Зарождение Османского государства

Реферат ТУРЦИЯ (ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ) В XVII АНТИФЕОДАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ. ОСЛАБЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ. РЕФОРМЫ КЕПРЮЛЮ Калининград 2010 План: 1. АНТИФЕОДАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.

Реферат

ТУРЦИЯ (ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ) В XVI XVII в. АНТИФЕОДАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ. ОСЛАБЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ. РЕФОРМЫ КЕПРЮЛЮ

Калининград 2010


План:

1. АНТИФЕОДАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.

2. ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В БАЛКАНСКИХ СТРАНАХ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.

3. ОСЛАБЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ И УСИЛЕНИЕ СЕПАРАТИЗМА В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

4. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОСМАНСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в. РЕФОРМЫ КЕПРЮЛЮ

5. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ В XVI—XVII вв.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. АНТИФЕОДАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.

Первые вспышки антифеодальной борьбы в XVI в. еще имели немало общих черт с народным выступлением под руководством шейха Бедреддина Симави в 1416 г. В них ощущалось сильное влияние «еретических» религиозных идей, распространявшихся приверженцами крайних шиитских сект. Предводители повстанцев часто обращались к лозунгам социального и имущественного равенства, широко пропагандировали тезис о грядущем явлении «спасителя» — Махди. Нередко они выдавали себя за Махди, чтобы быстрее завоевать доверие угнетенного народа. Широкий отклик получила шиитская пропаганда среди туркменских кочевников. Поэтому многие народные выступления первой половины XVI в. известны как восстания кызылбашей, т. е. сторонников Сефевидов.

Одно из крупных восстаний кызылбашей происходило в 1510— 1511 гг. Во главе его стоял шиитский проповедник (баба) называвший себя Шах-кулу и известный среди местных феодалов как Шайтан-кулу. В начале восстания у Шах-кулу было около 10 тыс. сторонников. Основными лозунгами восставших были освобождение от обременительных налогов и прекращение произвола местных властей. К восстанию примкнули многие сипахи, лишившиеся своих тимаров и недовольные политикой султана. Известно также, что Шах-кулу направил несколько своих учеников (мюридов) в различные районы Румелии для пропаганды идей восстания. Отряды Шах-кулу взяли город Анталья и осадили провинциальный центр Кютахью. Отдельные группы восставших доходили до Бурсы и побережья Мраморного моря. С большим трудом султанским войскам удалось оттеснить Шах-кулу к Сивасу, где и произошло решающее сражение. Силы восставших уступали в боеспособности правительственным войскам. Шах-кулу пал на поле боя. Повстанцы были разбиты, остатки разгромленных отрядов отступили на территорию Ирана.

Новое восстание вспыхнуло в сельских районах между Йозгатом и Сивасом в 1520 г. Во главе движения встал шейх Шах Вели, сын известного в тех местах шейха Джеляли. Объявив себя Махди, он собрал около 20 тыс. сторонников из различных районов Анатолии от Киликии до Черноморского побережья и во главе их осадил Токат, угрожая нападениям на Сивас. После напряженной борьбы отряды шейха были разбиты султанскими войсками. Шах Вели и другие руководители восстания попали в плен и были казнены. Хотя это восстание, как и другие, потерпело неудачу, оно настолько напугало османские власти, что в официальных отчетах народных повстанцев стали называть «джеляли».

В 1526 — 1529 гг. произошли восстания, в которых наряду с крестьянами участвовали туркменские и курдские кочевые племена, а также мелкие военные ленники. Наиболее мощное выступление произошло в районе Малатьи. Во главе недовольных встал новый «спаситель» — Календер. Восставшие, общая численность которых доходила до 30 тыс., требовали отмены тяжелых налогов, наделения неимущих сельских жителей пахотной землей и пастбищами. Среди тех, кто примкнул к Календеру, было много мелких сипахи, права которых были ущемлены в результате проведенной перерегистрации тимаров. Быстрые успехи восставших наводили страх на крупных землевладельцев и султанское правительство. Лишь после того как удалось отколоть от восставшего народа знать кочевых племен и мелких феодалов, которым правительство обещало вернуть тимары, в лагере восставших возникли разногласия. Этим воспользовались султанские войска и нанесли Календеру решительное поражение.

Во второй половине XVI в. число антиправительственных выступлений значительно возросло, одновременно стал более сложным состав их участников. Вся Анатолия оказалась охвачена серией крупных восстаний, получивших в официальных документах название «джелялийской смуты».

Положение народных масс в анатолийских провинциях значительно осложнялось военными действиями на турецко-иранской границе, которые почти не прекращались. В годы войны на плечи райятов ложились дополнительные повинности, связанные с обеспечением действующей армии провиантом и снаряжением. Для покрытия расходов правительство стало регулярно собирать чрезвычайные военные налоги. Войска, непрерывным потоком шедшие на восточные границы, забира-ли последнее, что оставалось у крестьян. Не случайно разорившиеся и безземельные крестьяне составляли наиболее активную часть повстанцев.

Ко второй половине XVI в. стало ясно, что османские города оказались не в состоянии принять все «избыточное» сельское население. В силу ограниченности сырьевой базы, незначительности спроса, господства ручного труда ремесленное производство не могло поспеть за темпами роста городских жителей. Поэтому крестьянская молодежь заполнила религиозные училища — медресе, начала вливаться в ряды янычар, искать места среди челяди провинциальных феодалов. Специфической чертой жизни городов того времени стало умножение численности городского плебса, состоявшего из значительной массы покидавших деревни крестьян и обширного слоя лиц без определенных занятий в городах («лишние люди»).

Проблема «лишних людей», получивших в османских документах название левендов, решалась Портой путем их привлечения к участию в завоевательных войнах в качестве стрельцов — тюфенкчи. Со временем отряды левендов превратились в грозную мятежную силу, угро- жавшую порядку в Османской империи. Отказываясь сдавать оружие по возвращении из походов, левенды большими и малыми группами расходились по анатолийским и балканским провинциям в надежде найти место в военной свите того или иного крупного феодала или губернатора. Те, кто не смогли обрести себе такое пристанище, легко превращались в разбойников. В конце XVI в. число последних выросло настолько, что слово «левенд» обрело значение мятежного человека, разбойника.

Действия отрядов левендов переплетались с волнениями крестьян, протестовавших против феодального гнета и вымогательств местных феодалов и султанских чиновников. Борьба сельского населения дополнялась выступлениями софт — учащихся медресе и других представителей городского плебса, очень чутко реагировавших на рост цен на продукты питания и предметы первой необходимости, выпуск испорченных денег, введение новых поборов.

Руководителями восстаний были, как правило, мелкие феодалы — сипахи, недовольные действиями центрального правительства и пытавшиеся использовать народное возмущение, чтобы силой вернуть отобранные у них земли. Принимали участие в антиправительственных выступлениях также и отдельные провинциальные наместники — бейлербеи и санджакбеи, но их своекорыстные замыслы не имели ничего общего с целями народного движения.

Особенно острая ситуация сложилась к 1596 г., когда недовольство действиями султанских властей охватило значительную часть Малой Азии, Северный Ирак и Сирию. Толчком к перерастанию недовольства в открытое восстание послужила очередная проверка сипахийского ополчения, когда 30 тыс. тимариотов были лишены своих кормлений по обвинению в дезертирстве. Среди пострадавших были два брата — Абдулхалим по прозвищу Кара Языджи и Дели Хасан, ставшие руководителями восстания. Отряды повстанцев установили свой контроль в Восточной Анатолии. Кара Языджи стал рассылать свои указы, назначать на административные и духовные посты своих ставленников, собирать налоги и контрибуции на содержание своего войска. Многие феодалы перешли на его сторону, надеясь сохранить свои посты и имущество.

После смерти Кара Языджи в 1602 г. руководство восстанием перешло к Дели Хасану, которому удалось объединиться с другими повстанческим вождями. 30-тысячное войско вооруженных крестьян и воинов Дели Хасана овладело Токатом и осадило Кайсери. Суровая зима 1602/1603 г. затруднила положение восставших, но все же они представляли грозную силу для султанских войск. Однако переход мелких и средних феодалов на сторону противника внес дезорганизацию в ряды восставших. Сам Дели Хасан, прельщенный обещанием правительства дать ему должность паши Боснии, прекратил борьбу и сложил оружие. Воспользовавшись разбродом в лагере восставших, султанские войска сумели разгромить джеляли. В 1605 г. Дели Хасан был казнен.

Несмотря на жестокие репрессии, народное движение в Анатолии не было подавлено. Почти во всех районах Малой Азии действовали отряды повстанцев, насчитывавшие от нескольких десятков до нескольких тысяч человек. Наиболее опасным для султанского правительства было восстание во главе с Календер-оглу. Он начал действовать еще в 1592 г. во главе группы в 80 человек, а в 1607 г., когда его отрядам удалось захватить Бурсу, в них действовало 30 тыс. человек. Сторонники Календер-оглу контролировали большую территорию от Анкары до побережья Эгейского и Мраморного морей. Лишь в 1608 г. опытному военачальнику Мурад-паше удалось нанести поражение восставшим. Календер-оглу вместе с остатками своих войск вынужден был уйти в Иран.

После разгрома восстания Календер-оглу Мурад-паше понадобилось еще около двух лет, чтобы ликвидировать повстанческое движение в Анатолии. Для устрашения крестьян было приказано выкладывать пирамиды из отрезанных голов и тел повстанцев. Жестокие каратели не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. По разным сведениям, за три года было казнено от 65 до 100 тыс. человек. Однако и эти кровавые меры не принесли полного успокоения.

Напуганная огромным размахом выступлений джеляли, правящая верхушка Турции вынуждена была пойти на некоторые уступки. В октябре 1610 г. султан издал специальный фермам, получивший название «Указ справедливости». В нем султанское правительство обращало внимание местных властей на чрезвычайно тяжелое положение райи и требовало смягчения феодального гнета и ограничения произвола ростовщиков.

2. ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В БАЛКАНСКИХ СТРАНАХ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В XVI — НАЧАЛЕ XVII в .

Население балканских стран, завоеванных турками и вошедших в состав Османской империи, не склонилось перед захватчиками и не примирилось с чужеземным господством. На протяжении ряда столетий болгары, сербы, греки и другие народы Балканского полуострова вели тяжелую неравную борьбу за свое освобождение. Это движение одновременно имело и ярко выраженный антифеодальный характер.

В зависимости от конкретных условий сопротивление народных масс принимало разные формы, приобретало различный размах и остроту. Наряду с такими формами протеста, как массовое бегство крестьян, жители Балкан широко прибегали и к открытому неповиновению, отказываясь платить налоги, уничтожая налоговые реестры, убивая султанских чиновников. Однако наиболее распространенной формой борьбы в XVI в. было гайдуцкое движение.

По формальным критериям гайдучество было близко выступлениям разбойников - левендов в Анатолии. Однако его реальное содержание было иным, оно представляло собой ответ не только на феодальную эксплуатацию, но и на жестокий национально-религиозный гнет. Население видело в гайдуках народных мстителей и своих защитников, поэтому активно поддерживало их, снабжая продовольствием и укрывая в минуту опасности.

Крупные поражения турецких войск во второй половине XVI в. свидетельствовавшие об ослаблении военной мощи Османской державы, усилили надежды балканских народов на освобождение. В 90-х годах в различных районах Балканского полуострова вспыхнул ряд организованных восстаний, участники которых ставили своей задачей свержение османского господства. В 1594 г. вслед за восстанием сербов в Банате последовало выступление валашского господаря Михая Храброго, нанесшего ряд поражений туркам. Под влиянием побед Михая Храброго невиданных размеров достигло гайдуцкое движение. Особенно прославились своими действиями отряды Дели Марко и Баба Новака. Нередко эти отряды проникали в глубь Балканского полуострова, нападали на крупные города. В 1598 г., после вступления отрядов Михая Храброго в Болгарию, вспыхнули восстания в Тырново и ряде других болгарских городов. Однако вскоре под сильным натиском султанских войск Михай Храбрый был вынужден отступить в Валахию. Тырновское восстание не получило дальнейшего развития и было жестоко подавлено турками.

В это же время освободительное движение усилилось в южной Сербии, Далмации, Черногории, Герцеговине, Морее, Албании. Эти разрозненные локальные выступления, не получившие обещанной поддержки европейских держав, также были подавлены. В 1601 г. преданный своими боярами Михай Храбрый был разбит и вскоре убит. В дальнейшем из-за неблагоприятных внешнеполитических обстоятельств освободительное движение на Балканах стало ослабевать.

Несмотря на неудачу попыток сбросить османское владычество, борьба балканских народов имела важные исторические последствия. Нанося непрерывные удары по военно-феодальной системе, она расшатывала и подрывала могущество империи.

3. ОСЛАБЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ И УСИЛЕНИЕ СЕПАРАТИЗМА В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

С конца 1610 г. народные выступления в Анатолии постепенно теряют свою силу. Длительные войны, восстания и жестокие репрессии, обрушившиеся на участников джелялийского движения, тяжело сказывались на хозяйственной жизни страны. Во многих районах Балкан и Малой Азии численность населения понизилась в первой половине XVII в. до уровня, существовавшего в начале XVI в. Часть оседлых жителей вновь вернулась к кочевничеству. Замедлились и темпы развития городов и городского ремесла. Даже такие крупные центры, как Бурса, Анкара, Кайсеры, Сивас, с трудом оправлялись от ущерба, причиненного в годы «смуты». В конце 40-х годов XVII в. сумма налоговых поступлений в казну оставалась на уровне 90-х годов XVI в., составляя всего 360 млн. акче.

Противоречивыми оказались и последствия перемен в аграрных отношениях. Разложение тимарной системы и начавшееся складывание частнофеодального землевладения привели к некоторому увеличению» товарности сельского хозяйства, но этот процесс имел и другое последствие — обеднение крестьян и потерю ими наследственных прав на обрабатывание земли. В своем наставлении (рисале) османский автор первой половины XVII столетия Кочибей писал: «Словом, такого стеснения и угнетения, в котором находятся бедные селяне, никогда ни в одной стране света, ни в одном государстве не было... Веющие холодом вздохи угнетенных сокрушают дома; слезы глаз страдальцев потопляют государство в воде погибели». Во втором рисале, написанном через несколько лет, он вновь возвращается к той же теме: «Слуги твои, райя, крайне обеднели и разбежались из деревень».

Поскольку тимарная система не могла уже выступать в качестве источника военной силы и фактора стабилизации внутреннего положения, Порта была вынуждена увеличивать численность постоянных войск, и особенно янычарского корпуса. В 1595 г. в реестрах янычар было записано 25 тыс., а спустя 3 года — 35 тыс. человек. В первой половине XVII в. в корпусе значилось до 50 тыс. солдат. Прежняя система комплектования постоянных войск на основе девширме оказалась не в состоянии обеспечить такое умножение рядов янычар и в 30-х годах XVII в. Порта фактически совсем отказалась от нее. К этому времени пополнение корпуса осуществлялось за счет детей янычар, мелких торговцев и ремесленников, выходцев из деревни.

Быстрый рост войска, состоявшего на казенном содержании, оказался не под силу государственным финансам. Увеличение расходов на армию привело к истощению казны. Из-за недостатка серебра жалованье солдатам стали выдавать нерегулярно, в испорченной монете, часто выплата денег задерживалась на длительный срок. Янычары ответили на ущемление своих прав открытыми мятежами, которые показали, что существовавшее ранее соотношение сил в османской политической системе оказалось нарушенным. Чем менее боеспособными становились отряды сипахи, тем сильнее оказывалась зависимость султана и его министров от прихоти янычар. «Управы в государстве не стало: его держат в руках состоящие на жалованье янычары», — жаловался Кочибей.

Потребность в деньгах, не удовлетворяемая низким жалованием, заставляла янычар обращаться к побочным заработкам — ремеслу и торговле. С тех пор как новые занятия стали приносить им основной доход, желание воинов воевать упало и они под любыми предлогами старались избежать участия в походах. Вместе с тем янычары решительно противодействовали любым попыткам властей как-либо ограничить их привилегированное положение. Используя это обстоятельство, враждующие феодальные группировки постоянно подстрекали янычар к мятежам и свержению неугодных министров, везиров и самих султанов. Лишь в течение 1617—1623 гг. в результате янычарских бунтов на престоле сменилось четыре султана. Подобные события дали современникам повод писать об янычарах, что «они также опасны в мирное время, как слабы во время войны».

Много места в работах турецких и европейских авторов того времени занимают сообщения, свидетельствовавшие о разложении государственного аппарата. Преемники Сулеймана I принимали мало участия в управлении государством. Подлинными правителями империи были великие везири, однако и они во многом зависели от интриг придворных и особенно от гарема, который стал центром борьбы за власть. Повсюду процветала коррупция, проявлявшаяся как во взяточничестве и вымогательстве, так и в продаже всех должностей.

С конца XVI в. усилились сепаратистские выступления в провинциях империи. Пользуясь ослаблением центральной власти, крупные феодалы выходили из повиновения и превращались в самостоятельных правителей. Султанская власть, заинтересованная главным образом в исправном поступлении в казну установленных с каждого эялета налоговых сборов, обычно не вмешивалась в их управление. Отсюда полный произвол местных губернаторов-пашей, власть которых была почти бесконтрольной и неограниченной.

В этих условиях султанский двор стал чаще и шире использовать ислам как важнейшее средство сохранения единства и целостности империи. Соответственно возросла роль улемов и их главного авторитета — шейх-уль-ислама, все большее внимание стало придаваться соблюдению норм шариата, и, как следствие, сократились масштабы применения государственного законодательства. Подобные меры не могли преодолеть внутренней разобщенности империи, они лишь способствовали усилению контроля духовенства над всеми сферами общественно-политической и культурной жизни.

4. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОСМАНСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в. РЕФОРМЫ КЕПРЮЛЮ

Войны, которые вели правители империи на протяжении почти всей первой половины XVII в., отчетливо показали ослабление ее военной мощи. Несмотря на огромные средства, шедшие на содержание армии, в военно-техническом отношении она все больше отставала от армий европейских государств, которые по темпам и уровню развития все больше опережали Османскую державу. Страны, покупавшие ранее свое спокойствие ценой дани и периодических подарков, постепенно избавляются от этой унизительной зависимости.

В 1606 г. в Ситватороке был подписан мирный договор, завершивший 14-летнюю австро-турецкую войну. По этому договору султан вынужден был не только освободить Австрию от ежегодной дани в 30 тыс. дукатов, выплачиваемой с 1547 г., но и впервые признать в мирном договоре христианское государство равным партнером. Спустя несколько лет Габсбурги добились для своих подданных существенных привилегий в торговле.

Пытаясь использовать противоречия между европейскими державами, Порта предоставила важные экономические и политические привилегии Англии и Голландии. В первой половине XVII в. для этих стран по нескольку раз возобновляли капитуляции, расширявшие права европейских купцов на левантийскую торговлю. Османские правители рассчитывали, что взамен торговых льгот они получат от этих государств поддержку при осуществлении собственных завоевательных планов.

Особенно длительными и упорными были турецко-иранские войны. В начале XVII в. иранский шах Аббас отобрал у турок значительную часть Закавказья, весь Ирак с Багдадом. Но вскоре турецкий султан Мурад IV возобновил военные действия. После нескольких лет войны в Каср-и-Ширине (1639) был подписан мирный договор, по которому Ирак с Багдадом вновь перешли к Османской империи; кроме того, за турками осталась Западная Грузия, Западная Армения и часть Курдистана. Турецко-иранская граница, установленная в 1639 г., в дальнейшем почти не менялась.

Одновременно с войной против Ирана Порта развязала военные действия в Европе против шляхетской Польши. Основным источником конфликта был спор за украинские земли. Инициаторы войны явно рассчитывали, что Польша, вовлеченная в общеевропейскую Тридцатилетнюю войну (1618—1648), не сможет противостоять османской агрессии. Однако продолжительная осада польского лагеря под Хотином в 1621 г. благодаря смелости и отваге запорожских казаков не принесла успеха султанской армии. Понеся тяжелые потери, она вынуждена была отступить. Однако, используя стремление польского двора уклоняться от конфликта с Османской империей и покупать ценою ежегодной дани помощь Крымского ханства для совместной борьбы против России, Порта продолжала расширять свою агрессию против Украины.

В первой половине XVII в. русское правительство, учитывая, что Деулинское перемирие 1618 г. еще не означает окончательного отказа магнацкой верхушки Речи Посполитой от планов интервенции в России, заботилось о сохранении мирных отношений с Османской империей. Этот курс особенно ярко проявился в событиях, связанных с борьбой за Азов. В 1637 г. донские казаки, воспользовавшись турецко-иранской войной, осадили Азов и после двухмесячной осады взяли крепость. Летом 1641 г., закончив войну с Ираном, турки двинулись к Азову. Осада велась по всем правилам военного искусства. Четыре месяца около 6 тыс. казаков обороняли крепость от османских войск, имевших многочисленную артиллерию. Не добившись успеха и понеся серьезные потери от вылазок казаков, осаждавшие были вынуждены отступить, но в 1642 г. царское правительство, не желая обострять отношение с Портой, приказало казакам сдать Азов.

С начала 50-х годов XVII в. русско-турецкие отношения вступили в новый этап. Чтобы противодействовать освободительной борьбе украинского народа, которую возглавил Богдан Хмельницкий и которая была завершена в 1654 г. воссоединением Украины с Россией, польские паны нашли общий язык с османским султаном и крымским ханом для совместной борьбы против украинского и русского народов. Рассматривая Украину как объект своих завоеваний, Порта начала открытое вооруженное вмешательство в жизнь украинского народа, оказав помощь гетманам Правобережной Украины, изменившим своему народу. Это вмешательство привело к военному конфликту между Россией и Османской империей. Походы на Чигирин в 1677—1678 гг. не привели к реализации агрессивных планов османских правителей, лишь способствовали дальнейшему ослаблению внешнеполитических позиций империи.

Пытаясь найти новые резервы для продолжения захватнических походов, великий везир Мехмед Кепрюлю (1656—1661) уделил много внимания восстановлению прежней роли сипахийского войска, так как оно позволяло значительно сократить военные расходы правительства. В результате мер, предпринятых им и его преемниками Фазыл Ахметом Кепрюлю (1661—1676) и Кара Мустафой (1676—1683), вновь увеличилось количество тимаров и зеаметов, соответственно этому значительно выросла численность феодального ополчения. Кепрюлю удалось поднять боеспособность османских войск, подавить мятежи феодалов в Малой Азии и Сирии, усилить авторитет центральной власти. Все же полностью восстановить сипахийскую систему не удалось. Хотя меры, предпринятые великими везирами династии Кепрюлю, обеспечили военные успехи на протяжении еще ряда лет, но одновременно полностью исчерпали внутренние резервы сипахийской системы. Новые победы турок были достигнуты благодаря дальнейшему усилению феодального гнета, что неизбежно вело к массовому обнищанию крестьянства, а следовательно, и к дальнейшему сокращению доходов владельцев тимаров. В конечном итоге реформы Кепрюлю значительно ускорили окончательный распад сипахийской системы. Поражение турок под стенами Вены в 1683 г. показало, что падение военного и политического могущества Османской империи шло быстро и имело необратимый характер.

5. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ В XVI XVII вв.

С конца XV в. в османском обществе происходит большой подъем в различных областях культуры, прежде всего в литературе, изобразительном искусстве, архитектуре. Значительное развитие получили географические знания, а также историография.

В XVI—XVII вв. появляется целая плеяда талантливых поэтов. Особый интерес вызывают творчество поэтессы Михри-хатун (ум. в 1511 г.), поэта Молла Махмуда, известного под псевдонимом Бакы, которого в Турции называли султаном турецкой лирики, обличительные, политически острые произведения Вейси (ум. в 1628 г.) и Нефи (ум. в 1635 г.). Турецкая архитектура развивалась на основе использования опыта, накопленного мастерами-строителями, вывезенными из различных стран. Созданием замечательных архитектурных ансамблей стяжал всемирную известность Коджа Синан, грек по происхождению. За свою долгую жизнь (1490—1588) он построил свыше 300 различных сооружений — мечетей, медресе, дворцов, фонтанов, бань, мостов.

Из различных отраслей науки в XVI—XVII вв. наибольшее развитие получила география. Мировое значение имели труды турецкого мореплавателя Пири Рейса — его морской атлас «Бахрие», который содержит полное описание Средиземного, Черного и Эгейского морей, карту мира, выполненную в 1513 г. Выдающееся значение имеет многотомное сочинение турецкого путешественника Эвлия Челеби (1611 — 1679) под названием «Сейяхат-наме» (Книга путешествия). Мустафа бен Абдуллах, известный под прозвищем Хаджи Халифа (или Кятиб Челеби), был автором трактатов по богословию, правоведению, политике, литературе, финансам, ряда исторических работ, но наибольшую славу ему принес большой географический труд «Джихан-нюма» (Зерцало мира), содержащий описание мира на основе арабских и западноевропейских источников.


Список литературы:

1. История стран Азии и Африки в средние века. Ч.2. М.: Издательство Московского университета. 1987.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ