регистрация / вход

Становление римской государственности Социально-экономическое и политическое развитие царского

Оглавление Введение 3 Глава I. Хозяйственное развитие и аграрные отношения в царском Риме 7 Глава II. Становление римской государственности_ 12 1. Род. Триба. Курия. Семья 12

Оглавление

Введение 3

Глава I. Хозяйственное развитие и аграрные отношения в царском Риме 7

Глава II. Становление римской государственности_ 12

1. Род. Триба. Курия. Семья 12

2. Римская община в VIII-VII вв. до н. э. Органы управления периода «военной демократии» 16

3. Патриции и плебеи в царском Риме 21

Глава III. Социально-политические реформы VI в. до н. э. 25

Заключение 28

Список источников и литературы_ 30


Введение

Социально-экономическое и политическое развитие Рима в VIII-VI вв. до н. э. не может быть однозначно оценено, так как в этот период в римском обществе боролись различные тенденции. В силу этого внутреннее развитие Рима в данную эпоху приобретает противоречивый характер.

В центре нашего внимания – переход Рима от родового общества к классовому. Выяснение процесса образования римского полиса требует специального рассмотрения социальной структуры, аграрных отношений в древнейшем Риме, а также системы управления Римской общиной.

В первой главе мы рассматриваем экономическое развитие Рима VIII-VI вв. до н. э.. Особое внимание в ней уделено поземельным отношениям. Представлены различные трактовки той темы в советской историографии.

Во второй главе мы постараемся выявить основные факторы и предпосылки возникновения древнеримской государственности. Для этого будет необходимо рассмотреть основные социальные институты римского общества, тенденции и характер их эволюции, а также систему управления и взаимоотношения основных сословных групп.

В третьей главе представлена «теория» возникновения древнеримской государственности, выявлены основные её структурные закономерности. Данная глава, как впрочем и работа в целом, носит скорее теоретический, нежели конкретно исторический характер.

Другая её особенность – опора преимущественно на историографию. По многим ключевым вопросам формирования древнеримской государственности приведены различные точки зрения. Выскажем предположение: основная опасность при исследовании данной проблемы заключается в схематичном и абстрактном приложении «общих принципов» формирования государственных институтов и форм к конкретно исторической действительности. А соблазн последовать именно данной стратегии исключительно велик (это объясняется состоянием источниковой базы). И далеко не все советские историки сумели ему противостоять.

Важнейшим видом источников по истории царского Рима являются сочинения античных авторов[1] . Однако до нашего времени дошли произведения, созданные не ранее 3 в. до н. э. Но их авторы использовали утраченные в настоящее время материалы: римские государственные акты и документы жреческих коллегий, семейные и родовые предания, первые исторические сочинения римлян и первые упоминания об Италии греков[2] .

Ряд сведений о древней истории Рима содержится в сочинениях Марка Туллия Цицерона, одного из образованнейших людей древности. Цицерон написал множество произведений в разных жанрах. Материал о первых временах Рима сконцентрирован в его диалогах «О государстве» и «О законах». Но наиболее подробно и обстоятельно римская историческая традиция о древнейшем периоде Рима отражена в капитальном труде Тита Ливия.

Важнейший документальный памятник – законы XII таблиц. В настоящее время они признаны подлинными свидетельствами V в до н. э. и первой записью обычного права в Риме[3] . Несмотря на то, что этот документальный памятник относится к эпохе Ранней республике, его сведения могут быть использованы для воспроизведения явлений царского периода.

Дадим краткую характеристику основным исследованиям данной проблемы. Одна из последних работ – монография И. Л. Маяк[4] . Основное внимание в ней уделено происхождению римского полиса. Работа написамна на основе сочинений античных авторов, а также новейших археологических и лингвистических данных.

Специально происхождению Рима посвящена также более раннее исследование Ф. М. Нечая[5] . Возникновение Рима автор рассматривает в общеантичнов контексте: город вырос в результате синойкизма родовых посёлков. Весь царский период рассматривается в книге как время первобытнообщинного строя и период его разложения.

Следует назвать также монографию Немировского «История раннего Рима и Италии»[6] . Автор полагает, что разложение родоплеменных отношений происходило в период возникновения Рима. Превращение Рима в государственное образование рассматривается в книге в связи с теми экономическими сдвигами, VI-первой половины V в. до н. э., которые сделали невозможным существование первобытных отношений, а затем и преобладание родовой аристократии в Риме.

Определённой «вехой» в истории изучения социально-экономического развития древнего Рима можно считать работы Е. М. Штаерман.[7] В них разработана теория римской аграрной собственности, выявлена специфика её исторической эволюции.

Возникновению и начальному этапу развития древнеримского рабства посвящена серия работ Л. А. Ельницкого[8] .

Наконец, необходимо упомянуть работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», идеи которой лежат в основе всех советских исследований[9] .

Глава I. Хозяйственное развитие и аграрные отношения в царском Риме

В середине VIII в. до н. э. три племени (латины, сабины и этруски), обитавшие в долине реки Тибр, объединились в единую общину, центром которой стал город Рим. Расположенный на холмах, удобный для обороны, этот город приобрёл роль важного военного пункта. Довольно рано проявились преимущества Рима и как перспективного экономического центра – он находился на перекрёстке торговых путей, связывающих Италию с Грецией и Востоком.

Вопрос о хозяйственном развитии первоначального Рима представляется нам исключительно важным, т. к. структура экономики в этот период определяла во многом социально-политическое развитие римской общины.

Анализируя археологические источники и сообщения античных авторов И. Л. Маяк приходит к выводу, что первые римляне были скотоводами. Эта отрасль хозяйства и в последующем играла важную роль[10] . Но ведущей отраслью хозяйства в рассматриваемый период стало хлебопашество. Об интенсивном развитии экономики свидетельствуют выделение в самостоятельные отрасли огородничества и виноградарства, появление разнообразных ремёсел. Римская экономика VIII -VI вв. заметно усложняется по сравнению с предшествующим периодом.

Остановимся подробно на аграрных отношениях, которые, несомненно, помогут нам прояснить социальную структуру римского общества. Среди исследователей единогласия по данному вопросу нет. Наиболее дискуссионные и принципиальные вопросы, относящиеся к этой теме – общинное и частное землевладение в древнейшем Риме, отношение к земле патрициев, клиентов и плебеев (т. е. основных социальных групп данного периода).

В советской исторической науке прочно утвердилось мнение о первоначальном Риме как о доклассовом обществе. Поэтому взгляды советских историков на характер и уровень экономического развития определялись во многом этим. Так Н. А. Машкин определял царскую эпоху как переходную от первобытнообщинного строя к классовому обществу[11] . Основной общественной единицей в этот период был экзогамный отцовский род, имевший общие земельные владения. Во времена Ромула каждый член общины получил по 2 югера, вероятно, приусадебной земли в наследственное владение, но значительная часть земель находилась в коллективном пользовании патрициев. Плебеи не имели доступа к ager publicus, а владели своими участками как частнособственническими. Частная собственность у плебеев, таким образом, появилась раньше, чем у патрициев. Сходную трактовку поземельных отношений предлагал и С. Л. Утченко. Патрицианской общине в целом, по его мнению, принадлежала основная масса ager publicus. Патриции имели право занимать её часть, плебеи же владели на правах частной собственности маленькими наделами[12] .

Большое влияние аграрным отношениям и сословно-классовой структуре Рима уделено в монографии Ф. М. Нечая[13] . Доромулово время характеризуется автором как «век первобытнообщинной собственности», а время Ромула – началом века «зарождения и господства частной собственности». Аграрные мероприятия первых двух царей исследователь истолковывает как «проводившиеся на основе общинных порядков, связанных с родоплеменным строем и как утверждение за владельцем участка по крайней мере пожизненно, с чем связано зарождение частной собственности на землю[14] . Автор подчёркивает, что «сперва в Риме было родовое землевладение. Обработка земли власть отдельными семьями». Наследственное же землепользование в условиях применения рабского труда вело к появлению частной собственности на землю, которая приводила к имущественному неравенству[15] . В целом, концепция аграрных отношений, предложенная Ф. М. Нечаем, наследует традиции советской предшествующей советской историографии. Она подкупает своей стройностью, логической выдержанностью, но не может быть принята, т. к., де-факто, не учитывает конкретно-исторических условий экономического развития Рима и отрицает специфику римской «частной» собственности. Наиболее обстоятельное опровержение данного абстрактного подхода содержится в работе И. Л. Маяк[16] .

Однако пересмотр научных представлений о римской собственности на землю в рассматриваемый период начался раньше. Е. М. Штаерман в статье «Римская собственность на землю» заметила, что неправомерно считать римскую частную собственность капиталистической[17] .

Рассмотрим специфические особенности римской земельной собственности архаического периода. При этом будем опираться главным образом на монографию И. Л. Маяк, в которой помимо свидетельств античных авторов (крайне отрывочных и фрагментарных), анализируются данные археологии.

Античные авторы, - пишет И. Л. Маяк, - косвенно указывают на господство в архаическом Риме общественных структур гентильного порядка. Упорядочивается и укрепляется система родов и курий. Однако наряду с ними складываются уже коллективы иного характера, состоящие не только из родственников, а главное, учитывающие не только родственные связи, но и соседские. «Так римское население оказывается подразделённым по двум разным принципам: родства и соседства, т. е. территории»[18] . При этом родовое и территориальное деление совпадают далеко не полностью. В Риме в этот период сосуществуют общины родовые и соседские (территориальные). Если даже родовые общины и преобладают, то нельзя не отметить появления новой тенденции развития. Однако, эта новая тенденция, по мнению И. Л. Маяк, реализуется всё ещё в общинных формах, «и это окрашивает определённым цветом и аграрные отношения, сказывается на составе земельной собственности»[19] .

Коллективные формы собственности на землю в этот период несомненно господствуют. Исследовательница отмечает, что частнособственнические отношения на землю в Риме ещё не распространились. «Знаменитые двухюгеровые наделы римляне получают не в собственность (даже в её специфическом римском значении, так убедительно охарактеризованном Е. М. Штаерман), а во владение»[20] .

Частное землевладение в этот период только складывается. Причём складывается в весьма специфической форме, обусловленной наличием и распоряжением ager publicus. Собственность и верховное распоряжение землёй всё ещё остаются за общинами, родовыми и соседскими. А это означает, что коллективная собственность на землю представлена в это время собственностью: и гентильной, и сельско-общинной. Кроме этих двух видов коллективных земель существует уже и третий – общеримская земля, зародыш римского ager publicus в его классическом виде. Пока она идёт под раздел, раздаваясь коллективам, преимущественно родовым, но даётся и колонистам, войнам и просто нуждающимся римлянам. Этот контингент получает землю от царя , и уже не обязательно через посредство родовых организаций, аз, и селится не только и не столько родовыми группами, образуя, таким образом, новые территориальные общины.

Вероятнее всего, из этой же общей земли выделялся и царский надел. Термин клер, которым он обозначался, свидетельствует о том, что давался он от имени всей римской общины, в чём проглядывает верховная собственность общеримского коллектива на землю. но способ её эксплуатации и распоряжения ею царями обнаруживают тенденцию к освобождению царской земли из-под верховного контроля римской общины, к отрыву её от коллективного землевладения[21] .

Глава II. Становление римской государственности

1. Род. Триба. Курия. Семья

Основные социально-политические институты римского общества сложились именно в царский период. Они продолжали существовать в более или менее модифицированной форме на протяжении всей римской истории.

Коренное население, составлявшее первоначальную римскую общину, носило название патрициев и представляло собой категорию полноправных римских граждан, причастных к управлению общественными делами. Общее число патрицианских родов составляло 300. Каждые 10 родов объединялись в курию, каждые 10 курий – в трибу. Нет никаких оснований подвергать сомнению эти факты, т. к. они зафиксированы во многих античных источниках. Однако интерпретация их в современных исследованиях далеко не однозначна. Так, например, курия трактовалась советскими исследователями как фратрия[22] , как «союз мужей» или войнов[23] . И. Л. Маяк признаёт генетическую связь курий с древними фратриями. Однако, нам известно, что фратрии охватывают всех членов входящих в них родов, курии – только мужчин. Вероятно, «[24] предшественниками римских курий были «мужские тайные союзы», свойственные некоторым позднеродовым обществам. Но и эта стадия для Рима царской эпохи была уже пройденной.

На основании изученного материала И. Л. Маяк приходит к выводу, что троичная схема римского общества в полном её объёме – 3 трибы, 30 курий и 300 родов – сложилась довольно поздно, вероятно, к конце царской эпохи[25] . В начале же этой эпохи было 3 трибы и 30 курий. Новые роды включались в уже имевшиеся трибы и курии[26] .

По мнению В. В. Кучмы, стройность организации римского общества, имеющая явный отпечаток искусственной упорядоченности, преследовала военные цели[27] . Военная реформа, приписывающаяся Ромулу, заключалась в следующем. Войско строилось по принципу кратности трём. Поскольку оно набиралось от гентильных триб и связанных с родовой организацией курий, Ромул должен был, создавая воинские единицы, учитывать количественный состав социальных единиц, соблюдать их определённое соответствие, их кратность. Древнейшая римская дружина, состоявшая из 3000 пехотинцев и 300 всадников, набиралась по 100 человек пехоты и 10 всадников от каждой курии.

Низшей ячейкой римского общества являлся род, члены которого считали себя происходящими от одного предка. Главой рода являлся наиболее авторитетный, уважаемый представитель знатного семейства, избираемый общим собранием рода. В царский период родовая собственность на землю, по всей видимости, ещё сохраняла свои позиции, хотя прямых свидетельств в античной традиции об этом нет. Каждый член рода являлся совладельцем земельного фонда, мог претендовать на свою долю при разделе родового имущества, пользоваться защитой и помощью со стороны сородичей, участвовать в решении общих дел и отправлении общего культа.

И. Л. Маяк проводит разграничение между родовой организацией царского Рима и родами , существовавшими в республиканское и императорское время. Особенность последних состояла в том, что они уже не составляли общин, а «определялись лишь общностью имени и культов и сохраняли в общем экзогамию, хотя практически люди отходили от запретов на браки даже в границах шести степеней родства»[28] . Всё это отражало усиление роли семьи в связи с утверждением частнособственнических начал, а также ослабление и трансформацию гентильных уз.

Между родами существовали различия: наиболее могущественные роды считались «старшими». «О неустойчивости привилегированного положения целых родов может свидетельствовать то, что их было сначала 100, а потом 200, в то время как в качестве знатных и влиятельных в источниках фигурирует не более двадцати»[29] . Но и внутри самих родов в этот период уже формировалась наследственная аристократия, распоряжавшаяся родовым имуществом и возвышавшаяся над своими сородичами.

Важной чертой социального развития Рима рассматриваемого периода было то, что роды представляли собой жизнедеятельные организмы, состоявшие из больших отцовских семей. Но семья (в качестве экономической ячейки) функционировала уже не только в рамках родовой организации, но и в рамках поселений, в которых группировались как родственники, так и соседи. Это, в свою очередь, не могло не сопровождаться усилением частной собственности[30] , увеличением её удельного веса в экономики Рима.

Анализ социальной структуры римского общества древнейшего периода проливает свет и на проблему возникновения древнеримской государственности. Можно согласиться с мнением Е. М. Штаерман, что Рим возник не из объединения родов (ведь к моменту возникновения древнеримской государственности параллельно развивался территориальные структуры), а из объединения общин-пагов, которые строились на смешанном кровнородственном и соседском принципе[31] .

2. Римская община в VIII-VII вв. до н. э. Органы управления периода «военной демократии»

Нет никаких оснований подвергать сомнению устоявшийся взгляд на римскую общину VIII-VII вв. до н. э. как на социальное образование эпохи «военной демократии». О чёткой классовой структуре римского общества в этот период говорить не приходится. Как отмечает Е. М. Штаерман, «знать и простой народ входили в они и те же общины и различались по социальному статусу, по месту в руководстве общиной в мирное и военное время, а не по своим владельческим правам, т. е. отношению к средствам протизводства и не по месту в процессе производства, т. е. не так, как различались классы и классы-сословия»[32] .

Управление Римской общиной в древнейший период было достаточно обстоятельно исследовано в советской историографии[33] . Рассмотрим основные принципы управления Римской общиной, основные политические институты и характер их взаимодействия.

Органы управления Рима в древнейший период его истории характеризуются наличием трёх основных элементов, обычно свойственных т. н. периоду военной демократии. Верховную власть в Римской общине олицетворял царь (рекс). Эта должность замещалась путём выборов, в которых участвовали полноправные граждане, собранные по куриям. Т. Моммзен в своей «Истории Рима» даёт очень интересную трактовку сущности царской власти: «Царская власть была…в одно и то же время и неограниченной, и связанной законами; она была неограниченной, поскольку всякое царское веление, справедливое или несправедливое, должно было исполняться безусловно; она была ограниченной, поскольку всякое царское повеление, противоречащее обычаям и не одобренное настоящим сувереном – народом, - не вело ни к каким правовым последствиям»[34] .

Главными прерогативами рекса являлись верховное управление (имевшее целью обеспечение внутреннего порядка, охрану «традиций и нравов отцов»), высшее военное командование (включая организацию ополчения, с правом назначения нижестоящих военачальников), судебные полномочия (вплоть до права жизни и смерти[35] ), функции верховного жреца (включающие руководство общественными священнодействиями и жертвоприношениями)[36] .

Специфика царской власти в данную эпоху заключалась в том, что повеления рекса, обязательные для исполнения всеми членами общины, действовали только в течение жизни данного правителя; с его смертью указанные повеления переставали быть обязательными. Для более эффективного осуществления своих полномочий рекс мог назначать себе помощников (в первую очередь, по военным делам). При царе имелась военная дружина, включавшая в себя пешие и конные подразделения; наиболее привилегированным являлось подразделение вооружённых телохранителей, составлявших собственную «лейб-гвардию» рекса[37] . Власть рекса была пожизненной, но не наследственной[38] . Согласно историческим свидетельствам, всего в Риме сменилось семь рексов.

Римские цари не обожествлялись, как цари у многих стадиально близких народов Азии и Африки, но власть их санкционировалась богами через авгуров и носила сакральный характер[39] .

В качестве совещательного органа при рексе выступал сенат, первоначально включавший в свой состав всех родовых старейшин. По мере ослабления роли родовых традиций сенат стал назначаться рексом из представителей патрицианского сословия без учёта их конкретной родовой принадлежности. Сенаторы, по словам Моммзена, превратились в «коллегию должностных лиц» при царе[40] .

Право созыва сената и председательствования на его заседаниях принадлежало рексу. Постановления сената, касавшиеся наиболее важных вопросов общественного управления (объявление войны и заключение мира, предоставление гражданства, отправление религиозного культа), обычно должны были приниматься рексом во внимание, но не имели для него императивного характера. Роль сената заметно возрастала в условиях войны или серьёзных внутренних потрясений. Однако своего максимального объёма власть сената достигала в случае смерти рекса, когда возникал период междуцарствия. В этих условиях сенат избирал из своей среды 10 человек, которые по очереди, в течение 5 дней каждый, управляли государством, пока не определялась кандидатура нового рекса[41] . Намеченная кандидатура предварительно обсуждалась в сенате, а затем представлялась народному собранию. Решение народного собрания об избрании нового царя также подлежало утверждению в сенате. Естественно, что сенат был заинтересован в продлении срока междуцарствия, поскольку в этот период вся реальная власть находилась в его руках.

Народные собрания в Риме имели общее название комициев и являлись формой участия взрослых (способных носить оружие) полноправных граждан в решении дел общественной важности; древнейшими видами народных собраний были собрания по куриям (куриатные комиции). В качестве их основных функций И. Л. Маяк приводит следующие: регистрации рождения, смерти, браков, принятие в гентильную организацию чужаков[42] .

Созыв народного собрания осуществлялся по инициативе рекса, который и вносил туда свои предложения; помимо роли рекса народное собрание состояться не могло. Важно отметить тот факт, что предложения рекса обсуждению в народных собраниях не подлежали – они либо принимались, либо отвергались путём открытой и устной подачи голосов.

Решение народного собрания имело силу закона, действие которого не было ограничено временем – оно могло быть отменено лишь другим законом, принятым по той же процедуре.

В области управления общиной в начале царской эпохе налицо все элементы военной демократии. Однако баланс их, как отмечает И. Л. Маяк, уже несколько нарушен в пользу царя[43] .

Таким образом, Рим царской эпохи был обществом, не порвавшим ещё с родовым строем, но уже сделавшим первый шаг в сторону от него. Рим у истоков царского периода, по мнению И. Л. Маяк, уже знал не только клиентскую зависимость, патриархальное рабство, выделение знати и социальные раздоры, но и усиление царской власти за счёт принижения роли народного собрания и особенно сената. Однако преувеличивать значение данных явлений не стоит. «Римское общество было ещё очень архаичным, покоившимся на принципах коллективных форм собственности на основное средство производства – землю. Рим ещё не был ни полисом, ни «монархией»…Образование римского полиса проходило не непосредственно из разложения родовых отношений и «перелива» их в полисную форму, а через стадию соседской общины»[44] .

3. Патриции и плебеи в царском Риме

Е. М. Штаерман в статье, посвящённой возникновению древнеримской государственности приходит к выводу, что «начальная эволюция Рима идёт по пути, аналогичному тем, по которым развивались другие стадиально близкие общества»[45] . Возникновение в Риме сословия патрициев и плебеев было аналогично возникновению сословий знати и простого народа во всех обществах, стоящих на сходной стадии развития[46] .

Как видно из источников, организация римской патрицианской общины в царский период носила строгий военизированный характер. «Ограниченность исходного земельного фонда, других материальных ресурсов вынуждала патрициат замкнуть общину под своим главенством, решительно препятствовать расширению её социальных рамок»[47] .

На другом полюсе родовой организации формировалась категория зависимых людей – клиентов. Происхождение этой категории до сих пор вызывает споры. Вероятно, это обедневшие члены «младших» родов, а также завоёванные или пришлые жители, включённые в римскую общину. Лишённые политических и гражданских прав, хотя и лично свободные, они могли существовать лишь благодаря покровительству коренных римских граждан (патронов), которые защищали клиентов перед третьими лицами[48] .

Вся масса населения Рима, оставленная за пределами родовой организации, получила наименования плебеев. Эта категория складывалась из двух основных источников. Одна часть – это добровольные пришельцы, привлечённые торгово-предпринимательскими интересами, вторая часть была переселена насильственным путём в результате войн Рима против соседних народов. В дальнейшем важным источником пополнения плебейского сословия стали выходцы из первоначальной римской общины, порвавшие с ней связь вследствие разорения.

Плебеи были лично свободными, обладали собственностью, имущественными правами, занимались ремёслами и торговлей, привлекались к военной службе (правда, во вспомогательных войсках), могли самостоятельно осуществлять судебные иски и нести юридическую ответственность. Таким образом, в области частных гражданских отношений плебеи были равноправны с патрициями. В сфере же политических отношений статус указанных сословий был диаметрально противоположным: плебеи не обладали никакими политическими правами и потому были полностью лишены возможности участвовать в решении общинных дел.

Экономический статус плебейского сословия входил в явное противоречие с их гражданским и политическим бесправием. Как справедливо замечает Е. М. Штаерман, «плебеи не составляли такую группу людей, труд которых могла использовать другая группа благодаря их месту в общественном производстве»[49] . Плебеи не были экономически эксплуатируемым классом. Следовательно, социальная борьба патрициев и плебеев не была классовой. «Плебеи…представляли собой не класс и не класс-сословие, а архаическое сословие подобно таким же сословиям в других стадиально близких обществах»[50] .

В предыдущем параграфе мы отметили, что система управления древнейшего римского общества базировалась на принципах родовой организации и была рассчитана только на коренных членов римской общины – патрициев. Позднейшие переселенцы – плебеи, не входившие в систему патрицианских родовых связей, тем самым были полностью исключены из общественно-политической жизни. Не принимая участия в решении общественных дел, они не несли в полном объёме и общегражданских обязанностей, прежде всего, военной и податной. Такое положение могло быть терпимым до тех пор, пока преобладающим большинством оставались патриции, а удельный вес плебейского элемента в общей массе населения и в сфере экономических отношений был невелик. Однако по мере того, как плебеи стали играть всё большую роль в повседневной жизни древнеримского общества, их изолированное положение за рамками римской общины превращалось во всё большую общественно-политическую аномалию.

Борьба плебеев с патрициями стала главным содержанием общественно-политической жизни, а потому – главной пружиной ранней римской истории. Эта борьба, растянувшаяся на несколько столетий, принимала временами очень острые формы, неоднократно ставя страну на грань гражданской войны. Борьба закончилась победой плебеев: патрицианская родовая община была насильственно разрушена, а на её обломках образовалось государство, в котором со временем окончательно растворились и патрициат, и плебс.

Мировая история знает и другой путь формирования государственности. Можно предположить, что постепенно сословия патрициев и плебеев могли бы превратиться в классы-сословия крупных землевладельцев и мелких землевладельцев, «лишённых владельческих прав на свои участки, оставленные им в аренду или прекарное пользование за ренту и трудовую повинность, и попали бы индивидуально или целыми общинами в зависимость от собственников земли. Тогда последние создали бы государство, монархическое или олигархическое, развив в государственный аппарат прежние органы принуждения»[51] .

Однако Рим, как и наиболее развитые полисы Греции, пошёл по иному пути.

Глава III. Социально-политические реформы VI в. до н. э.

Реформа, приведшая к образованию Римского государства связывается с именем предпоследнего (шестого) рекса Сервия Туллия и условно датируется VI веком до н. э.[52] . Как время проведения этой реформы, так и её авторство вызывают у многих исследователей серьёзные сомнения. Вполне правдоподобной представляется гипотеза о том, что реформа не явилась результатом одномоментного государственно-правового мероприятия, но представляет собой результат целого комплекса разновременно произошедших изменений.

По реформе, приписываемой Сервию Туллию, вместо старого принципа родовой принадлежности в основу общественного устройства Рима были положены два новых принципа – имущественный и территориальный.

Всё население (как патриции, так и плебеи) было поделено на 5 разрядов (классов); в основу деления был положен критерий имущественной состоятельности. К первому разряду были отнесены те граждане, которые владели имуществом в 100 тыс ассов[53] или земельным участком площадью свыше 20 югеров. Имущество граждан второго разряда было оценено в 75 тыс. ассов (XV-20 югеров земли), третьего – в 50 тыс. ассов (10-XV югеров), четвёртого – 25 тыс. ассов (5-10 югеров земли), пятого – 11 тыс. ассов (менее 5 югеров земли).

Каждый имущественный разряд обязан был выставлять определённое количество военных подразделений – центурий; центурия, следовательно, была в первую очередь военной, но одновременно политической и податной единицей. Первый разряд выставлял 80 центурий, второй, третий и четвёртый – по 20, пятый – 30; таким образом всего насчитывалось 170 классных центурий. С учётом внеклассных центурий (центурии всадников, ремесленников, музыкантов и «пролетариев») их количество составляло 193. Во вновь возникших народных собраниях по центуриям (центуриатных комициях) каждая центурия имела один голос. Благодаря этому обстоятельству большинство было заранее обеспечено за наиболее состоятельными гражданами: всадники и граждане первого класса составляли в сумме 98 центурий, т. е. уже больше половины от 193. При их единодушии мнение граждан остальных разрядов уже не имело практического значения и поэтому их голоса даже не всегда подсчитывались.

Римские центурии являлись военными отрядами приблизительно одинаковой численности. Тот факт, что наибольшее количество центурий выставлялось гражданами одного только первого разряда, делает неизбежным вывод о том, что в рассматриваемый период большинство населения Рима владело земельными участками, превышающими 20 югеров. соотношение имущественных разрядов, в целом, достаточно объективно отражает тогдашнюю земельную статистику.

Каждые 5 лет производилась новая оценка имущества граждан и осуществлялось их перераспределение по разрядам и центуриям.

Другой важнейший принцип реформы Сервия Туллия нашёл выражение в делении всего неаселения (без учёта патрицианского или плебейского происхождения) на территориальные округа – трибы. Всего было учреждено 4 городских и 17 сельских триб. Во главе трибы стоял выборный староста; его главная обязанность заключалась в сборе податей и налогов. В народных собраниях, которые стали созываться по трибам (трибутные комиции) каждая триба также имела один голос.

Историческое значение реформы сервия Туллия заключается, на наш взгляд, в том, что она вывела плебеев из противоестественного состояния общественной изоляции и включила их в состав «римского народа». Она решила задачу консолидации всего свободного населения Рима в единый господствующий класс, противостоящий классу рабов. Положение плебеев изменилось самым радикальным образом: включившись в несение воинских повинностей, они стали полноправными участниками центуриатных народных собраний.

Реформы VI в. до н. э. способствовали также изменению внешнеполитического положения Рима. Создав армию, значительно превышающую военный потенциал соседних народов, Рим открыл эпоху широкой внешнеполитической экспансии, обеспечившей ему через несколько веков полное господство в Средиземноморье[54] .

В результате реформ Сервия Туллия военная демократия, каковой являлась по существу «эпоха царей», сменилась подлинной государственной организацией, в рамках которой прение различия между патрициями и плебеями утратили свой изначальный принципиальный смысл. В течение следующего исторического периода (V-III вв. до н. э.) идёт процесс дальнейшего уравнения в правах патрициата и плебса, окончательно ликвидируются остатки родового строя.

Заключение

В данной работе мы постарались выявить основные тенденции социально-экомического развития царского Рима, рассмотреть основные пути формирования древнеримской государственности.

Римская община VIII-VII вв. до н. э. находилась на стадии военной демократии. В социально-экономической сфере господствовали родовые отношения. Но параллельно шёл процесс формирования территориальных структур. Частное землевладение формировалось главным образом в среде римского плебса. Немалую роль в этом сыграл институт царской власти. Родовые связи на протяжении данного периода ослабевают, уступая место территориальному принципу организации жизни. Однако о полном вытеснении родового начала нельзя говорить даже в республиканский период римской истории. Родовые структуры не сошли с исторической сцены, но видоизменились.

Важнейшим фактором внутриполитической истории рассматриваемого периода были взаимоотношения патрициев и плебеев. Перед римской общиной открывались два пути: превращение патрициев и плебеев из архаических сословий в сословия-классы (этим путём шли многие древневосточные общества) или разрушение политических перегородок, отделяющих их друг от друга, их превращение в единый господствующий класс римского общества (этим путём пошли наиболее развитые греческие полисы). В ходе дальнейшего социально-исторического развития римской общины был реализован второй вариант.

Оформление римской государственности относится к VI веку до н. э. В этот период была проведена серия последовательных социально-политических и военных реформ, которые покончили с многовековой борьбой патрициев и плебеев. Реформы были вызваны объективной потребностью согласовать политико-правовой статус плебеев с их экономическим положением. В основу организации древнеримского государства были положены два основных принципа – имущественный и территориальный. В результате проведённых реформ была создана сильная боеспособная армия. Началась эпоха римских завоеваний, которые, в свою очередь оказали влияние на дальнейшее развитие римской государственности, трансформацию её основных институтов.

Список источников и литературы

Источник

Никольский Б. В. Система и текст XII таблиц. СПб., 1897.

Литература

1. Бокщанин А. Г. Источниковедение Древнего Рима. М., 1981.

2. Ельницкий Л. А. У истоков древнеримской культуры и государственности // Вестник древней истории. 1958. № 3

3. Ельницкий Л. А. Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII-Ш вв. до н. э. М., 1964.

4. Кучма В. В. Государство и право древнего мира: курс лекций. Волгоград, 1998.

5. Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983.

6. Моммзен Теодор. История Рима. Т. 1. СПб., 1994.

7. Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962.

8. Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972.

9. Утченко С. Л. Древнейший период истории Рима // Всемирная история. Т. II. М., 1956.

10. Штаерман Е. М. Древний Рим. Проблемы экономического развития. М., 1978.

11. Штаерман Е. М. Ещё раз к вопросу о римской сельской общине // Вестник древней истории. 1978. № 2.

12. Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2.

13. Штаерман Е. М. Римская собственность на землю // Вестник древней истории. 1974. № 3.

14. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.


[1] Бокщанин А. Г. Источниковедение Древнего Рима. М., 1981.

[2] Там же.

[3] См.: Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 38.

[4] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983.

[5] Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972.

[6] Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962.

[7] Штаерман Е. М. Римская собственность на землю // Вестник древней истории. 1974. № 3; Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2; Штаерман Е. М. Древний Рим. Проблемы экономического развития. М., 1978; Штаерман Е. М. Ещё раз к вопросу о римской сельской общине // Вестник древней истории. 1978. № 2.

[8] Ельницкий Л. А. У истоков древнеримской культуры и государственности // Вестник древней истории. 1958. № 3; Ельницкий Л. А. Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII-Ш вв. до н. э. М., 1964.

[9] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.

[10] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 185-186.

[11] Машкин Н. А. История Древнего Рима. М., 1950. С. 107-108.

[12] Утченко С. Л. Древнейший период истории Рима // Всемирная история. Т. II. М., 1956. С. 113-114.

[13] Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972.

[14] Там же. С. 29, 30.

[15] Там же. С. 90, 95.

[16] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 192-194.

[17] Штаерман Е. М. Римская собственность на землю // Вестник древней истории. 1974. № 3. С. 34-68.

[18] Маяк И. Л. Рим первых царей. С. 231.

[19] Там же. С. 231.

[20] Там же.

[21] Там же. С. 231-232.

[22] Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972. С. 89.

[23] Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962. С. 138-139.

[24] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 99.

[25] Там же. С. 113.

[26] Там же.

[27] Кучма В. В. Государство и право древнего мира: курс лекций. Волгоград, 1998. С. 139.

[28] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 149.

[29] Там же. С. 158.

[30] При этом мы подчёркиваем, что частную собственность римских граждан нельзя мыслить по аналогии с капиталистической частной собственностью.

[31] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2. С. 80.

[32] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2. С. 81.

[33] Этому вопросу посвящена шестая глава монографии И. Л. Маяк (Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 233-255). См. также: Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972.

[34] Моммзен Теодор. История Рима. Т. 1. СПб., 1994. С. 79.

[35] Моммзен пишет: «Государство могло заковать и казнить гражданина, но не могло отнять у него ни сына, ни пахотной земли и даже не могло облагать его постоянными налогами» (Моммзен Теодор. История Рима. Т. 1. СПб., 1994. С. 80).

[36] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 238.

[37] Эти «зачатки аппарата принуждения», по мнению Е. М. Штаерман, говорят о принудительной власти, но не о государстве.

[38] Там же. С. 241.

[39] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2. С. 80.

[40] Моммзен Теодор. История Рима. Т. 1. СПб., 1994. С. 79.

[41] См.: Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972. С. 86-88.

[42] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 235.

[43] Там же. С. 259.

[44] Маяк И. Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). С. 260.

[45] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме // Вестник древней истории. 1989. № 2. С. 79.

[46] Там же. С. 81.

[47] Кучма В. В. Государство и право древнего мира: курс лекций. Волгоград, 1998. С. 141.

[48] Институт патроната-клиентелы подробно рассмотрен в монографии Л. А. Ельницкого «Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII-Ш вв. до н. э.» (М., 1964). «Для древнейшего периода, - пишет он, - представления об архаическом рабстве усложнялись…тем, что наряду с ним существует как очень близкое ему и весьма распространённое явление, институт патроната-клиентелы». Рабство в эту эпоху носило патриархальный характер. Рабы и клиенты не представляли самостоятельной социальной силы и не осознавали своих корпоративных интересов. «Революционные выступления рабов и клиентов, - пишет Ельницкий, - происходили преимущественно по инициативе их владельцев и патронов, стремившихся использовать недовольство и потенциальную политическую активность подвластных им лиц для достижения своих собственных, впрочем, более или менее демократических целей. Лишь по мере увеличения числа иноплеменых и иноземных рабов и ожесточения форм рабовладения рабы начинают восставать по собственной инициативе и под предводительством собственных вождей почти всегда, однако, в контексте с другими угнетёнными элементами» (Ельницкий Л. А. Возникновение и развитие рабства в Риме. С. 117-118).

[49] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме. С. 83.

[50] Там же.

[51] Штаерман Е. М. К проблеме возникновения государства в Риме. С. 84.

[52] Структурным изменениям в римском обществе, приведшим к образованию древнеримской государственности, всегда уделялось большое внимание. «Реформы Сервия Туллия» подробно рассмотрены в монографиях Ф. М. Нечая и А. И. Немировского. См.: Нечай Ф. М. Образование Римского государства. Минск., 1972; Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962. В данной главе мы, основываясь на материалах названных работ, рассмотрим наиболее принципиальные изменения в римском социально-политическом устройстве.

[53] Один асс, или сестерций, представлял собой медную монету весом 327,5 грамма (см.: Кучма В. В. Государство и право древнего мира: курс лекций. Волгоград, 1998. С. 144).

[54] Л. А. Ельницкий пишет о том, что увеличение подвластных Риму территорий в свою очередь также способствовало окончательному утверждению государственных форм жизни (Ельницкий Л. А. У истоков древнеримской культуры и государственности // Вестник древней истории. 1958. № 3. С. 155).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Исторические личности"