Экономическая политика партии большевиков в годы гражданской войны и строительства социализма

Министерство образования РФ Томский государственный университет Систем управления и радиоэлектронике (ТУСУР) РЕФЕРАТ по дисциплине: «История России»

Министерство образования РФ

Томский государственный университет

Систем управления и радиоэлектронике

(ТУСУР)

РЕФЕРАТ

по дисциплине: «История России»

тема: «Экономическая политика партии большевиков в годы гражданской войны и строительства социализма»


ПЛАН:

а. содержание политики «военного коммунизма», ее последствия;

б. сущность и цели новой экономической политики (НЭПа), ее итоги;

в. объективная необходимость индустриализации страны;

г. сплошная коллективизация сельского хозяйства, ее итоги и последствия.


Большевики, несмотря на все изломы, просчеты и провалы в своей политике, все же сумели одержать победу. Одной из основных причин завершения гражданской войны в пользу Советской власти были энергичные и последовательные действия правящей партии по строительству новой государственности. Создав мощный, разветвленный и централизованный государственный аппарат, большевики умело им пользовались для мобилизации экономических и людских ресурсов на нужды фронта, для достижения хрупкой и относительной, но все, же стабильности в тылу. Белое движение, напротив, полностью включившись в боевые действия, мало пре­успело в формировании механизма собственной власти. А. Деникин говорил, что ни одно из антибольшевистских прави­тельств «не сумело создать гибкий и сильный аппарат, могущий стремительно и быстро настигать, принуждать, действовать. Большевики тоже не стали национальным явлением, но бесконечно опережали нас в темпе своих действий, в энергии, подвижности и способности принуждать. Мы с нашими старыми приемами, старой психологией, старыми пороками военной и гражданской бюрократии, с петровской табелью о рангах не поспевали за ними...» Характеристика в целом верная. В одном нельзя согласиться с Деникиным, что большевики, как и белые «не захватили народной души». Напротив, миллионы россиян с энтузиазмом восприняли идеи социальной справедливости, ниспровержения власти господ и создания государства для трудящихся. Лозунги, под которыми шла революция, были для них близки, понятны и желанны. Энергичная организаторская, пропагандистская и идеологическая работа большевиков в массах подтвердила известную истину, что в политической, а тем более в военной борьбе мало иметь светлые и высокие идеи: необходимо, чтобы эти идеи стали достоянием миллионов людей, организованных и готовых идти за них в бой. «Ради защиты революции, - справедливо пишет итальянский историк Д. Боффа, — провозгласившей великие и простые лозунги, народные массы вынесли неслыханные мучения и проявили подлинный героизм». Действительно, сотни тысяч, а к концу гражданской войны миллионы красноармейцев шли в бой не только за «красноармейский паек» или под страхом «де­цимации» и пулеметов заградотрядов, но и влекомые перспективами новой жизни, свободной от эксплуатации имущих классов, основанной на принципах равенства, справедливости, на идеях, перекликавшихся с христианскими заповедями, веками, проповедовавшимися Русской Православной Церковью.

Большевики смогли убедить огромные массы людей в том, что они являются единственными защитниками национальной независимости России, и это сыграло решающую роль в их победе над Белым движением. Об этом с горечью говорили и писали современники событий, причем различной политической ориентации. Так, один из идеологов «сменовеховства» Н. Устрялов писал, что «противобольшевистское движение... слишком свя­зало себя с иностранными элементами и потому окружило боль­шевизм известным национальным ореолом, по существу чуждым его природе». Великий князь Александр Михайлович (двоюродный дядя Николая 11), отвергавший сменовеховство, монархист по происхождению и по убеждениям, отмечал в своих мемуарах, что вожди Белого движения, «делая вид, что они не замечают интриг союзников», сами довели дело до того, что «на страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступ­лениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи...». Истории было угодно распорядиться так, что большевики безразличные к идее единой России, по сути, не дали стране распасться. Известный политик В. Шульгин полагал, что знамя единства России большевики подняли, неосознанно подчинившись «Белой мысли», которая, «прокравшись через фронт, покорила их подсознание». Как позорный Брестский мир на начальном этапе гражданской войны оттолкнул от большевиков миллионы людей, оскорбленных в своих патриотических чувствах, так и союзнические отношения белогвардейцев с интервентами отталкивали от них все большие пласты населения.

В антибольшевистском движении не было единства. Его ослабляли противоречия между лидерами, разногласия с Антантой и национальными окраинами. Единого антибольшевистского фронта не получилось, и белые генералы, будучи неплохими тактиками, но, как выяснилось, слабыми политиками, так и не сумели объединить все силы, боровшиеся с Советской властью. Большевики, напротив, выступали единой силой спаянной, и идейно и организационно подчиненной железной дисциплине, вдохновленной непоколебимой решимостью победить.

Гражданская война дорого стоила России. Боевые действия, красный и белый террор, голод, эпидемии и другие бедствия сократили население страны к 1923 г. на 13 млн. чел., а с учетом резкого спада рождаемости страна потеряла по сравнению с 1917 г. 23 млн. людских жизней. Города и села заполнились миллионами калек, сирот, беспризорных, людей, утративших кров и семью. В советской историографии гражданская война представала как летопись подвигов, самоотверженности, героизма и других проявлений человеческого духа революционеров. С замечательной точностью охарактеризовал всю сложность и драматизм эпохи гражданской войны, оказавшийся в эмиграции русский писатель М. Осоргин: «Стена против стены стояли две братские армии, и у каждой была своя правда и своя честь. Правда тех, кто считал и Родину и революцию поруганными новым деспотизмом и новым, лишь в иной цвет перекрашенным, насилием, - и, правда тех, кто иначе понимал Родину и иначе понимал революцию и кто видел их поругания не в похабном мире с немцами, а в обмане народных надежд...

Были герои и там и тут; и чистые сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и ожесточение, и высокая, внекнижная человечность, и животное зверство, и страх, и разочарование, и сила, и слабость, и жуткое отчаяние.

Было бы слишком просто для живых людей, и для истории, если бы правда была, лишь одна и билась, лишь с кривдой: но были и бились между собой две правды и две чести, - и поле битв усеяли трупами лучших и честнейших». Да, все это было, но с обеих сторон и по разным мотивам. Гражданская война - не только классовая, но прежде всего братоубийственная война. Это - трагедия народа, ворвавшаяся в каждую российскую семью болью безвозвратных близких и родных, горем, лишениями и страданиями.

Мирный период борьбы за создание госаппарата и основ социалистической экономики оказался непродолжительным.

Империалистические государства не собирались мириться с выходом России из войны и установлением в ней диктатуры пролетариата. В декабре 1917 г. правительства Англии и Франции с согласия США заключили тайное соглашение о разделе сфер военных действий в России. 15 марта 1918 г. Антанта приняла решение об организации интервенции в Россию. В Мурманске и Владивостоке высадились экспедиционные корпуса Англии, США, Франции, Японии. Антанта использовала в борьбе с Советской властью чехословацкий корпус в России.

Иностранную интервенцию поддержала внутренняя контрреволюция, развязавшая в стране гражданскую войну. Партии кадетов, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов вступили в сговор с империалистическими государствами. Советская республика оказалась в огненном кольце. Огромная часть страны была захвачена интервентами и белогвардейцами; страна оказалась отрезанной от важнейших продовольственных и сырьевых ресурсов, потеряла нефтяные источники, единственную угольную базу Донбасс.

Гражданская война потребовала создания огромной армии, максимальной мобилизации всех ресурсов страны, обеспечения строжайшей централизованной власти. Был создан Совет рабочей и крестьянской Обороны во главе с Лениным, сосредоточивший всю полноту власти в стране, введена обязательная воинская повинность. Для руководства вооруженными силами армии и флота были привлечены военные специалисты бывшей царской армии. На сторону Советской власти перешли и внесли огромный вклад в дело победы над объединенными силами иностранной интервенции и внутренней контрреволюции генералы и офицеры белой армии Каменев С. С., Брусилов А. А., Бонч-Бруевич М. Д, Егоров А. И., Шапошников Б. М., Карбышев Д. М., контр-адмирал Альтфатер В. М.

В годы гражданской войны проводилась особая экономическая политика, основными элементами которой были:

- национализация всей промышленности и транспорта;

- продразверстка в деревне, создание рабочих продовольственных отрядов для изъятия продовольствия в деревне;

- запрещение свободы торговли;

- свертывание денежного обращения и переход к системе прямого товарообмена;

- всеобщая трудовая повинность, создание трудовых армий;

" свертывание демократии, осуществление жесткой однопартийной диктатуры.

а) Основой экономической политики, получившей название «военного коммунизма», были чрезвычайные меры в снабжении городов и армии продовольствием, свертывание товарно-денежных отношений, национализации всей промышленности, включая мелкую, продразверстка, снабжение населения продовольственными и промышленными товарами по карточкам, всеобщая трудовая повинность и максимальная централизация уп­равления народным хозяйством и страной в целом.

Политика «военного коммунизма» складывалась постепенно, во многом благодаря экстремальным условиям интервенции и гражданской войны. Однако на ее формирование самое серьезное влияние оказали идеологические догмы и революционное нетерпение большевистских лидеров покончить с капитализмом и форсированно перейти к социалистическому производству и распределению. По определению Ленина доми­нировала идея «непосредственного перехода к социализму без предварительного периода, приспособляющего старую экономику к экономике социалистической». Кроме того, большевики стремились свою деятельность сверять с марксизмом. Когда же те или иные мероприятия, вызванные к жизни не задачами социалистического строительства, а логикой выживания в условиях войны и разрухи, входили в противоречия с теорией, партийные лидеры пытались и эту практику идеологизировать и выдать за общие закономерности перехода к новому обществу. Формировалась военно-коммунистическая идеология, абсолютизировавшая административные рычаги управления страной, принуждение, насилие, террор, безжалостность и беспощадность к врагам Советской власти. Бухарин, ставший одним из главных идеологов «военного коммунизма», с убежденностью фанатика утверждал, что пролетарское принуждение, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является основным методом формирования коммунистического человечества из материала, оставшегося в наследство от капитализма.

Политика "военного коммунизма" была объективной необходимостью, продиктованной жестокими условиями военного времени.

Республика Советов одержала победу в гражданской войне, 20 декабря 1920 г. Верховный Союзный Совет Антанты принял решение о прекращении военной интервенции в России. Гражданская же война с внутренней контрреволюцией продолжалась до 1922 года. Причинами победы большевиков в гражданской войне были ряд факторов:

- контрреволюция в занятых ею районах восстанавливала помещичье землевладение, национальный гнет. Ответом на белый террор была активная борьба рабочих и крестьян, составлявших основу Красной Армии, за завоевания Октября;

- большую помощь Красной Армии оказало партизанское движение в тылу врага;

- на помощь Республике Советов международный пролетариат направил бригады интернационалистов, их численность в 250 - 300 тысяч человек значительно превосходила численность интервентов;

- белое движение было разнородным по своему составу, между его лидерами возникали противоречия, несогласованность. В противовес этой неорганизованности партия большевиков обеспечила жесткую дисциплину, согласованность действий государственных органов и вооруженных сил в осуществлении руководства военными операциями.

Советская Россия потеряла в гражданской войне более 15 миллионов своих граждан. Тяжкими последствиями гражданской войны и иностранной интервенции стали:

- разорение народного хозяйства, низведение экономики страны до уровня второй половины XIX века;

- голод, эпидемии, безработица;

- отчуждение крестьян от земли;

- отчуждение трудящихся масс от власти, подмена деятельности Советов монополией партии;

- формирование административно-командной системы руководства, бюрократизация государственного аппарата;

- массовые репрессии.

Следствием экономического кризиса стал политический кризис, проявившийся:

1) в деклассировании рабочего класса, численность которого из-за простоя промышленных предприятий, шахт, рудников, развала железнодорожного транспорта сократилась в 2 раза;

2) массовом недовольстве крестьян политикой продразверстки, продолжавшейся и после окончания войны. По стране прокатилась волна крестьянских восстаний, охватившая значительную часть Тамбовской, Воронежской, Саратовской, Томской губерний.

Крупный мятеж вспыхнул в городе-крепости Кронштадт, где почти 80% моряков были выходцами из крестьян, недовольных продразверсткой. Кронштадтский мятеж поддержали команды линкоров "Петропавловск" и "Севастополь".

Перед большевиками встала проблема пересмотра экономической политики "военного коммунизма", замены ее новой экономической политикой.

б) Гражданская война завершилась. Однако голод стране, опустевшие цеха сотен заводов и фабрик, затопленные шахты и потухшие домны, запущенные крестьянские поля свидетельствовали об экономическом крахе. Военные победы, хотя и вселяли оптимизм, но не гарантировали, что Советская власть, устояв в вооруженной борьбе со своими врагами, сможет победить разруху и тем доказать свое право на существование.

Народное хозяйство было парализовано кризисом. В 1919 г. из-за отсутствия хлопка почти полностью встала текстильная отрасль. Она давала всего 4,7 % продукции довоенного времени. В несколько лучшем положении находилась льняная промышленность, питавшаяся сырьем Северных и Центральных районов России, но и ее уровень составил только 29 % от довоенного.

Разваливалась тяжелая промышленность. В 1919 г. все домны страны потухли. Советская Россия не производила металла, а жила запасами, унаследованными от царского режима. В начале 1920 г. удалось запустить 15 доменных печей, и они давали около 3 % металла, выплавлявшегося в царской России накануне войны. Катастрофа в металлургии сказалась на металлообрабатывающем производстве: сотни предприятий закрывались, а те, что работали, периодически простаивали из-за трудностей с сырьем и топливом. Советская Россия, отрезанная от шахт Донбасса и бакинской нефти, испытывала топливный голод. Основным видом топлива стали дрова и торф. Всего в 1919 г. было заготовлено всех видов топлива в переводе на дрова 7 млн. 276 куб. саженей, чего явно не хватало для работы предприятий.

От разрухи более всего пострадала крупная промышленность: во второй половине 1918 г. на одно бездействующее предприятие в среднем приходилось 146 рабочих, в феврале 1919 -до 316, а в марте 1920 - до 2077.

Валовая продукция цензовой промышленности России (в довоенных рублях) упала с 6 млн. 391 тыс. руб. в 1913 г. до 885 тыс. руб. в 1920 г.

Больным местом экономики республики был транспорт. На 1 января 1920 г. 58 % паровозного парка вышли из строя. Не лучше обстояли дела с вагонами, и железнодорожные артерии страны замирали.

Промышленности и транспорту не хватало не только сырья и топлива, но и рабочих рук. «Неслыханные кризисы, закрытие фабрик привели к тому, - говорил Ленин весной 1921 г., что от голода люди бежали, рабочие просто бросали фабрики, должны были устраиваться в деревне и переставали быть рабочими...» К концу гражданской войны в промышленности было занято менее 50 % численности пролетариата в 1913 г. Существенно изменился состав рабочего класса. Теперь его костяк составляли не кадровые рабочие, а выходцы из непролетарских слоев городского населения, а также мобилизованные из деревень крестьяне.

Население быстро люмпенизировалось. Небывалое распространение получила детская беспризорность. В 1922 г. на улице оказалось до 7 млн. детей. Города захлестывала преступность.

Разруха охватила и сельское хозяйство. Сокращались площади и снижалась урожайность зерновых и технических культур. Валовый сбор зерновых культур в 1920 г. снизился по сравнению с 1909 по 1913 г. на 30,7 %. В целом за 1913-1920 гг. I валовая продукция сельского хозяйства сократилась более чем на треть. Большая часть производственной сельскохозяйственной продукции потреблялось самой деревней. В условиях хлебной монополии крестьяне предпочитали хлеб прятать, чем бесплатно сдавать его государству.

Против политики военного коммунизма грозной силой выступило крестьянство. Восстания в Тамбове, Кронштадте, других районах показали, что продолжение курса насильственного насаждения социализма приведет к краху правящего режима,

Социально-экономический кризис переплетался с кризисом политическим. Ярким его проявлением была партийная дискуссия о профсоюзах, развернувшаяся в конце 1920 - начале 1921 г., в которой в завуалированной форме обсуждались острые вопросы развития политической системы, роли в государстве партии, рабочего класса, профсоюзов, сущности перехода к социализму и др. Дискуссия отражала кризис в партии, свидетельствовала, что РКП(б) зашла в идейный тупик по ключевым проблемам дальнейшего развития общества. Сложившаяся в стране военно-приказная система управления мало соответствовала представлениям многих революционеров о государстве рабочих и крестьян. В развернувшихся спорах одни придерживались военно-коммунистической традиции и благо видели в дальнейшем укреплении государственного аппарата, в «закручивании гаек», в огосударствлении всех сторон жизни общества. Другие искали выход из сложившейся военно-приказной системы и стремились поставить преграды всевластию укреплявшейся бюрократии и предлагали управлять страной через пролетарские организации, не отдавая себе отчет в том, что это также в конечном итоге приведет к формированию сильного бюрократического слоя управленцев в самих рабочих организациях. Третьи отодвигали на определенное время перспективу наделения профсоюзов управленческими функциями и пытались найти приемлемые формы взаимоотношений партии с государством, власти с общественными организациями и др.

Жизнь заставляла большевиков пересмотреть основы воен­ного коммунизма. В марте 1921 г. на Х съезде партии был взят курс на новую экономическую политику (нэп). Партия в лице ее лидеров, прежде всего Ленина, была вынуждена признать, что «прямое введение социализма» в России закончилось неудачей. Уничтожение рыночных связей в экономике, свертывание хозяйственного характера управления национализированными предприятиями, натурализация заработной платы и ее уравнительный характер, в целом вся система чрезвычайных мер в экономике стали основными факторами сползания страны к народнохозяйственной катастрофе. Поэтому на Х съезде партии военно-коммунистические методы хозяйствования, базировавшиеся на принуждении, были объявлены отжившими. Продразверстка - порождение лихолетья гражданской войны и утопических планов перехода к социалистическому продуктообмену - заменялась продовольственным налогом, и свободная торговля, еще недавно подавляемая вооруженным путем, легализовалась и должна была стать основным звеном хозяйственных связей между городом и деревней. Разрешение частной инициативы в промышленности, в сфере обмена и обслуживания, в кустарных промыслах сопровождалось курсом на расширение государственного капитализма, т. е. такого капитализма, который поддается регулированию со стороны «пролетарского государства». По замыслам Ленина, государственный (т.е. подконтрольный Советам) капитализм должен был помочь вовлечению средних и мелких собственников в социалистическое строительство. Предусматривался перевод государственной промышленности на коммерческий расчет. Отмена системы трудовой повинности, трудовых мобилизаций и урав­нительной оплаты труда, курс на добровольное привлечение рабочей силы в народное хозяйство и на дифференцированную денежную оплату труда - все это относилось к основным звеньям новой экономической политики.

Начался крутой поворот в деятельности большевистской партии, а значит, и возглавляемого ею государства - от революционных методов слома старого общества и насильственного насаждения нового к методам реформистским, эволюционным, или, как их называли в то время, «постепеновскими». Нэп открывал период реформ, в ходе которых должны были зарубцеваться раны гражданской войны и наступить социаль­ное равновесие. На смену гражданской войне шли гражданский мир и сотрудничество различных социальных слоев.

Переход к новой экономической политике (НЭПу) был вынужденной мерой. К началу 20-х годов надежды большевиков на скорую победу мировой революции и материально-техническую помощь западного пролетариата рухнули. Массовое недовольство рабочих и крестьян политикой "военного коммунизма" делало невозможным дальнейшую опору на государственное принуждение.

В марте 1921 г. Х съезд РКП(б) принял решение о переходе к НЭПу. Новая экономическая политика включала такие меры как:

- денационализация, т. е. передача в частную собственность мелкой и средней промышленности;

- замена продразверстки продналогом, сумма которого была в 2 раза меньше разверстки и объявлялась крестьянам до начала весенней посевной кампании;

- допущение частного капитализма в городе и деревне;

- введение свободной торговли;

- воссоздание банковской системы и проведение денежной реформы;

- допущение государственного капитализма, сдачу промышленных предприятий в концессии иностранному капиталу или

- создание смешанных государственно-капиталистических предприятий;

- всемерное развитие рыночных основ экономики и хозрасчета. НЭП была рассчитана на восстановление довоенного уровня экономики и, в конечном счете, на победу социалистической собственности во всех сферах народного хозяйства.

К 1925 г. НЭП дала положительные результаты: был восстановлен довоенный уровень экономики, созданы стимулы к труду, возросла в 2 раза численность рабочего класса, увеличился внешнеторговый оборот страны.

в) Основным, по всеобщему признанию, для России оставался аграрный вопрос, вокруг решения, которого разворачивалась аграрно-крестьянская революция. Она имела своих «действующих лиц», свои специфические социальные интересы, политические организации, идеологию и идеалы. Накал крестьянских выступлений определял, в конечном счете, температуру оппозиционных настроений в стране.

По мере индустриализации страны, организационного и идейного сплочения рабочих, опиравшихся на беднейшие слои, наемных рабочих в деревне, в качестве относительно самостоятельного оформился поток пролетарско-бедняцкий.

Столь же быстро пробивало свое русло полноводное национально-освободительное движение, подпитываемое борьбой многочисленных этносов за свои политические, экономические, религиозные, культурные права.

В годы войны сформировалось антивоенное движение, в котором участвовали представители разных слоев населения.

В декабре 1925 г. XIV съезд РКП дал установку на социалистическую индустриализацию СССР, которая должна была:

- ликвидировать технико-экономическую отсталость страны путем преимущественного развития тяжелой индустрии;

- обеспечить безраздельное господство социалистической собственности в промышленности;

- создать экономическую базу для кооперирования сельского хозяйства;

- обеспечить экономическую независимость страны от стран развитого капитализма;

- создать оборонную промышленность;

- обеспечить фактическое равенство всех наций и народностей;

- повысить материальный и культурный уровень рабочего класса, всех трудящихся.

Политика социалистической индустриализации страны проводилась в сложных условиях технико-экономической отсталости (производство средств производства составляло 34,1%), сложности создания накоплений, малочисленности технически подготовленных кадров, отсутствия опыта строительства социализма. Источником социалистических накоплений для реализации планов индустриализации стали:

- налоги с сельского хозяйства;

- доходы от внутренней и внешней торговли;

- монополия государства на продажу спиртных налитков;

- внутренние государственные займы у населения.

Сложной была международная обстановка. В 1929 - 1933 гг. капиталистические государства охватил крупнейший за всю историю капитализма экономический кризис. Объем промышленного производства в развитых странах капитала сократился на 38%, сельскохозяйственного производства на 1/3, мировой торговли на 2/3.

Мировые процессы оказывали воздействие на внутреннее развитие СССР. Кризис мирового капитализма усилил военную опасность для страны, возникла необходимость ускорения темпов индустриализации. В 29 г. генеральной линией большевиков становится форсирование развития тяжелой промышленности. Волевыми решениями И. В. Сталина были резко завышены плановые показатели пятилеток, расширен фронт капитального строительства. Сталин планировал скачок на 10 лет вперед, в течение которых страна должна была превратиться в мощную индустриальную державу. Сталин говорил на Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности в 1931 году:

«Мы отстаем от передовых стран на 50 - 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо сделаем это, либо нас сомнут»

(Предсказание Сталина оказалось пророческим, через 10 лет началась Великая Отечественная война).

Для того чтобы обеспечить ускоренные темпы индустриализации, надо было приобретать за рубежом оборудование для строящихся предприятий, для этого нужна была валюта, а ее можно было получить только за зерно.

Необходимость импорта оборудования, рост городского населения, требовали увеличения сельскохозяйственной продукции, а в деревне наблюдалась стагнация. До революции товарный хлеб поставляли помещичьи и кулацкие хозяйства. К 1927 г. кулацкие хозяйства составляли около 4%. Колхозы и совхозы, дававшие всего 6% товарного хлеба, не могли обеспечить потребности промышленности в сырье, а городского населения в продовольствии. Основными производителями хлеба стали середняцкие и бедняцкие крестьянские хозяйства, но они давали только 11% товарного хлеба. Мелкие, раздробленные хозяйства, рутинная техника не оставляли надежды на повышение производительности труда, обеспечение высокой урожайности.

г) Важной предпосылкой развития землеустройства и улучшения землепользования являлось быстрое восстановление крестьянских хозяйств со значительными денежными поступлениями, втянутыми в товарно-денежные отношения. Выделение этой группы носило не столько характер классового расслоения, сколько отражало имущественную дифференциацию внутри крестьянства. Даже в 1927 г., когда количество хозяйств предпринимательского типа достигло своего пика, их доля в общей численности сельских дворов равнялась всего 3,9 %. Происходило размывание бедняцких слоев - одни земледельцы переходили в средние группы крестьянства, другие пролетаризировались. Почти исчезли беспосевные хозяйства, количество малоземельных сократилось в 2,5 раза, истончался слой крупнопосевных дворов. Основные силы крестьянства переливались в группу хозяйств с засевом 5-9 дес. Отмечая нездоровую основу этого процесса, известный русский аграрник Н. Макаров характеризовал классовые изменения в среде крестьянства как «взбухание» середняцкой прослойки, которая выросла за 10 лет Советской власти втрое. Другой выдающийся экономист Н. Кондратьев также предостерегал от переоценки глубины дифференциации крестьянства. «Наше сельское хозяйство, - отмечал он в 1926 г. - в общем, еще настолько примитивно и бедно, насколько исчерпывается сплошной однородной необъятной массой распыленных и слабосильных хозяйств, что на основе этой ошибки легко находить кулаков там, где имеет место здоровый, энергичный слой крестьянских хозяйств с наиболее высокой производительностью труда и наиболее быстрым накоплением». Единоличное крестьянское хозяйство во второй половине 20-х годов оставалось относительно слабым и неразвитым, полунатурально-потребительским. В 1927 г. из 24-25 млн. крестьянских дворов на каждый приходилось: примерно 5-6 едоков, из которых двое-трое были работниками, до 12 дес. земли, включая 4-5 га посевов, лошадь и одна-две коровы. Сельхозинвентарь был не богат: плуг, а то и соха, деревянная борона, серп и коса. Жнейки и другие сельхозмашины имели лишь 15 % единоличников, а набор сельхозмашин имелся всего лишь у 1-2 % крестьянских хозяйств. Урожайность обычно не превышала 7-8 центнеров с гектара, товарность колебалась у отметки в 20 %. Каждый занятый в сельском хозяйстве, кроме себя, мог прокормить только одного человека. Правда, «довольствие» крестьян по мясу, молоку и другим продуктам животновод­ства осуществлялось по более высоким нормам потребления, нежели до революции. В последние годы нэпа (1925-1928 гг.) поголовье скота ежегодно увеличивалось примерно на 5 %. В целом крестьянское хозяйство в 20-е годы далеко не исчерпало потенциала своего развития и при благоприятных социально-экономических условиях могло прибавить к своему валовому производству около 25 %. Определенный оптимизм порождал в оценках будущего 1926 г. - самый хлебный год за весь послереволюционный период, когда было собрано 116,4 млн. центнеров зерна.

Крестьянское хозяйство медленно подтягивалось к показателям 1913 г. Десятилетие Октябрьского переворота российское сельское хозяйство встречало с измельченными крестьянскими владениями, низким валовым доходом и ограниченной товарностью. Треть крестьянских хозяйств не имела достаточных средств производства - 28,3 % дворов хозяйствовали без рабочего скота, а 31,6 % - без пахотного инвентаря. Ежегодные приросты посевного клина с 1924 г. неуклонно сокращались, общий размер посевных площадей в 1927 г. (105,5 млн. дес.) был меньше дореволюционного (109 млн. дес. в 1913 г.). С 1928 г. рост посевов прекратился, и началось сжатие площади засеваемых участков. Угодья использовались хуже, чем до войны: удельный вес земли под арендой снизился в 2,7 раза, доля хозяйств-арендаторов земли уменьшилась в 4,6 раза. Ограничение найма рабочей силы привело к умножению объемов неиспользованного труда. В целом по оснащенности ин­вентарем, постройками, наличию рабочего скота среднее крестьянское хозяйство РСФСР находилось на уровне 60-80 % от показателей 1913 г.

В 1927 г. XV съезд ВКП дал установку на коллективизацию сельского хозяйства. На первых порах в основу коллективизации был положен Ленинский план, предусматривавший всемерное кооперирование крестьянских хозяйств при соблюдении принципов добровольности вступления в кооператив, постепенности, т. е. перехода от простейших форм кооперации к более сложным в течение времени, необходимого для того, чтобы убедить крестьянина в преимуществе кооперации. Ленинский план предусматривал государственную помощь кооперации финансами, кадрами, техникой.

К 1929 г. в стране обострился продовольственный кризис, не выполнялся план хлебозаготовок, хлебный дефицит составлял 128 миллионов пудов, возникла угроза голода. Кулаки начали активную борьбу против коллективизации, организовывали повсеместно срыв хлебозаготовок, по стране прокатилась волна кулацких мятежей, в которые была втянута значительная часть середняков.

Возникла альтернатива: либо создавать в деревне крупные капиталистические хозяйства, либо укрупнять совхозы и приступить к организации колхозов.

В этих условиях, преодолевая сопротивление оппозиции, Сталин берет курс на ускоренную сплошную коллективизацию, означавшую переход всех земель и основных средств производства в распоряжение колхозов.

Форсирование индустриализации, коллективизации, установка на ликвидацию частнокапиталистического уклада означали отказ от НЭПа, переход к административно-командным методам хозяйствования.

Отказ от НЭПа был поддержан партийной массой, недовольной системой партмаксимума и возрождением буржуазии; рабочий класс, сельская беднота, материальное положение которых в условиях обогащения нэпманов все более ухудшалось, одобрили слом новой экономической политики. Сплошная коллективизация проходила в сложных условиях, были допущены серьезные ошибки в колхозном движении: нарушались принципы добровольности, учета разнообразия условий в различных районах страны, допускалось раскулачивание середняков.

Произвол в колхозном движении был осужден руководством партии. В итоге к 1937 г. коллективизация сельского хозяйства была завершена, было объединено 93% крестьянских хозяйств, 99% посевных площадей, осуществлена ликвидация частной собственности кулака.

Раскулачивание было первой акцией массовых беззаконий, критериев определения кулацких хозяйств, правовой основы раскулачивания не было. Ленинские установки, решения Х и XV партийных съездов предполагали постепенное вытеснение кулацкого уклада экономическими методами. Раскулачивание повсеместно носило характер не изъятия основных средств производства, а конфискацию всего имущества вплоть до предметов быта. В основных зерновых районах СССР было ликвидировано около 1 миллиона крестьянских хозяйств, причем в число раскулаченных попали середняки. Раскулаченные семьи направлялись в отдаленные районы Сибири, Урала, Дальнего Востока, Казахстана, Якутии. Самой трагической страницей коллективизации был голод 32-33 годов.

Сплошная коллективизация позволила забирать из деревни до 40% производимого зерна (доколхозная деревня давала 15%) и тем самым гарантировала быстрое создание накоплений для импорта оборудования и реализации планов индустриализации. Крестьянство в массе своей было обречено на нищету, значительно ущемлялись права и свободы граждан деревни, была введена обязательная сверхплановая продажа хлеба государству, в 1932 г. была введена паспортная система в городах, жители села, не имевшие паспортов, лишены были свободы передвижения.


Список используемой литературы:

1. А.Ф. Киселева; Э.М. Щагина; «Новейшая История Отечества ХХ век» 1998 г.

2. В.Т. Петрова «История России» учебное пособие