регистрация / вход

Роль ХХ съезда КПСС в разоблачении культа личности И В Сталина Дата апрель 1996 г

Дисциплина: История России Тема: Роль ХХ съезда КПСС в разоблачении культа личности И.В.Сталина Дата: апрель 1996 г. Содержание: 1. Причины и предпосылки разоблачения культа личности И.В.Сталина

Дисциплина: История России

Тема: Роль ХХ съезда КПСС в разоблачении культа личности И.В.Сталина

Дата: апрель 1996 г.

Содержание:

1. Причины и предпосылки разоблачения культа личности И.В.Сталина........

2. Расстановка политических сил накануне ХХ съезда....................................

3. Подготовка к ХХ съезду КПСС и план разоблачения культа личности.........

4. Основные положения доклада Н.С.Хрущева “О культе личности

и его последствиях” на ХХ съезде КПСС....................................................

5. Создание и крах “антипартийной” группы после ХХ съезда.........................

6. Некоторые итоги разоблачения культа личности И.В.Сталина и

уроки ХХ съезда..........................................................................................

7. Список литературы......................................................................................

1. Причины и предпосылки разоблачения культа личности И.В.Сталина

ХХ съезд КПСС стал, несомненно, переломным в истории СССР. С этого момента берет начало новый этап развития российской государственности, приведший в конечном итоге к коренным преобразованиям в обществе и государстве, к повороту от тоталитарного режима к нормальному, естественному демократическому развитию. После долгих лет молчания, насилия, страха, подчинения единой идеологии общество открыто заговорило о всех происходивших беззакониях и злодеяниях, причем, наверное, одним из примечательных моментов этого процесса явилось то, что инициатива исходила не только от представителей высшего партийного руководства, на тот период во многом заинтересованных в “продвижении” новой идеологии, или интеллигенции, которая исторически находилась в оппозиции тоталитаризму, но и от средних и низших слоев общества, которые в подавляющем большинстве своем много лет воспринимали ситуацию как естественную необходимость. Почему же произошли такие резкие и во многом неожиданные изменения? Можно назвать несколько причин, по которым сложилась данная ситуация.

Авторитет Сталина в годы его правления был, несомненно, очень высок, и это в свою очередь можно объяснить следующим: во-первых, для СССР были решены основные экономические задачи, в тридцатые годы была полностью завершена индустриализация, СССР вышел на пятое место в мире по промышленному производству, превысив уровень дореволюционной Росси, значительные успехи были достигнуты в сельском хозяйстве и других отраслях народного хозяйства; во-вторых, Сталин сумел создать жесткую и сильную систему личного управления и подавления, которая в конечном итоге воплотилась в жесточайших репрессиях, которая являлась опорой Сталина в подавлении всякого инакомыслия, и в этом смысле его авторитет строился прежде всего на страхе всего общества и каждого человека перед системой; в-третьих, огромную роль в возвышении Сталина сыграла победа в Великой отечественной войне, поскольку СССР из страны, находившейся в длительной политической изоляции превратилась в государство, диктовавшее направления в мировой политике, которое не принимало правила западных капиталистических стран, а само диктовало эти правила; в-четвертых, нельзя не обратить внимания на личные качества Сталина, являвшего собой прекрасного руководителя и организатора, умевшего управлять людьми и подчинять их себе.

И все же, несмотря на все это, в стране сложилась ситуация, когда внешне единая система, основанная на режиме личной власти, не могла полноценно управлять государством, особенно исключительно с позиции силы. Энтузиазм народа, который практически поставил страну на ноги в двадцатые годы и после войны постепенно угасал, в обществе стали появляться различные противоречия, нарастал своего рода протест. Наиболее ярко этот протест выражался в начале 50-х годов в духовной сфере, литературе и художественном творчестве.

В такой ситуации, начиная с конца тридцатых годов, Сталин пытался максимально усилить свои властные позиции, охватывая практически все сферы общественной жизни и используя все возможные методы для достижения своих целей. Отсюда и массовые репрессии - испытанный метод в борьбе за удержание власти, и идеологический диктат, достигший при Сталине невиданных масштабов, и политика “железного занавеса”, призванная изолировать огромное государство от мировой общественности, оградить его от возможных влияний и веяний Запада, построить социализм в “отдельно взятой стране”. Сегодня, оценивая такие меры, становятся понятными их несостоятельность, утопичность и невозможность воплощения, но Сталину необходимо было сохранить “морально-политическое единство общества”, мощную власть в своих руках, и поэтому он активно шел на такие меры.

Скорее всего с этим связаны и резкие изменения в составе партийного руководства после XIX съезда КПСС: Сталин расширил число Президиума ЦК до 25 человек, а число кандидатов в члены Президиума - до 11 (15 и 4 соответственно до XIX съезда), причем теперь “старая гвардия”, истинные приверженцы Сталина составляли в Президиуме ЦК не более трети. С первого взгляда кажется, что Сталин, идя на такой шаг, поступает весьма нелогично: будучи антиподом коллективного руководства настолько неслыханно расширяет состав Президиума. Нельзя объяснить такой поступок и только тем, что Сталин сознательно готовил устранение своих ближайших соратников, как свидетелей его закулисных “деяний”, поскольку, во-первых, с этой стороны угрозы разоблачения не существовало, т.к. эти разоблачения привели бы к самоуничтожению всего сталинского клана; а, во-вторых, разоблачения меньше всего могли исходить от Молотова и Микояна, которых Сталин подверг остракизму, и, напротив, оставил в ближайшей свите Маленкова и Берия.

Наверное, наиболее правильным объяснением перестановок в руководстве партии является то, что Сталин отдавал себе отчет в грядущих переменах, в том, что культ личности умрет вместе с ним. Сталин не видел никого, кто бы смог заменить его и продолжить курс личного руководства, умело удерживая силу и мощь единоличной власти, своему окружению он отводит роль неспособных на крупные шаги помощников в своем деле, и поэтому альтернативу своей власти видел только в коллективном руководстве. Проводя эту идею, Сталин одновременно пытался предупредить и возможные узурпаторские притязания на власть кого-либо из соратников.

Однако, есть одна наиболее важная объективная причина разоблачения культа личности Сталина, которая сыграла решающую роль в произошедших изменениях в жизни СССР. Причина эта - сложившаяся советская система власти. Явления подобные ХХ съезду заложены в советскую систему как внутреннее условие ее обновления. Само существование этой системы представляет собой двуединый процесс, объединяющий в себе "прозрение" и разоблачение с конфронтацией всей авторитарной системы, который распространялся на сознание всего общества, формируя пресловутое советское двоемыслие. Недаром и процессы 30-х годов были с таким воодушевлением восприняты большинством народа как совершенно справедливое разоблачение вредительства ленинской гвардии.

Советская система власти нарушила основы человеческой нравственности и сознания, когда человек не понимает, что все им творимое - великое преступление и вредительство. При такой системе еще при жизни человек становится сам себе тайным судьей и палачом. И ведь правила такой игры были заданы чуть ли не с самого начала: еще в 30-е годы Сталин выразил их совершенно немыслимым парадоксом, заявив, что настоящий вредитель это вовсе не тот, кто плохо работает, а тот, кто работает хорошо.

Советская система власти, постоянно отрицая, разоблачая и выводя себя на чистую воду вплоть до полностью антисоветских позиций, тем не менее успешно себя воспроизводит. Система ловит преступников, успешно их плодя; разоблачения преступлений для этой системы власти - неотъемлемая сторона все новых и новых ее преступлений. Ведь недаром сам Сталин, проведя коллективизацию, впоследствии осудил ее перегибы, а после репрессий - преступления Ягоды и Ежова.

Можно долго спорить о том, как разворачивалась бы борьба за власть в такой ситуации и дальше, но история распорядилась по-своему, и после смерти И.В.Сталина 5 марта 1953 года резко повернула свой ход в иное русло, ускорив ход событий.

2. Расстановка политических сил накануне ХХ съезда КПСС

6 Марта 1953 года состоялось совместное заседание Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного совета СССР. Воспользовавшись шоковым состоянием под предлогом сложившихся чрезвычайных обстоятельств, необходимости высокой оперативности ближайшие соратники Сталина предприняли попытку восстановить свое безраздельное господство в руководстве партией и страной. Фактически на заседании был утвержден новый состав Президиума ЦК, ликвидировалось бюро Президиума Совета Министров СССР.

В состав членов Президиума ЦК КПСС вошли: Г.М.Маленков, Л.П.Берия, В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов, Н.С.Хрущев, Н.А.Булгарин, Л.М.Каганович, А.И.Микоян, М.З.Сабуров, М.Г.Первухин. Этот состав отражает сложившуюся в то время иерархию и практически полностью соответствует тому составу, который действовал до XIX съезда партии. Примечательным является также не сам факт сокращения числа членов Президиума более чем вдвое, а прежде всего принцип этого сокращения: Президиум ЦК ограничил свой состав числом 10 потому, что как раз столько, ни больше и ни меньше, оставалось у власти "соратников Сталина", включая Булгарина, Первухина и Сабурова, которые уже значительное время входили в сталинский аппарат. Новому пополнению не было предоставлено ни одного места в Президиуме.

Одним из главных мотивов пересмотра состава Президиума являлась именно неизбежность возникновения вопроса о культе личности И.В.Сталина, режиме сталинской диктатуры. В "сокращенном" составе Президиум ЦК получал возможность определять судьбу "культа личности " в своих интересах, не опасаясь разоблачений со стороны членов, не причастных к беззакониям, что в последствии и произошло на деле. Таким образом - это был первый шаг на пути к разоблачению культа личности Сталина.

После смерти Сталина все руководящие посты в партии и стране оставались за его ближайшими соратниками. Г.М.Маленков стал Председателем Совета Министров, Молотов - министром иностранных дел, Берия стал во главе нового Министерства внутренних дел, Булгарин назначался министром обороны СССР, Микоян - министром внутренней и внешней торговли, Сабуров - министром машиностроения, Первухин - министром электростанций и электропромышленности. Председателем Верховного Совета СССР утвержден К.Е.Ворошилов, а занимавший этот пост Н.М.Шверник был назначен Председателем ВЦСПС. Кроме этого было признано необходимым, "чтобы товарищ Хрущев Н.С. сосредоточился на работе в Центральном Комитете КПСС", в связи с чем он был освобожден от обязанностей первого секретаря Московского комитета КПСС. Хрущев формально оставался в ранге секретаря ЦК КПСС, но, будучи единственным из секретарей (помимо Маленкова) членом Президиума ЦК, естественно, занимал среди них главенствующее место. Положение Хрущева еще более усилилось после того, как Пленум ЦК КПСС удовлетворил просьбу Маленкова об освобождении его от обязанностей секретаря ЦК в связи с нецелесообразностью совмещения функций Предсовмина и Секретаря ЦК. На Хрущева возлагалось руководство Секретариатом ЦК и председательствование на его заседаниях.

В сложившейся ситуации относительной стабильности в руководстве сохранялась возможность узурпаторских рецидивов. С другой стороны все большее политическое значение приобретал вопрос об отношении к режиму культа личности Сталина. Реальная опасность в этом направлении исходила от Л.П.Берии. Он развернул активную политическую деятельность, всячески стремясь к упрочению своего положения, фактически поставив себя вне контроля высших партийных и государственных органов, поскольку руководил таким сильным ведомством, как Министерство внутренних дел СССР.

Деспотичная, авантюристская фигура Берии таила серьезную угрозу нового диктаторского режима. Располагая "досье" (вплоть до тайной записи телефонных разговоров) на каждого члена руководства, он имел все возможности устранить любого конкурента. Кроме того в его руках находился мощный аппарат захвата власти. В такой ситуации Президиум ЦК при поддержке военного командования приняли решительные превентивные меры и 26 июня 1953 года на заседании Президиума Совмина СССР Берия был арестован. Официально арест Берии был результатом его "преступных антипартийных и антигосударственных действий", с докладом о которых выступил Г.М.Маленков на июльском Пленуме ЦК КПСС 1953 года. На Пленуме развернулась острая критика недостатков и пороков в партийном руководстве, нарушений ленинских норм партийной жизни, которые накопились за предшествующие годы, а также были подняты вопросы о культе личности Сталина, ликвидации его последствий, демократизация общественной и партийной жизни.

"Дело Берии" на определенное время заполнило вакуум вины и ответственности за репрессивный произвол, нарушение законности, отвело угрозу прямых обвинений в адрес остальных соратников Сталина. Тем не менее обстановка в партии и стране требовала укрепления и стабилизации партийного руководства. Центральный Комитет имел фактически двух лидеров и не имел официального выборного руководителя. После устранения Берии у Маленкова появилась реальная возможность получить официальное лидерство в партии, но как зрелый и достаточно трезвый политик он осознавал, что груз преступлений периода культа личности Сталина не позволит ему обрести доверие и поддержку партии и народа. Иначе в этом плане выглядела кандидатура Н.С.Хрущева, которого сталинские сподвижники считали своим, который одновременно был достаточно авторитетен и не отождествлялся в полной мере с ближайшим окружением Сталина. Учитывая все это, Пленум ЦК КПСС в сентябре 1953 года учреждает пост Первого секретаря ЦК КПСС и единогласно избирает на него Н.С.Хрущева.

Таким образом, к осени 1953 года завершилась расстановка политических сил в СССР. Соратники Сталина сохранили в партии сильные позиции и сумели создать достаточно стройную систему высшего руководства, поставив во главу партии нового лидера, для обеспечения дальнейшего достижения поставленных целей.

3. Подготовка к ХХ съезду и план разоблачения культа личности И.В.Сталина

Расстановка политических сил накануне ХХ съезда сопровождалась определенной демократизацией всего общества. Связано это было прежде всего с тем, что не только в высшем руководстве КПСС, но и в руководстве партии в республиках и на местах на руководящие посты назначались новые лидеры, во многом не принадлежащие к "старой гвардии" и не связанные с преступлениями сталинского режима. Естественно в связи с этим активизировалось общественное мнение, и необходимость преодоления последствий культа личности Сталина становилась все более очевидной. Все острее вставал вопрос о прямом виновнике, о личной ответственности за совершенные беззакония, и теперь уже не было возможности говорить о культе личности безотносительно самого субъекта этого культа. "Фигура молчания" создавала риск политической компрометации партийного и государственного руководства.

В сложившейся ситуации первые активные шаги предпринял Хрущев. Впоследствии он писал в своих воспоминаниях: "Эти вопросы созрели, и их нужно было поднять. Если бы я их не поднял, их подняли бы другие. И это было бы гибелью для руководства, которое не прислушалось к велению времени". Почему же к осени 1955 года Хрущев обретает такую решительность? Это важный вопрос, требующий исследований, но одна из главных причин заключается в уверенности Хрущева в том, что о его причастности к преступлениям сталинской эпохи не будет сказано ни слова. По свидетельству Дмитрия Волкогонова, к этому времени по распоряжению Хрущева были уничтожены многие бумаги Берии, документы Сталина, других руководителей партии. По личному распоряжению Хрущева председатель КГБ генерал И.Серов произвел большую чистку архивов. Хрущев был убежден, что лично себя он обезопасил от прямой ответственности за репрессии.

Осенью 1955 года Хрущев выступает с инициативой сказать о преступлениях Сталина делегатам предстоящего ХХ съезда партии. При этом против его предложения активно выступают Молотов, Маленков, Каганович. В своих воспоминаниях Хрущев, говоря об этом времени, разделил Президиум ЦК на группы - в зависимости от вины каждого: сам Хрущев, Булгарин, Первухин и Сабуров не знали о фактах террора второй половины 30-х годов, отношения к нему не имели. Другая группа - Молотов, Ворошилов - знала все. Микоян и Каганович в целом знали, но детали им были неизвестны. Маленков не был инициатором массовых репрессий, но выступал послушным исполнителем. Стараясь снять с себя персональную ответственность, Хрущев причисляет себя к тем членам Президиума ЦК, которые вошли в состав высшего руководства партии и страны только после Отечественной войны. На самом же деле, он в этом составе находился со второй половины 30-х годов, ведь именно он "наводил порядок" в те годы и в Москве, и на Украине.

В 1954 - 1955 годах работали различные комиссии по пересмотру дел необоснованно обвиненных и незаконно репрессированных советских граждан. В преддверии ХХ съезда, 31 декабря 1955 года, Президиум ЦК КПСС образовал комиссию для изучения материалов о массовых репрессиям. В состав комиссии вошли секретари ЦК КПСС П.Н.Поспелов и А.Б.Аристов, председатель ВЦСПС Н.М.Шверник, заместитель Председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС П.Т.Комаров. К началу февраля комиссия Поспелова закончила свою работу и представила в Президиум обширный доклад почти в 70 страниц машинописного текста. Комиссия привела наиболее важные документы, на основании которых развернулись массовые репрессии, отмечая, что фальсификации, пытки и истязания, зверское уничтожение партийного актива санкционировалось Сталиным. 9 февраля Президиум ЦК заслушал доклад комиссии Поспелова. Реакция на доклад была разнообразной. Микоян: "Факты были настолько ужасающими...Мы все были поражены, хотя многое мы знали, но всего того, что доложила комиссия, мы, конечно, не знали". Хрущев: "Надо проявить мужество, сказать правду". Молотов вновь попытался принять свою позицию, настаивая на том, чтобы в доклад была включена формулировка "Сталин - продолжатель дела Ленина". В ходе развернувшейся дискуссии определенно выявились две противостоящие позиции: Молотов, Ворошилов, Каганович выступили против постановки на съезде отдельного доклада о культе личности; им противостояли остальные члены Президиума, поддерживавшие Хрущева. В конце концов Хрущеву удалось сгладить острую дискуссию, и он сказал, что "не видит расхождений" и "съезду надо сказать правду..."

Материалы комиссии Поспелова легли в основу доклада "О культе личности и его последствиях". 13 февраля 1956 года Пленум ЦК принял решение о проведении закрытого заседания съезда. Хрущев предложил выступить на съезде самому Поспелову, готовившему доклад, однако члены Президиума ЦК единогласно настояли на том, чтобы доклад сделал Н.С.Хрущев.

4. Основные положения доклада Н.С.Хрущева "О культе личности и его последствиях на ХХ съезде КПСС

Мало кто из делегатов ХХ съезда КПСС представлял, что их ожидает на утреннем закрытом заседании 25 февраля 1956 года. Для большинства присутствующих в зале доклад Н.С.Хрущева стал полным откровением, произведя по истине шоковый эффект.

Наверное, не стоит анализировать и излагать доклад полностью главным образом потому, что сегодня о преступлениях сталинской эпохи известно практически все, даже больше, чем было известно в то время самому Хрущеву, и для наших современников в нем вряд ли найдется что-то новое. И тем не менее необходимо остановиться на некоторых наиболее важных его положениях.

Перед докладом делегатам съезда было роздано "Письмо к съезду" В.И.Ленина. Многие, конечно, знали о его существовании, но до этого момента оно не было опубликовано. Конкретные же последствия того, что партия в свое время не реализовала ленинские рекомендации, прежде всего по отношению к Сталину, тщательно скрывались и маскировались. В докладе Хрущева эти последствия были впервые обнародованы и получили соответствующую политическую оценку. В докладе, в частности, говорилось: "Сейчас речь идет о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего, и для будущего партии, - речь идет о том, как постепенно складывается культ личности Сталина, который превратился на определенном этапе в источник целого ряда крупнейших и весьма тяжелых извращений партийных принципов, партийной демократии, революционной законности". Хрущев в этом плане ведет критику сталинского режима на основе марксистско-ленинского учения, говоря о нарушениях и отходе от ленинских принципов партийной дисциплины и партийного руководства, в чем и видит причину развития культа личности Сталина. Обоснование разоблачения культа личности ленинскими принципами является первой отличительной чертой доклада Н.С.Хрущева.

Особое значение имело разоблачение сталинской формулы "враги народа". Этот термин, говорил Хрущев, сразу освободил от необходимости веских доказательств идейной неправоты человека или людей, с которыми ты ведешь полемику: он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был только оклеветан, подвергнуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм революционной законности. Это понятие "враг народа", по существу, уже снимало, исключало возможность какой-либо идейной борьбы или выражения своего мнения.

Хрущев открыто поставил перед делегатами вопрос о неправомерности и недопустимости репрессивной расправы с идейными противниками, и, хотя в докладе дана в основном старая (по "Краткому курсу") оценка идейно-политической борьбы в партии и роли в ней Сталина, это был, несомненно, смелый шаг и заслуга Хрущева. В докладе говорилось: "Обращает на себя внимание то обстоятельство, что даже в разгар ожесточенной идейной борьбы против троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев и других - к ним не применялись крайне репрессивные меры. Борьба велась на идейной основе. Но через несколько лет, когда социализм был уже в основном построен в нашей стране, когда были в основном ликвидированы эксплуататорские классы, когда коренным образом изменилась социальная структура советского общества, резко сократилась социальная база для враждебных партий, политических течений и групп, когда идейные противники партии были политически давно уже разгромлены, против них начались репрессии".

Что касается ответственности за репрессии, то роль Сталина в создании режима политического террора раскрыта в докладе в достаточно полной мере. Однако прямое участие в политическом терроре сподвижников Сталина и истинные масштабы репрессий названы не были. Хрущев не был готов к противостоянию большинству членов Президиума ЦК, тем более, что сам он долгое время принадлежал к этому большинству. Да это и не входило в его задачу, главным было "решительно, раз и навсегда развенчать культ личности", без чего невозможно было политическое оздоровление общества.

Прений по докладу решено было не открывать. По предложению председательствовавшего на заседании Н.А.Булгарина съезд принял постановление "О культе личности и его последствиях", опубликованное в печати. Первого марта 1956 года текст доклада с запиской Хрущева и необходимыми правками был направлен членам и кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС. Пятого марта Президиум ЦК принял постановление "об ознакомлении с докладом тов. Хрущева Н.С. "О культе личности и его последствиях" на ХХ съезде КПСС". В нем указывалось: "1. Предложить обкомам, райкомам и ЦК компартий союзных республик ознакомить с докладом Хрущева всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников. 2. Доклад Хрущева разослать партийным организациям с грифом "не для печати", сняв с брошюры гриф "строго секретно".

Таким образом, хотя высшее партийное руководство СССР и сумело осуществить такой шаг, как всенародное разоблачение культа личности, по существу огласив преступления властей на протяжении практически двух десятилетий, придав борьбе с репрессивным режимом статус официального политического явления, все таки эти меры были еще достаточно слабыми и несмелыми. Об этом свидетельствует ряд фактов, главным из которых является реакция на доклад Хрущева: сам доклад не был опубликован в течение почти 30 лет, "ознакомление" проводилось на собраниях партийных и комсомольских организаций, в трудовых коллективах, под организованным контролем партийных руководителей, без обсуждений, в закрытом порядке. Отчасти эти факты можно объяснить тем, что существовала серьезная опасность возникновения общественного напряжения, поскольку еще было немало людей, сохранивших верность сталинским принципам, для которых его авторитет был непоколебимым. с другой стороны все это могло привести к подрыву авторитета КПСС как лидера в международном коммунистическом и рабочем движении.

5. Создание и крах "антипартийной" группы после ХХ съезда КПСС

После ХХ съезда КПСС бывшая "элита" сталинского окружения - Молотов, Каганович, Маленков заняли явно антагонистическую позицию по отношению к Хрущеву, нередко вступали в конфронтацию, ревностно относясь к быстрому росту и упрочению его авторитета в партии и народе.

С другой стороны Хрущев стоял перед неизбежностью разрыва с "группой Маленкова", поскольку для него была необходима свобода действий с опорой на иные, новые силы в руководстве партии, надо было отмежеваться от преемственности сталинского руководства и тем самым утвердить себя как лидера нового, демократического курса, порывающего с режимом культа личности. Хрущев начал свое наступление еще до ХХ съезда: был освобожден от поста Предсовмина Маленков, а в 1956 году лишились министерских портфелей и Молотов, и Каганович. Ситуация для "старейших сподвижников Сталина" создавалась угрожающая, и поэтому они первыми решили перейти к активным действиям. Надо сказать, что с самого начала Маленков, Молотов и Каганович не выдвигали какой-либо политической платформы, их сговор на почве недовольства "вышедшим из-под контроля" Хрущевым образовался под давлением обстоятельств, общности судеб.

В осуществлении своих планов "антипартийная группа" отводила существенную роль Булгарину, поскольку он занимал пост Предсовмина, был властолюбив, близок к просталинским настроениям. Со временем Булгарин стал фактически центром группы. В последний момент группа привлекла на свою сторону Ворошилова, который как политический деятель не представлял особой ценности, но его голос как члена Президиума ЦК мог сыграть существенную роль; кроме того, его внутренняя приверженность сталинизму не вызывала ни у кого сомнений. Что же касается Первухина и Сабурова, то их выдвижение и деятельность также были связаны со сталинским временем, и в условиях, когда Хрущев уже ориентировался на новые, выдвинутые им кадры, в "группе Маленкова" они рассчитывали сохранить себя как видных партийных и государственных деятелей. В таком составе "антипартийная группа" подошла к моменту самых решительных действий.

На утро 18 июня 1956 года Булгарин назначил заседание Президиума Совмина. Под предлогом обсуждения вопроса о поездке на юбилейные торжества 250-летия Ленинграда "антипартийная группа" могла собраться на нейтральной территории и окончательно договориться о своих действиях. Хрущев, узнав об этом, ответил, что в этом нет необходимости, поскольку все вопросы, связанные с этой поездкой уже решены. Тем не менее по настоянию большинства членов Президиума ЦК заседание собралось.

С самого начала на заседании присутствовали: члены Президиума ЦК - Хрущев, Булгарин, Ворошилов, Каганович, Маленков, Микоян, Молотов, Первухин; кандидаты в члены Президиума - Брежнев, Фурцев, Шверник, Шепилов, затем прибыл Жуков. Маленков предложил отстранить Хрущева от председательствования и рекомендовал на его место Булгарина. Шестью голосами против двух предложение было принято. Затем с заявлением и резкой критикой в адрес Хрущева выступили Маленков, Молотов и Каганович. Группа располагала значительной политической силой для осуществления своих замыслов и имела большинство голосов в Президиуме ЦК. Главной целью было сместить Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС, и, войдя в секретариат ЦК, занять ключевые позиции в руководстве партии, обеспечив себе спокойное будущее. Учитывая нестабильность численного большинства "антипартийной группы" в Президиуме, вопрос об отстранении Хрущева обязательно нужно было решать именно в первый день. В этой обстановке Хрущев и Микоян заявили, что они покинут заседание, если не будут собраны все члены и кандидаты в члены Президиума ЦК, а также секретари ЦК.

На заседании 19 июня картина приобрела совершенно противоположный характер. В полном составе Президиума в поддержку Хрущева выступили Кириченко, Микоян, Суслов, Брежнев, Жуков, Козлов, Фурцев, Аристов, Беляев, Поспелов. Соотношение сил шесть против двух на заседании 18 июля теперь было семь (добавился отсутствовавший Сабуров) против четырех (Хрущев, Микоян, Суслов, Кириченко), но с учетом голосов кандидатов - тринадцать против шести в пользу Хрущева.

Учитывая обстановку, группа Маленкова на заседании 20 июля не ставила вопрос о смещении конкретно Хрущева, а вела речь о том, что в интересах более полной коллегиальности вообще ликвидировать должность Первого секретаря ЦК КПСС. Это предложение было внесено прежде всего с целью Закрепить Булгарина в качестве председательствующего на Президиуме и с его помощью утвердить в нем сое влияние, но и это предложение не получило отклика большинства участников заседания.

О заседании Президиума ЦК стало известно членам Центрального Комитета, и 21 июля они обратились с письмом в Президиум. Письмо содержало требование срочно созвать Пленум ЦК и вынести на него вопрос о руководстве Президиума ЦК и Секретариата, поскольку "нельзя скрывать от членов Пленума ЦК такие важные для всей партии и страны вопросы". Группе из 20 человек было поручено вручить это письмо Президиуму ЦК. После непродолжительной дискуссии и съезда в Москву большинства членов ЦК, решено было созвать Пленум на 22 июня. Воспользовавшись моментом, Хрущев понял, что необходимо не допустить каких-либо решений Президиумом и перенести все вопросы на Пленум ЦК партии, поскольку лично не мог нанести удар по Маленкову, Молотову и Кагановичу, не опасаясь не менее веских контробвинений, зато Пленум ЦК, состав которого коренным образом изменился в период XIX-XX съездов, мог открыто ставить вопрос о личной ответственности группы Маленкова.

Внеочередной Пленум ЦК КПСС собрался днем 22 июня. С самого начала после выступления Суслова, охарактеризовавшего поведение участников группы как непартийное, и Жукова, поставившего вопрос о непосредственной ответственности Молотова, Кагановича и Маленкова за преступные репрессии 30 - 40-х годов, стало ясно, что шансы группы на осуществление задуманных планов очень невелики. Затем на Пленуме выступили Брежнев и Аристов, продолжая тему ответственности и вины группы Маленкова. В конце заседания, когда политическая судьба группы была по сути предрешена, с обвинениями в ее адрес выступил Хрущев: впервые были приведены документы о подлинных масштабах репрессий и причастности к ним конкретных лиц.

С этого момента группа Маленкова Занимает оборонительную позицию, потому что факты и документы явно свидетельствуют об их преступлениях. На Пленуме выступали все члены группы, заявляя, что речь шла не о снятии Хрущева, а об укреплении коллективности руководства, устранении недостатков в работе Президиума и Секретариата ЦК КПСС. Под тяжестью обвинений "единый фронт" группы рассыпался, каждый стал валить вину на другого, в результате Сабуров, Первухин, Ворошилов и Булгарин всеми силами пытались отмежеваться от Маленкова, Кагановича и Молотова.

В конце концов факт сговора был признан всеми участниками группы. Пленум единодушно осудил групповой сговор и поддержал Хрущева как Первого секретаря ЦК КПСС. 28 июня группа Маленкова признала свои ошибки, а на заключительном заседании 29 июня, после рассмотрения письменных заявлений Маленкова, Кагановича и Молотова, Пленумом было вынесено постановление: "1. Осудить, как несовместимую с ленинскими принципами нашей партии, фракционную деятельность антипартийной группы Маленкова, Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова. 2. Вывести вышеперечисленных товарищей из состава членов Президиума ЦК и из состава ЦК." В отношении остальных членов группы было решено не принимать столь жестких мер, учитывая то, что в ходе Пленума они осознали свои ошибки и помогли разоблачить фракционную деятельность группы Маленкова.

Пленум в тот же день принял постановление об избрании Президиума ЦК КПСС в составе 15 членов и 9 кандидатов. Членами Президиума были избраны: Аристов, Беляев, Брежнев, Булгарин, Ворошилов, Жуков, Игнатов, Кириченко, Козлов, Куусинен, Микоян, Суслов, Фурцев, Хрущев, Шверник; кандидатами в члены - Калнберзин, Коротченко, Косыгин, Мазуров, Мжаванадзе, Мухитдинов, Первухин, Поспелов.

6. Некоторые итоги разоблачения культа личности И.В.Сталина и уроки ХХ съезда

ХХ съезд партии внес, как уже отмечалось, огромное значение в историю развития СССР и Российского государства в целом.

Несомненно, в том, что ХХ съезд со всеми его принятыми решениями состоялся как важное общественное и политическое событие, было множество позитивных моментов. Были приняты меры по преодолению культа личности Сталина, получили огласку факты имевших место беззаконий и нарушений всяческих прав, были приведены конкретные документы, разоблачающие репрессионный режим террора Сталина, - все это не могло не привести к демократизации общественной жизни, теперь все эти вопросы открыто обсуждались в обществе, формировалось определенное общественное мнение.

С другой стороны ХХ съезд позволил провести значительные перестановки в высшем партийном руководстве, отстранив от руководящих должностей особенно преданных делу Сталина партийцев и выдвинуть на первый план новых руководителей, мыслящих и действующих по новому, не связанных с преступной сталинской системой, дать им возможность осуществить и довести до конца начатые реформы. Одновременно с этим возрастало положение и авторитет Хрущева как умелого партийного руководителя и организатора, хорошо разбирающегося в некоторых политических вопросах. Партия в лице Хрущева получила довольно сильного и популярного руководителя, способного на определенные смелые и перспективные шаги. В целом же, после ХХ съезда, после продолжительного периода партийной борьбы и конфронтации, установился период относительной стабильности в обществе и государстве.

Но вместе с этим были и определенные негативные моменты, которые скорее связаны непосредственно не с ХХ съездом, а все с той же советской системой власти. Конечно же, достижения ХХ съезда трудно переоценить, особенно если учитывать время, в которое эти изменения происходили. Но если посмотреть как конкретно отразились эти перемены на каждом отдельном человеке, а не на всей огромной партийно-государственной машине, то становится ясной какая-то односторонность, однобокость всего достигнутого. Ведь по сути все изменения проводились в интересах очень узкой группы партийных и государственных руководителей, общество же практически целиком тянулось за идеологией, пусть новой, основанной теперь на некоторых демократических принципах, но все же по прежнему единой для всех. Если раньше официальная идеология всячески восхваляла Сталина и его политику, то теперь все как один бросились осуждать и разоблачать его. Советская система власти подавляла личность, освобождая человека от необходимости принимать какие-либо решения, подробно регламентируя все его существование.

И другой момент. Анализируя события после ХХ съезда, создается впечатление какого-то страха или по крайней мере неуверенности власти. Из всех принятых решений практически ни одно не было опубликовано, документы о сталинских репрессиях отправлялись в архивы и хранились там десятилетиями, разоблачающие материалы часто не выходили за стены партийных заседаний. Причины такого поведения власти однозначно назвать нельзя: то ли это была неуверенность после столь грандиозной проделанной работы и ожидание ее плодов; то ли страх, основанный на том, что еще сохранилось немало приверженцев Сталина; то ли просто нежелание предавать все эти факты широкой огласке, потому что каждый из руководителей был замешан в преступлениях сталинского режима.

Таким образом последствия ХХ съезда КПСС были двумя сторонами одной медали. Стараясь приоткрыть занавесу прошлого, отказаться от его преступного наследия, демократизировать общественную и государственную жизнь, руководители страны с другой стороны всячески старались оградить общество от такой правды. ХХ съезд практически внес в общество раскол, разделив его на два лагеря: сталинистов и антисталинистов. Отголоски этого раскола слышны и по сей день. И долго, наверное, еще будут спорить на эту тему. Но то, что наша страна сумела преодолеть барьер беззакония, насилия и террора на высшем государственном уровне - несомненная заслуга ХХ съезда КПСС.

Список литературы:

1. ХХ съезд КПСС и его исторические реальности/Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Под общ. ред. В.В.Журавлева. - М.: Политиздат, 1991. - 416 с.

2. Аксютин Ю.В. Волобуев О.В. "ХХ съезд КПСС: новации и догмы". - М.: Политиздат, 1991. - 224 с.

3. Знамя. Журнал. 1988г. №4

4. Известия ЦК КПСС. 1989 г. №№ 2,3,11

5. Вопросы истории. Журнал. 1994, 1995 г. "Воспоминания Н.С.Хрущева"

6. "Общая газета". №6 (134). 15-21 февраля 1996 г. - с.9

7. "Московские Новости". №5. 4-11 февраля 1996 г. - с.34

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий