регистрация / вход

Попытка реформирования социализма в эпоху Н Хрущёва

Попытка реформирования социализма в эпоху Н. Хрущёва. Время Хрущева – один из наиболее значительных и непростых периодов нашей истории. Значительных – потому что множество великих событий произошло в тот период: это и амнистия заключённых в ГУЛАГе, и большое количество других реформ; в это время был впервые отправлен в космос человек и при Хрущеве же мир был поставлен на грань ядерной войны.

Попытка реформирования социализма в эпоху Н. Хрущёва.

Время Хрущева – один из наиболее значительных и непростых периодов нашей истории. Значительных – потому что множество великих событий произошло в тот период: это и амнистия заключённых в ГУЛАГе, и большое количество других реформ; в это время был впервые отправлен в космос человек и при Хрущеве же мир был поставлен на грань ядерной войны.

Непростых – потому что касается десятилетия, которое поначалу называлось “славным”, а потом осуждено как время “волюнтаризма” и “субъективизма”. Долго, очень долго об этих бурных годах не принято было говорить. Почти 20 лет лежало табу на имени Н.С. Хрущева.

Попробуем поближе рассмотреть ту часть жизни Хрущева, которая напрямую связана с партией и его общественной деятельностью.

Впервые на общенациональном уровне он проявился в 1925 году. Хрущев был избран делегатом на XIV съезд партии. На съезде произошло резкое столкновение между Сталиным и “новой оппозицией, руководимой Зиновьевым и Каменевым.

Хрущев решительно взял сторону Сталина. Такие люди, как Троцкий, Каменьев, Зиновьев мало импонировали простым рабочим парням, которые плохо разбирались в сложных теоретических вопросах, составлявших предмет дискуссии на XIII, XIV и последующих съездах партии.

Сталин же в силу собственных своих качеств, как человек менее образованный и культурный, был ближе к этой рабочей массе. Поэтому можно думать, что Хрущев искренне встал на сторону Сталина, ведь он и сам был простым рабочим парнем, которому были чужды мысли о чем-то глобальном.

Возможно, Хрущев на всю жизнь и остался бы руководителем среднего звена, если бы не благоприятный случай.

Генеральным секретарем ЦК Компартии Украины в 1928 году был избран С.В. Косиор. Как было принято, каждый новый руководитель начинал свою работу с набора новых кадров для своего аппарата, и в числе новых людей, приглашенных Косиором, оказался Хрущев. Он был назначен заместителем заведующего организационным отделом ЦК КП (б) У. А через год, когда в Москве открылась Промышленная академия, Хрущев стал одним из ее первых слушателей. Там он выступил как активный борец против сторонников Бухарина, в результате чего возглавил партийное бюро академии.

Счастливой случайностью для Хрущева оказалось не только то, что он попал в Промакадемию. В этой академии училась Надежда Сергеевна Аллилуева – жена Сталина. Она была избрана парторгом одной из групп и поэтому часто общалась с Хрущевым. Никита Сергеевич полагал, что именно ей он обязан тем, что на него обратил внимание Сталин.

Хрущев так говорил об этом эпизоде: “Вот я и называю это лотерейным билетом, что я вытащил свой счастливый лотерейный билет. И поэтому я остался в живых, когда мои сверстники, мои однокашники, мои друзья, мои приятели, с которыми я вместе работал в партийных организациях, сложили голову как “враги народа”.

Скорее всего, самыми первыми шагами к политической карьере он был обязан главному редактору “Правды” Л.З. Мехлису, которому стало известно о его активной борьбе против “правой оппозиции” в Промакадемии. И он предложил Хрущеву выступить с обличающей статьей в “Правде”, которая громила сторонников Бухарина. (По сути, Хрущев просто подписал заблаговременно составленное Мехлисом письмо).

Немалую роль в карьере Хрущева сыграл Л.М. Каганович, который в то время был членом Политбюро, секретарем ЦК ВКП (б) и первым секретарем Московского обкома. Он был знаком с Хрущевым еще на Украине. И именно Кагановичу принадлежала инициатива первых крупных назначений Хрущева.

По рекомендации Кагановича в 1931 году Хрущев был избран первым секретарем Бауманского райкома партии города Москвы.

Биография Хрущева изобилует подобными взлетами. Ему действительно сильно везло. Во многом, правда, своим постоянным продвижением по службе он был обязан своему послушанию Сталину и партии.

Но как, же могло случиться, что после смерти Сталина к руководству страной пришел именно Хрущев? Вроде бы Сталин сделал все, чтобы убрать из партии любых своих противников – подлинных и воображаемых.

Многим запомнилась его фраза: ”Есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы”. В конце концов, в живых остались, казалось бы, самые верные и надежные люди. Как же Сталин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа?

Незадолго до своей кончины Сталин подверг опале Молотова и Микояна, готовя им, вероятно, такую же участь, какая постигла других руководителей, уничтоженных при их же помощи.

Но, тем не менее, Сталин, ни в чем не подозревал Хрущева. Скорее всего, Хрущев сумел каким-то образом притвориться человеком без особых амбиций. Рассказывали, что во время длительных ночных посиделок на даче в Кунцеве, где вождь жил последние годы, Хрущев отплясывал гопака. Ходил он тогда в украинской косоворотке, изображая «сирого казака», далекого от каких либо претензий на власть.

Считая себя специалистом в сельском хозяйстве, Хрущев, после возвращения с Украины, энергично берется за подъем села в Московской области.

В конце 40-х годов по всей стране началось укрупнение колхозов. Это был как бы второй виток коллективизации, когда режим стремился еще более ужесточить контроль над селом, окончательно централизовать управление ЦК ВКП (б) “Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле” с положительной оценкой уже проведенной работы.

4 марта 1951 года в газете “Правда” была опубликована статья Хрущева “О строительстве и благоустройстве в колхозах”, в статье говорилось:

“Одним из наиболее важных вопросов является сселение мелких деревень, строительство новых колхозных сел и поселков, благоустройство их”.

Статья вызвала серьезное недовольство Сталина. Второго апреля того же года принимается закрытое письмо ЦК “О задачах колхозного строительства в связи с укрупнением мелких колхозов”, где говорилось, что среди части партийных и советских работников наблюдается ошибочное представление по ряду важнейших вопросов колхозного строительства на современном этапе. В письме особо подчеркивалось, что аналогичные просчеты допущены также в известной статье Хрущева, который полностью признал ошибочность своей статьи.

Хрущев постарался быстрее исправить свой промах. “Дорогой товарищ Сталин, – говорил он в докладной записке на имя “хозяина”.

– Вы совершенно правильно указали на подущенные мною ошибки...

После ваших указаний я старался глубже продумать эти вопросы... Опубликовав неправильное выступление, я совершил грубую ошибку и тем самым нанес ущерб партии... Глубоко переживая допущенную ошибку, я думаю, как лучше ее исправить. Я решил просить Вас разрешить мне самому исправить эту ошибку. Я готов выступить в печати и раскритиковать свою статью...”

Ход Хрущева оказался верным. Сталин простил его, но как говорили, заявил при этом: “Хрущев болен манией вечных реорганизаций, и за ним следует внимательно следить”.

В эти годы в характере Хрущева начинают проявляться черты нетерпимости, мстительности, он временами становится грубым и даже безжалостным. Похоже, что он успешно овладевал сталинским “стилем работы”.

В апреле 1950 года Московский горком партии созвал совещание по вопросам совершенствования партийного руководства сельским хозяйством. Хрущев, который председательствовал на этом совещании, бросал такие реплики: “Разобраться и наказать!”, “Исключить из партии”.

Острая внутриполитическая борьба за власть при дряхлеющем “Хозяине” вызвала новый виток антисемитизма - “дело врачей”. Все перипетии его до сих пор не известны, однако есть немало свидетельств, что Сталин, опираясь на “дело врачей”, при помощи Маленкова и Хрущева собирался провести чистку и отстранить Берию.

В мемуарах Хрущева довольно жестоко отзывается об антисемитизме Сталина, считая, что тот во всем стремился видеть происки американского империализма, действующего через сионистов.

Подход Хрущева совершенно однозначен – не тронь своих!

То, что именно с Ленина начинаются избиения и репрессии без суда, – это “классовый подход”. Но нельзя уничтожить своих! Размышляя об этом, Хрущев, несомненно, постоянно вспоминал и о том, сколько раз смертельная опасность висела над ним. Недаром, диктуя свои мемуары, он обронил:

– Все мы, ближайшее окружение Сталина, были временными жильцами на этом свете.

Пока он доверял хоть в какой-то степени, вы могли жить и работать. Но как только Сталин переставал вам верить, он начинал с подозрением присматриваться к вам, пока чаша недоверия не оказывалась переполненной. Тогда наступала ваша очередь последовать за тем, кого уже не было в живых.

Есть немало свидетельств: что в последний год жизни Сталин уже ни во что не ставил своих ближайших соратников. Что будет после него? Смогут ли они разумно распорядиться властью? Не начнется ли резня в его ближайшем окружении? Вопросы эти наверняка его беспокоили, но ответа на них он не находил.

Подобным туманом окутаны и последние дни жизни Сталина. Множество свидетельств, воспоминаний, документов – и, вместе с тем, полное отсутствие ясности.

Абдурахман Авторханов, пытаясь объяснить многие несовпадения и неясности, связанные с болезнью и смертью Сталина, считает, что тот умер в результате заговора.

Так был ли заговор против Сталина? Прямых свидетельств этому нет. Но как понять, к примеру, следующее высказывание Хрущева на митинге 19 июля 1964 года, устроенном в честь венгерской делегации во главе с Яношем Кадаром: “Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции, Вот за этот произвол мы его осуждаем... В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так, же от топора, как сами свою власть поддерживали топором”.

Смерть Сталина советские люди восприняли как трагедию. На собраниях принимались резолюции, где предлагалось непременно увековечить память “великого вождя и учителя”. Например, СССР отныне читать как “Союз Советских Сталинских Республик”, а орден Ленина преобразовать в орден Ленина – Сталина. Одни из москвичей пожертвовал месячное жалование на строительство мавзолея для Сталина.

Слезы, истерика, страх перед будущим “без него”: “Что же делать? Как же мы будем жить без Сталина? Все рухнет. Теперь Запад возьмет нас голыми руками”.

Встал и вопрос наследования власти. За несколько часов до смерти Сталина в Кремле собрались все члены прежнего политбюро. По предложению Берии главой правительства был назначен Маленков. Маленков предложил объединить МВД и МГБ в одно министерство внутренних дел, а министром назначить Берию, который вдобавок к этому стал и первым заместителем Председателя Совета Министров.

Хрущеву все это не понравилось, но он промолчал, как, впрочем, и Булганин. Позднее Никита Сергеевич так скажет об этих событиях:

“Если бы мы с Булганиным сказали, что мы против, нас бы обвинили большинством голосов, что мы склочники, дезорганизаторы, еще при неостывшем трупе начинаем в партии драку за посты”.

Замысел Сталина о коллективном руководстве после его смерти не был осуществлен.

Уже 5 марта, еще при живом, но лежащем в коме Сталине, его “гвардия” восстановила свое своевластие. 22 человека без всяких проблем в одночасье были выведены из Президиума ЦК.

О том, что Хрущев в это время не играл заметной роли в процессах обновления, как это традиционно принято считать, свидетельствует и следующее обстоятельство.

В статье без подписи «Коммунистическая партия – направляющая и руководящая сила советского народа» появившейся 10 июня 1953 года в газете «Правда», в которой впервые критиковался культ личности, говорилось, что «существо политики нашей партии изложено в выступлениях Г.М. Маленкова, Л.П. Берии и В.М. Молотова».

Как мы видим, Хрущев в эту тройку не входил. Но уже через две недели будет арестован Берия, начнут все больше и больше отходить в тень Маленков и Молотов. Из веера альтернатив, в конце концов, победит хрущевская – Во благо или же во зло?!

Берия был арестован 26 июня 1953 года. Существует немало версий этих событий, но практически все сходятся в том, что ведущую роль в устранении Берии играл Хрущев.

Несомненно, он шел на большой риск – противник был очень серьезный. Недаром Хрущев так гордился тем, что сумел одолеть самого Берию, и очень любил об этом рассказывать.

Одолев Берию, Хрущев решил сразу две задачи – убрал главного соперника в борьбе за власть и серьезно ослабил позиции Маленкова, так как тот был силен только в связке с Берией.

Перейдя на сторону Хрущева, Маленков допустил вторую серьезную ошибку, стоившую ему карьеры. Первой же ошибкой было то, что он уступил Хрущеву пост главы секретариата ЦК партии. До сих пор нет полной ясности в вопросе о последних днях Берии. Официальная точка зрения: Берия был расстрелян в декабре в соответствие с приговором суда.

После устранения (ареста или расстрела) Берии было решено провести специальный пленум ЦК «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берии». Он проходил с 2 по 7 июня 1953 года. Хрущеву поручили вести заседание, а основным докладчиком был Маленков, который и выдвинул набор стандартных обвинений: Берия стремился поставить МВД над партией и правительством, пытался через голову партии нормализовать отношения с Югославией, выступал против строительства социализма в ГДР.

В прениях первым вышел на трибуну Хрущев. Говорил он не менее часа, как всегда путано и сумбурно. Нередко отрываясь от подготовленного текста. Он и не пытался увязать Берию, террор и бессудные расправы со сложившейся системой и всячески отводил даже малейшие подозрения от Сталина.

После ликвидации Берии в паутине запутанных интриг продолжалась подспудная борьба за власть. Главным отныне стало противостояние Хрущева и Маленкова. Каждый стремился использовать в свою пользу малейший промах или недосмотр соперника.

Так, осенью 1953 года на совещании по кадровым вопросам Маленков заявил, что аппарат переродился и с ним невозможно проводить курс на обновление. Слова Маленкова были справедливы, однако это было покушение на привилегии партийной номенклатуры. Недоумевающий и обеспокоенный зал притих.

И тут удачный ход делает Хрущев. В напряженной тишине прозвучал его веселый голос:

– Все это, конечно, верно, Георгий Максимилианович. Но аппарат – это наша опора.

Ответом были бурные аплодисменты. Так постепенно Хрущев набирал очки.

Со временем «звезда» Маленкова стала закатываться.

Все чаще звучало имя Хрущева, который в сентябре 1953 года стал первым секретарем ЦК КПСС. Он много выступал, по-прежнему любил «вариться в народе». Многим нравилась его простота, шутки, умение говорить без всяких бумажек, хотя образованных людей он подчас отталкивал своей грубостью, неотесанностью и малограмотностью.

Есть немало свидетельств, что в начальный период своего пребывания на посту первого секретаря Хрущев старался быть покладистым не перечить другим членам президиума, соблюдать товарищеский тон и внешний декорум коллективизма.

Однако постепенно, стиль руководства Хрущева начинает меняться в худшую сторону. В борьбе за политическое лидерство позиции Хрущева все более укреплялись. Контролируя партийный аппарат, он начал расставлять своих сторонников на всех ведущих постах в партийных органах, умело используя сложившуюся систему подбора и расстановки кадров.

Свидетельствую, что на важнейших участках в большинстве своем оказались те, кого в народе стали именовать «хрущевцами», – люди, как правило, малокультурные, невежественные, высокомерные, потому что подбор и расстановка людей производилась по образу и подобию, по вкусам и прихотям Хрущева.

Хрущев выступил с инициативой освоения целинных и залежных земель. Он считал, что это поможет быстро и сравнительно недорого увеличить сельскохозяйственное производство и наконец-то накормить людей.

В определенной степени это был и политический ход, призванный ослабить позиции Маленкова заявившего на XIX съезде, что «проблема хлеба решена».

Одним из шагов Хрущева в то время стала передача Крыма Украине.
В своих мемуарах он всячески оправдывает этот поступок.

Д. Шепилов полагает, что Хрущеву хотелось от себя лично преподнести Украине подарок в связи с 300-летием воссоединения Украины с Россией, «чтобы вся республика знала о его щедрости и постоянной заботе о процветании Украины».

Так появился на свет указ от 19 февраля 1954 года и о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. А когда в конце мая 1954 года в Крымском дворце состоялся большой прием в честь 300 - летия. То безраздельным хозяином на нем был Хрущев.

«Целинная эпопея» сопровождалась мощной пропагандистской «раскруткой», начало которой положил Хрущев.

22 февраля 1954 года он выступил с речью, перед молодежью, отправлявшейся на целину.

Образ нового вождя, умеющего общаться с простым народом, говорить без всяких бумажек понятно и доходчиво, начал постепенно внедряться в массовое сознание.

Популярность Хрущева возрастала. Когда началась подготовка к выборам в Верховный Совет СССР, Хрущев предпринимает еще один ход. Выступая 6 марта 1954 года перед избирателями он, ссылаясь на Ленина, заявил о том, что возможно длительное мирное сосуществование социализма и капитализма.

Правда, Маленков в своих новациях пошел дальше. 12 марта, выступая с предвыборной речью, он говорил, что у мирного экономического соревнования двух систем нет альтернативы, потому что «холодная война» всегда может перерасти в мировую, которая при современных средствах войны означает гибель мировой цивилизации.

Но это заявление, видимо, было слишком сильным! для того времени.

Многие члены Президиума ЦК выражали недовольство, а Молотов восклицал: «Как это можно утверждать, что при атомной войне может погибнуть цивилизация? Тогда зачем же нам строить социализм, беспокоиться о завтрашнем дне? Уж лучше сейчас запастись всем гробами. Видите, к чему может привести такая теория? Она не способствует мобилизации общественного мнения на активную борьбу против преступных замыслов империалистов».

А Хрущев, выступая перед депутатами нового Верховного Совета СССР, в апреле 1954 внес поправку, в слова Маленкова

« Если империалисты попытаются развязать новую войну, то она неминуемо окончится крахом всей капиталистической системы».

В ходе расследования «ленинградского дела» весной 1954 года был установлен факт его фальсификации, а сотрудники МГБ, принимавшие в нем участие, прямо называли главных организаторов — Берию и Маленкова.

Это был очередной удар по престижу Маленкова.

В апреле 1954 года Никите Сергеевичу исполнилось 60 лет. «Правда» и другие центральные газеты вышли с юбилейными материалами.

Хрущев получил звание Героя социалистического труда.

Маленков все более явно сдавал свои позиции. После пленума ЦК в июне 1954 года его имя в газетных отчетах уже не ставилось впереди всех, а упоминалось в общем списке официальных лиц по алфавиту.

В это время Хрущев, видимо, был полностью поглощен политической борьбой и ни о каких реформах не помышлял.

Так, выступая в июне 1954 года в ЦК КПСС перед идеологическими работниками, он говорил, что «надежда некоторых лиц на смену ориентации у партии, на отказ от той политики Сталина, не оправдана».

Вскоре Хрущев провел решение о создании в ЦК общего отдела и передаче ему функций канцелярии Президиума ЦК КПСС, которой руководил Маленков.

Весь аппарат Центрального Комитета партии перешел к Хрущеву.

С ноября 1954 года документы Совета Министров начинают выходить только за подписью Булганина. Фактически для Маленкова это была уже отставка. Ему не хватило жестокости, безжалостности к своим политическим противникам.

В конце января 1955 года на пленуме ЦК был поставлен вопрос о смещении Маленкова. С докладом выступил Хрущев. Он не церемонился с фактически же поверженным соперником. Надуманные и стандартные обвинения, политико-идеологические ярлыки – именно этим изобиловало выступление Хрущева.

Он даже заявил, что хотя Маленков и принял «под влиянием других членов ЦК» участие в пресечение преступной деятельности Берии, но на июльском пленуме в 1953 году «он не нашел в себе мужества, чтобы подвергнуть решительной партийной критике, свои близкие отношения в течение длительного времени с провокатором Берией».

Хотя самого Хрущева, при жизни Сталина, с Берией связывали не менее тесные отношения.

В феврале 1955 года на заседании Верховного Совета СССР было оглашено заявление Маленкова об отставке с поста Председателя Совета Министров. Новым главой правительства по предложению Хрущева был назначен Булганин. В новом правительстве Маленков стал одним из заместителей председателя Совмина и министром электростанции. Однако он оставался членом Президиума ЦК КПСС.

Новый курс внутренней политики СССР был провозглашен в августе 1953 года на сессии Верховного Совета Союза.

На сессии глава правительства Г. Маленков впервые поставил вопрос о повороте экономики лицом к человеку, о первоочередном внимание государства к благосостоянию народа через ускорение развития сельского хозяйства и производства предметов потребления.

Через месяц сентябрьский пленум ЦК КПСС посвятил свою работу анализу тяжелого положения, в котором находилось сельское хозяйство. Хрущев на пленуме высказал предложение о том, что без материального стимулирования крестьян сельское хозяйство не поднять.

Начать следует с резкого повышения закупочных цен на сельскохозяйственные продукты.

Вначале 1954 был взят курс на поднятие целинных земель. Этого требовали интересы быстрейшего решения острой зерновой проблемы.

Народ жил впроголодь. На целине пахали десятки тысяч энтузиастов из центра России, Украины. На целине создавались зерновые хозяйства.

В 1958 началась реорганизация МТС в РТС. Технику продавали колхозам. Предполагалось, что мера укрепит материальную базу колхозов и ликвидирует «двоевластие» на земле, укрепит власть колхозов, развяжет их инициативу.

В целом, крупные закупки в аграрной области, проведенные в 1953-1958 годах, можно свести к следующему:

– резко повысились закупочные цены,

– списали долги прошлых лет,

– в несколько раз увеличили государственные расходы на нужды деревень,

– отменили налог на ЛПХ и разрешили в 5 раз увеличить его размер,

– провозгласили принцип планирования снизу,

– стали вводить пенсии колхозникам,

– начали давать им паспорта,

– колхозы получили право вносить изменения в свои уставы с учетом местных условий.

Наконец, за пять лет реализовали крупную программу освоения 42 млн. га целинных и залежных земель

Эти меры, не подрывая государственной монополии, укрепили сельское хозяйство, во многом раскрепостили крестьян.

Однако с конца 50-х экономические стимулы, как рычаг развития, настойчиво вытеснялись административным принуждением, что было привычно и менее безопасно для управленческого аппарата.

Экономическое реформирование перешло в административную тряску.

В результате, к середине 60-х годов ЛДХ деревенских жителей во многих районах страны деградировала до уровня более низкого, чем вначале 50-х. Это не замедлило сказаться на обострении продовольственной проблемы в СССР. Аграрная политика государства после сентября 1953 была непоследовательной, половинчатой, а потому, не привела к устойчивому успеху.

В 1959 находясь в США, Н.С.Хрущев обещал американцам показать «кузькину мать» не только в науке и технике, но и в сельском хозяйстве.
Он пришел к выводу, что поднять «мясную целину» можно, лишь решив проблему кормопроизводства, а та в свою очередь упирается в структуру посевных площадей. Вместо травополья надо перейти к широким и повсеместным посевам кукурузы, которая и зерно дает, и зеленую массу на силос. Там же, где кукуруза не растет, решительно заменять руководителей, которые «сами засохли и кукурузу сушат».

Однако чудо не наступило, и в 1962 правительство принимает решение стимулировать животноводство повышением в полтора раза цен на мясо.

К этому времени СССР превратился в могучую промышленную державу. Упор по-прежнему делался на производство средств производства, которое составляло к началу 60-х годов ¾ общего объема промышленного производства.

Особенно быстро развивались промышленность стройматериалов, машиностроение, металлообработка, химия, нефтехимия, электроэнергетика.

Столь высоких темпов можно было достичь, только активно используя жесткие методы административной экономики.

Никита Сергеевич был уверен, что темпы промышленного роста страны будут не только высокими, но и возрастающими. Выводы западных экономистов о неизбежности «затухания» темпов по мере возрастания экономического потенциала СССР отвергались, как попытки судить о социализме по аналогии с капитализмом.

Тезис об ускоряющемся развитии народного хозяйства СССР прочно вошел в политическую пропаганду и общественные науки.

Не смотря на подведение машиной базы под народное хозяйство, ее научно-технический уровень начинал отставать от потребностей времени.

Высок был удельный вес рабочих и крестьян, занятых тяжелым ручным и малоквалифицированным трудом. Эти проблемы обсуждались в 1955 году на июльском пленуме ЦК КПСС, посвященному научно-техническому прогрессу. Был определен курс на механизацию и автоматизацию производства.

Через несколько лет, в 1958 было названо и главное звено, ухватившись за которое, надеялись вытянуть всю цепь научно-технической революции – химия.

Однако символом научно-технического прогресс СССР стал штурм космоса. В октябре 1957 года был запущен первый искусственный спутник земли. Затем космические ракеты понесли в космос животных, облетели Луну.

А в апрели 1961 в космос шагнул человек, первый человек планеты, советский человек.

Имена первых советских космонавтов были на устах у всей страны: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андрей Николаев, Валентина Терешкова….

Покорение космоса потребовало колоссальных средств. За ценой не стояли. В этом был не только научный, но и военный интерес.

Важнейшими внутриполитическими событиями стали XX и XXII съезды КПСС.

XX съезд КПСС состоялся в феврале 1956 года.

Были подведены итоги пятой пятилетки, приняты директивы по шестой пятилетки, поставлена задача догнать и перегнать развитые капиталистические страны «в короткие исторические сроки».

Однако планы были сорваны, задача забыта, а съезд вошел в историю советского общества благодаря докладу, сделанному Н.С. Хрущевым, на последнем, закрытом вечернем заседание, докладу, которого не было в повестке дня.

Необходимость этого доклада, шокировавшего делегатов съезда, Хрущев отстоял в трудных спорах со своими товарищами по Президиуму ЦК КПСС.

Материалы к докладу «О культе личности и его последствиях» подготовила созданная в 1959 году, по предложению Хрущева, комиссия ЦК во главе с секретарем ЦК КПСС академиком П.Н. Поспеловым.

В докладе были приведены многочисленные факты жестоких расправ над высокопоставленными партийными, государственными и военными деятелями во времена Сталина.

Он не содержал теоретических обобщений и глубоких выводов. Вывод был один: казненные «враги народа» на деле были честными партийцами и советскими патриотами.

В 1956 году съезд поручил ЦК партии подготовить проект новой партийной программы – программы строительства коммунизма в СССР.

О возможности построения коммунизма в отдельно взятой стране говорил И.В.Сталин в 1939 году на VXII съезде партии.

В октябре 1961 на XII съезде КПСС была принята новая программа партии.

Внешняя политика Н.С.Хрущева.

Противостояние США и СССР давило над всей планетой.

Два мировых гиганта и существующие в их орбитах страны – сателлиты определяли основные тенденции международных отношений. А самое главное – это противостояние воспроизводило атмосферу взаимного страха. США боялись, неожиданного нападения со стороны Советского Союза, а тот, в свою очередь, боялся удара со стороны американцев.

Ни та, ни другая страна не жалели средств на вооружение и разведку. Обоюдная настороженность и подозрительность всегда отличали советско-американские отношения, даже в годы «потепления» и «разрядки»

Началу противостояния СССР и США в 1960 году положил разведывательный полет американского самолета У-2., который был сбит советскими ПВО, во время встречи Н.С.Хрущева и Эйзенхауэра.

Тогда же возник вопрос: чем была вызвана столь жесткая и воинственная позиция Хрущева в отношении США?

Ведь шпионажем Советский Союз «увлекся», наверное, еще более азартно, чем американцы. Быть может, он опасался, что приезд президента Эйзенхауэра в нашу страну вызовет рост симпатий к американскому образу жизни? Вряд ли, ведь все зависело от того, как этот визит будет подавать печать.

К тому же времени перед руководством СССР встала еще одна задача: ехать ли в Париж на встречу в верхах? Малиновский и Козлов считали, что делать этого не следует. Сам Хрущев на сей счет имел иное мнение, которое он высказал на заседание Президиума ЦК 12 мая: «Я разделяю ваше возмущение провокационными выходками американцев. Но в политике нельзя давать волю чувствам…».

В субботу 14 мая Хрущев прилетел в Париж.

16 мая в Елисейском дворце состоялась предварительная встреча лидеров держав: Хрущева, Эйзенхауэра, де Голля и Макмиллана.

Однако длилась она недолго. Хрущев потребовал от президента США извиниться за инцидент с У-2. Тот отказался.

Де Голль предложил перенести встречу на следующий день. Однако из-за неуступчивости Хрущева собраться вместе так и не удалось.

Макмиллан записал в своем дневнике:

– «Так закончилась, даже не начавшись, конференция на высшем уровне».

18 мая во второй половине дня Хрущев дал пресконференцию, на которую собрались более двух тысяч корреспондентов. Он зачитал заранее подготовленное заявление. В зале раздалось недружественное гудение, выкрики с места. Хрущев отложил в сторону текст:

– Хочу сразу ответить тем, кто здесь «укает». Меня информировали, что подручные канцлера Аденауэра прислали сюда своих агентов из числа фашистов, не добитых нами под Сталинградом. Они тоже шли в Советский Союз с «уканьем». А мы им «укнули», что сразу на три метра в землю вогнали. Так что вы «укайте», да оглядывайтесь.

После срыва парижской конференции Хрущев решил сам поехать на сессию Генеральной Ассамблеи ООН.

Другой его идеей стало предложение перенести штаб-квартиру ООН из США в одну из европейских стран: Швейцарию, Австрию или Советский Союз.

19 сентября теплоход прибыл в гавань Нью-Йорка. Встречи не было, от властей – никого. Вдобавок ко всему профсоюз докеров в знак протеста против приезда Хрущева в США отказался принимать советскую делегацию.

Эта сессия Генеральной Ассамблеи ООН вошла в историю как одна из самых представительных и, вместе с тем, одна из самых конфронтационных. Последнее обстоятельство во многом объяснялось поведением неуступчивого и шумливого «коммуниста номер один», который хотел показать всем «кузькину мать»!

Противостояние.

В начале 60-х годов самонадеянная и опрометчивая политика руководства СССР способствовала обострению отношений не только с ведущими капиталистической державой, но и с великим соседом – КНР.

В последние годы жизни основатель Советского государства видел в союзе с Китаем залог победы социализма во всемирном масштабе. И в 50-е годы советско-китайские отношения действительно определяли силу и могущество «социалистического лагеря».

Однако курс КПСС на разоблачение культа личности Сталина вызвал растущий протест в руководстве Компартии Китая. Попыткой поставить соседа «на место», вернуть его в «фарватер» своей политики весной
1960 года, явился неожиданный и срочный вывод советских специалистов из КНР, сокращение материально-технической помощи.

Китай оказался в тяжелом положении. Более полутораста предприятий были построены с помощью СССР в первой китайской пятилетке, были заложены сотни заводов и фабрик. И все это оказалось в ловушке экономической зависимости. Процесс индустриализации Китая резко затормозился.

В дальнейшем список взаимных обид, претензий и ударов множился. Отношения КПСС и КНП, СССР и КНР из дружественных связей стали напряженными, а потом враждебными.

Все это имело далеко идущие и трагические последствия. Раскол советско-китайских отношений стал основой раскола мировой системы социализма и международного коммунистического движения.


Оттепель.

С легкой руки Ильи Эренбурга «оттепелью» стали называть наступившее после смерти Сталина время, когда началось « оттаивание» от страха, несвободы, лжи и агрессивности.

После смерти Сталина руководство СССР активизировало внешнеполитическую деятельность, пересмотрело некоторые взгляды Сталина на отношения с другими, прежде всего капиталистическими странами.

Начался короткий период «оттепели» в международных отношений. Налаживались тесные контакты со странами, освободившимися от колониальной зависимости, прежде всего Индией и Индонезией. Укреплялись дружественные связи со странами «социалистического лагеря».

В 1955 году был создан военно-политический союз социалистических стран Европы, кроме Югославии, который получил название –
Организация Варшавского Договора.

Первой крупной акцией этой организации было подавление антисоветского и антисоциалистического восстания в Венгрии.

В 1955 году руководство СССР выступило с призывом прекратить гонку вооружений и созвать Всемирную конференцию по этому вопросу. Со своей стороны, в подтверждение нового внешнеполитического курса оно провело две крупные акции: резко, более чем в два раза, сократило численность Вооруженных Сил СССР, доведя ее к концу 1960 года примерно до 2,5 млн. человек, и прекратило весной 1958 года испытания термоядерного оружия, призвав США и Великобританию последовать этому примеру.

Эта акция имела большой международный резонанс, несмотря на то, что сокращение сопровождались ракетно-ядерным перевооружением Советской Армии, а мораторий сами же нарушили осенью 1961 года.

К благотворным последствиям отмеченных акций следует отнести начатые в 1958 года переговоры СССР, США и Англии о запрещение ядерных испытаний и совершенный в 1959 году визит советской правительственной делегации во главе с Н. С. Хрущевым в США.

Переговоры, продолжались пять лет, завершились подписанием в Москве в августе 1963 года договора о запрещение ядерных испытаний в трех сферах: в атмосфере, в космосе, под водой.

И хотя договор не запрещал испытания ядерного оружия под землей, это был крупный договор ядерных стран. Он свидетельствовал, что при наличии доброй воли можно урегулировать самые сложные вопросы.

Вскоре к договору присоединилось около 100 государств.

Московский договор 1963 года внушил надежду, что разоружение – реальная цель.

Первый визит руководителя Советского правительства и партии в ведущую капиталистическую страну – США состоялся в сентябре 1959 года по приглашению президента США Д.Эйзенхауэра. Цель визита – сломать лёд «холодной войны», наладить взаимовыгодное сотрудничество двух стран, обсудить проблему разоружения.

Визит Н.С.Хрущева в США совпал по времени с сессией Генеральная Ассамблеи ООН, на которой он выступил с речью по проблеме разоружения. Заявив о том, что никогда еще гонка вооружений не таила в себе столько опасностей, как в век атома, и что она подвела мир к черте, когда «война может стать фактом», Хрущев от имени Советского правительства изложил четырехлетнюю программу всеобщего разоружения.

Программа включала:

Во-первых, полное разоружение, т.е. ликвидацию средств ведения войны, а именно:

роспуск вооруженных сил; упразднение генеральных штабов, военных министерств; закрытие учебных заведений; ликвидацию военных баз на чужих территориях; уничтожение атомного и водородного оружия, военных ракет. В распоряжении государств Н.С.Хрущев предлагал оставить лишь полицию, вооруженную легким стрелковым оружием.

Во-вторых, предлагалось учредить всеобщий и полный контроль за всеобщим и полным разоружением.

Сессия Генассамблеи ООН одобрила идею разоружения, но не план, предложенный главой СССР.

Но «оттепель» наступила не только во внешней политике, но и внутри страны.

Менялась общественная атмосфера в стране. Начался процесс пробуждения национального самосознания и общественной мысли. Появился новый феномен – общественное мнение. Конечно, проявлялось все это, как правило, в столице и других крупных городах.

Но начало было положено, и в этом – главное.

Первый всплеск оттепели был связан со смертью Сталина и началом обновления.

Второй – с XX съезд партии, «секретным» докладом Хрущева и последующей общественной и духовной либерализацией.

Первый этап оттепели – это осторожное, боязливое, с оглядкой на прошлое свободомыслие, индивидуализм, критичность, растущая из года в год на волне политических изменений и критики культа личности, хотя и без упоминания имени Сталина.

Наиболее отчетливое проявление оттепель нашла в литературе и культуре в целом. Сам Хрущев устраивал встречи руководителей партии и правительства с деятелями культуры. Его установки по проблемам культуры звучали в докладах на XX, XXI, XXII съездах партии, в выступлениях на приеме деятелей культуры.

Оттепель развивалась как бы двумя параллельными потоками, почти не связанными друг с другом. Общественно-политическая и нравственная атмосфера в стране после XX съезда менялась довольно быстро.

Съезд выдвинул немало новых идей, давших пищу для размышлений. Однако оттепель в большей степени ощущалась и воспринималась через литературу, искусство, в неофициальных дискуссиях и спорах.

Второй же поток оттепели – официальная пропаганда – был гораздо сдержаннее. Критика культа личности здесь отрывалась от реальных общественных проблем, сосредоточилась на личности и негативных чертах характера Сталина и ограничивалась по преимуществу периодом репрессий 1937-1938 годов.

Конечно, во многом оттепель происходила на волне преодоления мифа о «великом и мудром Сталине» и критики культа личности. Но продолжал жить другой миф – о Ленине.

В среде интеллигенции звучали призывы «вернуть народу истинный образ Ленина», рассказать о его действительных заслугах, присвоенных Сталиным.

Особенно явно пробуждение общественного самосознания проявилось в литературно-художественном творчестве. Вновь, как это не раз бывало в российской традиции, литература взяла на себя роль фокуса общественных оценок и суждений.

Еще до начала XX съезда в общественном сознании, прежде всего среди творческой интеллигенции, отчетливо появилась тенденция к пересмотру административных основ партийного всевластия в области литературы и искусства.

Однако ни сам Хрущев, ни другие партийные и государственные руководители не поддержали это устремления, усматривая в них покушение на исключительные полномочия партийного аппарата в духовной жизни.

В ситуации, продолжающейся конфронтации двух линий в общественной мысли, Хрущев счел необходимым вмешаться и дать руководящие указания.

14 мая 1957 он выступил на встречи с участниками правления Союза писателей СССР, где говорил, что среди интеллигенции «нашлись отдельные люди, которые начали терять почву под ногами, проявляли известные шатания и колебания в оценке сложных идеологических вопросов, связанных с преодолением последствий культа личности. Нельзя скатываться на волне критики к огульному отрицанию положительной роли Сталина, выискиванию только теневых сторон и ошибок в борьбе нашего народа за победу социализма».

Это был откат «оттепели».

Карибский кризис.

Осенью 1962 года в ходе острого столкновения политической воли, властных амбиций и догматизма трех лидеров – Феделя Кастро, Джона Кеннеди и Никиты Хрущева – мир оказался на грани ядерного самоуничтожения.

Карибский кризис был кризисом доверия. Самое удивительное заключается в том, что этот конфликт возник, чуть ли на пустом месте:

первоначально ни США, ни Советский Союз никаких особых интересов на «Острове свободы» не имели и больших планов не строили.

Узел Карибского конфликта завязался постепенно, почти незаметно, самотеком, в нем большую роль играли случайность и обычная человеческая глупость.

На Кубе 1 января 1959 года был свергнут проамериканский диктаторский режим Батисты. Для Латинской Америки, где перевороты и смена власти происходили чуть ли не ежегодно, – событие заурядное, и тогда на него ни США, ни Советский Союз никакого внимания не обратили.

Правда, Москва уже вскоре после признала правительство Фиделя Кастро. Но дальше дело не пошло, тем более, что Кастро тогда отнюдь не питал симпатий к СССР и социализму.

Первоначально Кастро, нуждаясь в помощи и в поддержке, сделал ставку на Вашингтон. Однако американская администрация не пошла навстречу кубинскому лидеру и в помощи отказала.

После этого тот обращает свой взор в сторону Москвы. Он прекрасно сознавал: чтобы выжить, надо обзавестись могущественным и богатым покровителем.

В феврале 1960 года на Кубу прибыл первый заместитель Хрущева по Совмину Микоян. Вожди нового кубинского режима ему понравились. Вернувшись, Микоян сообщил, что они, конечно, еще не коммунисты, но стойкие борцы против империализма.

Вскоре Советский Союз предоставил Кубе кредит в сто миллионов долларов сроком на 12 лет.

С весны 1960, когда международная обстановка изменилась, настроенная антиамерикански, Куба все больше привлекала внимание Хрущева.

В мае 1960 года установились дипломатические отношения между СССР и Кубой. А осенью того же года, когда Хрущев находился в США, он решил встретиться с молодым кубинским вождем.

Беседа их была недолгой, двое лидеров всего лишь хотели познакомиться друг с другом. Эта встреча усилила подозрения американцев, что Кастро является коммунистом.

Как бы то ни было, для американцев кубинская проблема неожиданно выдвинулась на первое место.

В январе 1961 года Джон Фицджеральд Кеннеди приступил к исполнению обязанностей президента США. С самого начала Хрущев внимательно следил за словами и действиями нового хозяина Белого Дома.

Кеннеди приходилось уделять много внимания внешней политики. Горячими точками вялотекущей «холодной войны» по-прежнему были Куба и Берлин.

Весной 1961 года началась подготовка встречи Хрущева и Кеннеди в Вене.

К сожалению, в Вене в июне 1961 года Хрущев повел себя не лучшим образом. Он принял стремление Дж. Кеннеди к взаимопониманию и терпимости за проявление слабости. Хрущев потребовал, чтобы западные державы ушли с Западного Берлина, и вновь выдвинул свою идею создать тройку генсеков ООН.

7 августа 1961 года Хрущев, выступая по телевидению, заявил, что в связи с осложнением обстановки вокруг Западного Берлина Советскому Союзу, возможно, придется усилить свои воинские формирования на западных границах.

Вскоре НАТО была введена повышенная боеготовность. А в ночь на 13 августа по решению руководство СССР и ГДР возводится стена, разделяющая Восточный и Западный Берлин.

С 1957 Советский Союз превратился в мощную военную супердержаву. Однако в целом к началу 60-х США обладали количественным и качественным преимуществом в области стратегических ядерных вооружений, имея семнадцатикратный перевес по ядерным боеприпасам.

Проведенная американцами, в 1961 году, разведка показала, что вместо двухсот ракет, как до этого полагало ЦРУ, Советский Союз имел лишь четыре межконтинентальные ракеты. Активное развертывание таких ракет у нас началось лишь в конце 1961 года.

В 1961-1962 годах нарастала напряженность между США и Кубой.

Хрущев решил оказать реальную помощь Кубе.

В мемуарах он пишет: «Потеря революционной Кубы, которая первой из латиноамериканских стран, ограбленных США, встала на революционный путь, понизит у народов других стран волю к революционной борьбе…»

Однако все это привычная « революционная риторика». Скорее всего, главное заключалось в том, что американская администрация, получая объективную информацию от Пеньковского и спутники-разведчики, уже не верила блефу о «ракетно-ядерной мощи» Советского Союза.

А создать на Кубе базу означало получить возможность реального всесокрушающего удара по США.

В июле 1962 года в Москву прибыла кубинская военная делегация во главе с братом Фиделя, министром вооруженных сил Раулем Кастро.

В августе было подписано советско-кубинское соглашение о поставках оружия на Кубу. С августа до середины октября на Кубу прибыло до ста судов с оружием. Операция, получившая кодовое наименование «Анадырь», осуществлялась в строжайшей секретности.

15 октября 1962 года американский самолет-разведчик У-2 сфотографировал размещенные на Кубе советские ракеты с атомными боеголовками «земля-земля».

Обнаруженное на Кубе ядерное оружие вызвало шок в американской администрации. Президент, его брат Р.Кеннеди, их ближайшее окружение выступили за морскую блокаду Кубы. Военные требования немедленной вооруженной атаки. Между тем Москва продолжала утверждать, что наступательных ракет на Кубе нет.

22 октября президент Кеннеди выступил по телевидению и радио. Слова его повергли Америку в шок: «…В течение прошлой недели бесспорные доказательства установили тот факт, что в настоящее время на этом плененном острове подготавливается целый ряд стартовых площадок для наступательного ракетного оружия».

Сразу же, после этого, 23 октября Москва выступила с резким заявлением, в котором установление морской блокады Кубы и досмотр судов рассматривались как «беспрецедентные и агрессивные действия», способные привести к развязыванию мировой ядерной войны.

26 октября президент США распорядился разработать срочные меры в целях утверждения «гражданского правления» на Кубе после оккупации ее американскими войсками. Все было готово для начала военных действий, ждали только приказа Кеннеди.

Вечером 26 октября президент США получил послание от Хрущева, где говорилось, что Советский Союз уберет ракеты, если США дадут гарантии не нападать на Кубу.

В ночь на 28 октября без всяких консультаций с Кастро Москва решает подписать договор с США, где было указанно, что в обмен на вывод советских ракет наступательных ракет США принимали на себя обязательства не нападать на Кубу.

Именно тогда мир висел на волоске.

Через некоторое время состоялись переговоры в Гаване, по результатам которых Кеннеди объявил о снятии блокады с Кубы. К тому времени советские наступательные ракеты были уже вывезены. В Советских вооруженных силах была отменена повышенная боеготовность.

Карибский кризис был преодолен.

Заговор.

Заговоры против правителей – это всегда самые драматические, а нередко и кровавые страницы истории.

Это всегда, не смотря на множество исторических свидетельств, самые загадочные страницы истории. Вот и по поводу смещения Хрущева нет полной ясности.

Неопределенные слухи о растущем недовольстве политикой Хрущева стали распространяться в высших эшелонах власти уже в конце 1963 года.
Видимо, тогда же у некоторых из «вождей» стали появляться мысли о возможном отстранении Хрущева. Тем более что обиженных было не мало!

Есть много свидетельств, что в 1962-1963 годах самым близким к Хрущеву людьми были Брежнев, Подгорный, Козлов и Шелепин.

Все они отражали интересы номенклатуры недовольной постоянным перетряхиванием кадров Хрущевым, покушением на привилегии.

Особенно обеспокоила прономенклатуру речь Хрущева на пленуме ЦК в июле 1964 года, наполненная резкими выпадами и даже угрозами по адресу местных партийных органов в связи с провалами в сельском хозяйстве.

И содержание, и тон выступления показали, что Хрущев готов к новым непредвиденным шагам.

Однако задолго до смещения Хрущев не раз говорил, что он очень устал и собирается уйти.

Один из его помощников вспоминал: «… Хрущев действительно собирался уходить, потому что был на пределе. Да и выступая на заседание Президиума ЦК в день своего смещения, Хрущев сказал: «Я давно думал, что мне надо уходить!»

17 апреля 1964 года Хрущеву исполнилось 70 лет! Юбилей был торжественно отмечен по всей стране. Юбиляру присвоили звание Героя Советского Союза – за заслуги пред КПСС и Советским государством и за «исключительные заслуги в борьбе с гитлеровскими захватчиками».

На торжественном обеде в Георгиевском зале Кремля все выступавшие говорили о крепком здоровье Хрущева и желали ему еще многих лет плодотворной работы на благо партии и советского народа.

Но в высшем партийно-государственном руководстве уже были убеждены в неспособности Хрущева, остановить рост негативных тенденций в жизни общества.

1964 год стал годом особенно интенсивных поездок Хрущева по стране и за ее пределы. Все это вызывало недовольство правящей элиты.

Хрущев так же предложил провести новую реформу управления сельским хозяйством. Обсуждение этой очередной реорганизации предлагалось провести на пленуме ЦК в ноябре.

В сентябре 1964 года, когда многие из заговорщиков находились на юге в отпуске, они окончательно обсудили все детали смещения Хрущева.

В начале октября 1964 года Хрущев отправился на отдых в Пицунду.

12 октября в Кремле собрался Президиум ЦК. Председательствовал Брежнев. Было решено обсудить некоторые вопросы нового пятилетнего плана с участием Хрущева, а также отозвать записку Хрущева « О руководстве сельским хозяйством…».

Когда днем 13 октября Хрущев прилетел в Москву, его встретил только председатель КГБ Семичастный и секретарь Президиума Верховного Совета СССР Георгадзе.

«Где остальные?» – спросил Хрущев,

– «В Кремле».

– «Они уже пообедали?»

– «Нет, кажется, Вас ждут».

Семичастный свидетельствует, что Хрущев был спокоен; видимо, ни о чем не подозревая.

На заседание Президиума 13 октября говорили очень резко, что Хрущев игнорирует принципы коллективного руководства, проявляет самодурство, допустил много ошибок.

На этом заседании Хрущеву пришлось выслушать немало неприятных слов. Вот содержание заключительного выступления.

«Вы все здесь много говорили о моих отрицательных качествах и действиях и говорили также много о моих положительных качествах, и за это вам спасибо. Я с вами бороться не собираюсь, да и не могу… Я по-разному относился к вам и извиняюсь за грубость, которую допускал в отношении некоторых товарищей. Извините меня за это…

Я благодарю вас за предоставленную мне возможность уйти в отставку. Прошу вас, напишите за меня заявление, и я его подпишу. Я готов сделать все во имя интересов партии…»

Когда стало ясно, что смещение Хрущева прошло спокойно и сравнительно безболезненно, Брежнев был очень доволен: он благодарил соратников, а для близких друзей устроил роскошный ужин.

Хрущев же сам определил круг привилегий:

1)пенсию в 500 рублей;

2)кремлевскую столовую и поликлинику;

3) дачу в Петро-Далнем и городскую квартиру;

4) персональную машину.

Так был низвергнут с политического Олимпа один из самых интересных, незаурядных и противоречивых правителей советской эпохи. «Никита-чудотворец» так и не сумел сотворить чудо!

Неожиданная отставка была воспринята Хрущевым как крах всей его жизни. Многие годы работа была для него всем и творчеством, и радостью, и постоянной тревогой.

К его словам прислушивался весь мир.

И вот – безвестность, тихое растительное существование в окружение семьи и охраны.

Его сразу же отрезали от внешних источников информации, резко ограничили контакты, фиксировали посетителей и телефонные звонки.

«Хрущева боялись. – Свидетельствует его сын Сергей. – Поверженный, он казался опасным, все ждали от него чего-то неожиданного, каких-то действий».

Сам Хрущев, в первые, после отставки дни, сокрушался: что он теперь будет делать без работы, как жить?!

Иногда впадал в какое-то оцепенение, возможно, прокручивал в памяти события последних дней.

Со времен он стал привыкать к своему новому положению.

Никита Сергеевич начал много читать, в основном русскую классику.

В начале 1965 года Хрущев и его семья переехали на дачу в Петро-Далнем, где Никита Сергеевич повел последние годы жизни.

Так же внимательно следил он и за событиями во внутриполитической жизни страны. Хрущев видел, что от многих его нововведений новые руководители отказались, и это вызвало у него явное неодобрение.

Всегда считавший себя знатоком международных отношений, Хрущев и на пенсии внимательно следил за тем, что происходит в мире.

Но главным делом для Хрущева в эти последние годы жизни стали его мемуары. Изо дня в день, диктуя воспоминания, Хрущев как бы заново переосмысливал свою жизнь.

Он все глубже погружался в себя и в переживаемые события, стремясь по возможности честно передать потомкам свое понимание исторического творчества.

Да, Хрущеву было что вспомнить.

Сначала тридцатых годов вращался он в окружение Сталина,

был членом Политбюро,

активным участником войны,

потом десять лет руководил сверхдержавой, с которой в то время считался весь мир,

встреча с Мао Цзэдуном,

ухудшение отношений с Китаем,

визит в США,

Карибский кризис,

взаимоотношения с молодыми государствами Африки и Азии.

Между тем кремлевская верхушка внимательно следила за неугомонным пенсионером.

В 1970 году председатель КГБ Ю.Андропов на бланке с грифом «Особой важности» сообщал в ЦК КПСС:

«В последнее время Н.С.Хрущев активизировал работу по подготовке воспоминаний о том периоде своей жизни, когда он занимал ответственные партийные и государственные посты…»

В начале сентября 1971 года Хрущев заканчивает диктовку воспоминаний и публикует их в одном американском издательстве.

А 11 сентября 1971 года Никита Сергеевич Хрущев скончался.


Значение деятельности Хрущева для истории СССР.

Десятилетие Н.С.Хрущева не было спокойным периодом.

Оно знало кризисы, трудности, внутреннее и внешнее осложнения. Осуществлялся сложный переход от сталинского правления,

периода от прерывно-черезвычайного, к нормальной жизни.

Н.С.Хрущев оставил приемникам длинный список нерешенных проблем. Однако врядли можно возлагать только на него всю ответственность за то что, они не были решены.

Переход от авторитарной системы был осуществлен не ценой новых расколов и новых жертв, а путем восстановления подавленной диктатурой энергией страны.

Успехи окрыляли Н.С.Хрущева. Он выдвигал бесчисленное множество идей, которые не найдя материальной поддержки, остались только на бумаге.

Очень важно понять, что в первый период своего правления Хрущев был выразителем руководящего слоя советского общества, которые не желали больше работать в условиях страха и «чисток» партии и потому его поддерживали.

Во второй период своего руководства Хрущев не пожелал остановиться на достигнутом и пошел дальше. Он задумал коренные реформы, которые привели его к конфликту с той верхушкой партии, которая противилась этому. Другими словами, он пошел против официальной идеологии, в партии увидели в хрущевских реформах угрозу структуре государство.

Это послужило главной причиной смещения Хрущева и постепенным возвратом к сталинским нормам жизни.

Так в чем же значение деятельности Н.С.Хрущева, который был ближайшим соратником Сталина, с одной стороны, и великим реформатором – с другой стороны?

Главной заслугой Хрущева было то, что он со всей присущей ему кипучей энергией разрушил авторитарную систему управления, сложившуюся в СССР. Это Хрущев начал демократизацию общества, привлекая к управлению широкие слои населения, приблизился к рыночным отношениям и начал осваивать первые из них. При Н.С.Хрущева было во многом решена самая острая проблема – жилищная. Начался подъём сельского хозяйства, сделала мощный прорыв промышленность.

Большие изменения произошли во внешней политике.

Десятилетия Хрущева по праву называют десятилетием «оттепели». Это справедливо не только для внешнеполитической деятельности Советского Союза, но и для внутренней жизни страны.

В СССР складывались новые отношения между людьми. Интенсивно развивается культура. За годы правления Н.С.Хрущева космос стал советским. Первый спутник Земли был наш, первый человек в космосе – наш. И самое главное, в это время был достигнут ядерный паритет между СССР и США, что позволило последним признать силу Советского Союза и считаться с его мнением при решении важнейших мировых проблем.

Итак, Никита Сергеевич Хрущев вошел в историю как видный реформатор, сделавший для Советского Союза необычайно много добрых дел, отмеченных эпохальными событиями современности!


Список литературы.

В.Н.Шевелев Н.С.Хрущев// Серия «След в истории».Ростов-на-Дону 1999г.

Н.С.Хрущев Мемуары//Вопросы истории//1990г.

Д.Т.Шепилов Воспоминания//Вопросы истории//1998г.

П.А.Судоплатов Спецоперации. Лубянка и Кремль. Москва 1998г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий