября 1932 года принесли блистательный триумф Ф.Рузвельту. Он получил 22,8 млн. голосов, Г. Гувер – 15,7 млн. голосов. Остальные партии, вместе взятые, собрали 1160 тыс. голосов. В штаб-квартиру в Нью-Йорке, где ФДР ожидал результатов голосования, бросились поздравляющие. ФДР радостно встречал их, рядом стояли агенты секретной службы – отныне его неизменные спутники до самой смерти. Он представил «двоих», кто больше чем, кто-либо другой в Соединенных Штатах, ответственен за великую победу, – Л. Хоу и Д. Фарли. «Пришел величайший день в моей жизни», – признался Рузвельт.

Тогда в США президент, избранный в ноябре, вступал в должность 4 марта следующего года. Еще четыре месяца ФДР предстояло оставаться частным гражданином.

В середине 1932 года он планировал по завершении выборов посетить Европу. При зрелом размышлении он решил не покидать страну.

Тем временем в стране разразилась неслыханная финансовая катастрофа: американцы, с отчаянием наблюдали за банкротством банков – к 1933 году закрылось свыше 5 тыс. банков, - бросились в оставшиеся, изымая свои сбережения. Финансовый кризис, приведший к тому, что в начале марта все без исключения банки оказались закрытыми окончательно, поверг в панику финансово-промышленных магнатов США.

В комитете сената У. Грин, профбюрократ, имевший за плечами десятки лет предательства интересов рабочих, пригрозил «всеобщей забастовкой», если не будет улучшено положение трудящихся.

Надежды растерявшейся властвующей элиты сосредоточились на Рузвельте.

День 4 марта 1933 года выдался ветреным и холодным. Около полудня у выхода из Капитолия появился председатель Верховного суда Ч. Юз. Ему предстояло принять присягу президента. Ровно в двенадцать появился Ф. Рузвельт. Бледный, чрезвычайно серьезный, он медленно шел под руку с Джеймсом к трибуне. «Обстановку, сопровождавшую смену правительства в Соединенных Штатах, – писал А. Крок,– можно сравнить с атмосферой, царившей в осажденной столице во время войны».

В день вступления в должность Ф. Рузвельт собрал членов назначенного им кабинета. Госсекретарем был назначен К.Хэлл. Д. Ропер, личный друг Рузвельта, получил портфель Члены» мозгового треста» получили правительственные назначения. А понятие «мозговой трест» стало применяться ко всем, кто в то или иное время был близок к президенту.

Президент – личность историческая и ведет личный дневник, решил ФДР. Первые два дня президентства он заполнял дневник. На третий день бросил навсегда.

Свободомыслие конгресса пришлось не по душе Рузвельту. Рузвельт дисциплинировал депутатов-демократов. Был учрежден неслыханный в истории конгресса комитет: страна разбивалась на 15 округов. Конгрессмены-демократы каждого округа выбирали представителя в комитет, а последний наблюдал за тем, кто как голосует.

С весной 1933 года никогда не прекращавшееся движение фермеров пробудилось с новой силой. Мелкий собственник вставал горой на защиту своего заложенного и перезаложенного имущества – фермерская задолженность оценивалась в 12 млрд. долларов. Рузвельт 16 марта предложил конгрессу компромиссный план, по которому правительство гарантировало выплату процентов с фермерской задолженности на сумму не свыше 2 млрд. долларов. Это привело к тому, что продажа с аукционов почти прекратилась, закладные продлевались. Банкиры негодовали: вторжение правительства привело к тому, что вместо 16% и больше с суммы займа они могли получать 5%.

За день до начала всеобщей фермерской стачки конгресс принял Закон о регулировании сельского хозяйства – AAA (AgriculturalAdjustmentAct). В нем излагались меры по ограничению посевных площадей и поголовья скота в интересах восстановления уровня цен на сельхозпродукцию.

Закон о восстановлении национальной промышленности – NIRA (NationalIndustrialRecoveryAct), вступивший в силу 16 июня 1933 года, как в зеркале, отразил смятение умов администрации по поводу оживления экономической деятельности.

Глубокой осенью 1933 года Г. Уоллес отправился в поездку по сельскохозяйственным районам. Девальвация доллара способствовала повышению цен.

К концу 1934 года хозяйственная конъюнктура в Соединенных Штатах несколько улучшилась, и предприниматели стали определенно тяготиться чрезмерным вмешательством NIRA и AAA. В мае 1935 года решением Верховного суда NIRA был признан неконституционным, а позднее, в январе 1936 года, Верховный суд ликвидировал и AAA, ссылаясь на то, что установление налога на фирмы, перерабатывающие сельскохозяйственные продукты противоречит конституции.

Рузвельт оказался на распутье. Он подвергался значительному давлению как слева, так и справа. Выборы 1934 года в конгресс, когда демократы увеличили свое представительство, показали, что народ ратифицировал его политику.

Оппозиция Рузвельту возникла в руководстве самой демократической партии. В 1934 году была основана Лига американской свободы, сплотившая в своих рядах старых ненавистников ФДР и новых врагов президента.

Народные массы, однако, ждали от Рузвельта не слов, а дел. Их давление нельзя было ослабить политическим маневрированием. Срочно требовались новые позитивные меры.

В январе он сообщил конгрессу, что «федеральное правительство должно покончить со всем этим делом предоставления помощи» нуждающимся, предложив заменить ее планом обеспечения работой, ассигновав на него 4,9 млрд. долларов, что составляло менее половины минимальных потребностей, определенных прогрессивными деятелями.

В ежегодном послании конгрессу 4 января 1935 года ФДР высказался без обиняков: «Среди наших целей я ставлю на первое место безопасность мужчин, женщин и детей нашей страны».

Летом 1935 года стало очевидно, что фашистская Италия готовится напасть на Эфиопию. Определяя позицию США к агрессии, конгресс принял объединенную резолюцию. Суть ее заключалась в том, что в случае возникновения войны между двумя другими государствами президент, объявив об этом прокламацией, запрещает экспорт вооружения и боеприпасов из США в эти страны.

31 августа 1935 года Рузвельт подписал объединенную резолюцию сроком на полгода.

Пришел 1936 год, пришла и очередная компания по выборам президента. Три года предварялся в жизнь «новый курс». В актив записано немало, но в стране 9 млн. безработных. Многие представители крупного капитала поносили президента, по самым консервативным подсчетам, 85% газет выступали против ФДР. Однако это, как выяснилось позднее, отражало взгляды неумной части привилегированного меньшинства.

Народ в целом одобрял сделанное президентом. Федеральные и местные органы помощи оставили ощутимый след. Закон о социальном обеспечении и Закон Вагнера открывали лучшее будущее. В организованном рабочем движении наметились серьезные сдвиги. Комитет по организации производственных профсоюзов начал активную компанию, связывая ее успех с переизбранием ФДР.

В компании 1936 года он приложил усилия, чтобы доказать, что его политика не имеет ничего общего с коммунистическими целями, как обвиняли президента правые политики. В августе – сентябре 1936 года Рузвельт провел три секретных совещания с К. Хэллом и директором ФБР Э.Гувером. Президент приказал установить пристальное наблюдение за Коммунистической партией. Но официального письменного распоряжения Э.Гувер так и не получил.

ФДР выступил на выборах как кандидат всего народа и лишь формально как выдвиженец демократической партии. «В этой компании лишь один вопрос, – заявил ФДР Р. Моли, – это я сам, и народ должен быть либо за меня, либо против меня». С этой точки зрения противники президента самой логикой ФДР зачислялись в разряд врагов народа. Старый прием Рузвельта – обращаться к народу, а не только к сторонникам демократической партии – определил стратегию его избирательной компании. Предвыборная кампания Ф. Рузвельта превратилась в триумф.

В начале ноября 1936 года он вернулся в Гайд-парк ожидать итогов выборов. В старом доме собрались его семья, ближайшие друзья и помощники. Все они были уверены в победе и спорили лишь о размерах большинства при переизбрании.

Ноябрьские выборы 1936 года дали неслыханное большинство Ф. Рузвельту. За него было подано 27752309 голосов, Ландон собрал 16682524 голоса. Партия «Союз» получила около одного миллиона, социалисты – двести тысяч и коммунисты – восемьдесят тысяч голосов. С 1820 года, когда в США существовала «эра доброго согласия» – практически однопартийная система, ни один президент не имел такого большинства – 60,8 процента. ФДР победил в 46 штатах, получив 523 выборщика и только 8 выборщиков были против.

Осенью 1937 года США поразил новый экономический кризис. С сентября 1937 года по лето 1938 промышленное производство сократилось на одну треть, количество безработных увеличилось с 4,9 млн. в 1937 году до 9,6 млн. к лету 1938 года. Упал доход фермеров, подскочило число заявок о предоставлении пособий.

На рубеже 1937 и 1938 годов Вашингтон лихорадило. Проходили бесчисленные совещания в правительственных ведомствах, созывались конференции представителей крупного и мелкого бизнеса. В конце 1937 – начале 1938 года открылась малоизвестная страница государственной деятельности Ф. Рузвельта – он стал бесконечно, в подавляющем большинстве случаев негласно, советоваться с представителями крупнейших монополий.

Рузвельт, несомненно, хорошо запомнил уроки 1937 года. На путях внутренней политики было невозможно вывести страну из кризиса, А продолжение его вопреки всем усилиям правительства, ставило под сомнение жизнеспособность капиталистической системы.

исторически Соединенные Штаты извлекали неслыханные выгоды от войн в Европе и Азии. Это был достаточно побудительный мотив для американской буржуазии подстрекать к военным конфликтам. Однако, чтобы получить все барыши и не оказаться в проигрыше, был необходим точный расчет – война должна охватить весь Старый свет , быть затяжной, а для этого необходимо способствовать выравниванию сил потенциальных противников.

В июле 1936 в Испании вспыхнул фашистский мятеж. На стороне Франко выступили Германия и Италия, законное правительство поддержали демократические силы мира, в первую очередь Советский Союз. Западные державы – Англия и Франция, проводили политику невмешательства. Американский народ осудил вылазку фашистов. В конгрессе была принята объединенная резолюция о «нейтралитете».

В июле 1937 года Япония напала на Китай. Боевые действия развернулись на огромных пространствах. Но президент «не нашел» состояния войны и закон о «нейтралитете» не был применен к японской агрессии. И не случайно: Япония в громадной степени зависела от импорта из США. В марте 1938 года Германия захватила Австрию. Советский Союз выступил за коллективные меры безопасности, соответствующие предложения были отправлены главам всех крупных государств. Вашингтон не ответил, ибо, как замечает К. Хэлл, «отрицательный ответ был предрешен».

В мире назревала вторая мировая война. ФДР понимал, что будущая война – война моторов, состязание экономической мощи противников. Потому численность сухопутных вооруженных сил отнюдь не являлась показателем размаха военных усилий страны. Президент вплотную занялся вопросами военной экономики, по крайней мере, уже с 1937 года. В ежегодном послании конгрессу прозвучали не привычные для американцев нотки. Президент недвусмысленно высказался против «диктатур». Он отверг сотрудничество с Гитлером, сказав, что «при этом мы утратим все, за что стоит Америка».

С апреля 1939 года Ф. Рузвельт и К. Хэлл прилагают немалые усилия для отмены закона о «нейтралитете» и 30 июня 200 голосами против 188 закон был изменен внесением поправки «плати и вези».

С весны 1939 года шли англо-франко-советские переговоры. Советский Союз добивался заключения равноправного тройственного договора, который мог бы предотвратить возникновение войны. Партнеры же СССР за столом переговоров вынашивали планы о таком договоре, который бы позволил толкнуть СССР на войну с Германией. В эти критические месяцы Соединенные штаты не позаботились только ободном – иметь посла в Москве!

Между тем в Вашингтоне превосходно знали о том, что международная обстановка в высшей степени серьезная. Соединенные Штаты, будучи заинтересованы в возникновении большой войны за океаном, прилагали значительные усилия, чтобы не допустить создания системы коллективной безопасности с участием Советского Союза. Поэтому американская дипломатия упрямо вела дело к срыву англо-франко-советских переговоров.

В августе Гитлер обратился к Советскому правительству с предложением заключить пакт о ненападении. Буквально в тот же день это стало известно ФДР.

23 августа 1939 года был подписан договор о ненападении между СССР и Германией. Прочитав сообщение об этом, Рузвельт нахмурился и сказал: «Самые плохие новости».

Вскоре после двух часов ночи 1 сентября 1939 года настойчивый звонок телефона разбудил Рузвельта:

- Кто?

- Докладывает Билл Буллит, господин президент.

- Слушаю, Билл.

- Тони Биддл, только что дозвонился до Варшавы, господин президент. Германские дивизии глубоко продвинулись в Польше. Идут тяжелые бои. Тони сообщает, что германские самолеты над Варшавой. Затем связь прервалась …

- Прекрасно, Билл. Наконец свершилось. Да поможет нам бог.

Затем телефонные разговоры с Хэллом, Уэллесом, морским и военным министрами. Ввод в действие планов, подготовленных на случай войны. Ранним утром Буллит и Кеннеди сообщили, что Франция и Англия объявят войну Германии, если она не прекратит военные действия против Польши.

на заседании конгресса 21 сентября с высокой трибуны устами президента было подтверждено, что война стала возможной только в результате внешнеполитического курса США, срывавших в тридцатые годы попытки создания системы коллективной безопасности. Если в первую мировую войну заказчики имели дело непосредственно с монополиями, то правительство «нового курса» решило не допустить этой практики. Под нажимом США Англия и Франция создали объединенную закупочную комиссию, которой надлежало действовать через власти в Вашингтоне.

За первые пять месяцев войны экспорт из США увеличился на 30процентов.

Наступила весна, и события в Европе начали двигаться с головокружительной быстротой. В апреле гитлеровская Германия захватила Данию, германские войска вторглись в Норвегию. Была оккупирована Голландия, захвачена Бельгия. Франко-английские войска беспорядочно откатывались под ударами гитлеровских бронированных орд.

Германское наступление на Западе возвело У. Черчилля, который до тех пор был морским министром в кабинете Чемберлена, на пост премьера Англии. С сентября 1939 года между ним и ФДР начался обмен личными посланиями.

28 мая 1940 года американский поверенный в делах Германии Кирк в телеграмме в Вашингтон предложил правительству выступить с предложением о заключении мира, предусматривавшем, что Германия останется «сильной и удовлетворенной в разумных пределах». Если Гитлер отвергнет мирные предложения США, тогда они немедленно объявить войну Германии.

На все эти увещевания у Рузвельта был готов ответ: «С учетом ограничений, налагаемых положением страны, вся производительная мощь США находится в распоряжении союзников». Дальше он не шел.

Позиция Англии была четко обрисована в выступлении У. Черчилля: «Англия будет сражаться до конца и даже если сами острова будут покорены, наша заморская империя, вооруженная и охраняемая английским флотом, продолжала бы борьбу до тех пор, пока, по воле бога, Новый свет со всей своей силой и мощью выступил бы для освобождения Старого света».

11 июня в заливе у Раритана, штат Нью-Джерси, около десятка английских судов были загружены вооружением для английской армии, потерявшей в боях на континенте почти все тяжелое вооружение.

На этом помощь Америки закончилась. Черчилль все же пытался побудить Вашингтон к активным действиям.

Личная судьба Рузвельта была теснейшим образом связана с бурными международными событиями. Подходило к концу его второе пребывание в Белом доме, а в Соединенных Штатах существовал исторический прецедент – ни один человек никогда не добивался выдвижения своей кандидатуры на пост президента третий раз подряд.

На рубеже 1939 – 1940 годов Рузвельт часто в самом узком кругу говорил о том, что устал и хочет вернуться к спокойной жизни обычного человека. Но окончательное решение было принято лишь тогда, когда развернулся во всю силу гитлеровский «блицкриг».

15 июля 1940 года в Чикаго открылся конвент демократической партии. На нем за выдвижение Рузвельта кандидатом от демократической партии на предстоящих президентских выборах проголосовало 946 делегатов, против 72 за Фарли и 61 за Гартнера. Мобилизованный, таким образом, ФДР тут же заявил, что у него нет ни времени, ни желания вести избирательную компанию. У. Уилки полную свободу действий и до конца использовал ее. Ф. Рузвельт был очень не глупым человеком и неплохо рассчитал. Пока Уилки произносил речи, Рузвельт работал, спокойно демонстрируя, что его главная забота – Гитлер, а не республиканский кандидат.

В стране дискутировался старый вопрос о помощи Англии. Президент решил его практически. Еще 15 июня из Лондона поступила отчаянная просьба – передать 50 эсминцев. Только 15 июля американское правительство согласилось предоставить ее.

5 ноября 50 миллионов американцев пошли на избирательные участки. Рузвельт получил 27243466 голосов, Уилки – 22304755.

В 1940 году Рузвельту исполнилось 58 лет Он ступал в свое третье президентство, накопив громадный политический опыт.

Рядом с президентом стали более заметны профессиональные политики, а не личные советники. Партийные машины Нью-Йорка и Чикаго, в конечном счете, обеспечили успех ФДР на выборах. Единственным влиятельным личным советником Рузвельта остался Г. Гопкинс. В 1940 году он внешне занял вакантное место Л. Хоу. Гопкинс зарекомендовал себя как человек, беспредельно преданный президенту, обладавший редким качеством – он угадывал, и обычно правильно, намерения Рузвельта.

Впрочем, с 1941 года президент стал уделять меньше внимания публичным выступлениям.

29 декабря президент выступил с очередной речью по радио – «беседой у камелька». Он резко высказался против того, что с нацистами можно жить мире. «Мы не можем опасности или страха перед опасностью, укрывшись в постели и натянув одеяло на голову». В этой речи он впервые употребил выражение: «мы должны стать великим арсеналом демократии», имея в виду. что США в интересах своей безопасности будут оказывать широкую материальную помощь противникам держав «оси».

Советники Рузвельта просили его сделать какое-либо оптимистичное заявление, дабы поддержать «воюющих – англичан, греков, китайцев». ФДР пошел навстречу.

Январь 1941 года ознаменовался решительными действиями Рузвельта. Он тщательно подготовил ежегодное послание стране, которое прочел конгрессу 6 января. В нем ФДР высмеял представление о том, что США могут «укрыться за китайской стеной» от происходящих событий. Президент, наконец, формально предложил вниманию страны идею «Закона о помощи демократии», известного в истории как ленд-лиз.

Билль провозглашал принцип: оказание помощи любой стране, оборона которой «жизненно важна» для безопасности США.

11 марта 1941 года Рузвельт подписал «Закон в интересах укрепления обороны Соединенных Штатов», или ленд-лиз.

Рузвельт лично просмотрел документ, в котором излагались основы американской стратегии в случае вступления США в войну. Он везде вычеркнул слово «союзные» державы заменив его терминов «соединившиеся» государства. Он не желал брать никаких союзнических обязательств.

Для Черчилля война против Германии была вопрос жизни и смерти Англии, для Рузвельта – важным эпизодом второй мировой войны, в которой пока не принимали участия три великих державы США, Япония и СССР.

На рубеже 1940/41 годов ФДР знал то, что не было известно критикам справа и слева, - гитлеровская Германия готовилась напасть на Советский Союз. Действительно, в конце июля 1940 года Гитлер на совещании в Бергофе познакомил высшее командование германских вооруженных сил своими планами. «Надежда Англии, – говорил он, – Россия и Америка. Если Россия будет уничтожена, тогда будет устранена со сцены и Америка, ибо уничтожение России чрезвычайно усилит мощь Японии на Дальнем Востоке … Решение: учитывая эти соображения, Россия должна быть ликвидирована. Срок – весна 1941 года. Чем раньше Россия будет разгромлена, тем лучше».

Отныне правительство США могло спокойно взирать на Атлантику – гитлеровское руководство, привыкшее бить противников по одиночке, просто не могло в канун нападения на Советский Союз ввязываться еще в конфликт с Соединенными Штатами.

За непроницаемым фасадом Белого дома между тем шла напряженная работа: уточнялась и согласовывалась политика США после нападения Германии на Советский Союз, шел обмен шифрованными телеграммами с Лондоном.

15 июня Черчилль пишет Рузвельту, что «в ближайшее время немцы совершат, по-видимому, сильнейшее нападение на Россию». Черчилль указывает, что Англия окажет «русским всемерное поощрение и помощь, исходя из того принципа, что враг, которого нужно разбить, - Гитлер. Я не ожидаю какой-либо классовой политической реакции здесь и надеюсь, что германо-советский конфликт не создаст для нас никаких затруднений». Руководители американской крайне сдержанно отнеслись к возможности оказать материальную помощь СССР.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия начала войну против Советского Союза. В Лондоне Черчилль в тот же день выступил по радио с заявлением, что Англия поможет СССР, исходя из принципа, объясненного им накануне вечером в тесном кругу: «Если бы Гитлер вторгся в ад, я по меньшей мере благожелательно отозвался бы о сатане в палате общин».

В Вашингтоне 23 июня и.о. госсекретаря С. Уэллес передает печати правительственное заявление, в котором высказывается главная мысль: «Гитлеровские армии – сегодня главная опасность для Американского континента».

24 июня Франклин Д Рузвельт на пресс-конференции сообщил, что Соединенные Штаты окажут помощь СССР, однако приоритет в ее получении остается за Англией.

После 22 июня 1941 года в войне друг с другом оказались все великие державы мира, за исключением США и Японии. В Вашингтоне не питали ни малейших иллюзий в отношении позиции Японии. И Ф. Рузвельт, и К. Хэлл отдавали себе отчет в том, что решение японских милитаристов зависело от результатов гитлеровского «блицкрига» про СССР.

Летом и осенью 1941 года в руководящих политических и военный кругах разгорается яростный спор. Командование американских вооруженных сил считало, что Соединенные Штаты не должны упускать драгоценного времени, пока силы вермахта отвлечены на востоке, и без промедления вступить в войну. Не прошло и двух суток после нападения Германии на СССР, как к президенту явился главнокомандующий ВМС США адмирал Старк, потребовавший санкции на эскортирование американскими кораблями конвоев, следующих в английские порты. Старка поддержал морской министр Нокс. Не менее энергично в меморандуме президенту высказался военный министр Стимсон, настаивавший: «Нам нужно действовать быстро и преодолеть первоначальные трудности, прежде чем Германия высвободит свои ноги из русской трясины». Министр внутренних дел Икес предложить Рузвельту без промедления ввести эмбарго на вывоз нефти в Японию.

9 июля Рузвельт отдал директиву изучить «немедленно общие производственные потребности, которые необходимы для нанесения поражения нашим потенциальным врагам». В результате было доказано, что Соединенным Штатам необходимо скорее поднять оружие против европейских стран «оси». И все это надо было сделать немедленно, ввиду того, что, победив СССР, Германия станет непобедимой.

Предложения военных шли в разрез с планами правительства. 30 – 31 июля 1941 в Москву прибывает Гопкинс, который после переговоров с Советским правительством докладывает Рузвельту о громадных силах СССР. ФДР верит, что Советский Союз удержит фронт, и не видел необходимости бросать в войну американские вооруженные силы.

22 сентября на заседании в Белом доме было решено начиная с марта 1942 года передавать большую часть вооружения, производимого в США, противникам гитлеровской Германии. Правительство США собиралось воевать чужими руками.

Отношения с Японией приобрели первостепенное значение и в первую очередь потому, что японо-американская война неизбежно сорвала бы замыслы Вашингтона – остаться пока вообще в стороне от вооруженной борьбы.

В конце июля 1941 года японское правительство, рассмотрев сложившуюся в мире обстановку, пришло к выводу, что следует захватить страны южных морей, т.е. пойти на войну с США и Англией.

Все это было отлично известно Рузвельту и зная планы японцев, он мог с большой уверенностью планировать американскую внешнюю политику. Еще с конца 1940 года проходили секретные японо-американские переговоры, на которых японцы домогались, чтобы Америка признала господство Японии на Дальнем Востоке и в западной части Тихого океана. Непомерные требования Японии с самого начала обрекали переговоры на неудачу.

При этом оба, и Рузвельт, и Черчилль, остро ощущали опасность со стороны Японии.

А утром в воскресенье, 7 декабря 1941 года, Рузвельту принесли заключительную часть шифрованной ноты. Он посмотрел ее и сказал: «Похоже на то, что японцы собираются разорвать отношения».

А во время обеда раздался телефонный звонок. Докладывал Нокс:

- Господин президент, похоже на то, что японцы напали на Перл-Харбор …

- Не может быть! – воскликнул Рузвельт.

7 декабря в Белом доме прошло совещание, на котором обсуждались меры для отражения вероломного нападения Японии на США.

8 декабря Рузвельт выступил в конгрессе, а 9 декабря в речи по радио закрепил вину за войну за японскими милитаристами.

В ответ на объявление войны Соединенным Штатам Германией и Италией 11 декабря Рузвельт попросил конгресс признать состояние войны с этими странами, подчеркнув: «Давно известное и долго ожидавшееся случилось. Силы, стремящиеся поработить мир, ныне двинулись на наше полушарие». Хотя сателлиты Германии, 12 декабря – Румыния, а 13 декабря – Венгрия и Болгария – объявили войну США, ФДР отнесся к этому с известным чувством юмора. Только спустя полтора месяца, 31 января 1942 года, президент рекомендует Хэллу передать декларации этих стран в комитет по иностранным делам для «информации».

Вступление США в войну потребовало немедленного определения американской стратегии. Хотя формально уже развернулась коалиционная война против европейских держав «оси», только Советский Союз вел широкие боевые действия против гитлеровской Германии. Руководящие же принципы стратегии США и Англии были таковы: «В 1942 году основные методы преодоления сопротивления Германии будут заключаться в следующем: «а) во всеусиливающихся бомбардировках английских и американских воздушных сил; б) в помощи наступлению русских всеми имеющимися в распоряжении средствами; в) в блокаде; г) в поддержании повстанческого духа в оккупированных странах и организации подрывных действий … В 1943 году может открыться путь для возвращения на континент через Средиземное море, из Турции на Балканы или путем высадки десантов в Западной Европе».

Что касается войны против Японии, то Рузвельт и Черчилль согласились с тем, что этот театр является второстепенным по сравнению с Европой.

Но принятие стратегических решений не могло изменить ход войны. С Тихого океана и Дальнего Востока приходили удручающие вести. Японцы неизменно разбивали американские части. Они захватывали аванпосты США, и было неизвестно, где и когда будет поставлен предел японскому продвижению. Поражение США в войне с Японией вызывали гнев у народа, в стране усиливались требования бросить все на Тихий океан.

Проходили недели, а волна японского наступления поднималась все выше, размывая, как замки из песка, американские и английские бастионы на Тихом океане. Как главнокомандующий, Рузвельт мог занести в свой актив только поражения.

Победы Советского Союза уже ранней весной 1942 остро поставили вопрос о том, какую помощь и когда смогут оказать западные союзники советскому народу. Страна в целом, хотя и нехотя, согласилась с президентом в том, что главный враг – Германия, а Тихий океан – второстепенный театр военных действий.

Весной 1942 года американские штабы подготовили план вторжения на европейский континент с запада, через Францию. 25 марта Рузвельт рассмотрел его. 11 апреля Рузвельт пишет в Москву: «Я имею в виду весьма важное военное предложение, связанное с таким использованием наших вооруженных сил, которое облегчит критическое положение на вашем западном фронте. Я придаю этому громадное значение». В результате американского нажима на Лондон в советско-английском союзном договоре, подписанном 26 мая 1942 года, вопрос о западных границах СССР был опущен. В конце мая – начале июня 1942 года Рузвельт вел переговоры с советской делегацией. Он категорически заверил советских представителей, что второй фронт будет открыт в 1942 году.

Тем временем развернулось немецкое наступление на южном крыле советско-германского фронта. Завязались тяжелые бои, враг рвался к Волге и Кавказу. Рузвельт и Черчилль пришли к мнению, что пока вермахт не будет деморализован в войне с СССР, западные союзники не должны открывать крупных военных операций в Европе.

Но, несмотря на войну, жизнь продолжала идти своим чередом.

3 ноября 1942 года на выборах в конгресс демократы потерпели неудачи в ряде округов. В результате выборов ФДР имел в конгрессе самое маленькое большинство за все время пребывания в Белом доме.

В ночь на 8 ноября 1942 года американо-английские войска под командованием Д. Эйзенхауэра высадились в Северной Африке. В начале 1943 года, когда американские войска не могли справиться с полудюжиной вражеских дивизий, Красная Армия, окружив крупную группировку врага под Сталинградом, продолжала победоносное наступление на запад, сражаясь с сотнями вражеских дивизий. Победа на Волге положила начало коренному перелому в ходе всей войны.

Подготовка вторжения во Францию потребовала значительного напряжения ресурсов США. Американская армия была развернута в сравнительных небольших размерах – 89 дивизий. С 1943 года авиация США начинает принимать участие в бомбардировках Германии. Англо-американские армии, сосредоточенные на средиземном море не добились сколько-нибудь значимых результатов. Хотя в сентябре 1943 года Италия капитулировала, операции на Апеннинском полуострове развивались очень вяло, хотя немцы имели в Италии всего 20 дивизий. В этих условиях, Комитет начальников штабов 16 мая 1944 года в рекомендациях к Хэллу счел необходимым подчеркнуть жизненную важность для США сотрудничество с СССР.

Глубокой осенью и ранней зимой 1944 года Соединенные Штаты и Англия внезапно столкнулись с очень трудным положением на фронтах. В Италии союзные войска завязли на германских оборонительных линиях, на Западном фронте гитлеровцы 16 декабря нанесли внезапный удар в Арденнах, приведя в серьезное расстройство союзные армии. На Дальнем Востоке японцы, хотя и потерпевшие сокрушительные поражения на море, в конце года открыли самое большое наступление в Китае, стремясь создать предпосылки для затяжной войны.

Суровые ноты прозвучали в ежегодном послании конгрессу о положении страны 6 января 1945 года. «Стоит вопрос не о конечной победе, ао потерях. Наши потери будут велики», – предупредил ФДР.

22 января 1945 года ФДР втайне покидает США и направляется в Ялту. 4 – 11 февраля 1945 года в Ялте состоялась историческая конференция глав государств антигитлеровской коалиции. Главы государств со своими военными советниками согласовали планы окончательного наступления в Европе. Здесь же было принято решение о созыве 25 апреля 1945 года конференции для создания Организации Объединенных Наций и о включении УССР и БССР в число учредителей ООН.

1 марта Рузвельт выступил на объединенном заседании конгресса с отчетом о Ялте. ФДР был твердо убежден, что в Ялте заложены прочные основы послевоенного мира.

12 апреля 1945 года походила к концу вторая неделя отдыха президента; из Гайд-парка он приехал в Уорм-Спрингс.

Внесли столик для ленча. Рузвельт оторвался от бумаг и сказал художнице Елене Шуматовой: «Нам для работы осталось 15 минут». Она кивнула головой и продолжала писать. Внезапно Рузвельт побледнел и проговорил: «У меня ужасно болит голова». Это были последние его слова. Он потерял сознание и скончался через два часа.


ЛИТЕРАТУРА

1. Н.Н. Яковлев. Франклин Рузвельт – Человек и политик. – М.: Изд. «Международные отношения», 1965 г. – 480 с.

2. Н.Н. Яковлев. Франклин Рузвельт – Человек и политик. Новое прочтение. – М.: Изд. «Международные отношения», 1981 г. – 413 с. с ил.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий