регистрация / вход

Кризис коммунизма в странах Восточной Европы 1988-1889 гг

КРИЗИС КОММУНИЗМА В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ 1988.-1989. СОДЕРЖАНИЕ Введение В течение 1989. - 1991. годов мир стал свидетелем уникального явления прокатившись по странам Центральной и Юго-Восточной Европы лавина революционных преобразований в мирное время стали причиной разложения целой империи.

КРИЗИС КОММУНИЗМА

В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

1988.-1989.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Становление и эволюциЯ тоталитарного

социализма в 1945. - 1988.

Революционные преобразованиЯ

в странах ВостоЧной Европы

ЗаклюЧение

Список использованой литературы

Введение

В течение 1989.- 1991. годов мир стал свидетелем уникального явления прокатившись по странам Центральной и Юго-Восточной Европы лавина революционных преобразований в мирное время стали причиной разложения целой империи. Рухнули сложившиеся здесь за послевоенные десятилетия авторитарно-бюрократические режимы. Самое замечательное было то, что в этих режимах все было направлено на подавление каких- либо выступлений открытой силой и давлением, у них были для этого все средства: закон, средства медиа, армия, полиция, секретные службы. События развивались не только с громадной быстротой, но и отличались радикальностью результатов. Они втянули в свою орбиту Польшу и Венгрию, ГДР и Чехословакию, Болгарию и Румынию. Если же учесть, что и Югославия также вступила в полосу революционных перемен, то нетрудно подсчитать, что процессами общественного обновления оказались охвачены 7 стран с общим населением около 140 миллионов человек.[1]

Дейсņвительно, в первую очередь бросается масштабность событий. Создав качественно новый политический ландшафт в указанных странах, они изменил расстановку сил на европейском континенте, затронули блоковую систему сложившихся отношений на мировой арене, поставили на повестку германский вопрос, оказали воздействие на перестроечные процессы в Советском Союзе, повлияли на состояние дел в коммунистическом движении. Все это дает основание поставить революции 1989. года в этих странах в один ряд с крупнейшими событиями XX век. Они подвели черту под более чем 40. летним периодом монопольной власти компартий в этих странах, а также оказали и окажут большое влияние на дальнейшие судьбы Европы и всего мира.

Еще прошел слишком короткий отрезок времени, чтобы расставить все точки над i и оценить проишедшее. Революции в странах Восточной Европы событие само по себе уникальное и однозначно подходить к нему не следует- никогда еще раньше в истории не осуществлялся переход от социализма к капитализму. Смена правд- мучительный процесс. Ведь меняются не просто слова, другой становится вся лестница мотивационных и ориентирующих человека в общественной жизни ценностей. Однако сам процесс обновления продолжается до сих пор; некоторые пережитки прошлого до сих пор не отжили себя.

Но нельзя отрицать того, что процесс обновления был неизбежен, как неизбежно было в истории падение всех империй, строящихся на тирании.

История стран Восточной Европы имеет обширную историографию- как советскую так и зарубежную. Нетрудно заметить, что многое из того, что писалось в предыдущие годы (особенно в Советском Союзе) не подтверждактся сегодняшней жизнью. Смена правд - мучительный процесс, ведь меняется не просто вся лестница мотивационных отношений, меняется и сама жизнь, поэтому крутые перемены, произошедшие в этих сранах требуют нового подхода к проблематике. Политика демократизации общества в странах Восточной Европы открыла новую эру в процессе научного изучения истории. История стала избавлятся от груза политических и идеологических наслоений. Мир в трудах историков стал выглядеть более живо и наглядно.

Большую помощь в написании работы оказала статья В. Волкова-. Хотя автор, в силу того, что работа написана в 1990. году, еще полностью не избавился от влияния коммунистической идеологии, статья представляет достаточно хороший анализ, характеристику и фактологию событий.

Две работы - Восточная Европа на историческом переломе.М,1991 и Восточная Европа. Контуры посткоммунистической модепи развития.М, 1992. помогают оценить ход революционных событий и представить новые контуры развития Восточноевропейских стран.

Пожалуй, самую достоверную картину того времени можно почерпнуть из газет(Правда, Известия). Полемика, дискуссии, острые статьи-просто окунаешься головой в то время и пропускаешь чрез себя историю.

В западной историографии известно большое количество трудов различных историков. Автор данной работы использовал труд Crampton, R. Eastern Europe in the twentieth century.NY,1994, кторый может использрваться даже как учебник XX века Восточной Европы, так просто, доходчиво и понятно он написан.

The new democracies in Eastern Europe.GB.1993- ńįīšķčź ņšóäīā šąēėč÷ķūх западных историков, раскрывающий проблемы зарождения установления новых демократий в странах Восточной Европы.

Становление и эволюция тоталитарного

социализма в 1945. - 1988.

(предпосылки кризисов)

Во время второй мировой войны страны Восточной Европы оказались в разном положении. Польша, Чехия, Албания были оккупированы германскими и итальянскими войсками. Болгария, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия, стали союзниками Германии и Италии. Освобождение от фашизма этих стран, как и на западе Европы, означало восстановление независимости там, где она была утеряна, или смену политического режима, там где она сохранилась. Но послевоенные усилия всех правительств были направлены одинаково на решение первоочередных общенациональных задач: ликвидацию господства оккупационных и местных фашистских режимов, возрождение разрушенной войной и оккупацией экономики, восстановление демократии. Госаппарат был очищен от профашистских элементов, деятельность фашистских партии была запрещена. Восстанавливались демократические конституции, упраздненные в 30. годы авторитарными режимами. Начали функционировать парламенты. Наряду с прежними структурами госвласти стали действовать новые, родившиеся в ходе освободительной борьбы,- национальные комитеты и советы. Таким образом в результате освобождения от фашизма в странах Центральной и Восточной Европы утвердился новый строй, который стали именовать народной демократией. В политической сфере его чертой была многопартииность, при которой не допускалась деятельность явно фашистских партий. В Румынии, Венгрии, Болгарии сохранился институт монархии. В сфере экономики сохранились частные и кооперативные предриятия. [2]

Развитие событии на Западе и на Востоке Европы было в первые послевоенные годы весьма сходным. Отличие же состояло в том , что Восточную Европу заняла Советская Армия и там гораздо более значительной была роль компартий. Во-первых, потому что в некоторых из них (Югославия, Албания) компартии руководилипартизанским движением и , опираясь на него, стали самой влиятелной политической силой. Во-вторых, потому что пользовались поддержкой СССР, под его давлением коммунисты вошли в состав всех послевоенных правительств этих стран, занимая, как правило, “силовые“ министерские посты. В-третих, потому что выдвинули антифашистские демократические лозунги, пользующиеся массовой поддержкой. По многим вопросам, которые решались новой властью возникали постоянно противоречия между коммунистами и партиями Национальных фронтов. Буржуазные и мелкобуржуазные партии считали, что развитие государств Восточной Европы должно идти по пути буржуазной демократии с внешнеполитической ориентацией на Запад и с сохранением дружеских связей с СССР. Компартии же полагали, что неоходимо углубить процесс преобразовании, и использовать положение для построения социализма.[3]

Опираясь на оставшиеся в большинстве стран советские войска, находившиеся в их распоряжении органы безопасности и также подчинив себе социал-демократические движения, компартии сумели нанести удары по политическим позициям буржуазных партий, вынужденных перейти в оппозицию. Члены же оппозиции нередко обвинялись в заговорческой деятельности и арестовывались. В Венгрии в начале 1947 года такие обвинения были выдвинуты против ряда руководителей Партии мелких сельских хозяев (ПМСХ), в томчисле и против главы правительства. В Болгарии был казнен Н.Петков, один из лидеров БЗНС (Болгарский земледелческий народный союз ), а в Румынии преданы суду ряд деятелей национал-царанистской (крестьянской) партии.[4]

Таким образом в 1947.-1948. годах, опираясь на уже завоеванные позиции и прямое давлении из Москвы коммунисты, удалив своих политических противников, укрепили собственные позиции в руководстве государством и экономической жизнью и установили свою безраздельную власть.

Придя к власти, компартии приступили к “строительству социализма”. Робко выдвигаемые в некоторых компартиях идеи привнесения национальных особенностей, были отвергнуты в пользу копирования опыта СССР. Была преобразована политическая система. Многопартииность либо ликвидировалась (Венгрия, Румыния, Югославия, Албания), либо партии теряли политическую самостоятельность, становясь частью руководимых коммунистами коалииций, фронтов ( ГДР, Польша , Чехословакия, Болгария). Вся полнота власти сконцентрировалась в руках исполнительного аппарата, который практически слился с аппаратом компартии. Судебная и представительная власть потеряли самостоятельность, с принципом разделения властей было покончено. Все права и свободы фактически были отменены, хотя формально сохранились конституции, всеобщее избирательное право, регулярно проводились “выборы”, а государства с гордостью назывались странами “народной демократии”- с демократией было покончено.[5]

Сталинская “теория” обострения классовой борьбы по мере движения к социализму, воспринятая руководством стран Восточной Европы, привела не только к напряженным отношениям со странами Запада, но и к развитию внутренней репрессивной системы. Репрессиям подвергались не только простые граждане, но и видные партийные и государственные деятели- В.Гомулка (Польша), Л.Райк (Венгрия), Г.Гусак (Чехословакия), К.Дзодзе (Албания), Л.Патрашкану (Румыния), Т.Костов (Болгария) и др.[6]

Во всех странах, подобно культу личности Сталина, сложился культ собственных “вождей”- М.Ракоши (Венгрия), К.Готвальда (Чехословакия), Э.Ходжи (Албания), Г.Георгиу-Дежа (Румыния) и др.

В области экономики “строительство социализма” означало завершение национализации промышленности и финансов, проведение идустриализации, кооперирования сельского хозяйства. Рыночная экономика уступила место плановой. Происходила масштабная ломка экономических и социальных структур.Исчезли предприниматели и самостоятельные крестьяне.Большая часть взрослого населения оказалась занята в государственном секторе экономики.

Страны Восточной Европы, за исключением Чехословакии и восточной части Германии были аграрными. Причем и сельское хозяйство находилось на довольно отсталом уровне. Темпы экономического развития этих стран и до войны были низкими. Существовало аграрное переселение и безработица. Военные действия для этих стран обернулись разрухой.[7]

Начало “строительства социализма” в этих странах привело к бурному экономическому росту, продолжавшемуся до середины 60. годов. Мотором этого экономического роста была индустриализация. Темпы роста промышленности здесь не имели себе равных даже на фоне экономического бума на Западе. Индустриализация приняла здесь, как и в СССР, форму преимущественного развития тяжелой промышленности. Средства на нее были получены благодаря национализации. Кроме того, особенно на начальной стадии индустриализации, искусственно сдерживалось потребление. Так, государство получило возможность аккумулировать средства и направлять их на промышленные инвестиции. СССР взял на себя поставки оборудования, подготовку кадров, он оставался основным поставщиком минерального сырья и энерго ресурсов. По крайней мере до середины 60. годов не было проблемы с трудовыми ресурсами: аграрное перенаселение, безработица, а в дальнейшем возможность использовать женский труд благоприятствовали индустриализации. Стремление создать многоотраслевую тяжелую промышленность, как в СССР, зачастую перевешивало учет реальных возможностей и приводило к диспропорциям в развитии народного хозяйства. Форсированные темпы индустриализации, при не значительных вложениях в сельское хозяйство и производство потребительских товаров порождали ограничение потребления и падение жизненного уровня. Это было одним из источников недовольства, приведшего к кризисам 50. годов.[8]

Индустриализация привела č к быстрому росту городского населения. Во всех странах, кроме Албании сейчас оно составляет большинство.

Изменилась и социальная структура населения. В этих странах сначала исчез слой крупных земельных собственников, затем крупных и средних предпринимателей. После проведения кооперирования везде, кроме Польши, исчезло самостоятельное крестьянство. В итоге социальная структура упростилась; доминирующую роль стали играть две социальные группы: занятые по найму в госсекторе и кооперированные крестьяне. Среди первых преобладают лица физического труда, занятые в производственной сфере.[9]

Кардинальные изменения произошли и во внешней политике стран Восточной Европы. Из “санитарного кордона” против СССР они превратились в его саттелитов. Экономические связи с созданием в 1949 году Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) стали замыкаться на Советском Союзе. СССР добивался монолитного единства и требовал полного подчинения внутренней и внешней политики восточноевропейских стран курсу советского руководства. Всякое неповиновение Москве вызывало жесткую реакцию. Эта жесткая внутренняя дисциплина на фоне бескомпромисной конфронтации с Западом делает возможным определение этой системы как “социалистического лагеря”- термин тогда широко использовался в документах компартии.[10]

В течение 1947.-1948. в странах Восточной Европы утвердился тоталитарный социализм по образу и подобию СССР с тем лишь различием, что не сопровождались гражданской войной, а госстрой не принял полностью произошли революции, общественный и политический строй был кардинально преобразован. Революции эти были социалистическими, в том смысле, что они утвердили общественную, государственную собственность в качестве ведущей, и антидемократическими. Они привели к формированию в этих советской формы.

Смерть Сталина в 1953 году привела к крупным переменам в СССР и в странах Восточной Европы. Освобождение от давящего страха перед ним обнажило глубокие противоречия тоталитарного социализма и массовое недовольство и даже сопротивление ему. В ГДР, а затем в Польше и Венгрии возникли политические кризисы, преодаление которых оказалось невозможным без применения силы. Возникла необходимость модернизировать курс компартий с тем, чтобы снять главные причины недовольства. Были прекращены массовые репрессии и проведена частичная реабилитация их жертв.[11]

В 60. годы в большинстве стран Восточной Европы источники быстрого роста за счет строительства все новых заводов и увеличения числа рабочих иссякли, его темпы снизились.Экономическое развитие теперь можно было обеспечить лишь за счет роста производительности труда; избыток трудовых ресурсов ушел в прошлое. Прежние методы управления экономикой уже не подходили. В 60. годы почти во всех странах осуществляются экономические реформы; первой их провела в 1963 году ГДР. Их цель состояла в создании хозяйственного механизма, стимулирующего рост производительности труда. Для этого проводилась децентрализация управления, предприятия переводились на хозяйственный расчет, расширялась сферя действии товарно-денежных отношении. Частично снимались ограничения для мелкого бизнеса. Āнесены изменения в предусмотренные темпы индустриализации, смягчены формы кооперирования, а в Польше оно было остановлено. Все это делалось без изменения формы собственности и при сохранении центрального планирования. Тем не менее благодаря этим реформам удалось остановить тенденцию к падению темпов роста и действительно увеличить производительность труда.[12]

Во многих странах процессы сопровождались “оттепелью” в сфере идеологии и культуре.

Изменился характер взаимоотношении стран Восточной Европы и СССР: они приняли форму военно-политического союза- Организации Варшавского Договора (ОВД), созданного в 1955 году.[13]

Процессы конца 50. начала 60. годов означали новую полосу исторического развития стран Восточной Европы. Тоталитарный социализм не был ликвидирован, но был смягчен, предпринимались попытки придать ему черты, которые могли бы сделать его более приемлемым для масс. Но десталинизация имела свою логику развития. В сущности это был процесс расширения свободы. На определенном этапе развития это, естественно, ставило вопрос и о политических свободах, что уже непосредственно угрожало монополии компартии. На этом этапе охранительские настроения берут верх в руководстве коммунистов. Победа реформистского, обновленческого крыла в Коммунистической партии Чехословакии в 1968, провозглашение ею курса на последовательную демократизацию и рыночные реформы, показала всем остальным опасность дальнейшей десталинизации и вызвала консолидацию консервативных сил. Ввод войск 5 стран ОВД в Чехословакию говорил о решимости их руководителей предотвратить демонтаж тоталитарного социализма и стал точкой отсчета движения вспять. Постсталинизм 50.- 60. годов уступил место неосталинизму 70. годов.

Экономические реформы были остановлены. Элементы возродившихся рыночных отношении строго ограничивались, стали возвращаться к старым методам управления экономикой, а значит и к старым проблемам.

Внешняя задолженность странВосточной Европы

в 1985 году (в млр. долл.)[14]


Болгария 3.1 Румыния 6.5

Венгрия 11.7 Чехословакия 3.8

ГДР 13.9

Польша 29.3

Политические режимы ужесточались, что сразу привело к появлению в ряду стран “диссидентов”. В отношениях с СССР упор стал делаться не на суверенитет и равенство, а на приоритет защиты “социалистических завоевании”. Именно эта идея в оправдании интервенции в Чехословакии была выдвинута Л.И.Брежневым и получила название “доктрина Брежнева”.[15]

Рождаемость, смертность, естественный прирост в странах Восточной Европы в 1950.- 1986. годах ( на 1000 человек)[16]


Рождаемость Смертность Естеств.прирост

Страна

1950 1986 1950 1986 1950 1986


Болгария 22.2 13.5 13.4 11.4 8.8 2.1

Венгрия 20.0 12.1 14.3 13.8 5.7 -1.7

ГДР -- 13.3 -- 13.4 -- -0.1

Польша 24.6 17.0 13.9 10.1 10.7 6.9

Румыния 26.0 15.8 18.9 10.9 7.1 4.9

Чехословакия 20.6 14.2 14.0 11.8 6.6 2.4


Революционные преобразования

в странах Восточной Европы

В сознании народов стран Восточной Европы прочно укрепилось сознание о сложности реформ из-за “неусыпного ока” восточного соседа- СССР (подавление выступлений в Чехословакии и Венгрии было мощным прецедентом), к тому же на территории вышеупомянутых стран повсеместно находились советские войска. Однако обессиленный собственными экономическими, политическими и социальными проблемами, увязший в бесполезной войне в Афганистане, Советский Союз, вставший уже худо-бедно на путь реформ, не препятствовал изменениям в бывших странах- саттелитах.

Горбачев заявлял в конце 80. : “Восточная Европа не является больше стратегически необходимой территорией, это дорогое экономическое бремя и ключ политического неудобства… но нет модели развития одинаковой для всех” В 1987. году Егор Лигачев в интервью Венгерскому телевидению объявил : “ Каждая нация имеет свой путь развития.”[17]

Подобные речи показали всем народам Восточной Европы, что в Советском Союзе произошел отказ от “доктрины Брежнева” и сила не будет использована против них, и они могут теперь сами выбирать для себя или социальную демократию или демократический социализм. [18]

Движущие силы революций 1989. года складывались из многих факторов:политических, экономических, социальных. За 45 послевоенных лет многое изменилось в сознании людей: сменилось два поколения. Вырос удельный вес средних слоев, а также лиц занятых в инфраструктуре. Как следствие этих изменений сложилось общество с совершенно иным социально-политическим обликом, чем полвека тому назад. И во всех социальных слоях общества недовольство, накопившееся за годы господства авторитарно-бюрократических режимов, подошло к опасной взрывной черте. В его основе лежало кризисные явления экономики, тоталитарное отчуждение практически всех слоев (исключая правящий) от власти и от собственности (хотя последнее и не было столь тотальным, как в СССР). Отсутствие гибкости политического руководства этих стран не дало возможности перевести назревающий взрыв в режим управляющей реакции. [19]

Цепная реакция революционных взрывов свидетельствовала о тесной связи происходивших в разных странах однонаправленных процессов и о близости их положения. Они с видетельствовали об общем кризисе, охватившем авторитарно-бюрократические режимы в ряде стран Центральн ой и Юго-Восточной Европы.

Революции были делом народных масс. Многосоттысячные демонстрации на улицах и площадях Праги и Берлина, Лейпцига и Софии самоотверженность молодежи, поднявшейся на борьбу в Бухаресте, Темишоаре и других городах Румынии, предрешили их исход. Активное участие в событиях студенческой молодежи, а также других слоев населения характерно для всех стран. В то же время успех этих революций вряд ли правомерно относить на счет одних только стихийных выступлений. В них присутствовала и определенная органи зация. Вопрос о политической организации революций конца 1989. года нуждается в тща тельном изучении, ибо пока он во многом не ясен.

Основным лозунгом народных масс в ходе революци онных выступ лений были требования демократии и ликвидации монополий правяших компартий на власть как ядра авторитарно-бюрократических режимов. И эта задача была в основном решена. Власть перешла из рук партийно-государственного исполнительного аппарата в руки представител ных органов управления, а формы такого перехода в каждой стране очень разнообразны. В Польше, Венгрии, Чехословакии средоточием новой власти стали парламенты, что сопровождалось бурным ростов альтернативных политических органи заций, созданием внеконституцио ных структур гражданского общества, которы е стали гарантами необратимости происшедших перемен. Близкие по форме процессы характерны и для ГДР, при несколько большей роли исполнительных органов государственного управления.[20]

Почти во всех странах события начиналась с прихода к власти сторонников "обновления социализма" в компартиях. Это было итогом либо острой внутрипартийной борьбы (Польша, Венгрия, Болгария), либо произошло под прямым давлением начавшихся массовых выступлений (Šóģūķč˙, ĆÄŠ). Обновленцы провозглашали курс на замену тоталитарного социализма демократическим, заимствую этот термин из арсенала социал-демократии. Первым же итогом их прихода к власти было провозглашение плюрализма и прихода к власти было провозглашение плюрализма и многопартийности, появление оппозиционных политических группировок, стремительно расширявших свое влияние за счет критики тоталитарного социализма и компартий. На первых же свободных выборах сторонники обновления соцализма, как правило, получали большинство и приходили к власти, оттесняя компартии. Они уже предлагали политические программы не "обновления социализма", а "строительства капитализма", включая приватизацию госсектора, поощрение бизнеса, создания рыночных структур. В политической области они продолжали линию обновленцев на демонтаж тоталитарного общества. Во внешней политике поворот был особенно резок: они требовали ликвидации СЭВ и ОВД, вывода советских войск со своих территорий и заявили о желании интегрироваться в Европейское Экономическое Сообщество.[21]

Как демократические и антитоталитарные революции они- противоположность революциям 40. годов. Тем не менее у них есть общие черты. Революции 40. годов начинались с захвата власти, формирования тоталитарного режима, а затем под него подводилась соответствующая социальная, экономическая опора в форме "строительства социализма". Таким же путем шли и революции 1989. года.Конечно, события в каждой стране отличались национальными особенностями.

Венгрия

наряду с Польшей первой среди стран Восточной Европы вступила на путь реформ. Начав еще в 1968. году экономическую реформу, она под воздействием неблагоприятных внутренних и внешних факторов не раз была вынуждена затормаживать ее ход, а затем снова, в еще более сложных условиях, возвращаться к идее реформ. Все это осложняло весь ход социально- экономического и политического развития страны.

К середине 80. годов ресурсы экстенсивного развития были исчерпаны. Внешнеэкономическая ситуация стала еще более неблагоприятной. Это привело к ограничению капиталовложений в народное хозяйство, к сокращению импорта, к снижению личного потребления населения, к замедлению общих темпов роста. Быстро росла внешняя задолженность: в 1986.году она составляла 8 млрд. долл., а в 1989. году возросла до 20 млрд. Все это создавало новые трудности в развитии хозяйства страны. Принимавшиеся меры (девальвация форинта, сдерживание роста заработной платы и др.) не давали положительных результатов.[22]

Несмотря на неоднократные решения венгерского руководства о преодолении негативных тенденций в экономике, ситуация в хозяйстве не улучшилась. Это привело к новым мерам по сдерживанию личного
потребления и доходов населения. В 1987. году было осуществлено централизированное повышение цен на продукты питания, на ряд
промышленных товаров, на некоторые виды услуг. Цены неоднократно повышались и позже. Выросли цены на топливо,бензин. Повысилась квартирная плата, стоимость проезда в транспорте. Реальная заработная плата сокращалась год за годом. [23]

Преобразования, проведенные в политической сфере, были совершенно недостаточными.Активизация деятельности Государственного собрания, принятие им ряда законодательных актов о демокра­тических свободах и правах граждан, о борьбе с хозяйственными преступлениями и проявлениями коррупции не смогли успокоить все возраставший критический настрой венгерской общественности. Некоторую надежду на обновление породили произведенные в мае 1988. года изменения в руководстве страной. Были обновлены политбюро и секретариат Венгерской со­циалистической рабочей партии. Возглав­лявший партию в течен ие трех десяти­летий Я. Кадар уступил пост генераль­ного секретаря партии К. Гросу.[24]

Однако отсутствие кардинальных изме­нений в системе политического управле­ния все больше подрывало авторитет пра­вящей партии и ее руководства.

В стране активизировались силы, тре­бовавшие политического плюрализма, лик­видации монопольного положения ВСРПЭти требования разделяли и некоторые руководители партии, считавшие, что толь­ко на основе многопартийной системы можно провести широкую демократизацию общественной жизни, обновить парламент­скую систему правления, а затем и до­вести до конца реформу экономического управления. К числу реформаторов в самой ВСРП относились члены политбюро Р. Ньерш и И. Пожгаи, премьер-министр М. Немет и председатель Государствен­ного собрания М. Сюреш. Именно они и выступили за роспуск ВСРП и создание на ее основе новой, левой партии.[25]

В конце февраля 1989 г. Государствен­ное собрание Венгрии приняло закон о праве граждан на создание объединений и ассоциаций. Но и до принятия закона новые общественные организации развора­чивали свою деятельность практически беспрепятственно, оказывая все более воз­растающее влияние на политическую жизнь в стране. С этим вынуждена была считаться и остававшаяся у руководства страной Венгерская социалистическая ра­бочая партия. [26]

Чрезвычайный съезд ВСРП в октябре 1989. года провозгласил роспуск партии и создание новой, Венгерской социалитстической партии, которая наряду смн огочисленными партиями начала борьбу за места в будущем новом парламенте. Хотя довольно значительная часть членов ВСРП отказалась признать решения чрез­вычайного съезда и заявила о продолже­нии деятельности былой партии, сущест­венного влияния на политическую жизнь страны дискредитировавшая себя партия уже не оказывала. Да и Венгерская социалистическая партия, потеряв под­держку широких рабочих масс, также была отодвинута с авансцены политической жизни.[27]

На первый план выдвинулись новые политические силы, открыто провозгла­сившие лозунг перехода на позиции парла­ментаризма довоенной Венгрии. К концу 1989 г. в Венгрии действовало около 20 партий. Но лишь несколько из них были крупными, многочисленными. Наибольшим влиянием в стране стали пользоваться Венгерский демократический форум (ВДФ) и Союз свободных демократов (ССД).

Созданный осенью 1987 г. ВДФ объе­динил в своих рядах представителей ин­теллигенции — писателей, деятелей искус­ства, ученых-обществоведов. Лидером но­в ой партии стал историк И . Анталл. ВДФ привлек к себе многих предпринимателей, широкие слои мелких частных собствен­ников. Соответственно была сориентирова­на и программа форума: смешанная ры­ночная экономика, возвращение земли кре­стьянам.

ССД придерживался примерно той же программы, но шел еще дальше. Он считал, что Венгрия должна пойти по тому же пути экономического развития, по ко­торому шли развитые капиталистические страны, но при условии соблюдения со­циальной защищенности тех слоев общест­ва, которые находятся на грани бед­ности.[28]

25. марта 19 90. года были проведены выборы в парламент. В ходе из­бирательной кампании левые силы шаг за шагом теряли свои позиции. И тог борьбы был таков Венгерский демократиче ский форум получил 25% голосов. Союз сво­бодных демократов — 20%. За ними шли Независимая партия мелких хозяев — 13% и Венгерская социалистическая пар­тия —10,4% голосов. Коммунисты ( ВСРП) и социал-демократы (ВСД) наб­рали соответственно 3,5 и 3,7% голо­сов, что закрывало им путь в парламент, так как для участия в парламенте необ­ходимо было получить не менее 4% голосов.[29]

Выборы в венгерский парламент завер­шили длительный период политического руководства ВСРП. Начинался новый этап развития. Дальнейшие преобразова­ния экономической и общественной жизни страны стали проводиться блоком ранее оппозиционных партий и групп во главе с ВДФ

* * * * *

Многие руководители стран Восточной Европы настороженно наблюдали за процессами перестройки в Советском Союзе, событиями в Польше и Венгрии, видя в них угрозу своему положению(их реакция в этом плане напоминала отношение брежневского руководства к пражской весне 1968. года). Внесли свою лепту, несмотря на их географическую отдаленность, и события в Китае на площади Тяньанмынь летом 1989. года. У руководителей стран Восточной Европы создалась иллюзия о возможности повернуть события вспять. Авторитарно-бюрократические режимы в некоторых странах, ощущая угрозу своему положению, попытались сплотить свои ряды. В результате весной 1989. года замаячили контуры так называемого антиперестроечного блока (как его окрестила западная пресса) во главе с Хоннекером, Якешом-Гусаком, Живковым, Чаушеску. В народных массах реакция на события, происходившие в других странах, была обратной. Такая реакция порождала обратные действия. И именно в этой упомянутой группе стран и произошли наиболее бурные события.

Ситуация, складывавшаяся в Болгарии, Чехословакии и ГДР, имела много общего. Однако известную однотипность им придавала позиция руководства их правящих партий, либо отказывавшихся вообще идти на какие-либо реформы ( такое положение, помимо ГДР, было характерно для Румынии, в которой существовавший режим отличался особой догматичностью), либо имитировавших действия по проведению назревавших преобразований. Для всех них было присуще четко наметившееся отставание партии от происходивших в обществе процессов. Повсеместно, начиная с 1988. года стали возникать неформальные организации . Общим для всех этих групп было стремление к ограничению (в разной мере) руководящей роли партии, изменению внутренней и внешней политики страны). Руководства же этих стран ресценяло подобные группировки как антикоммунистические, антисоциалистические и даже террористические и отвечало репрессивными мерами (хотя последние и не приняли крайних форм и массовых масштабов.[30]

Чехословакия

В Чехословакиипосле отставки в декабре 1987. года с партийных постов Гусака и прихода нового руководства КПЧ во главе с М. Якешем резко активизировалась общественная жизнь. Начались дискуссии о новой политической жизни страны, о новой конституции ЧССР. Однако руководство КПЧ не спешило с осуществлением реформ. Обсудить их концепции оно намеревалось на очередном съезде партии. Вместе с тем руководство КПЧ отказывалось от пересмотра прежних критических оценок событий 1968. года и неизменно подчеркивало руководящую роль партии в обществе. Такие установки вразрез шли с быстрой политизацией страны.[31]

Характерной особенностью Чехословакии было наличие в её общественной жизни политической оппозиции, которая охватывала как большинство учвстников событий 1968. года, так и другие слои, примкнувшиеся к ней позже. Она находилась в летаргическом состоянии, хотя после образования политической группы, получившей название “Хартия-77”, несколко оживилась.[32]

Положение изменилось в 1988. году. Активизировавшиеся оппозиционные силы перешли к решительным действиям. Внешним её проявлением стали демонстрации в Праге и других городах в августе (в связи с 20. летием введения в Чехословакию войск стран Варшавского Договора), в конце октября (в связи с празднованием 70. летия образования независимой Чехословакии) и в январе 1989. года (20. летия годовщина сожжения Яна Палаха).. 21. ноября начались массовые демонстрации в Праге. В тот же день был создан “Гражданский форум”, объединивший все оппозиционные силы в чешских землях,и Общество против насилия” в Словакии. Попытки властей осудить демонстрации не имели успехаОппозиционные силы выдвинули развернутую программу смены государственного и партийного руководства, выступи ли за дальн ейши е социальн о-экон оми че ски е преобразовани я. После попытки реоргани зации старого прави тельства 10. декабря было создано повое прави те льство М. Чалфы. [33]

Вслед за послед овавшей тогда же отставкой Гусака в конце декабря президентом ЧССР был избрав Вацлав Гавел.

ГДР

На фоне явных кризисных явлений в ряде восточноевропейских стран положе­ние в ГДР в 70.-80. годы внешне вы­глядело довольно благоприятным. Об этом свидетельствовали и относительно ста­бильный производственный процесс, и сравнительно высокий по сравнению с дру­гими странами Центральной и Юго-Восточной Европы жизненный уровень. Однако к концу 80. годов ситуация резко изменилась. Ухудшилось экономическое положение. Правда, официальные стати­стические данные указывали на ежегодный рост национального дохода на 4%, а про­дукции промышленности- на 6%. Одна­ко, как выяснилось позже, эти данные в течение ряда лет фальсифицировались. На самом деле государственные планы систематически не выполнялись, непроду­манная инвестиционная политика привела к серьезным диспропорциям в хозяйстве страны, выросли дефицит государственного бюджета и вне шняя задолже нность. Государстненный долг составил огромную сумму в 20,6 млрд. долл.[34]

Ежегодно возрастал отток квалифици­рованных рабочих, покидавших ГДР. К 1989. году он достиг рекордных размеров: число уехавших в ФРГ достигло 350 тысяч человек. Это привело к существенному со­кращению объемов производства. Около 250 тысяч рабочих мест стали незанятыми.[35]

Общественно-политический кризис в ГДР, вызревавший долгое время подспуд­но, усугубился нежеланием и неспособ­ностью руководства во главе с Э. Хонеккером признать острую необходимость обновления всей общественно-политичес­кой жизни в стране. Росло недоверие к политике Социалистической единой партии Германии, разочарование в модели авто­ритарно-бюрократического “социализма”, которую отстаивало партийное руковод­ство. Этому способствовал и внешний фактор- воздействие на население ГДР перестройки, демократизации и гласности в СССР, а также кардинальные изме­нения в Польше и Венгрии, особенно вве­дение там многопартийности и отказ от руководящей роли компартий.[36]

Однако Э. Хонеккер и его окружение не считались с критикой, раздававшейся в их адрес, превозносили “достижения” ГДР, скрывая от народа факты углубления кризисных явлений в экономике страны и полностью отгораживаясь от советской перестройки и изменений в других социа­листических странах., выступая с критикой происходивших там процессов (особенно в Польше и Венгрии). Культ личности Э. Хонеккера приобретал все более уродливые формы.[37]

Реакцией на все эти явления стало то что многие лица, утратив надежды на внутренние изменения в стране стали связывать свои расчеты на будущее с переселением в ФРГ. Возросла волна беженцев. В январе 1989. ćīäą было зарегистрировано 400 тыс. заявлений на выезд. В начале лета 1989 г. это бегство приобрело мас­совый характер, когда открылась возмож­ность ухода на Запад через венгерскую территорию. Облегчение режима на венгеро-австрийской границе привлекло десятки тысяч туристов из ГДР, которые, приехав в Венгрию, затем направлялись через Ав­стрию в ФРГ. В Чехословакии и Польше сотни туристов из ГДР проникали в по­сольства ФРГ и просили политического убежища.

В начале сентября 1989. годана улицы городов выплеснулась проблема переселенцев и беженцев. Строгие демарши правительства ГДР, требовавшего от Венгрии выдворения ты­сяч туристов из ГДР, которые не желали возвращаться на родину, а также запреты на выеза и з ГДГ и Чехословакии не дали никаких результатов. Напротив, в ряде городов страны, особенно в Лейпциге (первая несанкционированная демонстрация 15. января 1989. года.), Дрездене и Берлине, все чаще стали прово­диться митинги с требованиями политичес­ких реформ, демократии и свободы. В от­вет на попытки властей применить силу для разгона митингов и массовых демон­страций росло народное возмущение. Оно достигло кульминации, когда более 70 тысяч демонстрантов в Лейпциге 9. октября 1989 года потребовали привлечь к ответствен­ности лиц, виновных в разгоне контрде­монстрации в Берлине в день 40. летия ГДР.[38]

Правительство Венгрии после переговоров с властями ГДР приняло решение открыть границу с Австрией для скопившихся на венгерской территории “туристов” из ГДР, требовавших выезда в ФРГ. Только за первые тридня границу пересекло более 15. тыс. человек.

Пытаясь удержаться у власти, часть руководства ГДР начала искать выход из создавшейся ситуации на путях полити­ческого лавирования. 11. октября было опу­бликовано заявление ЦК СЕПГ о готов­ности обсуждения требований гласности, демократии, свободы выезда за границу и других вопросов.

Однако напряжение в стране не спада­ло. Тогда был сделан еще один шаг. 18. ок­тября пленум ЦК СЕПГ освободил Э. Хо­неккера от обязанностей генерального се­кретаря и вывел из политбюро его ближайших сторонников Г. Миттага и X.-И. Херманна. Хонеккера освободили также от поста председателя Государст­венного совета ГДР. На обе должности, которые до этого занимал Хонеккер, был избран Эгон Кренц- один из близких к Хонеккеру деятелей, секретарь ЦК СЕПГ и член политбюро.[39]

Объявленные новым руководством ме­ры по обновлению управления страной бы­ли совершенно недостаточными. Хотя был провозглашен курс на реформы и демократизацию, но реально ничего не предпринималось. Руководство явно не поспевало за ходом событий, теряло над ними контроль.

Еще одна попытка спасти себя была предпринята руководством СЕПГ 8. нояб­ря. Пленум ЦК существенно обновил со­став политбюро. В него вошел Ханс Модров- первый секретарь Дрезденского ок­ружного комитета СЕПГ, известный своим критическим отношением к старому руко­водству партии и пользовавшийся авто­ритетом среди населения.[40]

17. ноября Народная палата ГДР утвердила состав нового правительства стра­ны. Его возглави л X. Модрои. Правитель­ство было сформировано на коалиционной основе: из 28 министров 12 представляли СЕПГ, а остальные 16 министров- другие партии (Христианско-демократический союз , Либерально-демократическая пар­тия, Национально-демократическая пар­тия и Демократическая крестьянская пар­тия).

Правительство начало свою деятель­ность в совершенно новой ситуации. Резко изменились взаимоотношения с другим германским государством- ФРГ. 9. нояб­ря 1989 года руководство ГДР приняло ре­шение об открытии своих западных гра­ниц для свободных поездок в ФРГ и За­падный Берлин. “Берлинская стена” пере­стала играть свою роль грозного препят­ствия. Ее стали разбирать на сувениры.[41]

Однако кризисная обстановка в стране не спадала. Напротив, она еще более уг­лубилась в связи со ставшими известными фактами злоупотребления властью и кор­рупции в годы режима Хонеккера. ЦК СЕПГ принял решение об исключении из партии и предании суду бывших руково­дителей партии Э. Хонеккера и Г. Мит­тага, премьер-министра В. Штофа, мини­стра госбезопасности Э. Мильке и других партийных и государствен ных деятелей. К ответственности были привлечены также руководители профсоюзов. Христианско-демократического союза и Национально-демократической партии.[42]

Новое руководство СЕПГ не смогло сдержать распада своей партии. За два последних месяца 1989. года из нее вышло около половины членов (900 тыс. из 2 млн. человек). Народной палатой ГДР было принято решение изъять из конституции страны положение о “руководящей роли СЕПГ”

Полная недееспособность руководите­лей СЕПГ в новых условиях привела 3. декабря к коллективной отставке полит­бюро и ЦК партии во главе с Э. Кренцем, а через три дня Кренц вынужден был оставить и пост председателя Государст­венного совета. Состоявшийся в середине декабря 1989. года чрезвычайный съезд СЕПГ избрал новое руководство партии. Из пре­жнего состава ЦК в новое правление пар тии (101 человек) вошло всего три чело­века. Изменилось и название п артии. Она стала называться “Социалистическая еди­ная партия Германии партия демокра­тического социализма” . Однако вскоре первая часть названия перестала фигу­рировать. Председателем партии стал мо­лодой адвокат Г.Гизи, объявивший о ее коренной перестройке.[43]

Вслед за реорганизацией СЕПГ прои­зошли другие важные перемены в поли­тической жизни ГДР. Были созданы новые партии и организации, заявившие о своем намерении бороться за места в будущем парламенте страны. Большую активность проявляли. Социал-демократическая пар­тия, а также организации “Новый форум”, “Демократическое пробуждение”, “Объе­динение левых”, “Инициатива за мир и права человека” и др.

В развернувшейся предвыборной борь­бе четыре бывших союзника СЕПГ- Хри­стианско-демократический союз, Либе­рально-демократическая партия, Нацио­нально-демократическая партия и Демо­кратическая крестьянская партия- объя­вили о своем выходе из традиционного блока с коммунистами.

Эти четыре партии, а также новые по­литические объединения заявили об отказе от социалистического пути развития ГДР. Перспективу ближайшего развития они ви­дели в “спасении страны через воссоединение Германии”. Лозунг объединения Германии стал главным программным пунктом всех политических течений. На этой волне в стране поднялись и право-экстремистские силы. Все оппозиционные к СЕПГ- ПДС партии пользовались ак­тивной поддержкой со стороны политиче­ских и государственных учреждений ФРГ и Западного Берлина. Ведущие деятели ФРГ, включая канцлера Г. Коля, прини­мали прямое участие в митингах и демон­страциях, проводившихся на территории ГДР.[44]

Вопрос об объединении двух герман­ских государств стал в центре внимания всей политической жизни страны. Под­держиваемые руководством ФРГ многие политические силы ГДР выступили за немедленные меры по созданию единого гер­манского государства. Не отрицая самой перспективы объединения, некоторые бо лее умеренные деятели рассматривали Об изменении своего отношения к гер­манскому вопросу заявило и правительство X. Модрова. Была признана ошибочной официальная концепция наличия двух немецких наций- социалистической и капиталистической. Правительство ГДР заявило о стремлении развивать широкое сотрудничество с ФРГ и Западным Бер­лином и выразило свою заинтересован­ность в получении от ФРГ экономической помощи. Одновременно провозглашалась верность ГДР своим союзническим обяза­тельствам. Признавалась нерушимость европейских границ.[45]

Дальнейшую судьбу страны, ход ее эко­номического и политического развития, ее внешнюю политику должны были решить выборы в Народную палату ГДР, назна­ченные на 18. марта 1990. года. Весь ход избирательной кампании свидетельствовал об оттеснении СЕПГ - ПДС от руковод­ства страной. Это показали и результаты выборов в парламент. Партия демократи­ческого социализма стала оппозицион­ной.

Большинство голосов на выборах полу­чил Христианско-демократический союз (40,9%), затем следовали социал-демокра­ты (21,8%). Партия демократического со­циализма завоевала 16,3% голосов. Со­ответственно определилось и распределе­ние мест, полученных различными пар­тиями в Народной палате. Партии правого блока во главе с ХДС обеспечили себе 193 места из общего числа 400 мест, СДПГ- 87, а ПДС- 65 местКардинальные изменения в ГДР в конце 1989.- начале 1990. года показали, что германский вопрос вновь заявил о себе не только как задача, стоявшая перед двумя германскими государствами, но и как сложнейшая международная проблема. От ее решения стала в прямой зависимости определяться и судьба Европы, и новая система обеспечения международной безо­пасности. Германская проблема стала предметом обсуждения между четырьмя великими державами- участниками мир­ного урегулирования после окончания вто­рой мировой войны — СССР, США, Вели­кобританией и Францией.[46]

12. с ентября 1990. года четыре державы- победительницы и представители ГДР и ФРГ подписали в Москве Договор об окончательном урегулировании в отношении Гер­мании, который фактически подвел черту под итогами второй мировой войны в Ев­ропе. Договор и другие документы зафик­сировали признание нерушимости европей­ских границ, запрет на обладание Гер­манией средствами массового уничтоже­ния, определили пределы численности бун­десвера и временное сохранение (до конца 1994. года) вооруженных сил СССР в вос­точной части объединенной Германии. Ñ 1. èþíÿ 1990.. Процесс объединения Германии сопровож­дался принятием 1. октября министрами иностранных дел четырех держав и двух германских государств Документа о пре­кращении с объединением Германии дей­ствия четырехсторонних, прав и ответ­ственности в отношении Берлина и Гер­мании в целом.

Румыния

Если в ГДР, Болгарии и Чехословакии бурные события не сопровождались кровопролитием и проходили в цивилизованных формах,то в Румынии они приняли другой характер.

Тоталитарный режим, установленный семейством Чаушеску, действовавшей в духе чисто сталинских традиций и господствовавший почти четверть века, привел Румынию к тяжелому кризису. Вопреки официальной статистике, рисовавшей в 80. годы радужную картину развития, экономика страны находилась в состоянии стагнации. Полностью провалились фантастические программы модернизации производства, повышения качества и конкурентоспособности продукции, внедрения достижений научно-технического прогресса. Страна ощущала острую нехватку топливно-энер­гетических и сырьевых ресурсов. На 30- 40% были недогружены производственные мощности в промышленности.[47]

Тяжелейшим бременем для румынского народа была все возраставшая финансо­вая задолженность западным державам. К началу 80. годов она составила 10,2 млрд. долларов. Увеличение долга с наивной целью улучшения экономической ситуации, совершенно неэффективное использование полученных кредитов привели к увеличению числа промышленных объектов без учета необходимости структурной пере­стройки и модернизации экономики.[48]

А без этого нельзя было обеспечить погашение полученных кредитов. Выплата долгов вела к сокращению импорта и уве­личению экспорта остро необходимых для внутреннего потребления товаров, прежде всего продовольствия и нефтепродуктов. С 1975. по 1989. года Румыния выплатила западным кредиторам около 21 млрд. долларов, в том числе более 7 млрд. долларов в счет процентов за кредиты.

Необходимостью выплаты долгов руко­водство страны объясняло политику “затя­гивания поясов” и тяжелейшие жизнен­ные условия большинства румынского на­селения. Из года в год неуклонно ухудшалось продовольственное снабжение тру­дящихся. Но не только непосильная за­долженность, а и все другие просчеты в экономической политике в конечном сче­те определялись господствовавшей в стра­не административно-командной системой, тоталитарным режимом, прикрывавшимся социалистическими лозунгами и опирав­шимся на компартию, превращенную Н. Чаушеску в инструмент власти его семейного клана. А ведь в партии насчи­тывалось около 4. млн. человек, т. е. каж­дый пятый житель и каждый третий заня­тый на производстве являлся ее членом.[49]

Румынский диктатор Николае Чауше­ску категорически отрицал саму возмож­ность каких-либо изменений в управлении хозяйством, да и вообще в жизни страны. Он заявлял, что в Румынии уже давно якобы проведены реформы, к которым в 80. годы приступили другие восточно­европейские страны. Пытаясь поднять эффективность сельского хозяйства, Чау­шеску еще больше ужесточил систему директивного управления госхозов и огосударствленных кооперативов, развернул кампанию “систематизации” деревень, предусматривавшую ликвидацию 7. тысяч деревень и переселение их жителей в “агропромышленные центры”. Системати­чески проводилась насильственная ас­симиляция венгерского населения, прожи­вающего в Трансильвании.[50]

Тоталитарная система власти, низкий жизненный уровень, положение на грани голода- все это вызывало рост социаль­ного напряжения в стране, резкого недо­вольства методами строительства “все­сторонне развитого социализма”, провозглашенного господствовавшим кланом. Об этом же свидетельствовало принявшее массовый характер бегство граждан венгерской и румынской национальностей за пределы страны: к марту 1989. года примерно 30 тыс. человек скопилось на территории Венгрии и примерно такое же число беженцев проследовало в другие европейские страны. Выступления рабочих на угольных шахтах Решицы, заводах Брашова и в других местах жестоко подавлялись. Робкие про­тесты представителей румынской интелли­генции игнорировались или вели к суро­вым репрессиям.

В стране не было орга­низованной оппозиции, но даже здесь выступление ряда бывших политических деятелей — “письмо шести”, обнародованное в начале 1989. года и содержавшее резкую критику состояния делв стране, показывало напряженностьобстановки.Но все же подавляющая часть населения готова была выступить против ненавистного режима. Однако ослепленный властью диктатор, хотя и из­рядно напуганный радикальными измене­ниями в соседних странах, продолжал верить в незыблемость установленного им строя.[51]

Даже на фоне начавшихся перемен в Восточной Европе Чаушеску демонстрировал абсолютное нежелание последовать примеру соседей, ссылыясь на право Румынии идти своим путем. 20. ноября 1989. года, когда уже рухнула берлинская стена и свершилась "бархатная революция" в Чехословакии, в Бухаресте состоялся XIV съезд Румынской компартии. Чаушеску в своем докладе ни слова не сказал о том, что произошло в соседних странах. Съезд был про­возглашен “съездом великих побед и тор­жества социализма”. Безудержно восхва­ляемый на съезде “герой из героев”, “лю­бимый сын нации”, “титан мысли”, Н. Чау­шеску объявил о переходе страны к “но­вому этапу”- завершению строительства “всесторонне развитого социалистического государства”. Съезд принял новые планы развития социалистического общества до 2010. года.[52]

Подлинно новый этап в развитии Ру­мынии действительно начался через три недели после завершения съезда. Но он был связан уже не с программой съезда, не с самой партией и не с ее лидером. Начало ему положил восставший против диктатуры народ.

В середине декабря Чаушеску отправился с официальным визитом в Иран. В это время 16.-17. декабря в Трансильванском городе Темишоара, после того как служба безопасности пыталась выселись местного священника Ласло Текеши. События в Тимишоаре всколыхнули всю страну. Начались стихийные демонстрации в его поддержку. Армия и служба безопасности жестоко подавили их. Вернувшийся из Ирана Чаушеску объявил эти события результатом происка внешних врагов и назначил на следующий день митинг в поддержку действий властей. Собравшиеся на площади люди, выслушав речь, стали однако выкрикивать антиправительственные лозунги. Произошли первые столкновения с милицией. Начались стихийные выступления.

Про­тив восставших были направлены отряды спецназначения и личной охраны диктато­ра. В Бухаресте развернулись ожесточен­ные уличные бои. Народное восстание было поддержано армией. Но силы, вер­ные Чаушеску, в течение нескольких дней продолжали вести бои. Вооруженные столкновения развернулись в Тимишоаре, Бухаресте, Брашове, Сибиу. [53]

Власть в стране перешла к созданному в первые часы восстания Совету Фронта национального спасения (ФНС), который провозгласил свержение авторитарного ре­жима Н. Чаушеску. Бежавшие из Буха­реста Николае и Елена Чаушеску вскоре были схвачены и по приговору специаль­ного военного трибунала были казнены за преступления перед народом. Столь спешные и не соответствующие элементарным нормам права действия военные объясняли опасностью со стороны службы безопасности. В любом случае этот факт свидетельствовал о степени ожесточенности нравов. Победа революции стоила многих жертв.[54]

Совет Фронта объявил о роспуске всех прежних государственных органов, в том числе и компартии. Была обнародована по­литическая платформа, предусматривав­шая отказ от руководящей роли одной партии, создание плюралистической систе­мы, отказ от командно-административных методов управления хозяйством, разделе­ние законодательной, исполнительной и судебной власти, уважение прав и свобод личности, прав национальных меньшинств. Фронт приступил к разработке новой кон­ституции страны, объявил о предстоящих весной 1990. года свободных выборах. Нача­лась подготовка аграрной реформы.

Руководство Совета Фронта было очень неоднородным. В него вошли в прошлом опальные партийные и государственные деятели, студенты, рабочие, представите­ли творческой и научной интеллигенции. Возглавил Совет Ион Илиеску, бывший в 70. годы секретарем ЦК компартии и подвергавшийся затем гонениям за кри­тику официальной политики. Правитель­ство возглавил профессор Бухарестского политехнического института Петре Роман. Совет Фронта образовал исполнительное бюро в составе 11 человек. В уездах, муни­ципиях, городах и коммунах (деревнях) сформировались местные советы Фронта и органы самоуправления.[55]

Острота полчитического напряжения ощущалась повсюду- и в Совете Фронта, и в местных органах власти. Полностью дискредитировавшая себя компартия не только не могла играть какую-либо роль в обществе, но и подвергалась массовому давлению. В стране резко возросли анти­коммунистические настроения.

На волне политического подъема в Ру­мынии одна за другой возникали полити­ческие партии. Уже к середине января 1990. года их было около десяти. Прежде всего заявили о себе две старые “исторические” партии — Национал-царанистская и Национал-либеральна я. Первая из них, приняв название Национал-крестьянской христианской демократической партии ,. свою основную социальную базу имела в деревне, а также привлекала часть интеллигенции и многих верующих. Глав­ными программными положениями этой партии стали безоговорочный отказ от коммунизма, возврат к частному земле­пользованию, “очищение общества на ос­нове христианских ценностей”. Возглавил партию один из бывших лидеров национал-царанистов К. Копосу.

Была воссоздана и Национал-либе­ральная партия , которая, по словам одного из ее руководителей, “имеет опыт руко­водства обществом, так как с перерывами находилась у власти в Румынии с 1859 по 1937 год”. Партия рассчитывала опи­раться на интеллигенцию, студенческую молодежь, часть рабочих. Она ставила своей целью либерализацию экономиче­ских и политических структур, исполь­зование западноевропейского (в частно­сти, шведского) опыта демократического управления.

Созданная в это же время Экологическая партия основной задачей считала борьбу за чистоту среды обитания, соблюдение прав человека, за разоружение и мир. Национал-демократическая партия про­возгласила своей целью возвращение к частному предпринимательству, рыночной экономике. Представители венгерского на­селения Румынии объединились в Вен­герском демократическом союзе , заявив­шем о праве на восстановление индиви­дуальных и коллективных прав венгерского меньшинства, региональную и куль­турную автономию венгров в рамках ру­мынского государства. Студенчество, наи­более активная сила демократической революции, объединилось в рамках Демо­кратического фронта студентов Румынии.

В Румынии сформировались также сво­бодные профсоюзы, “группа за общест­венный диалог ”, куда вошли представи­тели творческой и научной интеллигенции.[56]

Главной задачей революции Совет Фронта национального спасения провоз­гласил преодоление тяжелого социально-экономического наследия тоталитарного строя. Программой Фронта была преду­смотрена реформа управления хозяйст­вом, отказ от бюрократических командных методов, поощрение инициативы и компе­тентности. Предполагалось произвести структурную перестройку промышленно­сти, нормализовать снабжение населения потребительскими товарами и энергией. В сельском хозяйстве были повышены закупочные цены, членам сельскохозяй­ственных кооперативов выделены в бесплатное семейное пользование по 0,5 га земли, приусадебные участки членов ко­оперативов (до 0,6 га) объявлены частной собственностью с правом наследования.[57]

Декабрьская революция 1989. года в Ру­мынии смела тоталитарный режим. Она пыталась обеспечить путь подлинно де­мократического развития. Но после столь длительного политического застоя процесс демократического преобразования общест­ва продвигался с большими трудностями. К тому же на волне демократической ре­волюции поднялись и консервативные си­лы, пытавшиеся взять реванш за былые поражения. Предстояла сложная и дли­тельная борьба за сохранение и разви­тие демократических завоеваний револю­ции.

В мае 1990 года в Румынии состоялись выборы, на которых победу одержал Фронт национального спасения. Лидер ФНС И. Илиеску был избран президентом стра­ны. Правительство Румынии возглавил П. Роман. Острая борьба по вопросу о путях дальнейшего развития румынского обще­ства продолжалась и после выборов.[58]

Заключение

Возникший в середине 40. годов социалистический строй не сумел завоевать умы и сердца людей. Надежды на то, что социализм с его господством общественной собственности на средства производства станет обществом социальной справедливости, приведет к уничтожению эксплуатации человека человеком и всеобщему благосостоянию, не оправдались. На практике ликвидация частной собственности и абсолютное господство госсобственности привело к тому, что у людей исчезла заинтересованность в результатах своего труда. Государственная собственность принадлежала по-существу бюрократическим структурам, присваивавшим результаты общественного труда. В результате утвердилась экономика, не способная обеспечить насущные потребности населения. Монопольный характер власти коммунистических партий обусловил создание недемократической политической системы, лишивщей народные массы права свободно высказывать свое мнение и избирать по своей воле правящие структуры.

При таком существующем положении система именующая себя “ социалистический лагерь” не могла существовать вечно. Падение ее было лишь делом времени, необходимого для созревания внутренних сил, могущих начать коренные изменения. Чем мы и стали свидетелями в 1989.-90. годах.

Список использованой литературы

¨ Dawisha, K. Eastern Europe, Gorbachev and Reform: The Great Challenge. Cambridge, 1990.

¨ Die kommunistische Bewegung am Scheideweg. Wien. 1982.

¨ Crampton,R.Eastern Europe in the twentieth century.NY,1994.

¨ Csikos-Nagy B. Ungarische Wirtschaftsreform und Sowjeetische Perestrojka.- Österreichische.Osthefte, 1989, N 1.

¨ Ionescu,G. The Break-up of the Soviet Empire in Eastern Europe.1965.

¨ The new democracies in Eastern Europe.GB.1993.

¨ The twentieth century world. NY, 1992.

¨ Вее,Г. История мировой экономики.М, 1993.

¨ Восточная Европа.Контуры посткоммунистической модепи развития.М, 1992.

¨ Восточная Европа на историческом переломе.М,1991.

¨ История новейшего времени стран Европы и Америки 1945-1990.М,1993.

¨ Кредер,А. Новейшая история.М, 1993.

¨ Куда идешь Германия.М, 1992.

¨ Новейшая история 1989.- 1990. М, 1991.

¨ Потапов,В. Судьба диктатора Чаушеску// Новая и новейшая история, 1990.N.4

¨ Рынок труда и социальная политика в странах ценральной и восточной Европы.М,1997.

Газеты

· Известия. 1988.-1989.

· Правда.1988.-1989.

· Berliner Zeitung, 1988.-1989.


[1] Волков,В. Революционные преобразования в странах центральной и юго-восточной Европы//

Вопросы истории.1990. N6. C.24.

[2] Новейшая история 1989.- 1990.М, 1991.С.10.

[3] Ionescu,G. The Break-up of the Soviet Empire in Eastern Europe.1965.P.17-38

[4] Новейшая история1989-1990.М,1991.С.10-14

[5] The twentieth century world. NY, 1992.Pg.277-280.

[6] Crampton,R.Eastern Europe in the twentieth century.NY,1994.P.240.-255.

[7] Новешая история.С.21.

[8] Вее,Г. История мировой экономики.М, 1993.С.37.-41.

[9] Кредер,А. Новейшая история.М, 1993.С.124

[10] История новейшего времени стран Европы и Америки 1945-1990.М,1993.С.206.-207.

[11] Ionescu,G. P.43-46

[12] История мировой экономики. С. 38.- 39.

[13] Ionescu,G. P.47-50

[14] Рынок труда и социальная политика в странах ценральной и восточной Европы.М,1997.С.106.

[15] Кредер,А. С.120

[16] Рынок труда.С.391.-392.

[17] Öčņ. Crampton. P.407.- 408.

[18] См.: Dawisha, K. Eastern Europe, Gorbachev and Reform: The Great Challenge. Cambridge, 1990. P.38.

[20] The new democracies in Eastern Europe.GB.1993.Pg.7.-10.

[21] Âîëêîâ, Â. Ðåâîëþöèîííûå ïðåîáðàçîâàíèÿ â ñòðàíàõ öåíòðàëüíîé è þãî-âîñòî÷íîé Åâðîïû//

Âîïðîñû èñòîðèèè.Ì, 1990.N6.C.29.

[22] Źšąņźą˙ čńņīšč˙ Венгрии.Ģ,1993.Ń.529,569.

[23] Ķīāåéųą˙ čńņīšč˙.C.31.

[24] Crampton. Pg.380.-381.

[25] Źšąņźą˙ čńņīšč˙ Āåķćščč.Ń.570-571..

[26] Ķīāåéųą˙ čńņīšč˙.C.38.-39.

[27] Äęīķńīķ,Ļ. Cīāšåģåķķīńņü.Ģ,1995.Ń.380.

[28] Āīėźīā.C.26.

[29] The new democracies. Pg.160.-161.

[30] Cģ.: Восточная Европа на историческом переломе.М,1991.С.67.

[31] Crampton. Pg. 384.-385.

[32] Новая история.С. 38.

[33] The new democracies.Pg.155.-159.

[34] Куда идешь Германия? М, 1992.С.47

[35] Восточная Европа на историческом переломе.М,1991.С.101.

[36] Восточная Европа на историческом переломе.М,1991.С.101.

[37] История новейшего времени стран Европы и Америки.С.120.

[38] Âîëêîâ, Â.С.29.

[39] Новейшая история.С.27.

[40] Crampton,R.Pg.387.

[41] Восточная Европа на историческом переломе.C.23.-26.

[42] Куда идешь Германия? C.56.

[43] Куда идешь Германия? C.78.

[44] Восточная Европа.Контуры посткоммунистической модепи развития.М, 1992.С.56.

[45] The twentieth century world.Pg.132.

[46] Crampton,R. Pg.367.

[47]

[48] Потапов,В. Судьба диктатора Чаушеску// Новая и новейшая история, 1990.N.4 , C.113

[49] История мировой экономики.C.385.

[50] Потапов,В. Судьба диктатора Чаушеску// Новая и новейшая история, 1990.N.4 , C.113

[51] Cм.: Tokes, L. The fall of Tyrants.NY.1995.Pg.46.-54.

[52] Известия. 17.XI.1989.

[53] Восточная Европа на историческом переломе.C.96.

[54] The twentieth sentury world .Pg. 479.

[55]

[56] Âîëêîâ, Â.C.30

[57] Восточная Европа на историческом переломе.C.86.

[58] Восточная Европа.Контуры посткоммунистической модепи развития.М, 1992.C.94.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Исторические личности"