регистрация / вход

Документирование Великого посольства

Параллельно с началом строительства флота Петром I стала осуществляться идея организации ''Великого посольства'', преследующего дипломатические и практические цели.

Документирование “Великого посольства”

Параллельно с началом строительства флота Петром I стала осуществляться идея организации ''Великого посольства'', преследующего дипломатические и практические цели.

Начал определяться состав ''Великого посольства'', в котором, наряду с очень близкими к царю ''комнатными стольниками'' и представителями дворянства, должен был инкогнито отправиться за границу и сам Петр I, но не как царь, а как ученик и корабельный плотник.

Письма и бумаги Петра I, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов, свидетельствуют о том, что целью ''посольства'' было также уверение глав сопредельных государств в дружбе и уведомление их в ослаблении врагов креста Господня — ''султана турецкого, хана крымского и всех бусурманских орд'', и надежды на заключение межгосударственных договоров для укрепления позиций в борьбе с общими врагами.

Практическая же сторона вопроса решалась так: список стольников, назначенных за границу для ''научения морскому делу'', согласно указу царя, включал 61 человека. 39 отправлялись в Италию и 22 — в Голландию. Примерно третья часть принадлежала к российской знати известных фамилий: Шаховских, Репниных, Волконских, Оболенских.

6 декабря 1696 года был объявлен царский указ о снаряжении ''Великого посольства'' к европейским дворам.

Этим же указом объявлялось назначение великих и полномочных послов к цесарю (в Польшу), к королям английскому и датскому, к папе Римскому, к Голландским штатам, к курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию. Этими послами были генерал и адмирал Франц Лефорт, генерал и комиссар Ф.А. Головин, думский дьяк Возницын. Им были в Посольском приказе подготовлены для аккредитации верющие (верительные) и полномочные грамоты.

Таким образом, осуществилось и документальное оформление дипломатической миссии ''Великого посольства''.

Подготовка ''посольства'' заключалась и в обычной текущей работе по другим направлениям. Все подробности внешних связей России за предшествующий период тщательно изучались и анализировались.

Царю были представлены приказными дьяками доклады о дипломатической и торговой деятельности приказа — статейные списки (отчеты) послов по статья наказа, который они получали, направляясь в иноземные страны.

Петр I вел активную переписку протокольного характера с дьяками Посольского приказа, направляя туда повеления, а в ответ получая отписки (справки) соответствующего содержания. В ходе этой переписки формировались обязанности окольничьих и стольников для выполнения секретарских поручений по организации встреч с представителями иностранных государств разного ранга, по оформлению документов на предстоящих переговорах, им даются впервые инструкции по деловому этикету и тонкостям дипломатии.

Так, например, в одном из запросов Петр I просит сообщить, какие подарки делали прежде дипломатические посланники Римскому папе, английскому королю и другим важным персонам, которые будут на пути следования ''Великого посольства''. Царь проявлял интерес даже к такому сугубо личному вопросу: насколько российские подношения пришлись по душе и не было ли нареканий или неудовольствия.

Кроме того, царь подготовил указ, в котором к основному тексту были даны приложения: списки бумаг и вещей, которые надо было приготовить для ''посольства''. Так решались одновременно делопроизводственные и хозяйственные задачи.

В канун 1697 года в Посольском приказе царь слушал доклад о жалованье всем членам ''Великого посольства''. Самое высокое жалованье около 4 тысяч рублей было положено Ф. Лефорту. По тем временам это были очень большие деньги, второй посол Ф. Головин получал значительно меньше, несмотря на более широкий круг обязанностей.

На том же заседании была утверждена роспись съестных припасов на дорогу, в основном это были копченые рыбы белужьих и осетровых пород, малиновые, вишневые и другие меды (вина).

Знакомство с дипломатическими актами европейских и других стран, хранящихся в архиве Посольского приказа, потребовало заблаговременного изменения некоторых моментов делового этикета.

На одном из заседаний Думы был принят указ Петра I об отмене старорусского титулования государя в дипломатической и внутренней переписке. Принятию указа предшествовала обширная частная переписка царя с придворными, где он всякий раз просил не употреблять напыщенную многословную форму обращения к нему, свидетельствующую о божественном происхождении верховной власти.

В указе об отмене старой формы титулования говорилось: ''... Впредь в своих великого государя грамотах во все окрестные государства писать вначале по сему: Божею милостию мы пресвятлейший и державнейший великий государь...''

Наряду с этим торжественным и высокопарным стилем государственных грамот, в рядовой переписке все также слышатся уничижительные имена, употребляемые в просторечии. Так, например, назначенный вторым послом храбрый генерал, участник азовских походов князь Федор Головин, сосредоточивший в своих руках все делопроизводство ''посольства'', обращаясь с просьбой к главе Посольского приказа, не ниже его по должностной иерархии, завершает прошение подписью: ''Федька челом бьет''.

В конце 1696 года была сформирована канцелярия ''посольства'' в составе 6 подьячих, 2 переводчиков, 2 толмачей (для устных переводов).

Основную группу документов составляли государевы указы, грамоты, статейные списки, челобитные, памяти, выписки и доклады.

Надо заметить, что это были последние наименования видов документов и должностей служилых людей, характерных для приказного делопроизводства.

В ходе последующей административной реформы и под влиянием обрядов делопроизводства зарубежных стран появляются новые обозначения должностей канцелярии (секретари, протоколисты, нотариусы, регистраторы, экзекуторы и т.п.), новые наименования старых документов и новые виды документов дипломатического характера (ноты, меморандумы, ультиматумы, реляции, депеши). Из Посольского приказа остались, пожалуй, лишь верющие (верительные) грамоты.

Походная канцелярия ''посольства'' была хорошо оснащена необходимыми принадлежностями. Ф. Головин составил роспись нужных предметов, в которую входило следующее: золото творенное для заставок грамот, 6 фунтов красного сургуча, 2 фунта сухих чернил, склянницы для письма, 5 стоп бумаги, пуд восковых свеч, ящик с печатями, бархатные мешочки для перьев, клей, двое ножниц, 2 сундука для дел, 2 фонаря, ящик для почтовых отпусков (копий отправленных документов).

Вместе с тем писцы день и ночь трудились над составлением копий с документов, которые могли понадобиться ''посольству''. Так, копии статейных списков были переплетены в 33 кожаных золоченых переплета с шелковыми завязками.

Верительные и полномочные грамоты писались на больших высококачественных листах бумаги с украшениями, заставками, фигурной каймой и золотым изображением имен и титулов глав иностранных государств.

Во всех делах, связанных с подготовкой ''Великого посольства'', самое живое участие принимал сам Петр. Это видно из его обширной переписки и из тех документов, которые относились к регламенту подготовки предстоящего события.

Инструкцией стольнику, выполняющему роль секретаря, предписывалось сиюминутно быть при особе посла с бумагами, чернилами, перьями, и что укажет — тотчас заносить в ведомость (журнал) и ''зело сберегать'' от воровства и других непредвиденных обстоятельств, которые могли случиться в походе.

Начальник Посольского приказа ежедневно входил к царю с докладом по делам, о сборах ''посольства'', в результате готовился документ, который начинался словами: ''Государь, слушав сеи выписки, указал...''

Работа по подготовке ''посольства'' заключалась также в составлении грамот к главам государств, которые предполагалось посетить. Текст грамот заслушивался на заседаниях Боярской думы в присутствии царя.

Тонкости протокола включали такие непростые вопросы как титулование глав иностранных государств. Для достойного обращения к Римскому папе были изучены грамоты Ивана Грозного, грамоты других некатолических государств. В результате измученные поисками переводчики Посольского приказа пишут в сказке о том, что, ''как датские и шведские короли папино титло пишут, не слыхали и не читали''.

Тогда Петр I самолично формулирует обращение к папе как ''честнейшему господину Иннокентию второму Папе и учителю римской церкви достойнейшему поздравление'' и эту форму просит занести в книгу регистрации Посольского приказа.

Пышность предстоящего ''посольства'' отразилась и на дарах, которые везли с собой (одних соболей было закуплено на 70 тыс. рублей).

10 марта 1697 года ''Великое посольство'' выехало из Москвы. Первым городом на пути следования была Рига, где посольству были оказаны соответствующие знаки внимания, а государь (путешествующий инкогнито) совершил осмотр военных укреплений города.

В Кенигсберге Петр I получает первые уроки артиллерийского дела, заключает с курфюрстом торговый договор. Визит в Пруссию благоприятствовал развитию взаимоотношений с Россией. Много полезного вынес Петр I из посещения цивилизованной Германии.

Опережая посольство, государь добрался по Рейну до Амстердама, где в местечке Сардам на корабельной верфи начал постигать основы кораблестроения, выдавая себя за простого плотника. Четырехмесячное пребывание в Голландии завершилось спуском на воду фрегата. Через год Петр перебрался в Англию, где продолжал совершенствовать свое мастерство, обучаясь военному делу и ремеслам.

Будучи в Вене, Петр I преследовал политические цели — договориться с канцлером Кинским об упрочении своих позиций в борьбе с Турцией за сферы влияния на южных рубежах России. Но завершение миссии было прервано сообщением из России о бунте стрельцов. Петр I был вынужден отменить поездку в Венецию и возвратиться домой.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий