регистрация / вход

Установление власти большевиков 1917-1918 гг

Содержание 1. Февральская революция. Возникновение двоевлас­тия. 137 2. Политические партии в условиях двоевластия. 147 3. Кризисы власти. 156 4. Политическое положение в стране после июльских

Установление власти большевиков (1917-1918 гг.)

Содержание

1. Февральская революция. Возникновение двоевлас­тия. 137

2. Политические партии в условиях двоевластия. 147

3. Кризисы власти. 156

4. Политическое положение в стране после июльских

событий. 168

5. Мятеж Корнилова. Расстановка классовых сил на­кануне восстания. 176

Первые попытки сопротивления новой власти.

Ультиматум Викжеля2

На II съезде Советов прозвучало немало заявлений по­литических оппонентов большевиков (в частности, Ю. Мар­това) о том, что раскол в лагере демократии и захват влас­ти большевиками связан с реальной опасностью возникнове­ния в стране пожара гражданской войны. Так оно и случи­лось. Советской власти пришлось защищаться буквально на второй день своего существования. Знамя борьбы против бо­льшевизма поднял свергнутый глава Временного правитель­ства А. Керенский, уехавший из столицы за подкреплением

' См.: Вопросы истории, 1992, № 1, с. 4.

2 Викжель — Всероссийский исполнительный комитет железнодо­рожного профсоюза. Был создан на съезде железнодорожников в Моск­ве летом 1917 года. В его состав входило 14 эсеров, 6 меньшевиков, 3 большевика, 6 членов других партий, 1'1 беспартийных. На протяжении всего времени существования (даже после реорганизации его в совет­ское время во Викжедор) занимал антибольшевистские позиции. Был распущен в годы гражданской войны. (См.: Великая Октябрьская со­циалистическая революция. Энциклопедия. М., 1987, с. 79).

202

еще утром 25 октября. Заручившись поддержкой командира 3-го конного корпуса генерал-лейтенанта П. Краснова, 26 октября он отдал приказ о наступлении на Петроград. Одна­ко за организаторами мятежа последовала лишь часть кор­пуса. Казакам Краснова удалось захватить Гатчину, Цар­ское Село и выйти на ближайшие подступы к городу.

Организацию обороны столицы возглавил специально созданный Штаб (А. Муравьев, В. Антонов-Овсеенко), рабо­та которого направлялась Лениным. На защиту встали ре­волюционные полки гарнизона, моряки Балтфлота и отряды Красной Гвардии. Около 20 тысяч человек было направлено на строительство оборонительных сооружений ЦК больше­вистской партии направил в войска Краснова группу пар­тийных работников и агитаторов.

В самый ответственный момент борьбы с мятежниками “Комитет спасения Родины и революции”, куда наряду с ка­детами входили эсеры и меньшевики, спровоцировал мятеж юнкеров. Они захватили помещение бронедивизиона, гости­ницу “Астория”, телефонную станцию. Однако мятежные юн­кера не нашли поддержки у солдат гарнизона и рабочих. Революционные матросы и солдаты вместе с красногвардей­цами на другой же день разогнали юнкеров.

30 октября в результате многочасового боя войска Кра­снова были остановлены и отброшены на исходные позиции. А 1 ноября с мятежом было покончено, поскольку казаки, “распропагандированные” большевиками, отказались от да­льнейшей борьбы. Краснов и его штаб были арестованы, а Керенский, переодевшись в форму матроса, в сопровожде­нии небольшой охраны, бежал и перешел на нелегальное по­ложение.'

Генерал Краснов был доставлен в Смольный и под чест­ное слово не вести впредь борьбы против Советской власти отпущен на свободу.2

' А. Керенский скрывался до лета 1918 г., а затем был переправ­лен за границу. Проживал во Франции и США, где и умер в 1970 году.

2 Краснов не сдержал слова и вскоре стал одним из организаторов сопротивления на Дену. В годы Великой Отечественной войны сотруд­ничал с немцами. По приговору Верховного суда СССР был казнен в 1947 году.

203

В это напряженное время лидеры умеренных социалис­тов демонстративно встали на путь конфронтации с больше­виками.

29 октября, когда еще шла борьба с мятежниками, Викжель предъявил советскому правительству ультиматум. Он потребовал:

— сформировать “правомочный орган всей демократии” в лице “Народного Совета”, что являлось замаскированной попыткой замены Советской формы организации власти;

— создать “однородное социалистическое правительст­во” из представителей всех партий, от большевиков до на­родных социалистов;

— заменить В. И. Ленина на посту председателя прави­тельства, а также вывести из состава правительства Л. Троц­кого.

При этом Викжелъ угрожал всеобщей забастовкой же­лезнодорожников.

В этот же день ультиматум Викжеля обсуждался на за­седании ЦК партии. На нем была выработана своеобразная платформа для ведения переговоров. Большевики не возра­жали против включения в правительство представителей других “советских партий” (за это они выступали еще на II Съезде Советов). Но были выдвинуты при этом и принципи­альные условия: правительство должно создаваться ВЦИК и перед ним быть ответственным, подтверждение декретов о мире и земле, о рабочем контроле, признание II съезда Сове­тов единственным источником власти и необходимости борь­бы с контрреволюцией. Большевики настаивали также на сохранении прочного большинства во всех органах власти, в том числе и в правительстве.'

Для участия в совещании при Викжеле и ведения пере­говоров от ЦК были делегированы Г. Сокольников, а от ВЦИК — 5 человек, в том числе Свердлов, Рязанов и левый эсер Закс.2

' См.: 'Протоколы ЦК РСДРП (б), 1968, с. 122—123. 274. 2 Там же, с. 270.

204

Совещание состоялось немного позднее заседания ЦК. В нем участвовали около 30 представителей партий и различ­ных организаций. От меньшевиков и эсеров присутствовали лидеры всех групп: меньшевики-оборонцы — Дан и Эрлих, меньшевики-интернационалисты — Мартов и Мартынов, пра­вые эсеры — Гендельман и Якобин, левые эсеры — Колегаев, Малкин и др.

Комиссия ЦК и ВЦИК в ходе переговоров не проявила требуемой от нее дисциплинированности и принципиальнос­ти. Нарушив решения ЦК, она пошла навстречу идее “На­родного Совета” и безусловного создания однородного соци­алистического правительства. А когда обсуждались возмож­ные кандидатуры в правительство, комиссия не настаивала на оставлении в его составе В. И. Ленина. Более того, всерь­ез обсуждались кандидатуры эсеров Чернова и Авксентьева на пост председателя правительства.'

Ход переговоров не раз обсуждался в ЦК партии. В под­держку Каменева и Сокольникова выступали члены ЦК Ры­ков, Зиновьев, Милютин, Ногин и ряд членов правительст­ва. Налицо было возникновение оппозиции внутри руководя­щего органа партии, стала реальной и угроза раскола.

Первого ноября ЦК вновь подтвердил свою прежнюю позицию в отношении ультиматума Викжеля. А на другой день в ЦК развернулась острейшая борьба вокруг резолю­ции “По вопросу об оппозиции внутри ЦК”, предложенной Лениным. Голосовался каждый из 9 ее пунктов. Десятью го­лосами против пяти она была принята.2

3 ноября состоялось новое совещание при Викжеле. От ЦК на нем присутствовали Каменев, Сокольников и Сталин.

Лидеры Викжеля потребовали от Совнаркома прекращения ареста контрреволюционеров, отмены декрета о закрытии буржуазных газет. Эти ультимативные требования были от­вергнуты, а переговоры .прекращены.

' См. Протоколы ЦК РСДРП (б). М., 1958, с. 271.

2 Там же), с. 275. В ст. “Ультиматум демократизму”. (Советская Россия, 2 августа, 1967) ошибочно приводятся данные—9 против 5.

205

В тот же день Ленин написал “Ультиматум большинства ЦК РСДРП (б) меньшинству” и предложил подписать его членам ЦК. Делалось это так. Ленин приглашал к себе по-одиночке каждого члена ЦК и знакомил с текстом. Подписа­ли документ Ленин, Троцкий, Свердлов, Сталин, Дзержин­ский, Иоффе, Бубнов, Сокольников, Муранов. Большинство ЦК категорически потребовало от меньшинства письменного ответа на вопрос: “обязуется ли меньшинство подчиняться партийной дисциплине и проводить ту политику, которая сформулирована в принятой ЦК резолюции тов. Ленина”.'

Недовольное оппозиционное меньшинство пошла на крайне опасный шаг: стало провоцировать кризис в партии и правительстве. 4 ноября Каменев, Рыков, Милютин, Зино­вьев и Ногин подали заявление в ЦК, в котором объявили о сложении с себя “звания членов ЦК”. Вслед за этим во ВЦИК поступило заявление, подписанное 9 работниками Совнаркома, в том числе наркомами Ногиным, Рыковым, Милютиным и Теодоровичем, о выводе из правительства.2

В этот ответственный для большевистской власти мо­мент ЦК партии проявил твердость и решительность. Камене­ву, Зиновьеву, Рязанову и Ларину был предъявлен уже пер­сональный ультиматум с требованием “дать обязательство подчиняться решениям ЦК... либо отстраниться от всякой публичной партийной деятельности”. В противном случае, говорилось в заявлении ЦК, может встать вопрос об исклю­чении их из партии.3 Вслед за этим Ленин написал обраще­ние ЦК РСДРП (б) ко всем членам партии и ко всем трудя­щимся: в нем подробно говорилось о поведении оппозиции, которое квалифицировалось как дезертирство.

' См. Протоколы ЦК РСДРП (б), М., 1958, с. 133—134.

2 Там же, с. 197; Нарком труда Шляпников, поддерживая оппози­цию, не слагал с себя обязанностей наркома.

3 Там же.

206

Развязка кризисного конфликта произошла в течение нескольких дней. На вакантные посты в правительстве были назначены новые руководители-большевики — Г. Петров­ский, Шлихтер, П. Стучка и др. 7 ноября Зиновьев обратил­ся с пространным письмом “К товарищам”, где он делал по­пытку объяснить свое поведение и объявил о намерении взять свое заявление об уходе с ответственных партийных постов назад и подчиняться партийной дисциплине. 8 ноября на заседании ЦК было принято решение об отстранении Ка­менева от председательства во ВЦИК.' В этот же день это решение было проведено через советский парламент. Пред­седателем ВЦИК был избран Я. Свердлов.

Примечательным во всей истории с Викжелем было то, что вновь не была использована возможность создания коа­лиционной власти на платформе Советов. И виноваты в том были обе стороны: их взаимная нетерпимость и недоверие друг к другу, неуступчивость и амбициозностъ.

И те, и другие оказались не на высоте задач, перед ко­торыми поставила их история. А это значит, что были упу­щены возможности более спокойного, менее драматичного развития страны в будущем.

Неоднозначно, а порой и драматично развивались собы­тия на местах, где большевики вели активную работу по ус­тановлению власти Советов. В основных губернских городах Центральной России это произошло вскоре после победы восстания в Петрограде. Причем в абсолютном большинстве из них взятие власти происходило мирным путем, как, на­пример, в Самаре. В целом из 90 крупных городов России в 73-х власть к Советам перешла без кровопролития.2

• Там же, где; старая власть, обладала значительной воен­ной силой, борьба за власть Советов принимала острые воо­ружённые формы; так было в Москве; где вооруженная бо­рьба длилась более недели и погибло около 1000 человек. То

' См. Протоколы ^К РСДРП (б), М:, 1958, с: 143—146

2 'бмЙ'За'"рубежом"''1990,' №""52, "с. 137'. "•

207

же наблюдалось в таких городах Поволжья, как Нижний Новгород, Казань, Саратов, Астрахань.

Ожесточенней характер приняла борьба в казачьих районах страны — на Дону (Каледин и Краснов) и Север­ном Кавказе (Корнилов, Деникин), в Оренбургской губер­нии (Дутов) и в Забайкалье (Семенов, Калмыков). Именно здесь и оформились основные очаги сопротивления новой власти.'

Борьба за установление Советской власти в некоторых национальных регионах (например, в Закавказье) носила сложный и затяжной характер и, как правило, не обходи­лась без вооруженных схваток. Это объяснялось в значите­льной степени тем, что борьбу приходилось вести не только с представителями Временного правительства, но и с нацио­нальной буржуазией и ее организациями.

К середине февраля 1918 года Советская власть устано­вилась почти на всей огромной территории России. В. И. Ле­нин назвал это время периодом победного, триумфального шествия Советской власти. Но этот факт неправомерно рас­ценивать как свидетельство поддержки большевиков абсо­лютным большинством народа. Широкие массы населения страны, рассматривая Советы как близкую и понятную им власть, соотносили ее с программными установками и дея­тельностью всех социалистов, а не только большевиков. Мно­гие рядовые люди плохо разбирались в сущности разногла­сий среди социалистов. Но то, что реализация идеи однород­ного социалистического правительства имела бы широкую поддержку народа, не вызывает никаких сомнений, то по­казали и выборы в Учредительное собрание.

' В советской исторической науке начало гражданской войны обыч­но относилось к весне 1918 г., когда в ряде районов страны возникли очаги иностранной военной интервенции и произошло ее объединение с белым движением. На наш взгляд, в это время начался уже другой этап гражданской войны, фактически же началом гражданской войны был октябрьский переворот. В противном случае неясно как рассматри­вать борьбу Советской власти с вооруженными выступлениями Краснова-Керенского, Каледина, Дутова идр. до весны 1918 года? А если быть еще более точным, то элементы гражданской войлы уже имели место до ок­тября 1917 года (июльские события, корниловский мятеж).

208

8. Первые преобразования. Советской власти

В первые месяцы существования Республики Советов правительство осуществило ряд глубоких преобразований во всех сферах общественной жизни. В чем их смысл и зна­чение?

Сущность всех преобразований в сфере организации власти и управления сводилась к ломке старого государст­венного аппарата и созданию нового аппарата управления в центре и на местах.

За короткое время были упразднены .центральные орга­ны власти — сенат, государственная канцелярия, министер­ства. Одновременно шло формирование новых органов влас­ти и управления — .ВЦИК, Совнаркома, наркоматов.

Для решения всех экономических вопросов в составе центральных органов государственной власти был создан Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ), а на местах — областные, губернские и уездные Советы народного хо­зяйства. Председателем ВСНХ стал В. Оболенский (В. Осй- нский).

Для подавления сопротивления всех противников ново­го режима _в начале декабря 1917 года была создана Всерос­сийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК) по борьбе с контр­революцией и саботажем. Возглавил ее член ЦК — Ф. Дзер­жинский. При Советах для охраны общественного порядка была создана рабочая милиция.

В декабре были приняты декреты, предусматривающие демократизацию армии, — отмену чинов и званий, введение выборности командования, передачу власти солдатским ко­митетам. 15 января 1918 года правительство приняло Декрет о создании рабоче-крестьянской Красной армии, а 20 февра­ля —Красного флота. Эти декреты устанавливали классо­вый принцип формирования армии: только из представите­лей трудящихся классов.

Сущность всех преобразований в социально-политичес­кой сфере сводилась к улучшению жизни трудящихся, ук­реплению союза рабочего класса с крестьянством, дружбы между народами бывшей Российской империи. Этому спо­собствовали декреты о рабочем законодательстве, о равно­правии женщин, о ликвидации сословного деления и др. И

209

все же наибольшее значение для последующего развития страны имели два законодательных акта — “Декларация прав народов России” (2 ноября 1917 года) и “Основной за­кон о социализации земли” (27 января 1918 года).

“Декларация” провозглашала основные принципы на­циональной политики Советской власти: равенство и суве­ренность народов России, право народов России на самооп­ределение, вплоть до отделения и образования самостоятель­ных государств, отмену всех и всяких национально-религиоз­ных ограничений и привилегий, свободное развитие нацио­нальных меньшинств и этнографических групп.

“Основной закон о социализации земли” обсуждался на III съезде Советов и после доработки был утвержден ВЦИК 27 января 1918 года. Этот закон являлся продолжением Де­крета о земле, поскольку он устанавливал конкретный меха­низм реализации всех аграрных преобразований в стране. Он подтвердил отмену частной собственности на землю. Зем­ля, ее недра, леса, воды 0'бъявлялись всенародным достоя­нием. Право пользования землей было передано органам Советской власти. В соответствии с желаниями крестьян ус­танавливался уравнительный принцип землепользования на основе трудовой или потребительской нормы.' Предусматри­вались, в зависимости опять-таки от желания крестьян, раз­личные формы землепользования: подворная, хуторская, ар­тельная. Вместе с этим говорилось и о необходимости поощ-

' Уравнительный принцип землепользования — основной пункт аг­рарной программы эсеров. Труодовая норма — количество земли, кото­рое может обработать семья без применения наемного труда; потреби­тельская норма — количество земля, 'которое необходимо для обеспече­ния прожиточного минимума.

210

рения и даже предпочтительности (в интересах социализма) коммунистических форм хозяйствования. Но это было уже шагом назад по сравнению с Декретом о земле.'

Преобразования в сфере экономики в соответствии с марксистскими установками были нацелены на подрыв эко­номического господства буржуазии и создание нового соци­алистического уклада хозяйства. Целой серией декретов пре­дусматривалась национализация крупной промышленности, банков, внешней торговли и транспорта, изъятие из обраще­ния денежных средств буржуазии, организация товарообме­на между городом и деревней через объединение населения в потребительские общества. Декретом от 14 ноября 1917 года на ненационализированных предприятиях был введен рабочий контроль, осуществляемый выборными органами ра­бочих—фабзавкомами. .

До весны 1918 года в экономической политике Совет­ской власти доминировали методы экспроприации экспро­приаторов, т. е. методы принуждения и насилия. Ленин ха­рактеризовал это время как период “красногвардейской ата­ки на капитал”. Необходимость этих методов он обосновы­вал ссылками на ряд обстоятельств: военное сопротивление буржуазии, отсутствие опыта управления и необходимого количества специалистов.

Но уже в конце апреля 1918 года, оглядываясь на итоги проделанной работы, Ленин заявил о наступлении нового пе­риода в экономической политике Советской власти и необхо­димости перехода к новым, высшим формам борьбы с бур­жуазией. В данном случае он имел в виду использование в борьбе с ней мер организационного и экономического харак­тера. “Мы побеждали, — писал Ленин, — методами подав­ления, мы сумеем побеждать и методами управления”2 .

' За первым шагом вскоре последовал и второй: в 1919 году было принято “Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию”, где, в частности, говори­лось, что вся земля, в чьем бы пользовании она ни была, считается еди­ным государственным фондом. В результате основные положения Декре­та о земле были перечеркнуты и большевики вернулись к своей идее национализации земли. (См.: Коммунист, 1991, № 2, с. 110).

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 178.

Ленин предложил изменить центр тяжести экономичес­кой и политической работы Советской власти. На первый план он выдвинул задачу строжайшего и всенародного учета над производством и распределением, поскольку именно эта работа, по его мнению, сильно отстала от работы по непо­средственной экспроприации экспроприаторов. Причем вве­дение учета и контроля предполагалось не только на нацио­нализированных предприятиях, но и в других секторах эко­номики, в том числе и в сельском хозяйстве.

Учет и контроль в социалистическом секторе экономики рассматривался как важная и необходимая предпосылка пе­рехода к плановому ведению хозяйства. А введение его в ча­стнохозяйственном секторе на практике означало бы созда­ние государственно-капиталистических предприятий. В тех условиях госкапитализм рассматривался как одна из форм преобразования частно-капиталистической собственности. По мнению Ленина, он был выгоден Советской власти, так как создавал дополнительные возможности получения нужных для восстановления экономики средств, для налаживания экономических связей с деревней.

Учет и контроль в мелкотоварном секторе, в деревне, рассматривался как важнейшее средство государственного воздействия и регулирования индивидуальных крестьянских хозяйств, преодоления опасной для революции мелкобуржу­азной стихии. А в сочетании с различными формами коопе­рации он способствовал бы повышению технической осна­щенности и культурного уровня деревни, облегчал бы ее пе­реход к социалистическим формам хозяйствования.

В. И. Ленин считал, что организация учета и контроля позволит Советской власти решить первоочередные задачи экономической и финансовой политики: завершить национа­лизацию банков, подготовить монополию внешней торговли, установить госконтроль за денежным обращением, ввести поимущественный и подоходный налог, трудовую повинность.

Он обращал также внимание и на политический аспект этой проблемы, рассматривая учетно-контрольную работу в качестве одного из важнейших путей привлечения широких масс к управлению государством.

212

Задача организации учета и контроля рассматриваласьмасштабе. Были четко обозначены и условия ее решения:в неразрывной связи с другой важной очередной задачей—повышением производительности труда в общенациональном развитие крупной промышленности, повышение общеобразо­вательного и культурного уровня населения, “повышение дис­циплины трудящихся, умения работать, спорости, интенсив­ности труда, лучшей его организации”'.

Ставились и такие задачи: использование новейших на­учно-технических достижений, опыта капиталистических стран в организации труда и производства, подготовка нуж­ных специалистов различных отраслей науки и техники, а также привлечение к строительству нового общества старых буржуазных специалистов с использованием для этого более высокой оплаты их труда, организация соревнования на ос­нове массовости, гласности, сравнимости результатов и ма­териального стимулирования.

Характерная черта новых ленинских подходов к пробле­мам экономической политики — неразрывная их связь с за­ дачей укрепления диктатуры пролетариата, которая, по сло­вам Ленина, должна быть твердой, железной властью, по­скольку без этого невозможен переход к социализму.

Однако по-прежнему, как и в период “красногвардей­ской атаки на капитал”, социально-экономические задачи Советской власти рассматривались вне связи с товарно-де­нежными отношениями, с рынком, так как Ленин и больше­вики были приверженцами марксистской идеи о безрыноч­ном социализме. Деньги, торговля рассматривались как ка­тегории отмирающие, хотя и признавалась неизбежность их временного сохранения. Основной формой экономических связей между городом и деревней считался непосредствен­ный продуктообмен. Социалистическое государство и обще­ство мыслились “как сеть производительно-потребительских коммун”, как обязательное объединение населения “в еди­ный, пролетарски руководимый кооператив”2 .

' Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 188. ”-2 Ленин В. И. ПЬлн. собр. сйч., т. Зв, с. 185—186.

213

Новые подходы к проблемам экономической политики, как своеобразная корректировка прежнего экономического курса Советской власти, оказались нереализованными, по­скольку уже в мае 1918 года большевики перешли к еще бо­лее жесткой, чем ранее, политике чрезвычайных мер. И про­изошло это на новом этапе гражданской войны.

9. Оформление Советской государственности. Разгон Учредительного собрания.

В ходе борьбы за власть Советов на местах заметно усилилось движение за объединение Советов, суть которого сводилась к созданию единообразной советской системы вла­сти, что имело большое значение для расширения и укреп­ления ее социальной основы. Дело в том, что после февра­льской революции сложилась неодинаковая структура Сове­тов: самыми распространенными были объединенные Сове­ты рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, во мно­гих регионах страны работали отдельные Советы крестьян­ских депутатов и имели место даже обособленные солдатские Советы.'

После октябрьского переворота в стране существовали элементы “двоецентрия”, поскольку наряду со ВЦИК суще­ствовал Исполнительный Комитет (ИК) Советов крестьян­ских депутатов, в котором преобладали левые эсеры, поль­зующиеся большой поддержкой крестьян.

Объединительное движение являлось отражением и следствием процесса “полевения” крестьянских масс, разви­вавшегося под воздействием Декрета о земле. И левые эсе­ры не могли не учитывать этого. Именно этим и объяснялись их встречные шаги к большевикам.

' Накануне октябрьских событий в стране насчитывалось 1429 Со­ветов, в том числе: Советов работах и солдатских депутатов — 706;

крестьянских Советов — 435; рабочих, солдатских и крестьянских де­путатов — 235; солдатских Советов — 33. (См.: История КПСС. В 6-тн томах, т. 3, книга первая, М., ,1967, с. 480).

214

В конце ноября 1917 года по требованиям Чрезвычай­ного, а затем и 2-го Всероссийского съезда Советов кресть­янских депутатов было заключено официальное соглашение между большевиками и левыми эсерами. Исполком кресть­янских Советов в полном составе (108 человек) вошел во ВЦИК, который и стал после этого законо-распорядительным и контрольным органом не только Советов рабочих и солдатских депутатов, но и крестьянских депутатов.'

В соответствии с соглашением 9 декабря 1917 года семь представителей левых эсеров были включены в состав Сов­наркома: И. Штейнберг стал наркомом юстиции, В. Трутовский— наркомом местного самоуправления, А. Колегаев — наркомом земледелия, П. Прошьян — наркомом почт и те­леграфов, А. Измаилович — наркомом вновь созданного го­сударственного комиссариата дворцов республики, В. Алга-сов и Михайлов — наркомами без портфелей. Так сложи­лась двухпартийная коалиция в советском правительстве. Она отражала реальное соотношение классовых сил в стра­не в тот момент и организационно закрепляла союз рабоче­го класса с крестьянством.

Первым шагом в юридическом оформлении Советской власти была “Декларация прав трудящегося и эксплуатиру­емого народа”, специально написанная Лениным и одобрен­ная ВЦИК для утверждения ее Учредительным собранием. В ней Россия объявлялась Федеральной Республикой Сове­тов на основе свободного союза свободных наций. Немного позднее третий съезд Советов в дополнение к Декларации принял резолюцию “О федеральных учреждениях Россий­ской республики”, где определялись структура и механизм функционирования Советской власти. Было утверждено и официальное название государства — Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР).

' К началу 1918 года во ВЦИК входило уже 368 членов, в том чис­ле: большевиков — 132, левых эсеров — 111, социал-демократов (ин­тернационалистов) — 13, эсеров-максималистов и украинских социалис­тов — по 4, 2 правых эсера, 1 меньшевик, 1 анархист, 1 грузинский фе­дералист. Партийность 44 депутатов не установлена. (См.: Октябрьская революция. Вопросы и ответы. М.„ 1987, с. 291).

215

Однако для окончательного оформления советской госу­дарственности принципиально важное значение имело реше­ние вопроса об Учредительном собрании.

Известно, что требование созыва Учредительного собра­ния содержалось в программах всех социалистических пар­тий — большевиков, меньшевиков и эсеров. А после победы февральской революции с ним выступали и буржуазные партии.

Созыв Учредительного собрания формально был глав­ной задачей Временного правительства, которое определило в начале своей деятельности его статус и цели. По замыслу правительства оно должно было выработать основы государ­ственного устройства России, решить вопросы о мире, о зем­ле, о национальном равенстве и т. д. Эти замыслы нашли поддержку абсолютного большинства народа и армии.

Однако работа над подготовкой выборов шла медленно, а сроки созыва Учредительного собрания под разными пред­логами переносились. Разумеется, объективных трудностей организационно-технического характера (огромная террито­рия, плохая связь, бездорожье, низкая грамотность и культу­ра населения) существовало немало, и не учитывать этого нельзя, так же, как нельзя и сбрасывать со счетов условия военного времени. Точно так же неправомерно не принимать в расчет нерасторопность властей, всякого рода политические спекуляции и [махинации по .этому поводу.

Еще в марте 1917 г. под председательством кадета Ф. Кокошкина было создано особое совещание по подготов­ке закона о выборах в Учредительное собрание. В его состав входили представители различных партий (от большевиков — М. Козловский, затем — П. Красиков), Советов, общест­венных организаций и национальных районов. Приступив к работе с большим опозданием (в конце мая), совещание су­мело выполнить свою задачу лишь к началу сентября.

Подготовленный совещанием закон предусматривал строгое соблюдение всех демократических принципов и норм:

всеобщее, прямое, равноправное избирательное право при тайном голосовании, отсутствие каких-либо цензов, кроме возрастного: для всех избирателей — 20 лет, для военнослу­жащих — 18.

216

В июне впервые было заявлено о сроках: выборы — 17 (30) сентября, созыв Учредительного собрания — 30 сен­тября (13 октября). Однако 9 августа последовало заявле­ние об отсрочке выборов до 12 (25) ноября, а созыв собра­ния — соответственно до 2& ноября (11 декабря).

Большевики в своем .воззвании “Рабочим, солдатам и крестьянам” от 25 октября заявили о своей готовности обес­печить своевременный созыв Учредительного собрания. А 27 октября СНК принял постановление о проведении выборов в назначенный Временным правительством срок. С этого вре­мени началась завершающая стадия подготовки к выборам:

корректировка списков избирателей, публикация списков кандидатов от политических партий, предвыборная агитация и пропаганда. |

По закону о выборах кандидат в депутаты мог быть вы­двинут по 5 округам. Еще 30 сентября в газете “Рабочий путь” был опубликован список наиболее видных руководи­телей большевиков (25 человек) с указанием округов, по ко­торым их следовало бы выдвинуть. Первым и в этом списке шли—Ленин, Зиновьев, Троцкий, Каменев, Коллонтай, Лу­начарский, Сталин и т. д. ЦК партии выдвинул Ленина от Петрограда, Петроградской губернии, Балтфлота, Северного фронта и Уфы. И он дал свое согласие баллотироваться в Учредительное собрание от Балтийского флота и Северного фронта.'

Выборы были проведены в срок лишь в 39 округах, в том числе в Петрограде. В ряде мест они состоялись в кон­це ноября—начале декабря, а в некоторых отдаленных ок­ругах — в начале 1918 года. В голосовании, по данным 67 округов, участвовало чуть более 44,3 млн. человек (всего бы­ло 79 округов и 90, млн. избирателей).^

' Ленин В. И. Подн. собр. сон., т. 34, с” 506.

2 В некоторых публикациях называются и другие данные (См.:

Учебное пособие. История Отечества. XX век. М.: Дрофа, 1995, с. 32).

217

Итоги выборов в Учредительное собрание разочаровали большевиков, они оказались для них и неприятными, и не­ожиданными. Это и понятно: результаты выборов можно было истолковать как своеобразный вотум недоверия правя­щей партии. По данным 54 округов, за большевиков голосо­вало около 25% избирателей, за все другие социалистичес­кие партии — 62%, за кадетов и другие близкие им партии и группы — 13%.

Конкретный состав Учредительного собрания (по непол­ным данным) выглядел так: всего — 715 человек, в том чис­ле большевиков — 175, эсеров — 410 (из них 40 левых эсе­ров), меньшевиков — 15, народных социалистов — 2, каде­тов — 17, от национальных групп — 86, не назвавших пар­тийной принадлежности—1.'

В. И. Ленин и другие большевики пытались объяснить свое поражение на выборах рядом объективных обстоя­тельств. На результатах выборов, по их мнению, сказалось прежде всего то, что они проводились по старым избиратель­ным спискам, составленным до октябрьских событий. В них эсеры, например, шли по единому списку, хотя в ноябре эта партия раскололась на две партии. Руководство выборами на местах в большинстве случаев осуществляли старые, соз­данные еще при царском режиме, органы местного самоуп­равления — земства, городские думы. Имелись и многочис­ленные нарушения выборных процедур. Да и вообще, почти

половина избирателей не участвовала в голосовании.2 Реша­ющим же фактором, по словам Ленина, было то, что за

' См.: Великая Октябрьская социалистическая революция. Энци­клопедия. М., 1987, с. 549. В последние годы в журналах и газетах по­явилось много публикации, где “приводятся разноречивые данные об итогах выборов и партийном составе Учредительного собрания. См.: Сво­бодная мысль, № 15, 1992; Родина, № 10, 1993; Огонек, № 11, 1990; За рубежом, <№ 52, 1990; Литературная газета, ,1991, 4 сентября; Известия, 1993, 6 марта.

2 См.: Ленин В. И. Тезисы об Учредительном собрании. (Поля. собр. соч., т. 35, с. 153—154): Эти обстоятельства, конечно, надо учитывать, но они не могут служить основанием для того, чтобы подвергать сомне­нию результаты выборов.8

столь короткий срок после провозглашения Советской влас­ти, учитывая масштабы страны, условия сообщения и связи, трудящиеся не смогли еще по-настоящему узнать, осознать и оценить результаты революции.'

Однако дальнейшая судьба Учредительного собрания была предопределена не только 'и не столько 'результатами выборов, сколько теоретическо-идеологическими установка­ми большевиков. В принципиальном плане для них вопрос о месте и роли Учредительного собрания был ясен за несколь­ко месяцев до его созыва, хотя по тактическим соображени­ям они не возражали против выборов, более того, всячески критиковали правительство и умеренных социалистов за их отсрочку.

Известно, что большевики с конца апреля взяли на воо­ружение ленинскую формулу, что наилучшей формой буду­щей пролетарской государственной власти в России являет­ся Республика Советов, а не парламентская республика. По­этому неверным было бы представлять дело так, будто боль­шевики были искренними поборниками Учредительного соб­рания до тех пор, пока они не оказались в нем в мень­шинстве.

' А не совершили ли большевики тактический просчет,, согласившись на столь быстрое 'проведение выборов, к тому же в очень неблагоприят­ных условиях? В свете итогов выборов и последующего развития собы­тий совершенно ясно, что упоенные легкой победой в октябре, больше­вики переоценили свое влияние в крестьянских массах, их информиро­ванность о действиях новой власти. Только в этом отношении и можно, ввд.имо, говорить о таком Просчете.

Кстати, Ленин сразу же после победы восстания в Петрограде, как об этом пишет Троцкий в статье “О Ленине”, будто бы говорил о необ­ходимости отсрочки выборов в Учредительное собрание. И, не найдя •поддержки v своих соратников, заметил: “Ошибка, явная ошибка, ко-то|рая нам может дорого обойтись! Как бы эта ошибка не стоила рево­люции головы”. (Троцкий Л. Д. К истории русской революции. М., 1990, с. 206). Ню опять-таки нельзя те принимать во внимание и того, что при принятии решения в тех конкретных условиях над большевиками довлел груз собственных обещаний, груз негативного отношения народа к преж­ним отсрочкам выборов.

219

В любом случае, даже при других результатах выборов, Учредительному собранию отводилась вспомогательная роль:

подтвердить легитимность Советской власти и принятых ею декретов, а также заняться, как об этом говорилось в ленин­ской “Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого на­рода”, разработкой коренных оснований социалистического переустройства общества.

После того как стали известны результаты выборов, большевики начали целенаправленную подготовку к роспус­ку Учредительного собрания. Своеобразной прелюдией к это­му акту были следующие шаги: назначение М. Урицкого ко­миссаром Всевыборов, т. е. комиссии по выборам, смещение Временного бюро большевистской фракции (из бюро были выведены Каменев, Зиновьев, Рыков), принятие декретов об отзыве депутатов и аресте вождей гражданской войны (каде­тов), а затем и об условиях открытия собрания (наличие не менее 400 депутатов и т. д.). 20 декабря (2 января 1918 го­да) СНК принял постановление об открытии Учредительно­го собрания 5 (18) января 1918 года.

Наряду с этим предпринимались и отвлекающие манев­ры. Понимая сложность ситуации и предвидя возможность критики в свой адрес, большевики в декабре предлагали чле­нам Учредительного собрания признать декреты Советской власти или согласиться на перевыборы. Но и в этом случае они не могли удержаться от императивного тона: “Вне этих условий кризис... может быть разрешен только революцион­ным путем...”.'

Днем первым п днем последним для Учредительного со­брания стало 5 (18) января 1918 года. В этот же день состо­ялась мирная демонстрация в поддержку Учредительного со­брания. Но демонстрантов не допустили к Таврическому дворцу, где должно было работать собрание. Демонстрация была разогнана войсками: в итоге погибло около 20 человек и несколько десятков получили ранения.2

' Ленин В. И. Поля. собр. соч., т. 36, с. 166.

2 Родина, № 10, 1993, с. 105. Через несколько дней убитые демон­странты были похоронены на том же кладбище, что и жертвы 9 января 1906 года.

220

Вокруг дворца и внутри было сосредоточено большое количество матросов под командованием А. Железнякова и латышских стрелков.

Заседание Учредительного собрания, в соответствии с мировыми парламентскими традициями, открыл старейший депутат эсер С. Швецов. На альтернативной основе (М. Спи­ридонова и В. Чернов) был избран председатель, им стал эсер В. Чернов. Через некоторое время в зале появились большевики. В. Аванесов, управляющий делами ВЦИК, от­теснил председателя и передал его звонок Я. Свердлову, ко­торый вторично объявил об открытии заседания. От боль­шевиков выступали, кроме Свердлова, Бухарин, Дыбенко, Скворцов-Степанов.

Большевики предложили собранию утвердить “Деклара­цию прав трудящегося и эксплуатируемого народа”, приня­тую ВЦИК за два дня до этого, а также Декреты о мире и о земле. Первый параграф Декларации имел принципиальное значение и носил конституционный характер: “Россия объяв­ляется республикой Советов рабочих, солдатских и крестьян­ских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадле­жит этим Советам”. Понятно, что принятие этого положения лишало смысла дальнейшее существование Учредительного собрания, а потому Декларация была снята с обсуждения."

Едва начавшись, заседание по требованию большевиков и левых эсеров было прервано для фракционных совещаний. После возобновления работы Ф. Раскольников от имени большевиков огласил декларацию об уходе, поскольку собра­ние представляет “вчерашний день революции”. Вскоре за ними последовали и левые эсеры. А в 4 часа 40 минут 6 ян­варя начальник караула А. Железняков заявил: “Караул ус­тал. Пора кончать”. В ночь с 6 на 7 января ВЦИК по докла­ду Ленина принял Декрет о роспуске Учредительного соб­рания.

' В последнее время в газетах и журналах появились публикации, в лсоторых говорятся (правда, при отсутствии достаточной научной аргу­ментации), будто отказ Учредительного собрания от признания Совет­ской власти и Декретов о мире и о земле не имеет документального подтверждения. (См.: Вопросы истории, № Д, Ю92, с. 6).

221

Левым эсерам и большевикам удалось все же добиться одобрения своих действий большинством делегатов III Все­российского съезда Советов крестьянских депутатов, а за­тем и делегатов III съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Это завершилось слиянием обоих съездов и оформлением единой государственной системы.

Распустив Учредительное собрание, большевики разом покончили с парламентаризмом, а попутно нанесли еще один удар по многопартийности. Это усилило раскол в рядах со­циалистов и демократов и стало дополнительной искрой в разгоравшемся пожаре гражданской войны. Большевики и умеренные социалисты, взаимно обвиняя друг друга в контр­революции, логикой событий и политической борьбы оказа­лись вовлеченными в вооруженную борьбу.

И вновь, в очередной раз, в результате взаимной нетер­пимости социалистических “вождей” был упущен историчес­кий шанс на создание в стране плюралистической парла­ментской демократии, на достижение национального со­гласия.

13 июля 1918 года на 5 съезде Советов, принявшем пер­вую Конституцию РСФСР, были законодательно закреплены результаты октябрьского переворота: ликвидация частной собственности на средства производства и на землю; совет­ская форма государственности на основе национально-терри­ториального принципа. Конституция устанавливала узкоклассовый подход к проблемам демократии: все представите­ли так называемых эксплуататорских классов лишались из­бирательных прав, а процедура выборов органов власти в центре и на местах не предусматривала равного, прямого и тайного волеизъявления и для тех, кто не был отнесен к раз­ряду “лишенцев”.

Ограничение избирательного права Ленин объяснял ссылками на возникновение нового, высшего (советского) типа демократии, на особые условия развития русской рево­люции. Правда, при этом он оговаривался, что подобные ог­раничения не являются необходимым условием классового понятия диктатуры.'

1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 257, 265—266.

222

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий