Анархизм в России и его роль в 1917 г

Гимназия имени Сервантеса. Курсовая работа. АНАРХИЗМ В РОССИИ И ЕГО РОЛЬ В СОБЫТИЯХ 1917 Г. Автор: Добромыслов Константин Михайлович Руководитель : Кулегин Алексей Михайлович,

Гимназия имени Сервантеса.

Курсовая работа.

АНАРХИЗМ В РОССИИ

И ЕГО РОЛЬ В СОБЫТИЯХ 1917 Г.

Автор: Добромыслов Константин Михайлович

Руководитель: Кулегин Алексей Михайлович,

кандидат исторических наук,

сотрудник Государственного музея Политической Истории России.

Санкт-Петербург

2000 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Оглавление.................................................................................. 2

Введение....................................................................................... 3

Глава I. Краткий очерк истории анархизма в России (1840-1917)............................................................................................................. 5

Глава II. Анархизм в России в 1917 г............................. 15

заключение............................................................................... 28

ПРимечание............................................................................... 29

Список использованных источников и литературы 32

ВВЕДЕНИЕ.

Марш Анархистов.

Споемте-же песню под громы ударов,

Под взрывы и пули, под пламя пожаров,

Под знаменем черным гигантской борьбы,

Под звуки набата призывной трубы.

Разрушимте, братья, дворцы и кумиры,

Сбивайте оковы, срывайте порфиры,

Довольно покорной и рабской любви

Мы горе народа затопим в крови.

Проснулась, восстала народная воля

На стоны Коммуны, на зов Ровашоля,

На крики о мести погибших людей,

Под гнетом буржуя, в петле палачей.

Их много, без чета нуждою разбитых,

Погибших в остроге, на плахе убитых,

Их много, о правда, служивших тебе,

И павших в геройской, неравной борьбе.

Их стоны витают под небом России,

Их стоны, призывы, как рокот стихии

Звучат под Парижем, Сибирью глухой,

И нас призывают на доблестный бой.*

С этой призывной песней шли люди с черными флагами по улицам Петрограда и Москвы в 1917 г. Она как нельзя лучше отражает настроение не только максималистов, но и всей России той эпохи. О действиях представителей некоторых политических течений в первой четверти XX века нам известно немного, к таким течениям можно отнести и анархизм. Да, писались работы и в советское время, но на них опираться можно лишь в вопросах фактуры, современных же изданий посвященных этой теме не так уж много.

В своей работе я старался опираться на источники того времени, либо в оригинале, либо переизданные в периодической печати, в какой-либо другой литературе. Очень помогли материалы Государственного музея Политической истории России. Эту работу можно использовать как на уроках истории XIX и XX веков (при изучении политических течений того времени или событий 1917 г.), так и на уроках философии (при изучении теоретиков анархизма в России: М. А. Бакунина и П. А. Кропоткина).

Свой выбор данной темы я считаю вполне обоснованным. Меня всегда интересовали идеи анархизма, как голубая мечта о государстве без власти, государстве неограниченной свободы человека. Не могу сказать, что я во всем разделяю мировоззрение анархизма, а в особенности их методы борьбы, но, исследовать глубже историю этого политического течения мне показалось очень заманчивой идеей.

Цель своей работы я бы определил так: дать достоверную характеристику анархическому движению в России в период с 1940 по 1917 гг., акцентируя особое внимание на событиях 1917 г.; показать роль действий анархистов в событиях 1917 года. Для раскрытия цели необходимо было решить следующие задачи: дать краткую характеристику анархическому движению в период с 1940 по 1916 гг., раскрыть взгляды основных последователей и теоретиков анархизма в России; дать полную характеристику действиям анархистов в 1917 г. и показать реакцию на них других политических сил; проанализировать причины поражения анархизма в России в их борьбе за власть.

В своей работе я использовал такие методы исследования как индукция, анализ и синтез. Среди использованной в работе литературы следует выделить работы Канева С. Н., изданные в советскую эпоху. В основном же в своей работе я опирался на источники из музея Государственного Политической истории России: периодическая печать (журналы, листовки, брошюры), монографии съездов, воспоминания.

Я думаю, что эта тема достаточно актуальна и сейчас. На улицах нашего города мы можем видеть незначительные, мелкие группы молодежи – сторонников анархизма. Как и тогда они разрознены и не представляют никакой реально серьезной политической силой. Но, как и в 1917 г. все анархисты мечтают объединиться под общим черным знаменем и создать собственное государство абсолютной свободы и равенства.

Глава I. Краткий очерк истории анархизма в России (1840-1917).

Анархизм (от греч. anarchia – безначалие, безвластие) – общественно-политическое учение, основными принципами которого являются отрицание государства и всякой власти, а также программное требование освобождения личности от всех форм политической, экономической и духовной зависимости.

В Европе анархизм, как политическое течение окончательно оформился в 40-50-е гг. XIX века. У истоков анархизма в России стояли П.-Ж. Прудон, Макс Штирнер и М. А. Бакунин. Их учение развивали Петр Кропоткин, Иоганн Мост, Жан Грав, Жорж Сорель и др.

Возникновение анархистских идей в России в 40-50-е гг. XIX в.

В 40-50-е гг XIX в. в России непрерывно нарастал кризис крепостнического строя, отразившийся на всех сторонах общественной жизни. В сложившейся ситуации по всей России стали возникать кружки революционно настроенной молодежи. Не последнее место среди западных теоретиков, имевших немалое влияние на российских революционеров, занимали Прудон (1809-1865) и Штирнер (1806-1856), теории которых начинают появляться в России в 40-е годы.

Первой анархически настроенной работой, появившейся в России, была книга Прудона “Что такое собственность?” Прудон заявлял, что собственность влечет за собой неравенство, “ведет к эксплуатации слабого сильным”. Он требовал, чтобы “она была уничтожена для всех”. Работа Прудона произвела фурор в российской общественности.

Начало распространение анархических идей в России связано так же с именем Макса Штирнера и его работой “Единственный и его собственность” (издана в 1844 г.). В нем проповедовалась теория, названная позже индивидуалистическим анархизмом. Исходным пунктом своего анархистского учения Штирнер берет “Я” (личность). Личность, согласно его теории, должна стать эгоистом: эгоистически зрелый человек ставит собственный интерес превыше всего. “Нет ничего выше меня”. В России работа Штирнера воспринялась неоднозначно. Но его идеи были развиты в своих работах В. Г. Белинским, А. И. Герценом, Н. Г. Чернышевским.

Разумеется, проникновение в Россию произведений Прудона и Штирнера, пропагандировавших анархизм, нельзя рассматривать как начало истории российского анархизма. Эти годы представляют лишь предысторию возникновения анархических движений на русской почве. Анархизм как идейное течение в общественной мысли оформился в России позже, в следующем десятилетии.

Анархизм в России в период 1859-61 гг. Нигилистское движение.

Во второй половине 50-х – начале 60-х гг общественно-политическая ситуация в России обострилась. В этих условиях образовывались определенные политические направления, каждое из которых выдвигало собственную программу решения назревших социально-экономических и политических проблем. Основной движущей силой большинства движений 60-70-х гг. были разночинцы. Своим идеологом разночинцы считали А. Г. Чернышевского. С конца 50-х гг. в России складывается нигилизм, внутри которого возникают первые зародыши анархистского движения.В основе нигилистского движения “лежал безусловный индивидуализм”.

Идейным вождем нигилистского движения в 60-е годы считался Д. И. Писарев (1840-1868). Трибуной нигилистскому движению служил журнал “Русское слово”. Выступления Писарева в русском слове” привлекали внимание демократических читателей. В своем творчестве Писарев выражал круг идей и настроений революционного нигилизма. Он опирался на теорию “разумного эгоизма” как на орудие борьбы против “внешнего принуждения и средство преодоления самоограничения человека”.

Нигилизм, не имевший четкой программы и объединявший людей с радикальным отрицанием, неприятием существующей действительности, не мог быть принят сторонниками Чернышевского, но после многочисленных арестов последователей Чернышевского, нигилизм в России расширил свое влияние. Нигилистское движение не представляло собой однородной массы. Здесь имелись люди различных взглядов. Типичным представителем нигилистского движения Писарев считал героя романа И. С. Тургенева “Отцы и дети” – Базарова.

Иной тип нигилиста представлял Николай Андреевич Ишутин (1840-1878), вольнослушатель Московского университета, идеолог подпольного тайного общества “Организация”, руководствовавшейся принципом “цель оправдывает средства”. Это общество провозгласило целью подготовку крестьянской социалистической революции и приняло тактику индивидуального террора. Общество было частично раскрыто царской жандармерией в 1866 г. после покушения Каракозова на императора Александра II.

К нигилистским или анархистским организациям того периода можно так же отнести кружок Козлова “вертепники”; екатеринославский кружок Н. П. Балина “Общество самоусовершенствования”; кружок Московского университета.

К 60-м годам в России окончательно оформился индивидуалистический анархизм. К его представителям можно отнести Н. В. Соколова, Д. Н. Ножина, Н. К. Михайловского, публиковавшихся в русской печати, и перенесших теории Прудона и Штирнера на российскую почву.

В 60-е годы идеологи революционно-анархических движений усиленно работали над теорией революции, но появилась она лишь в 70-х и связана с именем М. А. Бакунина.

Революционные движения 70-х гг XIX в. М. А. Бакунин.

В предыдущие два десятилетия анархизм лишь существовал в России, но окончательно оформился как революционное движение и начал играть определенную роль только в системе общественно-политических взглядов народников в 70-х гг. XIX века под влиянием выдающегося мыслителя и революционера М. А. Бакунина (1814-1876).

Михаил Александрович Бакунин родился в Тверской губернии, в дворянской семье. В 14 лет он поступает в Артиллерийское училище, после его окончания в чине прапорщика он служил в воинской части, но в 1835-ом г. выходит в отставку и в 1840-ом уезжает в Германию. Там Бакунин поступает в Берлинский университет и вступает в некоторые кружки. Затем, покинув университет, он отправляется во Францию, где живет некоторое время в Париже. Большое влияние на политическое мировоззрение Бакунина оказали французские социалисты-утописты. После французской революции 1848-49 гг. Бакунин был арестован, дважды приговорен к смертной казни, но приговор был заменен пожизненным заключением. Бакунин сидел в Ольмюце, затем в Петропавловской крепости, а в 1857 г. он был отправлен на поселение в Восточную Сибирь, откуда бежал в Лондон в 61 г. Затем Бакунин участвовал в Польском восстании 63-го г., жил в Италии, побывал и в США. Умер Бакунин 1 июля 1876 г. в Берлине, где и был похоронен.[1]

Бакунин стремился осуществить в России социальную революцию, на первое место он выдвигал борьбу с государственностью, ибо государственность была для него источником всякого социального неравенства. “Мы объявляем себя врагами всякой правительственной, государственной власти, врагами государственного устройства вообще, и думаем, что народ может быть только тогда счастлив, свободен, когда … он сам создаст свою жизнь”.*

Бакунин знал только единственную форму революционной борьба – немедленное всенародное восстание рабочих масс для разрушения государственного буржуазного строя и организацию на его развалинах снизу вверх “братского союза вольных производительных ассоциаций, общих и областных федераций, обнимающих безгранично людей всех языков и народностей”. Он указывал – долг каждого честного революционера поддерживать в народе инстинктивный дух протеста, его постоянную готовность к революции.

По мнению Бакунина, главным недостатком, парализующим и делающим невозможным всеобщее народное восстание в стране, были замкнутость общин, уединение и разъединение крестьянских местных миров.Поэтому, предлагал он, надо разбить эту замкнутость и провести между отдельными лицами “живой ток революционной мысли, воли и дела”. Это можно было сделать лишь посредством установления связи между городскими фабричными рабочими и крестьянством. Из лучших Бакунин предлагал сделать несокрушимую силу, которая и должна была общим натиском провести в России социальную революцию.

Под влиянием этих бакунистстких идей среди российской молодежи из первых революционных кружков зарождается идея “хождения в народ” с целью подготовки крестьянских выступлений.

В 70-х годах начинает формироваться анархическое мировоззрение князя П. А. Кропоткина. Кропоткин в 70_х был действительным членом кружка “чайковцев”. Он впервые выдвигает идею об объединенном восстании среди крестьянства и среди городских рабочих – “только тогда революция может рассчитывать на успех”. Свое дальней шее развитие анархистские идеи в России получили благодаря Кропоткину в 70-80-х годах.

Анархо-коммунистическая теория революции П. А. Кропоткина.

Дальнейшее развитие анархических идей в России связано с работами П. А. Кропоткина (1842-1876). Петр Алексеевич Кропоткин был выходцем из княжеской семьи, родословная которой восходила к Рюриковичам. После окончания Пажеского корпуса Кропоткин живет в Москве, а в 1872 г. отправляется в Швейцарию, где живет в Цюрихе. Из Цюриха он отправляется в Женеву. В Россию в 1873 г. Кропоткин возвращается уже убежденным анархистом. В России Кропоткин входит в кружок чайковцев, но после его выступлений в 1874 г. он был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, откуда бежал в июне 76 г. Кропоткин сначала эмигрирует в Англию, а затем в Швейцарию, где с 1879 г. издает газету “Le Revolte” (“Бунтовщик”). Так как Кропоткин принимал непосредственное участие в событиях описанных ниже, то к дальнейшей судьбе Петра Алексеевича мы еще будем возвращаться не раз.[2]

В своих работах 70-90-х годов (“Речи бунтовщика”, “Завоевание хлеба”, “Анархия, ее философия, ее идеал”, “Государство и его роль в истории” и др.) Кропоткин вывел собственную теорию анархизма, положившую начало такому течению как анархо-коммунизм. Такие взгляды привлекли внимание революционной молодежи того времени попытками охватить все стороны общественной жизни, а так же проявлением гуманистических идей. Под анархией Кропоткин понимал “миросозерцание, основанное на механическом понимании явлений”.

Но в своей теории Кропоткин не отрицал революцию, однако считал, что Россия еще не готова к “немедленному революционному выступлению”. Он считал необходимым прежде создать анархистские группы, которые будут вести “тихую подготовительную идейную работу”. Социальная революция, по его мнению, есть закономерное явление исторического процесса. В будущем она должна привести Россию к полному уничтожению все государственных институтов и учреждений. Анархо-коммунизм, считал Кропоткин, можно вводить сразу после разрушения старых порядков в ходе революции. В отличие от предыдущих идеологов анархизма Кропоткин относил к движущей массе социальной революции не только крестьянство и рабочих, но и “трудовые элементы из интеллигенции”. При этом он допускал возможность как мирной, так и “кровавой” революции.

Он так же отрицал необходимость революционного правительства и не признавал никакой революционной диктатуры, так как при диктатуре, по его мнению, “революция неизбежно вырождается в произвол и деспотизм”.

Однако в полной мере идеология Кропоткина раскрылась во время участия его в действиях анархо-коммунистов, чьим основным идеологом он являлся.

Течения в русском анархизме на рубеже веков.( XIX-XX)

К времени 1-ой русской революции в анархизме явственно определились три основных направления (анархо-коммунизм, анархо-синдикализм и анархо-индивидуализм) с наличием у каждого из них более мелких фракций. Эти течения помимо различных программ имели собственные печатные органы, определенные сферы социального влияния, регионы действий.

Накануне революции 1905 г. большинство анархистов были приверженцами идей анархо-коммунистов (хлебовольцев) . Свои задачи хлебовольцы утвердили на их 1-ом съезде в Лондоне (декабрь 1904 г.). Главным своим идеологом хлебовольцы считали П. А. Кропоткина. В их программе выделялись следующие пункты:

· Целью действия анархистов объявлялась “социальная революция”, т. е. Полное уничтожение капитализма и государства и замена их анархическим коммунизмом.

· Началом революции должна была явиться “всеобщая стачка обездоленных как в городах, так и в деревнях”.

· Главными методами борьбы в России провозглашались “восстание и прямое нападение как массовое, так и личное, на угнетателей и эксплуататоров”. Вопрос о применении личных террористических актов должен был решаться только местными жителями, в зависимости от конкретной ситуации.

· Формой организации анархистов должно было быть “добровольное соглашение личностей в группы и групп между собою”.

· Анархисты отвергали возможность вхождения их в какие-либо органы управление (Государственная Дума или Учредительное собрание), а так же возможность сотрудничества анархистов с другими политическими партиями или течениями.

На 2-ом съезде в Лондоне (17-18 сентября 1906 г.) Кропоткиным была представлена резолюция об экономическом и политическом моменте революции, в которой он замечал, что налицо “народная революция, которая продлится несколько лет, низвергнет старый порядок вообще и глубоко изменит все экономические отношения вместе с политическим строем”. В вопросах организации Кропоткин всячески поощрял самостоятельность анархических групп.

Существенным для хлебовольцев был вопрос о будущем обществе, созданном по модели анархо-коммунизма. Сторонники Кропоткина представляли будущее общество как союз или федерацию вольных общин, объединенных свободным договором, где личность, избавленная от опеки государства, получит неограниченные возможности для развития. Для планомерного развития экономики Кропоткин предлагал децентрализовать промышленность. В аграрном вопросе Кропоткин и его соратники считали необходимым передать всю землю, захваченную в результате восстания, народу, тем, кто сам ее обрабатывает, но не в личное владение, а общине.

В условиях революции 1905-07 гг. в российском анархо-коммунизме образовалось еще несколько течений:

- Безначальцы , возглавляемые С. М. Романовым (Бидбей) и Н. В. Дивногорским (Петр Толстой). В основу этого течения были положены проповедь террора и грабежей как способов борьбы с самодержавием и отрицание всяких нравственных устоев общества. Уничтожить самодержавие они хотели путем “кровавой народной расправы” с власть имущими.

- Осенью 1905 г. оформились чернознаменцы. Организатором и идеологом чернознаменцев в России был И. С. Гроссман (Рощин). В революции 1905-07 гг. это течение играло одну из ведущих ролей. Социальную базу чернознаменцев составляли отдельные представители интеллигенции, часть пролетариата и рабочие-ремесленники. Своей главной задачей они считали создание широкого массового анархического движения, установление связи со всеми направлениями анархизма. В ходе боевых действий конца 1905 г. чернознаменцы раскололись на безмотивных террористов во главе с В. Лапидусом (Стригой) и анархистов-коммунистов. Первые считали основной целью организацию “безмотивного антибуржуазного террора”, а анархисты-коммунисты высказывались за сочетание антибуржуазной войны с серией частичных восстаний.

Крупными идеологами и организаторами следующего течения (анархо-синдикализма ) в России являлись Яков Исаевич Кирилловский (Д. И. Новомирский), Борис Наумович Кричевский, Владимир Александрович Поссе. Основной целью своей деятельности синдикалисты считали полное, всестороннее освобождение труда от всех форм эксплуатации и создание свободных профессиональных объединений трудящихся как главной и высшей формы их организации.

Из всех видов борьбы синдикалисты признавали только непосредственно-прямую борьбу рабочих с капиталом, а так же бойкот, стачки, уничтожение имущества (саботаж) и насилие над капиталистами.

Следование этим идеалам привело синдикалистов к идее “беспартийного рабочего съезда”, а так же к агитации за создание общероссийской рабочей партии из “пролетариев независимо от существующих партийных делений и взглядов”. Некоторые из этих идей переняли у синдикалистов меньшевики.

В 1-ое десятилетие XX века в жизнь были воплощены некоторые идеи В. А. Поссе, выступавшего за создание особых кооперативов для борьбы рабочего класса за свои профессиональные, экономические интересы, минуя политические и вооруженные методы борьбы с самодержавием.

Д. И. Новомирский возглавлял в годы 1-ой русской революции организацию синдикалистов в Одессе, где издавал программные брошюры синдикалистов. Одесса считалась центром синдикализма в России.

В России к моменту первой русской революции так же зарождается такое течение как анархо-индивидуализм (индивидуалистический анархизм) .Его основными представителями можно считать А. А. Борового, О. Виконта, Н. Бронского, которые брали за основу абсолютную свободу личности “как исходную точку и конечный идеал”.

В России времен 1-ой революции так же оформились такие разновидности индивидуалистического анархизма:

- Мистический анархизм , основными представителями которого были интеллигенция: поэты и писатели – С. М. Гордецкий, В. И. Иванов, Г. И. Чулков, Л. Шестов, К. Эрберг и др.

- Ассоциационный анархизм. Был представлен в России в лице Льва Чернова (псевдоним П. Д. Турчанинова), взявшего за основу труды Штирнера, Прудона и американского анархиста В. Р. Тэккера. Турчанинов выступал за создание политической ассоциации производителей. Основным методом борьбы считал систематический террор.

- Махаевцы (махаевисты) . Махаевцы высказывали враждебное отношение к интеллигенции, власти и капиталу. Создателем и теоретиком течения был польский революционер Я. В. Махайский.[3]

Деятельность русских анархистов в период революции 1905-07.

По своему социально-экономическому и политическому характеру 1-ая русская революция была буржуазной и должна была устранить препятствия для дальнейшего развития капитализма.

В первый же день революции петербургские рабочие стали строить баррикады на улицах города. В их рядах активно действовали большевики, но было довольно мало представителей анархизма. Разработанная Кропоткиным анархистская теория “социальной революции” в 1905 г. была известна узкому кругу немногочисленных его приверженцев в России. В России было опубликовано 27 изданий, а так же около 85 брошюр и статей. В произведениях 1905-07 гг. Кропоткин продолжает развивать свою теорию революции, реагируя на текущие события. Он считал, что русскому народу следует произвести “великую революцию” и “глубокий экономический переворот”. Анархисты смешивали буржуазно-демократическую революцию с социалистической и выражали стремление перескочить через демократический этап.

На волне поднимающейся революции анархисты стали принимать более активные действия. С 1904-го по 1905-ой количество городов, в которых действовали анархистские организации, возросло с 15-и до 73-ех. Они охватили в себе всю Россию – от Санкт-Петербурга до Закавказья и Дальнего Востока. Но при этом единую анархистскую партию создать так и не удалось.

Добиваясь расширения своего влияния на массы, анархисты организовывали типографии (не меньше 16-ти), публиковали брошюры и листовки. В эмиграции и в России они издавали не менее 25-ти названий газет и журналов. Стремясь оторвать рабочий класс от марксистов, анархисты выступали с всякими нападками на большевиков. Отрицая необходимость какой-либо власти вообще, анархисты выступали против требований большевиков о создании временного революционного правительства.[4]

На страницах анархистской прессы тактика анархизма характеризовалась как постоянный бунт, непрерывное восстание против существующего общественного и государственного строя. Анархисты нередко призывали народ готовиться к вооруженному восстанию.Анархистские боевые дружины осуществляли так называемый “безмотивный” террор. 17 декабря 1905 г., анархисты в Одессе бросили 5 бомб в кафе Либмана. Террористические акты совершались анархистами в Москве, на Урале, в Средней Азии. Особенно активно вели себя екатеринославские анархисты (около 70_ти актов). В годы 1-ой русской революции тактика политического и экономического террора у анархистов нередко выливалась в грабежи. За счет них некоторые анархистские группы создавали так называемые “фонды боевой кассы”, из которых часть денег отдавалась рабочим. В 1905-07 гг. к анархизму примкнуло немало преступных элементов, пытаясь так прикрыть свою деятельность.

Расширение сети анархистских организаций в 1905-07 гг. вызвало надежду у идеологов анархизма, что им удастся внедрить в сознание масс (и в первую очередь рабочего класса) идеи анархизма, свою программу и тактику.

Анархизм между двумя революциями (1907-17 гг.).

Анархисты анализировали уроки первой революции. “Да, пора иллюзий завершилась. Первый штурм отбит – и надо готовить второй”.

К 1914-ому году, по мнению Кропоткина, “наступило хорошее время”. Но к этому времени произошел раскол и среди анархистов на социал-патриотов (во главе с Кропоткиным) и интернационалистов. Кропоткин отошел от своих взглядов и основал группу “анархо-траншейников”. Анархисты не согласные с ними образовали интернациональное течение, но они были слишком малочисленны, что бы всерьез влиять на массы. В годы меж двух революций активизировались синдикалисты, издавая листовки и словесно призывая граждан к открытой борьбе.

В целом анархистам в этот период так и не удалось активизироваться. В целом число анархистских организаций в России упало. Однако после Февральской революции 1917 г. анархисты вновь резко активизировали свою деятельность. И этот период считается расцветом анархизма в России.

Глава II.Анархизм в России в 1917 г.

Организации анархистов в России на 1917-й год.

Ситуация в лагере анархистов к 1917-ому г. изменилась мало. На арене межпартийной борьбы по-прежнему лидировали представители анархо-коммунизма, анархо-синдикализма и индивидуалистического анархизма (Ведущее положение занимали анархо-коммунисты).

Среди лидеров анархо-коммунизма выделялись А. М. Атабекян, И. Х. Ш. Блейхман, А. Ю. Ге, А. А. Карелин, К. Ковалевич, Д. И. Новомирский. Своим главным теоретиком все они считали П. А. Кропоткина. Последний, вернувшись в Россию в мае 1917 г., занялся разработкой теории анархизма.

В период 1905-1917 гг. анархо-коммунисты пережили несколько расколов. От ортодоксальных сторонников анархо-коммунизма отделились так называемые анархо-кооператоры , основавшие группу “Почин”, одноименное издательство и журнал. Они считали возможным переход от капитализма к коммунизму сразу, минуя какие-либо переходные этапы.

Центром собирания сил анархо-коммунистов, действовавших в 59 населенных пунктах страны, стала Московская федерация анархических групп. Важнейшим делом в период революции стал I съезд анархо-коммунистов.

Более энергично, чем другие направления, действовали анархо-синдикалисты . Ведущими лидерами этого движения в период революции стали В. М. Волин, А. М. Аникст, Х. З. Ярчук, Г. П. Максимов, В. С. Шатов. В отличие от анархо-коммунистов, синдикалисты постоянно вращались в рабочей среде (профсоюзах, фабзамкомах, кооперативных объединениях), лучше знали запросы и нужды трудящихся. По их мнению, на следующий день после социальной революции государственная и политическая власть должны быть уничтожены и создано новое общество под руководством федерации синдикатов, отвечающее за организацию производства и распределения.

В 1918 г. от синдикалистов отделились так называемые анархо-федералисты. Их лидерами стали Н. И. Проферансов и Н. К. Лебедев. Они считали себя приверженцами “чистого синдикализма” и, по их мнению, общественная жизнь после социального переворота должна быть устроена путем объединения личностей на основе договора или соглашения в коммуны.

Крупным объединением анархо-синдикалистов был “Союз анархо-синдикалистской пропаганды “Голос Труда””, имевший свои отделения в Петрограде и Москве. За 1918 г. синдикалисты провели два съезда (25 августа и 1 декабря).

К 1917 г. в стране активно заявили о себе анархо-индивидуалисты . Это течение было наиболее разноликим и в нем выделялось множество мелких групп и объединений.

Из них активную деятельность проводили:

· Панархизм и как его разновидность анархо-универсализм с их идеями всеобщей и немедленной анархии. Основными идеологами этого течения были братья Гордины Абба и Владимир. Основным фундаментом этого течения служили нищие и часть пролетариата.

· Анархо-биокосмизм. Течение видевшее идеал в полной свободе личности, которую должно достигнуть человечество в далеком будущем.

· Анархо-гуманизм. Идеолог – А. А. Боровой. Создал собственный “Московский Союз идейной пропаганды анархизма”. За основу своих идей Боровой брал свободного человека. Он считал, что человек всегда должен стремиться к свободе, к освобождению от гнета учреждений, гнета законов.

· Крайними формами анархо-индивидуализма были неонигилизм и махаевщина . Идеологами этих течений были соответственно А. Н. Андреева-Богданова и Я. В. Махайский.[5]

Таким образом, к 1917 г. анархическое движение в России представляло собой множество пестрых, разрозненных групп, отличавшихся своей пестротой и организационной неразберихой.

Начало активной деятельности анархистов в 1917 г.

Русские анархисты в дни Февральской революции не вели активной деятельности, повлиявшей на ход революции. Самым важным для анархистов событием тогда стал захват дачи Дурново. Тогда в феврале все это не привлекло внимания. Анархисты только начинали свою деятельность: революция освободила из тюрем П. Аршинова и Н. Махно; возвращались из сибирской ссылки И. Блейхман в Петроград и Лев Черный в Москву. Уже в начале июня в Петроград из Лондона прибывает П. Кропоткин, находившийся в эмиграции 40 лет. Тогда же из США вернулись в Россию анархо-синдикалисты В. Волин и Е. Ярчук.

Сразу же после Февральских событий (1 марта 1917 г.) анархисты выпустили ряд листовок, в которых высказывали свое мнение к произошедшим событиям. Ниже я приведу выдержки из текста листовки Объединенной организации Петроградских анархистов:

“Геройскими усилиями солдат и народа свергнута власть царя Николая Романова и его опричников. Многовековые оковы, терзавшие душу и тело народа, -- порваны.

Перед нами, товарищи, встает великая задача: создать новую прекрасную жизнь на началах свободы и равенства…

… Мы, анархисты и максималисты, говорим, что народные массы, организуясь в союзы, сумеют взять в свои руки дело производства и распределения и установить порядок, обеспечивающий действительную свободу, что работникам не нужна никакая власть, не нужны суды, тюрьмы, полиция.

Но, указывая наши цели, мы, анархисты, ввиду исключительных условий момента, … пойдем совместно с революционным правительством в его борьбе со старой властью, пока наш враг не будет сокрушен…

Да здравствует социальная революция”.*

В последствии, когда “враг был сокрушен” анархисты стали резко критиковать Временное правительство и другие органы власти.

Политическая деятельность анархистов между Февральской и Октябрьской революциями в основном сводилась к попытке “ускорить” ход событий – осуществить немедленную социальную революцию. Это они в основном и противопоставляли программам других социал-демократических партий.

Свою пропаганду анархисты развернули в Петрограде, Москве, Харькове, Одессе, Киеве, Ростове, Екатеринославле, Николаеве, Саратове, Самаре и других городах, когда до 17 г. анархисты действовали не более чем в 7 городах России. Создавались клубы, становившиеся центрами пропаганды. Анархистские деятели выступали с лекциями на промышленных предприятиях, в воинских частях и на кораблях, вербуя матросов и солдат в члены своих организаций. Анархисты устраивали митинги на улицах городов. Эти группы в большинстве своем были малочисленны, но заметны. Возрожденные анархистские группы с новыми силами организовывали издательскую деятельность, выпуская брошюры, листовки, газеты и журналы, переиздавая работы Бакунина, Кропоткина и других теоретиков анархизма. За 1917 г. было переиздано более 20 названий работ Кропоткина. В период между Февралем и Октябрем в России издавалось более 20 журналов. В каждом городе анархисты издавали свой собственный журнал. В Петрограде таким журналом была “Коммуна”, издаваемый с марта 1917 г.

В марте 1917 г. анархисты Петрограда провели 3 собрания. На первом присутствовало лишь 13 человек. Было решено вести активную пропаганду, но не предпринимать никаких действий.

Второе собрание Петроградских анархистов состоялось 2 марта. На нем были приняты следующие требования.

“Анархисты заявляют:

1. Все приверженцы старой власти должны быть немедленно удалены со своих мест.

2. Все распоряжения нового реакционного правительства, представляющие опасность для свободы – отменить.

3. Немедленная расправа с министрами старого правительства.

4. Осуществление действительные свободы слова и печати.

5. Выдача оружия и патронов всем боевым группам и организациям.

6. Материальная поддержка нашим товарищам, вышедшим из тюрьмы”.*

На третьем собрании присутствовало 73 человека. Собрание состоялось 4-гомарта.Были выслушаны доклады о деятельности анархических групп в Петрограде. Откорректированы и утверждены требования:

- “Право представительства от организации анархистов в Петрограде в Совете Рабочих и Солдатском Депутате.

- Свобода печати всех анархических изданий.

- Немедленная поддержка освобожденных из тюрьмы.

- Право носить и вообще иметь при себе всякого рода оружие”.**

Как уже отмечалось выше, идейно-политическом отношении анархизм в России распадался на множество течений. И в этих течениях отсутствовало единство, в организационном отношении группы были разобщены. Их лидеры предпринимали попытки преодолеть это и оформить единую организацию. После Февральской революции прошли областные конференции анархических групп. Южнорусская конференция (Харьков, 18-22 июля) образовала Временное осведомительное общество, но его попытки созвать всеобщий съезд остались без результата. Так же в апреле 17 г. организация Петроградских анархистов попыталась объединиться с Московской организацией для выработки общей программы. Но эта попытка так же была провалена.

По тактическим вопросам анархисты после Февраля разделились на два лагеря – анархо-бунтари (большинство анархистов) и “мирные” анархисты. Бунтари предлагали после февральской революции немедленно поднять вооруженное восстание, свергнуть Временное правительство и сразу же установить “безвластное общество”. Эта тактика анархистов носила авантюрный характер, так как восстание было бы обречено на провал. Народ тогда еще верил временному правительству. “Мирные” анархисты уговаривали трудящихся не браться за оружие, предлагали пока оставить существующий порядок. К ним примкнул и П. Кропоткин.

Интересно, что, если бунтарей не поддерживали практически никакие другие политические сила, то взгляды “мирных” анархистов разделяли и другие политические партии и течения. Например, в своих листовках некоторые изречения П. А. Кропоткина приводила даже партия кадетов:

““… Мужчины, женщины, дети России, спасите нашу страну и цивилизацию от черных сотен центральных империй! Нельзя терять ни одного часа. Противопоставьте им героически объединенный фронт.

Теперь, когда вы так доблестно справились с внутренними врагами, каждое усилие, которое вы сделаете для изгнания вторгшихся врагов, послужит к утверждению и дальнейшему развитию нашей свободы и к прочному миру” <П. Кропоткин>”*

Эта листовка была выпущена в марте 1917 г. партией кадетов, как реакция на февральские события и последние события на фронте.

Анархисты участвовали во всех крупных митингах, а часто и служили их инициаторами. 20 апреля рабочие Петрограда стихийно вышли на улицы, протестуя против империалистической политики Временного правительства. На всех площадях города проходили митинги. На Театральной площади находилась трибуна анархистов, разукрашенная черными флагами. Анархисты требовали немедленного свержения Временного правительства.

Еще в марте 17 г. анархисты стали вести активные действия по освобождению своих собратьев из тюрем. Но вместе с политическими заключенными из тюрем выходили так же и уголовные преступники. Печатные органы анархистов не оставили это без своего внимания:

“Мы видим, что смертная казнь отменена для коронованных и титулованных преступников: царя министров, генералов, а с уголовниками можно расправляться как с бешеными собаками без всякой церемонии, именуемой судом. … Настоящие преступники, холопы старой власти, получают амнистии, восстанавливаются в правах, приносят присягу новому правительству и получают назначения. …

… Самый закоренелый злодей и уголовный преступник не сделал и сотой доли того вреда, который принесли бывшие вершители судеб России …

… Мы должны придти на помощь к уголовникам и братски протянуть им руку, как жертвам социальной несправедливости …”*

В апреле же в Москве была принята декларация анархических групп, которая была опубликована не только в Москве, но и в печатных изданиях многих городов России.

1. “Анархический социализм ведет борьбу за замену власти классового господства международным союзом свободных и равных работников, с целью организации мирового производства.

2. В целях укрепления анархических организаций и развития анархо-социалистической мысли, продолжать борьбу за политические свободы.

3. Ведение анархической пропаганды и организация революционных масс.

4. Рассматривать мировую войну как империалистическую, анархический социализм стремится к прекращению ее трудами пролетариата.

5. Анархический социализм призывает массы к воздерживанию от участия в непролетарских организациях – профессиональных союзах, советах рабочих и солдатских депутатах.

6. Полагаясь только на революционную самодеятельность масс, анархический социализм выдвигает всеобщую стачку рабочих и всеобщую стачку солдат в качестве переходной ступени к прямому захвату организованным пролетариатом орудий и средств правительства.

7. Анархический социализм призывает массы к организации анархических групп по промышленным и транспортным предприятиям в целях образования анархического интернационала.

Адрес для писем и обращений: Москва, 3-й Переведенный переулок, дом16, кв. 40, Бюро Федераций”*

В мае анархисты устроили две вооруженные демонстрации. Их ораторы призывали к террору и анархии. Используя недовольство трудящихся политикой Временного правительства, анархистские предводители перешли к боевым действиям, что бы спровоцировать вооруженные выступления.

Июнь 1917 г. Захват типографии “Русской воли”. События вокруг дачи Дурново.

5 июня анархистский отряд в 50 человек во главе с И. С. Блейхманом захватил редакцию, контору и типографию буржуазной газеты “Русская воля”. За время своего нахождения в типографии анархисты издали листовку:

“К рабочим и солдатам. Граждане, старый режим запятнал себя преступлением и предательством. Если мы хотим, чтобы свобода, завоеванная народом, не была лжецами и тюремщиками, мы должны ликвидировать старый режим, иначе, он опять поднимет свою голову. … газета “Русская воля” (Протокопов) сознательно сеет смуту и междоусобицы …

… мы, рабочие и солдаты, … хотим возвратить народу его достояние и потому конфискуем типографию “Русской воли” для нужд анархизма. Предательская газета не будет существовать.

Но пусть никто не усмотрит в нашем акте угрозу для себя, свобода прежде всего. Каждый может писать, что ему заблагорассудится. Конфискуя “Русскую волю”, мы боремся не с печатным словом, а только ликвидируем наследие старого режима, о чем и доводим до общего сведения.

Исполнительный комитет по ликвидации газеты “Русская воля””**

Временное правительство ответило посланием в типографию отряда войск. После долгих переговоров анархисты разумно сдались, были арестованы и доставлены под конвоем на съезд Советов. После долгого разбирательства по этому делу большинство из них было отпущено.

7 июня в ответ на захват типографии министр юстиции Временного правительства Н. П. Переверзев отдал приказ очистить дачу Дурново, где кроме анархистов размещались рабочий клуб “Просвет” и правление профсоюзов Выборгской стороны. Поднялась волна возмущения и протеста. В этот же день начали забастовки четыре предприятия Выборгской стороны, а к 8-ому июня их количество возросло до 28-ми заводов. Временное правительство отступило.

9 июня на даче Дурново анархисты созвали конференцию, на которой присутствовали представители 95 заводов и воинских частей Петрограда. По инициативе организаторов был создан “Временный революционный комитет”, куда вошли представители некоторых заводов и воинских частей. Анархисты решили 10 июня захватить несколько типографий и помещений. Их поддержали отдельные группы рабочих. Но отмена большевиками демонстрации, назначенной на этот день, сорвали их планы.

Но в манифестации, состоявшейся 18 июня, анархисты все же приняли участие. Готовясь к этому митингу, анархисты проводили пропаганду в Кронштадте, других военных частях. Сначала было решено не принимать участия в демонстрации (анархисты на даче Дурново заявили, что “протестуют против демонстрации с буржуазными социалистами”), но потом решение было изменено, и к часу дня анархисты подошли на Марсово поле, неся несколько черных знамен с анархистскими лозунгами. Во время демонстрации анархисты устроили набег на тюрьму “Кресты”, где в заключение находились их единомышленники. На “Кресты” совершила набег группа людей из 50-75 человек. Налетчики освободили 7 человек: анархисты Хаустов (бывший редактор газеты “Окопная правда”), Мюллер, Гусев, Стрельченко и несколько уголовников. Налетом анархистов воспользовались реакционеры, организовав побег 400 человек. В налете на “Кресты” наряду с анархистами так же была обвинена партия большевиков.[6]

Обстановка вокруг дачи Дурново опять резко обострилась. 19 июня казачья сотня и батальон пехоты с бронемашиной во главе с министром юстиции П. Переверзевым, прокурором Р. Каринским и генералом П. Половцевым направились на дачу, требуя выдачу освобожденных из тюрьмы. Анархисты на даче попытались оказать сопротивление. Бросили гранату, но она не взорвалась. В результате столкновения с войсками был убит (возможно, покончил с собой) анархист Асин, было арестовано 59 человек. К величайшему сожалению властей, большевиков они там не обнаружили, ведь их основной целью было не столько разгромить анархистов, сколь выйти на пролетарские рабочие силы. Весть о погроме на даче Дурново подняло на ноги всю Выборгскую сторону. В тот же день забастовали рабочие четырех заводов. Собрания носили достаточно бурный характер, но вскоре рабочие успокоились.

В знак протеста против погрома, анархисты попытались вывести на улицы 1-ый пулеметный полк. Но солдаты ответили анархистам отказом: “Мы не разделяем ни взглядов, ни действий анархистов и не склонны их поддерживать, но вместе с тем мы не одобряем и расправы властей над анархистами и готовы выступить на защиту свободы от внутреннего врага”*

Июль – август 1917 г. Попытки поднять восстание.

В июле 1917 г. политическая обстановка в Петрограде сильно обострилась. В Петроград пришли сообщения о провале наступления русской армии на фронте. Это вызвало правительственный кризис. Все кадетские министры Временного правительства подали в отставку.

Анархисты, оценив сложившуюся ситуацию, решили действовать. 2 июля на даче Дурново предводители Петроградской федерации анархистов-коммунистов устроили тайное совещание, на котором решили мобилизовать свои силы и призвать народ к вооруженному восстанию под лозунгами: “Долой Временное правительство!”, “Безвластие и самоустройство!”. Анархисты начали разворачивать пропаганду среди населения.

Главной своей опорой они считали 1-ый пулеметный полк, взволнованный слухами о его расформировании. Агитаторами в полк были посланы И. Блейхман, П. Колобушкин, П. Павлов и А. Федоров. Казармы полка находились недалеко отдачи Дурново, и анархисты там имели большое влияние. 2 июля в Народном доме был проведен митинг под руководством большевика Г. И. Петровского. Анархисты стремились склонить солдат на свою сторону. Днем 3-го июля по инициативе солдата Головина, который был сторонником анархистов, вопреки воле полкового комитета был открыт полковой митинг. От анархистов на митинге выступал Блейхман. Он призывал “выступить сегодня же, 3-го июля, на улицу с оружием в руках на демонстрацию для свержения десяти министров-капиталистов”** . Выступали и другие анархисты, выдававшие себя за представителей рабочих Путиловского завода, кронштадтских матросов и солдат с фронта. Никакого конкретного плана у них не было. “Цель покажет улица”, -- говорили они. Анархисты говорили, что другие заводы уже готовы к выступлению. Большевики пытались остановить толпу, но возмущенные солдаты их не слушали. На митинге было принято решение: немедленно выйти на улицу с оружием в руках.

Пулеметчики решили втянуть в вооруженное восстание матросов Кронштадта и послали к ним делегацию, в состав которой вошел анархист Павлов. В крепости делегация попала на заседание исполкома Совета и попросила поддержки матросов в вооруженном выступлении, но получила отказ. Тогда делегаты решили обратиться непосредственно к матросам, где в это время анархист Е. Ярчук перед небольшой аудиторией (около 50 человек) проводил лекцию о войне и мире. Явившись туда, анархисты выступали с призывами немедленного восстания. “Там уже льется кровь, а кронштадтцы сидят и занимаются чтением лекций”, -- говорили они. Эти выступления вызвали волнения среди матросов. Вскоре на Якорной площади собралось 8-10 тысяч человек. Анархисты сообщили, что целью их восстания является свержение Временного правительства. Взбудораженная толпа с нетерпением ждала выступления. Большевики пытались остановить отплытие матросов в Петроград, но им удалось лишь отсрочить его.

К вооруженному восстанию призывали рабочих и солдат делегации пулеметчиков, посланные во многие заводы и фабрики, а так же в воинские части Петрограда. Пулеметный полк начинал возводить баррикады. За пулеметчиками выступили Гренадерский, Московский и другие полки. К 9 часам вечера 3 июля уже семь полков выступило из казарм. Все они двинулись к особняку Кшесинской, где размещалась ЦК и ПК большевистской партии. Туда же потянулись и делегации от заводов. Вышли путиловцы и рабочие Выборгской стороны. Впоследствии этот бунт оценивался как “дело” анархизма, и анархисты лишь ставили себе это в заслугу.

Вся демонстрация направилась к Таврическому дворцу. Среди лозунгов бастующих были как большевистские лозунги (“Вся власть “Советам рабочих и солдатских депутатов””) на красных знаменах, так и анархистские (“Долой Временное правительство”, “Да здравствует анархия!”). Невский проспект наполнили рабочие и революционные солдаты. Раздалась стрельба, длившаяся не более 10 минут.

4 июля революционеры вновь вышли на улицы. В 12 часов дня к ним присоединились кронштадтские матросы. На улицы вышли не менее 500 тысяч человек. Все они устремились к Таврическому дворцу. Правительственные войска на Невском проспекте открыли стрельбу. Стреляли так же на Литейном проспекте, у Таврического дворца и в других местах. Стали появляться убитые и раненые. Демонстрация пошла на убыль.

Восстание 3-4 июля 17 г. закончилось провалом. До октября 17 г. анархисты затихли, продолжая при этом вести пропаганду среди населения. Но к октябрю преимущество оказалось на стороне большевиков.

Роль анархистов в октябрьских событиях.

В октябрьском вооруженном восстании анархисты принимали активное участие, действуя в основном в качестве союзников большевиков и левых эсеров. При этом большевики сохраняли некоторую двойственность по отношению к анархистам. Они говорили, что “идти будем врозь, а бить вместе”. То есть большевики поддерживали анархистов в их борьбе против власти и капитала, сохраняя при этом полную идейную и организационную независимость. В Октябрьской революции участвовали некоторые наиболее энергичные анархисты в группах большевиков, а так же несколько мелких разрозненных групп. И. П. Жук возглавил отряд шлиссельбургских красногвардейцев (около 200 человек). А. Г. Железняков стоял во главе отряда матросов. А. В. Мокроусов участвовал в штурме Зимнего дворца. И. Блейхман, Г. Боргацкий, В. Шатов и Е. Ярчук входили в штаб восстания.[7]

После октябрьских событий некоторые анархисты частично поменяли свои прежние взгляды, и перешли на сторону большевиков. Некоторые анархисты входили в основные большевистские революционные организации: Петроградский Совет, ВЦИК Советов (В частности анархист А. Ю. Ге, вернувшись в Россию в декабре 1917 г., был избран членом ВЦИК 3-го и 4-го созыва). Но в большинстве своем русские анархисты были против диктатуры пролетариата.

Анархизм в России.

От Октябрьской революции к разгону учредительного собрания.

Не заметив коренных перемен в российской жизни, анархисты по-прежнему выступали за продолжение революции. Анархистов не удовлетворили результаты Октябрьской революции, свергшей власть буржуазии и утвердивший диктатуру пролетариата. Длительная будничная работа по строительству социалистического общества их не устраивала. В представлении анархистов, переход от капитализма к коммунизму, а затем и к безвластию не есть длительный процесс, он требует всего лишь нескольких дней и должен произойти посредством взрыва, одного “большого скачка”. Исходя из этого своего проекта, анархисты провозгласили курс на переход к коммунизму. “Борьба за коммунистический строй должна начаться немедленно”, -- писал А. Ге.

Исходя из всего этого анархисты выдвигают лозунг “третьей революции”. То есть, выходило следующее: Февральская революция свергла самодержавие, власть помещиков, Октябрьская – Временное правительство, власть буржуазии, а новая, “третья” должна свергнуть Советскую власть, власть рабочего класса и устранить государство вообще, т. е. Ликвидировать государство пролетарской диктатуры.

Но мелкие разрозненные анархистские группы, ведшие агитацию под лозунгом “третьей революции”, не представляли реальной опасности для большевиков. Иначе обстояло дело со стихийным анархизмом, охватившим часть солдат и матросов разлагающейся старой армии. Иногда они превращались в бандитские группы, действующие под флагом анархизма. Одним из очагов анархо-бандитизма в столице была казарма 2-го балтийского флотского экипажа. Председателем у них был участник штурма зимнего А. Г. Железняков, авторитет которого среди матросов уже пошатнулся. Их вожаком становился старший брат Железнякова. Но долго эта группа не просуществовала. Железняков-старший, почуяв опасность, с небольшой группой своих сторонников бежал на Юг. Некоторое время он разбойничал на Украине, но затем был убит другой бандитской группой.

Закончить же я бы хотел 5-ым января 1918-го г., днем созыва и разгона Учредительного собрания. В него было избрано 715 депутатов. Среди них было около 370 эсеров, 175 большевиков, 40 левых эсеров, 16 меньшевиков, 17 кадетов, 86 представителей национальных партий и организаций. Утром около Таврического дворца собрались депутаты, избранные в Учредительное собрание. “Пришли. Возле Таврического дворца много солдат, охраны, но почти нет народа. Даже любопытных мало. Замечаешь этот факт, но не хочешь на нем останавливаться. Скорее, скорее туда, в зал, на свои места. Уже два часа – время открытия”.* К шести часам заседание было открыто. Председателем был избран эсер В. М. Чернов. Заседание длилось 13 часов. Были обсуждены законы о земле.

“В этот момент Чернов готовился приступить к голосованию основных положений о земле. Вдруг к трибуне подскакивают три или четыре матроса с винтовками наперевес. Тот, что был впереди, негромко что-то говорит Чернову. Последний переспрашивает. Матрос Железняк настойчиво продолжает:

-- Пора кончать. Устали все. Будет митинговать. Сейчас потушим свет”.* (Или в другом источнике фраза была такая: “Караул устал. Предлагаю закрыть заседание и разойтись по домам”** .)

Эта фраза “караул устал” (которая все же присутствует в большинстве источников), позже стала достаточно известной.

Но, несмотря на это эсерам удалось задержаться в зале еще минут на 10-15 и принять еще несколько постановлений, после чего заседание было распущено на “перерыв до двенадцати часов завтрашнего дня”.[8]

“Матрос Железняк” был не кто иной, как А. Г. Железняков – анархист, после Октябрьской революции примкнувший к партии большевиков. Вообще некоторые анархисты, переменившие свое политическое мировоззрение после октябрьских событий, и перешедшие на сторону большевиков играли немаловажную роль в некоторых эпизодах русской истории. Железняков, например, геройски погиб за советскую власть и был позже возведен в статус национального героя.

В целом же действия анархистов в 1917-ом г. можно оценивать по-разному. Анархисты сразу же после Февральской революции стали предпринимать различные попытки поднять революцию и свергнуть только что оформившуюся власть Временного правительства. Сначала их не поддерживал народ еще не утративший доверия к новой власти, а затем им не хватило сплоченности, уверенности в своих действиях. Так же большевики, реально оценившие силы анархистов, всячески старались привлечь их на свою сторону, что бы получить помощь при свержении власти. Затем же их пути разошлись, большевистская партия стала строить государство диктатуры пролетариата, а анархисты стали их врагами. Вплоть до ликвидации в России анархистской партии (в 1922 г.) большевики яростно сражались с очагами анархизма в стране.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Итак, до 1917 г. деятельность анархистов, как мы увидели выше, сводилась к борьбе с самодержавием. Не всегда им удавалось достичь своих целей, однако и нельзя отрицать, что анархическая мысль всегда была близка российской общественности, и анархисты сильно повлияли на ход истории нашего государства. В 17 же году, в обстановке хаоса и многовластия (а фактически безвластия) анархисты чувствовали себя как рыбы в воде. В своем стремлении окончательно уничтожить власть в России они часто выступали как союзники большевиков, которые в свою очередь никогда не имели предрасположенности к анархистам, а лишь использовали их как ударную силу. А после того как большевики пришли к власти, они, естественно, забыли о своих бывших союзниках и начали преследовать их, за исключением тех анархистов, которые примкнули к новой большевистской власти.

Но на этом история анархизма в России не заканчивается. Но после Октябрьского переворота деятельность анархистов в России сводится к борьбе с только что сформировавшейся большевистской власти. Еще один пик деятельности анархизма наступит в годы гражданской войны, когда некоторые из них примкнут к белогвардейской армии, а другие будут действовать независимо, устраивая единичные террористические акты. Однако в 1922 г. анархистская партия в СССР будет запрещена, и, и так немногочисленные группы анархистов будут уничтожены.

В следующем году я надеюсь продолжить свою работу и проследить путь анархистов в России до 1922 г., а так же, возможно, провести ряд исследований. Например:

- Сравнительная характеристика. Реакция различных политических течений на действия анархистов (кадеты, большевики, эсеры, монархисты…).

- Сравнительная характеристика. Оценка действий анархистов в современной литературе, в советскую эпоху и по периодической печати первой четверти XX века.

ПРИМЕЧАНИЕ.

[1] Канев С. Н. “Революция и анархизм”. М., 1987 г. С. 103-143.

2 См. там же. С. 192-199.

3 История политических партий России. М., 1994 г. С. 197-205.

4 Канев С. Н. “Революция и анархизм”. М., 1987 г. С. 226-249.

5 История политических партий России. М., 1994 г. С. 371-381.

6 Канев С. Н. “Октябрьская революция и крах анархизма”. М., 1974 г. С. 68-78.

7 См. там же. С. 84-85.

8 Знаменский О. Н. “Всероссийское Учредительное собрание”. Л., 1976 г. С. 338-345.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Канев С. Н. “Революция и анархизм”. М., 1987 г.

2. Канев С. Н. “Октябрьская революция и крах анархизма”. М., 1974 г.

3. История политических партий России. М., 1994 г.

4. Знаменский О. Н. “Всероссийское Учредительное собрание”. Л., 1976 г.

5. Н. Святицкий. “5-6 января 1918 г.” // “Утро страны советов”, Л.,1988 г.

6. Ф. Ф. Раскольников. “Рассказ о потерянном дне”. //“Утро страны советов”, Л., 1988 г.

7. “Революционное движение в России в мае-июне 1917 г.” М., 1959

8. Первый всероссийский съезд советов Р. и С. Д., Л., 1930 г. Том I

9. Журнал “Коммуна”. 1917 г. №№ 1-6.

10. Кулегин А. М. ““Мы переживаем самый страшный момент, от которого зависит наша судьба, счастье и свобода народа…” (Листовки из 1917-го)” // “Новый журнал” 4/96.

11. Кривенький В. В. “Анархисты. Документы и материалы”. Том II 1917-1935., С.-Пб., 1998 г.


* Журнал “Коммуна”. № 3, Май, 1917 г.

* М. А. Бакунин “Революция и анархизм”.

* Кулегин А. М. ““Мы переживаем самый страшный момент, от которого зависит наша судьба, счастье и свобода народа…” (Листовки из 1917-го)” // “Новый журнал” 4/96, С. 176.

* “Отчеты о собраниях ” // Журнал “Коммуна”. 1917 г. № 1, март.

** Там же

* Кулегин А. М. ““Мы переживаем самый страшный момент, от которого зависит наша судьба, счастье и свобода народа…” (Листовки из 1917-го)” // “Новый журнал” 4/96, С. 177.

* “Амнистия уголовным” // Журнал “Коммуна”. 1917 г. № 2, Апрель. ”

* См. там же, “Декларация Московской федерации анархических групп”

** Первый всероссийский съезд советов Р. и С. Д., М.-Л. 1930 г. Том I. С. 157-158.

* “Революционное движение в России в мае-июне 1917 г.” М., 1959 г. С. 576-577.

** Канев С. Н. “Революция и анархизм”. М., 1987 г. С. 282.

* Н. Святицкий. “5-6 января 1918 г.”. // “Утро страны советов”, Л., 1988 г. С. 387.

* Там же. С. 392.

** Ф. Ф. Раскольников. “Рассказ о потерянном дне”. //“Утро страны советов”, Л., 1988 г.С. 321.