регистрация / вход

Вклад А. Т. Болотова в агрономическую науку

Контрольно-курсовая работа на тему «Вклад А. Т. Болотова в агрономическую науку» Содержание Введение 1. Биография 2. Вклад в агрономическую науку Заключение

Контрольно-курсовая работа

на тему

«Вклад А. Т. Болотова в агрономическую науку»

Содержание

Введение

1. Биография

2. Вклад в агрономическую науку

Заключение

Литература.

Введение

Болотов по праву считается одним из самых энергичных тружеников русского Просвещения. Этот удивительный человек, ныне полузабытый, обладал энциклопедическими знаниями и умениями. Он оставил заметный след в самых разнообразных областях деятельности. Это-градостроитель и администратор, родоначальник отечественной сельскохозяйственной науки, садовод, врачеватель, неутомимый переводчик и замечательный писатель, а еще поэт и художник.

1. Биография

Андрей Тимофеевич Болотов (1738 – 1833) – известный русский ученый, писатель, энциклопедист, один из родоначальников русской агрономической науки. Всесторонне одаренный, обладающий незаурядным, пытливым умом и необычайной работоспособностью, Болотов оставил свой след во многих областях науки и культуры, причем многое открыл или совершил впервые.

Им написано свыше 350 томов научных и литературных произведений, из которых около 4 тысяч научных работ было опубликовано. По масштабам личности, разносторонним дарованиям и научным достижениям Болотова можно сравнить с М. В. Ломоносовым, однако имя первого русского ученого-агронома долгие годы было почти забыто.

Андрей Тимофеевич Болотов родился 7 (18 по н. с.) октября 1738 года в своем родовом имении – д. Дворяниново Алексинского уезда Тульской губернии (ныне Заокский район Тульской области). Он происходил из семьи мелкопоместного дворянина, полковника Архангелогородского полка Тимофея Петровича Болотова. Тимофей Петрович в совершенстве владел немецким языком, благо это было нетрудно, так как он вместе со своим братом окончил немецкую школу, где проявил себя как человек пытливый и любознательный. Детские годы Андрея Тимофеевича прошли в Прибалтике и Финляндии, где располагался полк его отца. Систематического образования Болотов не смог получить, т. к., проучившись один год в Петербургском частном пансионе, в 1752 г. после смерти родителей он вынужден был поселиться в д. Дворяниново для ведения хозяйства.

Его отец, Тимофей Петрович Болотов умер в 1750 году, завещая сыну, по обычаям того времени уже записанному на службу, любовь к труду, уважение к иностранной культуре, веру в книги и науку. Мать же Андрея Тимофеевича Мавра Степановна скончалась двумя годами позже - в 1752 году.

В 1755 году он поступил на действительную военную службу. Здесь была строгая дисциплина, нередко и муштра. Умение беспрекословно подчиняться и всегда быть в движении развивало задатки будущей деятельности Андрея Тимофеевича. Тут но учился подчиняться и командовать, выполнять дело быстро и решительно, именно тут появилась у него выносливость и закалка. Надо сказать, что относился он к солдатам хорошо, поддерживая дисциплину, усердно их учил и бездумно не наказывал. Болотов много хлебнул на военных дорогах. Был он и квартирмейстером и ротным командиром, месил грязь пешком, отогревался у костров и все это запечатлевал в своей памяти. В составе русской армии Болотов принял участие в Семилетней войне (1756 – 1762). С 1757 по 1761 гг. он находился в Кенигсберге, где служил переводчиком в канцелярии русского военного губернатора Восточной Пруссии. Все свое сво6одное время Болотов посвящал чтению, изучению философских и естественных наук, посещая лекции местного университета. В 1761 г. он был переведен в Петербург. Однако, тяготясь военной службой, в 1762 г. Болотов воспользовался указом Петра III «O вольности дворянства», подал в отставку и поселился в своем имении в Дворянинове. Здесь он всецело посвятил себя сельскохозяйственной, научной, литературной и просветительской деятельности.

Главным в становлении Болотова как ученого были книги, любовь к чтению, проявившееся уже в раннем детстве. Библиотека Андрея Тимофеевича имела большой значение не только для него самого, но и для детей, внуков и более далеких потомков. В библиотеке насчитывалось около 1300 книг, из них более половины на иностранном языке.

Его талант возрос и окреп не в академии, не в университете, а в захолустном имении Тульской губернии – там были его опытные поля и сады, там была у него из крупнейших усадебных библиотек, там у него был рабочий кабинет.

Неиссякаемым источником человеческого счастья он считал общение с природой. По его мнению, с раннего детства нужно раскрывать перед детьми красоту окружающего мира, прививать умение понимать ее и наслаждаться ею, тем более что это так доступно.

2. Вклад в агрономическую науку

Болотов знакомился с новейшими трудами европейских ученых по сельскому хозяйству, живо интересовался образом жизни и способами ведения хозяйства местного населения, т. е. как возделывалась почва, что и как на ней выращивалось. Не остались без внимания вопросы «до экономии относящиеся». Став хозяином собственного имения, Болотов начал вести хозяйство новыми передовыми методами, в основе которых были отечественный опыт и знания, полученные им за границей. Он развел в Дворянинове прекрасный ботанический сад, выписывая семена и саженцы растений со всех концов России и из-за границы, проводил различные эксперименты в саду, огороде, на полях, применяя органические и минеральные удобрения, конструировал новые сельскохозяйственные орудия труда. Все свои опыты он тщательно записывал, ведя ежедневно дневник своих наблюдений и событий.

Болотов является автором более чем 450 опубликованных работ, в том числе по сельскому хозяйству. Ему принадлежит первая работа о почвенном покрове небольшого района, детально исследованного.

В 1765 году в России было основано Вольное Экономическое общество, провозгласившее своей главной задачей распространение передовых методов ведения сельского хозяйства. Болотов стал одним из наиболее активных членов общества, напечатав в его «Трудах» 28 статей.

В 1766 г. в Трудах Вольного экономического общества была опубликована его работа "Описание свойств и доброты земель Каширского уезда". Через 2 года в этом же издании появилась статья Болотова "Примечания о хлебопашестве вообще", в которой значительное место вновь было уделено проблемам почвоведения: "Первым предметом или частью хлебопашества можно почесть разбирание свойств и качеств земли или исследование и узнавание к чему земля наиспособна. Сей разбор свойств и качеств земли ни для чего иного сельскому домостроителю надобен, как для того, чтобы он мог через то всякою частичкою земли своей наивыгоднейшим образом пользоваться, или чтоб всякая часть земли приносила ему величайшую или такую пользу, какой больше по свойству своему она приносить уже не может".

Трактат «О рублении, поправлении и заведении лесов» опубликовали в IV части «Трудов» Вольного экономическо­го общества за 1768 год с продолжением в пятой.

Мог ли автор предположить, что явится основоположни­ком лесоводческой науки! Метод получения стройных пря­моствольных деревьев открыт им на двадцать лет раньше, чем Кантом в Германии, и за шестьдесят лет до Метыо в Англии. Зависимость порослевого возобновления от ука­занных Болотовым факторов подтвердили ученые через пол­тора века! Найденные им более двухсот лет назад способы ухода за молодняком, летних пересадок деревьев и кустар­ников, сбора семян с учетом формового разнообразия, удоб­рения почвы листвой актуальны и в наши дни. Как и прин­цип непрерывности и постоянства пользования лесом и раз­бивка его на 20 и 40 участков.

В своем труде "Об удобрении земель" (1770) Болотов писал, что пища растений "состоит в воде и некоторых особливых земляных или паче минеральных частичках, следовательно, надобно земле сим вещам в довольном количестве находиться". В статьях "О вещах, годных к удобрению", "О употреблении гипса для удобрения пашен", "О удобрении земли золою" Болотов за 70 до Либиха предвосхитил теорию минерального питания растений. В качестве возможных удобрений Болотов предлагает использовать следующие вещества: золу, древесный лист, гипс, известь, мусор, селитру, запаханное жнивье, прудовую и болотную тину, торф, зеленое удобрение (запахивание зеленого гороха, мака, сурепки, чечевицы и гречихи в цвету), отходы разных производств (кожевенных, сукновальных, опилки и др.).

Большое внимание Болотов уделял вопросам правильной и своевременной обработки почвы, рекомендовал производить зяблевую вспашку, весеннее боронование озимых, рыхление почвы в междурядьях пропашных культур, прикатывание посевов, дабы "...земля, сколько можно глубже вспахана и мягше была уработана". "Не надобно отнюдь упускать способного времени в пашне, а особливо скородьбе, ибо великая разность уработывать землю в сухую погоду и после дождя, или очень рано весной, или дав земле прочахнуть".

Болотов говорил о том, что для правильного использования почв необходимо уметь их классифицировать, знать признаки и свойства почв. "Опыты нам доказывают, что земли по многообразию своих свойств и качеств требуют не только различного себе удобрения, но и различного порядка, наблюдаемого при производстве самого земледелия. Не всякая земля может одними средствами удобрена, и не всякая одним порядком урабатываема быть. Все должно согласоваться с ее свойствами и качествами. А свойств и качеств и что на узнании оных должно все наше земледелие основаться, буде хотим землями своими наивыгоднейше пользоваться?". Почвенные свойства А.Т.Болотов предлагал узнавать по их внешнему виду - морфологии, по их составу, имея в виду гранулометрический состав, по цвету и содержанию органического вещества, плотности, структуре, а также по состоянию сельскохозяйственных растений, причем обязательно в сочетании с постановкой полевых опытов. "Желающий качество земель своих узнать сельский домостроитель наинадежнейше поступит, буде то из предпринимаемых разных опытов примечать станет. Правда, хотя и можно о доброте земли по наружному ее виду, тягости, рыхлости и другим приметам много уже заключить; однако присовокупленные к тому опыты и примечания могут тверже в том удостоверить. Я говорю, чтобы стараться через опыты узнавать, какой хлеб, какая земля и с каким успехом и при каком уработывании производит наилучше".

Номер «Трудов» Вольного экономического общества за 1770 год по справедливости должен быть выставлен во всех музеях страны. В нем — первая в России научная статья «Примечания о картофеле», принадлежащая Боло­тову.

Андрей не оставляет опытов со «вторым хлебом». Об этом свидетельствуют его статьи «О картофеле», «Об упот­реблении картофеля». А в 1787 году появляются девять ста­тей, которые не только содержат рекомендации по выращиванию картофеля, но и учат, как употреблять его в пищу, как делать из него крахмал. Запомним и эту дату — 1787-й.

Именно тогда французский естествоиспытатель и апте­карь королевского двора Антуан Огюст Пармантье посадил под Парижем картофель.

А ведь знаменитая болотовская статья была опубликова­на в 1770 году — за семнадцать лет до того, как Пармантье занялся земляными яблоками. Посадил же Андрей карто­фель еще раньше — в 1763 году. Но «просвещенная монар­хиня» Екатерина II памятников ему не поставила. Ни од­ного!

Упорно пропагандируя картофель, Болотов утверждал, что он «зело полезен» для здоровья. И не ошибался.

Болотов был одним из первых русских хозяев, научившимся правильно возделывать картофель и получать высокие урожаи его. В те времена эта культура только появилась в России, картофель назывался "чертовым яблоком", и было вовсе не просто научиться правильно возделывать его.

Знаменитый трактат «Об удобрении земель» был опуб­ликован в 1770 году, в XV части «Трудов», вслед за «При­мечаниями о картофеле». Во вступлении автор высказывает глубокую философскую мысль: «Рассуждая о связи и соп­ряжении всех созданных в мире вещей по зависимости друг от друга, поистине не можно довольно надивиться, с какою великою и непостижимою премудростью все вещи на свете устроены и каждая из них сопряжена с другими».

Вольное экономическое общество не только опубликова­ло научный трактат «О разделении полей» в XVI и XVII частях «Трудов» за 1771 год, но и наградило автора второй золотой медалью.

Было за что. Болотов скрупулезно подсчитал затраты труда и материалов на обработку одних и тех же полей при старой и новой системе, разработанной им во всех де­талях, сравнил многолетние данные об урожаях при трех­полье и расчетные при семиполье. Такого всестороннего, исчерпывающего анализа различных систем земледелия не делал еще никто.

Трактат «О разделении полей» впервые в истории науки давал теоретическое обоснование выгонного хозяйства и учения о системах земледелия вообще.

Двадцать лет спустя, в 1791 году, Берлинская академия наук объявила конкурс на тему «Хорошо ли вести выгон­ное хозяйство?». Известный немецкий агроном Тэер, оце­нивая поступившие на конкурс работы, писал, что «ни в одной из них не изложено ясно взаимное отношение разных хозяйственных систем, а в большей части оных не да­но даяже полного понятия и о выгонной системе».

Кстати, Тзер и поныне считается создателем учения о системах земледелия, хотя его труд па эту тему вышел че­рез сорок лет после болотовокого.

А через полтора века профессор В. В. Святославскнй в своей «Истории экономических идей в России», изданной в Петрограде в 1923 году, напишет: «Замечательную статью Болотова «О разделении полей», где он восстает против рутинного трехполья и рекомендует... семипольную систему севооборота, можно считать первым русским оригинальньм исследованием в области сельскохозяйственной экономики».

В 1774 году Екатерина II, оценив знания Болотова по вопросам сельского хозяйства, поручила ему управление своими имениями в Киясовской волости (ныне Московской области), а в 1776 г. он назначается управителем Богородицкой волости. Именно здесь, в Богородицке, проявился во всем блеске многогранный талант Болотова как писателя, ученого, селекционера, журналиста, организатора, архитектора - человека разносторонних знаний и наклонностей. Образцово организовав хозяйство богородицких имений, он, не довольствуясь точным

исполнением своих обязанностей, принимал участие во всех делах Богородицка. Активно включился в работы по строительству дворца и соборной церкви, разработал проект будущего расположения города, прекрасно сочетая новые правила градостроения с местным ландшафтом. Но самым главным результатом богородицкой деятельности Болотова явился созданный им замечательный парк.

Пруды, каналы, искусственные каскады-водопады украшали этот парк, равно как и прекрасные беседки, гроты и другие «затеи». Каким был парк, можно представить, перелистывая созданный им альбом с акварельными зарисовками «Виды имения Бобринских, Богородицк 1786 г.». «Не было бы ни мало постыдно для нас то, когда б были у нас сады ни английские, ни французские, а наши собственные и изобретенные самими нами, и когда бы мы называть их стали Российскими»,- писал Болотов по поводу разведения и устройства парков.

В 1796 году после смерти Екатерины 11 Богородицкая и Киясовская волости были переданы ее незаконнорожденному сыну А. Е. Бобринскому. Болотов не пожелал остаться здесь управителем и покинул Богородицк, вернувшись в родное Дворяниново, где прожил до самой смерти. Но и здесь он не оставил сельскохозяйственных, научных и литературных занятий. Работая над мемуарами, Болотов писал: «с науками не расстанусь я ни для кого и ни для чего на свете!» В Дворянинове Болотов продолжает писать статьи по агрономии, прудному хозяйству, ботанике, минералогии, физике и пр. В течение 52 лет Болотов вел регулярные метеорологические наблюдения, делал ежедневные записи, переданные после смерти Болотова сыном в Академию наук.

О своих опытах с клевером (который назывался тогда красной и белой дятловиной или просто кашкой) Болотов и сообщил в 1776 году в «Трудах» Вольного экономическо­го общества. А через два года — более подробно в своем «Сельском жителе».

«Удовольствие мое было несказанно в первый и после­дующий потом год, — писал он, — когда посеянное место покрыто было наигустейшего травою».

Ныне болотовская клеверная десятина разрослась на миллионы гектаров. Ни одно хозяйство Нечерноземья не обходится без этой чудесной травы. Хотя изучено около трехсот ее видов, возможности богатырской культуры да­леко не исчерпаны. В последнее время начали косить кле­вер в Нечерноземной зоне трижды: в третьем укосе оказа­лось ровно вдвое больше белка, чем в первом. И чтобы не терять этакое богатство в сене, траву силосуют, приготов­ляют сенаж. Исследования продолжаются. Потому что без клевера немыслимо ни современное земледелие, ни современное жи­вотноводство.

Однако Болотова не удовлетворяла узость читательской аудитории, и, желая сделать свой опыт достоянием более широких масс «сельских хозяев», он предпринял попытку издавать первый в России сельскохозяйственный журнал. Его «Сельский житель», единственным автором и редактором которого он был сам, вышел в двух частях в 1778 – 1779 гг., а с 1780 г. в течение 10 лет Болотов сотрудничал с известным просветителем Н. Новиковым, издавая журнал под названием «Экономический магазин». 40 томов этого журнала стали своеобразной энциклопедией сельского хозяйства, законченной оригинальными статьями и советами самого Болотова и его переводами из иностранных сочинений и журналов. В 1797 – 1800 годах он издает первый в России труд по помологии «Изображения и описания разных пород яблок и груш, родящихся в Дворяниновских, а отчасти и в других садах» (1797 – 1800, 7 томов), включающий описания более 600 сортов яблок и груш с их изображением. Происхождение этой книги совершенно случайное. Однажды осенью Болотову пришла мысль описать некоторые из известнейших сортов яблок. Ему же давно хотелось на до­суге заняться изучением этих столь полезных произведений природы и не только описать самые лучшие и известней­шие сорта родящихся в России яблок, но, если воз­можно, вникнув в их природу, составить для них характе­ристику и постараться открыть средство для удобного рас­познавания разных сортов, которых имеется бесчис­ленное множество. К этому побудило более всего то обстоятельство, что названия всех этих сортов были не по­всеместно одинаковые, а один и тот же сорт яблок разными лицами назывался различно, так что разобраться в них было невозможно. Описаний же всех этих разнообразных сортов яблок и груш, ни печатных, ни писаных еще не бы­ло, и этот-то недостаток давно уже Болотову хотелось пополнить, но до вышеупомянутого времени он никак не мог приступить к выполнению своей мысли по разным причинам. Он приступил к этому делу без всякого предварительно со­ставленного плана. Прямо связав из черной расхожей бу­маги маленькую тетрадку, он описал первое в тамошних са­дах яблоко, известное в Туле, ее окрестностях и многих других местностях под именем Грушовки.

Не успел Болотов сделать этого первого описания, как пришла мысль приложить к описанию свой рисунок. Мысль эта ему понравилась, и он описал второй из известнейших тогда сортов яблок — Плодовитку, сделал и ее рисунок и стал так продолжать свою работу. Но так как находился тогда не в своей деревне, то и не мог описывать свои яблоки, а опи­сывал чужие и такие, какие попадались в руки, а из своих только некоторые, которые привозили из деревни. Из таких начерно и кое-как на скорую руку описанных и срисованных разных сортов яблок и составилась в течение двух или трех лет первая часть этой книги. Эта работа Андрея Тимофеевича Болотова не утратила своего значения и в наши дни.

Болотовым было также составлено первое русское руководство по морфологии и систематике лекарственных растений (1781). Большое значение имели статьи Болотова по животноводству, лесоводству, прудному хозяйству.

В 1787 году Болотов написал трактат о пше­нице.

Белый хлеб считался лакомством, доступным богачам. Мало же сеяли пшеницу потому, что непросто было на Не­черноземье ее выращивать. И автор научного труда, ратуя за расширение пшеничных посевов, дает подробнейшие со­веты, открывает найденные им в многолетних опытах наи­лучшие способы.

Что предпочесть — озимые или яровые? «Пшеница ози­мая составляет неоспоримо наилучший и наидрагоценней­ший из наших злаков и такой, который достойнее всех про­чих внимания земледельцев и который по справедливости надлежит сколько можно более сеять стараться».

Озимь хорошо растет по свежему навозу, на суглинках и даже на низких местах. Лишь бы не было излишней кис­лотности. Но при переувлажненности плохо зимует. Что делать? Пропахать борозды для стока воды.

Сеять лучше не свежими, а прошлогодними семенами и употреблять их в меньших количествах, чем рожь: пшени­ца сильнее кустится.

Щедро удобренная почва вскармливает тяжелый колос, и тонкий стебель не выдерживает его, хлеб валится, поле­гает. Как помочь беде? А вот как: вносить навоз на худые, а не на ближние земли, каждый год удабриваемые, пере­мешивать плохой навоз с хорошим да разбрасывать его ровно и сразу же тщательно запахивать. «Все сие послужи­ло бы уже много к отвращению сего зла, толь великого множества пшеницы нас лишающего. Деланные мною для того опыты всегда мне это доказывали и подтверждали».

Уникальный в истории науки труд по помологии, заняв­ший восемь томов плюс три тома акварельных рисунков, был закончен в 1801 году. Среди 661 названия, всесторонне изученных и испытанных, были и сорта, выведенные путем отбора самим автором. Это «болотовка», «андреевка», «ромодановка», «дворениновка». Конечно же, Болотов явился, таким образом, и первым в мире ученым-селекционе­ром!

Редактор «Журнала садоводства», впервые в 1861 году обнародовавший классический болотовский труд, заметил: «В глухом уголке России, в деревне одного из малоизвест­ных уездов Тульской губернии, жил отец научной помоло гии, который начертал свою собственную систему сортов яб­лок и груш в то время, когда систем еще не существовало в ос­тальной Европе».

В статье «О посеве яблочных семян» Болотов подробно рассказывает о своем опыте с яблонями «украинской зелен­ки». Семена с одного дерева дали около 300 потомков. При­чем «из всех 300 яблоней, сеянных и сидевших на одной грядке и у меня целый сад составивших, нет ни двух ябло­ней одного сорта, но все разные и друг от друга отменные». И такие гибриды, их отбор с последующим воспитанием Болотов рекомендует именно для целей практических: «Сие немало поспешествовать будет множайшему посеву почек и через то разведению садов плодовитых». И советует заса­живать сеянцами, как луком, целые грядки и далее отби­рать лучшие экземпляры. Тогда опытники смогут «и свои сады лучшими из них снабдить и крестьян своих по не­скольку десятков яблонь оделить.

Начиная с того же 1803 года «Труды» Экономического общества публикуют интереснейшие болотопские трактаты по садоводству, об орешнике, рощах, пшене китайском, о конопле.

Когда в Москве организовалось Общество сельского хо­зяйства, Андрею Тимофеевичу исполнилось 80. Несмотря на преклонный возраст и даже потерю глаза, он активнейше сотрудничает в «Земледельческом журнале» общества. «Опытные замечания, относящиеся до скотоводства», «Неко­торые замечания, относящиеся до вновь запружаемых и де­лаемых прудов и водоемов», «Опыт с кореньями плодоносных дерев», «Об употреблении навоза в степных губерниях» — лишь некоторые его трактаты, которые публиковались вплоть до 1830 года, когда автору было уже 92 года.

До последнего дня своей жизни Болотов не прекращал работать, хотя в Старости потерял зрение и почти лишился слуха. Умер Болотов, 3 дня не дожив до своего 95-летия. Похоронили его на кладбище села Русятино, в двух километрах от Дворянинова.

Болотов одним из первых ввел в культуру помидоры - тоже экзотическую в те времена культуру. Ратовал он и за клеверосеяние в качестве улучшающей почву и плодородие ее культуру. Кроме того, Болотов достиг немалых успехов в области плодоводства и успешно занимался селекцией, в частности, он вывел свои сорта яблони. Он был сторонником плодосмена, севоооборота, в том числе семипольного севооборота, он одним из первых доказывал продуктивность разведения рыбы в пресных прудах на территории средней России. Болотов был превосходным парковым архитектором, до сих пор в окрестностях города Троицка сохранились остатки ландшафтного парка, созданного Болотовым. Перу Болотова принадлежат одни из первых попыток литературной критики. Он критиковал даже лечение больных.


Заключение

Проводятся новые исторические исследования о жизни Болотова и его потомков. Ведь на этом обширном поле еще столько "белых пятен". Одним из них, в частности, является произношение фамилии ученого. По-видимому, так, как это мы делаем сейчас, с ударением на первом слоге, неправильно. Несмотря на то, что такое произношение фамилии узаконила Большая Советская Энциклопедия, в печатных изданиях и рукописных материалах старого времени фамилия Болотовых с обозначенным ударением ни разу не встречалась.

Однако, сомнения в правильности ударения были. Во-первых, непонятно как могла произойти такая фамилия. Обычно русские фамилии являются производными от какого-то уже употребляющегося слова. Ни водном из толковых словарей русского языка не имелось слова, которое могло бы послужить основой для происхождения фамилии Б отов. В то же время фамилия БолОтов легко производится от слова "болото", и появление ее вполне логично объяснить, зная происхождение предков семьи Болотовых. Далекий предок Андрея Тимофеевича был выходцем из татар. Поскольку жалованную землю он получил в средней Росиии, где в те времена было много болот, то немудрено, что и называть владельца нового имения стали по этому признаку. Во всяком случае, первоначально фамилия произносилась с ударением на втором слоге. Доказательства этого были найдены в мемуарах самого Андрея Тимофеевича, где он, рассказывая о своих приятельских отношениях в годы военной службы с Г. Г. Орловым, упоминает, что последний частенько называл его "болотенько". Орлов вряд ли бы употребил это слово с ударением на первом слоге. Но в то же время, истинные доказательства о правильности этого суждения не найдены до сих пор.

Пример Андрея Тимофеевича Болотова, сумевшего преодолеть многочисленные препятствия и заняться любимым делом, его непрестанный труд, постоянная мыслительная работа, его энциклопедические знания, радение о благе Отечества дороги нам всем. Его образ Деятеля - как никогда вдохновляющ и современен. Он доказал, что можно в любых условиях, проявляя пытливость, настойчивость и трудолюбие, добиться таких результатов, которые поразят не только современников, но и потомков.

Болотов оставил замечательный труд "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для своих потомков", а так как он прожил 95 лет, и хорошо знал не только сельское хозяйство, но и Петербургскую жизнь, то его книга представляет большой интерес для историков.

Говоря о деятельности Болотова, нельзя не упомянуть, что он был первым издателем сельскохозяйственных журналов, таких как "Сельский житель" и "Экономический магазин". Издавал он эти журналы на свои деньги. Примерно половину их содержания составляли сочинения самого Болотова.

Итак, Болотов внес огромный вклад в теорию и практику сельского хозяйства и был действительно основоположником опытной агрономии. Его заслуги не могли остаться незамеченными, и 1988 г - г 200-летия со дня рождения Болотова - по инициативе ЮНЕСКО был назван годом Болотова. В усадьбе Болотова неподалеку от Пущина сейчас находится его музей.

Андрей Тимофеевич не только любил землю, но и неутомимо украшал ее. Так, в Богородицке вокруг дворца графа А. Г. Бобринского он разбил пейзажный парк – один из красивейших в стране. Он широко и свободно раскинулся на пересеченной местности, с красивыми аллеями, извилистыми дорожками, живописными полями среди массивов густой зелени. Рисунки создателя парка и его сына Павла показывают, что были в нем павильоны и беседки, оригинальная система водных каскадов.(Парк в Богородицке носит теперь имя А. Т. Болотова.)

Выдающиеся заслуги Болотова-ученого, и прежде всего агронома, в наши дни получили заслуженную оценку: изданы «Избранные сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике» (М., 1952), к 250-летнему юбилею был подготовлен сборник ранее не опубликованных агрономических работ Болотова.

Болотов принадлежал к лучшим людям своего времени, борющимся за просвещение своей страны и двигающим русскую науку вперед. Он по праву может считаться не только гордостью земли тульской, но и гордостью и славою отечественной науки и культуры.

Литература.

1. Лазарев В.Я. Жизнь и приключения Андрея Болотова. - В кн.: Альманах библиофила. Вып. IV. М., 1977.

2. Любченко С.Н. AT. Болотов. Тула, 1988.

3. Новиков СМ. Болотов. Документальная историческая повесть. М., 1983.

4. Толмачев А.Л. Наследие А.Т. Болотова. Зигзаги атрибуции. - Библиография, № 3. 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему