регистрация / вход

Материальное положение студентов Белорусского государственного ун

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Исторический факультет Материальное положение студентов Белорусского государственного университета

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Материальное положение студентов Белорусского государственного университета

Минск

2007


В 1921 году к учебе приступили на факультете общественных наук и медицинском факультете 1126 студентов, на материальное положение которых определенно оказывало влияние их социальное происхождение. В первый год своего существования университет насчитывал 49 человек, имеющих рабочее происхождение, 98 - крестьянское, 998 человек являлись служащими или их детьми, 96 студентов имели иной социальный статус.[1]

Постепенно доля служащих уменьшалась, а процент рабочих и крестьян увеличивался. Причиной данному явлению были не столько процессы, происходившие в обществе в 1920-е годы, сколько решение органов власти. В 1928 году на имя ректора Белорусского государственного университета было прислано письмо из Народного Комиссариата Просвещения с пометкой «секретно». Данное письмо содержало указания, какой процент среди студентов должны составлять рабочие и крестьяне. Так, на педагогическом факультете должно быть не меньше 12 % рабочих и 50% крестьян, на медицинском факультете – 21 % и 45 %, на факультете хозяйства и права – 25% и 36 % соответственно. Указывалось, что данный процент не может быть «ни в коем случае уменьшен, а при наличии кандидатов – увеличен».[2]

Все вышеперечисленное означало большие трудности для университета. Кроме того, что рабочие, крестьяне и их дети часто были не подготовлены для учебы в университете, это были наименее обеспеченные слои населения, материальным обеспечением которых занимался университет.

В 1921- начале 1922 г. студенты учились бесплатно, одновременно получали стипендию, которую выплачивали «натурой» - продуктами. В марте 1922 г. Правление БГУ вынуждено было ввести плату за обучение, так как из-за отсутствия средств стал вопрос о закрытии БГУ.[3] А с 1923 г. платное обучение было введено во всех высших и средних учебных заведениях Белоруссии. Тогда же был определен порядок оплаты за обучение: платить за учебу должны были все студенты, за исключением освобожденных особой комиссией[4] .

Вопрос о взимании платы за обучение вызвал спорные моменты между университетом и Белорусским комитетом профессионально-технического образования. В феврале 1923 года в БГУ был утвержден свой порядок взимания платы, в соответствии с которым студенты делились на две категории: имеющие нетрудовой и трудовой доходы. С первых предлагалось взимать 50 рублей золотом за учебный год (10 месяцев). Ко второй категории относились члены профсоюзов, работающих по найму и их дети,[5] получающие низкую заработную плату - до 250 советских рублей в месяц, которые освобождались от платы, а с лиц, имеющих больший доход взималось 5, 10 и 15 рублей золотом в год (например, 15 рублей золотом платили студенты, доход семьи который превышал 550 советских рублей в месяц).[6] Однако Белорусский комитет профессионально-технического образования высказал свое несогласие со взиманием платы с лиц, имеющих трудовой доход. Было предложено освободить от платы лиц, получающих до 350 рублей в месяц, а 15 рублей взимать с тех, кто получает более 650 рублей в месяц.[7] Правление университета было вынуждено согласиться с таким порядком проведения оплаты, хотя для БГУ это означало уменьшение денежных средств, столь необходимых для университета в первой половине 1920-х годов.

В 1924 году в связи с введением в денежный оборот червонца, произошло изменение платы за обучение. Теперь она была установлена в размере 150 червонных рублей за учебный год в ВУЗах города Москвы и Ленинграда и в размере 100 червонных рублей в год в ВУЗах провинции. Начиная с 1924/1925 учебного года размер оплаты очень сильно варьировался в зависимости от категории, к которой относился студент, и уровня его доходов, так, в вышеназванном учебном году плата за обучение составляла от 6 до 225 рублей в год. Одновременно были определены категории лиц, не подлежавших взиманию платы.[8]

К последним относились: окончившие рабочий факультет, члены РКП (Российской коммунистической партии), комсомольцы, лица состоящие на иждивении членов РКП, дети профессорско-преподавательского состава Вузов и лица, командированные Советом профсоюзов Белоруссии, заработок которых не превышал установленного этим Советом минимума,[9] медперсонал военно-санитарной службы и их дети,[10] дети бывших политических каторжан и ссыльных поселенцев,[11] стипендиаты, инвалиды войны, дети красноармейцев, командного и политсостава Красной армии и флота, дети безработных, дети крестьян, платящих единый сельскохозяйственный налог меньше установленной суммы.[12] Стипендиальные Комиссии ВУЗов имели право снижать оплату до 50% или полностью освобождать от платы малоимущих студентов.[13]

Каким образом проводилось взимание платы за обучение? В первую очередь все студенты должны были предоставить справки о получаемом доходе или же справки, дающие им право учится бесплатно, уполномоченному члену комиссии, который в справке отмечал разряд обложения.[14] Плата устанавливалась в золотой валюте по курсу золота в день уплаты. [15] При внесении денег, в кассу Правления БГУ, каждый плательщик заполнял заявление следующего содержания «Я, студент (ка) … факультета, имя, отчество, фамилия вношу при сем причитающуюся с меня плату в сумме … руб в знаках 1923 г. Подпись, дата». Студенты 2-го курса предоставляли в кассу свою зачетную книжку, в которой казначей БГУ делал отметку о взносе платы, данная отметка заменяла собой квитанцию. Если студент не имел еще зачетной книжки, то он получал от казначея квитанцию, отметка об оплате переносилась с квитанции в зачетную книжку после получения последней. Студенты, не оплатившие учебу к установленному сроку, не допускались к сдаче зачетов и экзаменов.[16]

Однако если сопоставить данные о количестве студентов, подлежащих плате за обучение и освобожденных от нее, то можно увидеть, что все же большая часть студентов не платила за обучение, либо платила частично. Например, в январе 1924 года из 582 студентов факультета общественных наук обложен платой был 261человек, что составляет 45 % студентов и освобожден 321человек – 55 %. На медицинском факультете обучалось 440 человек, из них освобождены от платы – 235 человек (53%), платили 205 человек или 46 %, причем четверть из них вносили самую минимальную сумму – 6 рублей в год.[17] Приведенные выше цифры подтверждают мнение, что плата за обучение была введена со стороны правительства не столько для улучшения материального положения учебных заведений, сколько для увеличения доли среди студентов «рабоче-крестьянского элемента», которой и был главной опорой существующего государственного строя.

В 1929 году Коллегия Народного Комиссариата Просвещения приняла проект, согласно которому был расширен контингент студентов ВУЗов, освобожденных от платы за обучение. С данного момента на бесплатное обучение зачислялись дети крестьян, которые платили сельскохозяйственный налог до 25 рублей; дети рабочих и служащих, зарабатывающих до 75 рублей в месяц; дети лиц, имеющих орден Красного Знамени или Трудового Красного Знамени; дети педагогов или медицинских работников, работающих в учебных заведениях; лица, содержащие беспризорных детей; а также дети рабочих, погибших от несчастных случаев на производстве или на транспорте. В общей сложности, в каждом учебном заведении, согласно проекту, должно было быть не менее 50 % бесплатных мест. В это же время увеличивалась плата за обучение для детей «нетрудового элемента». Кроме того, с 1929 года плата взималась не за 10 месяцев, как раньше, а за целый год.[18]

Необходимо отметить тот факт, что правление БГУ определило оплату за обучение как сбор на «оборудование университета». Студенты-платники могли оплатить свою учебу не только деньгами, но и, например, дровами для отопления жилья сотрудников БГУ. Кроме того, практиковалось так называемое «самообложение студентов», когда с каждого студента взималась определенная сумма денег в пользу университета.[19]

Чтобы помочь студенчеству в плане материального обеспечения, практически одновременно с введением оплаты, стали выдаваться денежные стипендии в советских знаках, которые очень быстро обесценивались, да и прожить на них можно было только несколько дней. Так, в газете «Звезда» за 5 декабря 1922 г. помещена заметка о том, что на весь БГУ, кроме рабфака, предоставлено 200 стипендий, каждая - по 1260 руб. в месяц.[20] А буквально через два номера в этой же газете приведены рыночные цены на 4 декабря 1922 г. Вот некоторые из них: фунт (400 грамм) крупы гречневой – 67 руб., крупы перловой – 50 руб., черный хлеб – 28, пуд картофеля (16 кг) – 220, масло коровье – 743, кварта молока – 142, яйца – 483 (десяток), сахарный песок – 280, спички (десяток) – 150 рублей.[21] Нужно отметить, что студенты первую стипендию получили после Рождества.[22] А слушатели рабфака в 1923 г. вместе с денежной стипендией получали еще полпуда муки (8 кг).[23]

Кто же были те «счастливчики», которые имели право на стипендию? В первую очередь стипендию получали слушатели рабфака – рабочие, батраки и крестьяне, которые имели 4-летний стаж работы, воспитанники детских домов, которые не имели помощи от родственников. В следующую очередь стипендию получали студенты, которые имели политический, общественный или красноармейский стаж.[24] В обязательном порядке правом на получение стипендии пользовались лица, командированные производственными или непроизводственными союзами.[25] Студент, зачисленный в списки на получение стипендии, пользовался ей на протяжении всего периода обучения. Лишится стипендии студент мог только при условии улучшении материального положения, или если он без уважительной причины остался на одном том же курсе.[26]

Обеспечить всех малоимущих университет не мог. Так, в 1924 г. на 2772 человека приходилось 600 стипендий.[27] В то же время число нуждающихся в 1924 году стало больше, так как увеличилось число студентов «рабоче-крестьянского состава» среди зачисленных на первый курс.[28] Поэтому по ходатайству Исполнительного бюро профсоюзной секции БГУ Советом Народных Комисаров количество выдаваемых стипендий было увеличено. На 1924 - 1925 учебный год Белорусскому государственному университету было отпущено 1000 стипендий на 2486 студентов, 400 стипендий предназначались для слушателей рабфака и 600 - для студентов остальных факультетов. Но этого все равно было мало, так как еще до начала выдачи стипендии поступило уже 1200 заявлений на ее получение. В результате, после распределения стипендий в январе 1925 года, было подано 250 аппеляций в стипендиальную комиссию. Специально для особо нуждающихся студентов комиссия выделила 75 стипендий, правда, разделить 75 стипендий на 250 студентов не представлялось возможным, поэтому 147 человек стали получать бесплатные обеды в кредит за счет выделенных стипендий.[29] Однако в 1928 – 1929 учебном году Народным Комиссариатом Просвещения дробление стипендий было категорически запрещено, несмотря на то, что это вызвало уменьшение количества стипендиатов.[30]

Размер стипендии составлял на начало 1925 г. 12 руб.,[31] из которых высчитывалось за воду, парикмахерскую, баню, и т. д. В итоге, согласно материалам периодической печати, на руки студенты получали по 2-3 рубля.[32]

Стипендия для студентов была значительной поддержкой. Об этом может свидетельствовать следующий факт: когда новопринятым студентам в 1925 г. три месяца не выдавали стипендию, они находились в «критическом состоянии» - питались один раз в сутки и «распродавали свои вещи».[33] В это же самое время размер стипендий был увеличен, для студентов ВУЗов он составлял 17 руб., а для слушателей рабфака – 19.

В 1927 - 28 учебном году, студенты основных факультетов БГУ получали 19 руб., что составляло 76% от начисляемой стипендии в Московских Вузах. Общий процент стипендиатов был 40%, среди рабфаковцев – 80%. Количество студентов, нуждающихся в стипендии, постоянно увеличивалось, как за счет поступивших, так и за счет студентов старших курсов, которые в первые годы учебы работали, а затем бросали работу из-за невозможности совмещения ее с занятиями и заявляли свои права на стипендию. Некоторая часть студентов, не получив стипендии, покидала университет.[34] Особенно это касалось студентов педагогического факультета. В этом же учебном году из вновь принятых студентов, было обеспечено стипендиями на медицинском факультете 48 человек (50%), на факультете советского хозяйства и права – 61 человек (32%), педагогическом – 51 человек, что составляло всего 22% от общего количества принятых на факультет. Такое распределение стипендий вело к «хроническому убеганию» с педфака и уменьшению рабоче-крестьянской составляющей среди будущих учителей.[35]

Одновременно существовала разница в жилищном положении стипендиатов. 50% из них проживали в общежитиях, а вторая половина жила на частных квартирах. Плата за квартиру, за свет, за отопление и прочие услуги забирала большую часть бюджета студента.[36]

Приятным подарком студентам Вузов БССР к 10-летию Октябрьской революции стала 25% надбавка к стипендии за ноябрь 1927 г.[37]

Накануне нового 1928 – 1929 учебного года Центральное бюро пролетарского студенчества обратилось в Секретариат ЦК КПБ(б)Б с просьбой рассмотреть вопрос о повышении стипендий до 23 – 26 рублей в месяц. Эта просьба была обусловлена тем, что существовавший размер стипендий не обеспечивал минимальных условий для учебы и вынуждал студентов искать дополнительный заработок. Пролетстудом был составлены минимальный бюджет студента. Он включал в себя обеды по 30 копеек в день, завтраки и ужины с хлебом по 15 копеек каждый, расходы на баню 2 раза в месяц – 50 копеек, чай и сахар – 1 рубль, стирку белья – 60 копеек, приобретение бумаги, карандашей и почтовых марок – 50 копеек, посещение кино или театра – 50 копеек и другие расходы, всего на 30 рублей 92 копейки в месяц. Расходы на приобретение одежды и обуви на год были определены в размере 78 рублей 60 копеек, что составляло 6 рублей и 5 копеек в месяц. Понятно, что существовавший размер стипендии в 19 рублей никак не мог удовлетворить даже самые основные потребности студента.

Приведенные доводы были признаны убедительными. Поэтому на 1928 – 1929 учебный год для студентов высших учебных заведений республики стипендии были значительно повышены. Для студентов БГУ было выделено 1012 стипендий в размере 30 рублей каждая.[38] Кроме того, начиная с 1928/1929 учебного года, стипендии стали выдаваться на протяжении целого года. В связи с этим стипендию теперь могли получать студенты во время практики, ведь до этого им выдавались незначительные пенсии.[39] Были установлены дни выдачи стипендии - с 21 по 26 числа каждого месяца, после чего деньги тех студентов, которые не получили стипендию в установленный срок переводились в Народный Комиссариат Денежных дел и студенты могли получить их только в следующем месяце.[40]

Студенты, имеющие хорошую академическую успеваемость и занимающиеся общественной работой, могли получать персональную стипендию Наркомпросса, которая составляла от 20 до 100 рублей. Желающие должны были обратиться с Народный Комиссариат Просвещения, приложив к своему ходатайству письменный отчет об общественной работе, справку из университета об академической успеваемости и заполненную анкету, которая содержала следующие графы: ФИО, место рождения, сведения о родителях, партийность, национальность, средства к существованию, факультет и т.д.. В 1928 – 1929 учебном году персональную стипендию Наркомпросса получало 23 студента БГУ.[41]

В 1929 году студенту первого курса факультета народного и хозяйства и права Зисьману и студенту первого курса медицинского факультета Долбику были назначены стипендии имени 10-летия БССР.[42]

На 1929 – 1930 учебный год решением Коллегии Народного Комиссариата Просвещения от 30 мая 1929 года обеспеченность стипендиями для Вузов была определена в 50%, а размер стипендий был повыше до 35 рублей в месяц.[43]

В случае, если студент не получал стипендию от университета, выходом становилось заключение договора с организацией или ведомством, которое обязывается выплачивать стипендию во время учебы, а студент после окончания ВУЗа должен был отработать определенное время в данном учреждении. Такой договор в январе 1924 года был заключен между студентом медицинского факультета БГУ Добрускиным Е.В. и Главным управлением социального страхования Белоруссии. За ежемесячную материальную помощь студент обязывался отработать по специальности в области социального страхования сроком 2 года.[44]

Многие студенты, чтобы улучшить свое материальное положение, устраивались на постоянную или временную работу. В середине 1923 года была образована трудовая артель, которая занималась поиском рабочих мест для студентов.[45]

Каким же было материальное положение студентов БГУ? Этим вопросом задались участники девятой конференции профсоюзной секции студенчества. Чтобы получить ответ, среди студентов университета была проведено анонимное анкетирование. Всего было собрано 1424 анкеты, это свидетельствовало о том, что опрошено было 50 % всех студентов.[46] В ходе анкетирования были получены следующие данные: выяснилось, что часть студентов (15,3 %) одновременно вынуждена учиться и работать, большая же часть живет на стипендии и на средства, полученные от случайного заработка, и только 8,5 % студентов живет на деньги, получаемые от родителей. Месячный бюджет в 15 рублей и меньше имеет 3,1 % всех опрошенных, от 15 до 20 рублей (это составляет размер стипендии) – 57,6 % , от 21 до 30 рублей – 12,7%, от 31 до 45 рублей – 8,8 %. Остальные опрошенные обладали большим бюджет, так как имели постоянное место работы, но в то же время многие их этой категории содержали одного или двух членов семьи. Таким образом, больше половины студентов жили только на получаемые стипендии.[47]

Помимо стипендий, существовало множество вариантов помощи нуждающемуся студенчеству. В первую очередь, со стороны профессорско-преподавательского состава, который, видя трудное положение студентов, стремился оказать им максимальную поддержку. В 1923/1924 учебном году культурно-просветительская комиссия Исполнительного бюро БГУ наметила серию лекций профессоров, сбор с которых шел на оказание помощи студентам. Р Преподавателей были прочитаны лекции для широкой общественности.[48]

А через год, в декабре 1924 г. было образовано Белорусское общество помощи пролетарскому студенчеству. В правление вошли известнейшие представители белорусской интеллигенции: В. М. Игнатовский, А. Червяков, В.Н. Дьяков и др. Задача общества состояла в том, чтобы выяснить материальные нужды студентов ВУЗов Белоруссии и изыскать средства для оказания им помощи. Были развернуты кампании по вовлечению рабочих и служащих, а также учреждений и предприятий в члены общества.[49]

Не только из Беларуси поступала помощь студентам. Немалую материальную поддержку имел БГУ от благотворительной деятельности АРА (Американская ассоциация помощи). Так, весной 1922 года от этой организации было получено 50 продуктовых посылок, что позволило студентам временно улучшить свой рацион[50] .

Для того чтобы студенты могли приобрести кроме продуктов питания еще какие-либо вещи, Исполком БГУ в 1925 году договорился с Центральным рабочим комитетом профсоюзов и Министерством швейной промышленности о кредитовании студентов-стипендиатов. Кредит предоставлялся в сумме до 30 руб. сроком на 6 месяцев.[51] В следующем году Исполнительное бюро БГУ вновь добилось кредитования от тех же самых организаций. В это время особенной популярностью пользовались «бобриковые» пальто (пальто с бобровым воротником) от Министерства швейной промышленности, которые все чаще стали появляться среди свиток и тулупчиков крестьянского студенчества. А те студенты, которые ездили в них на каникулы домой, рассказывали, что пальто произвели в деревне настоящую сенсацию[52] . В 1927 г. студентам-стипендиатам кредит выдавался дважды. В октябре на эти нужды было отпущено 25000 руб[53] . В декабре был выдан еще один кредит на сумму 7 тысяч рублей, который был использован студентами, главным образом, на приобретение одежды[54] .

В случае необходимости финансовую поддержку можно было получить в кассе взаимопомощи, которая была организована в БГУ в 1922 году, на добровольных началах. Первоначально членов кассы было 162 человека. Фонд кассы состоял из процентных отчислений участников. Помощь кассы осуществлялась по двум направлениям: можно было взять в займы, или, в необходимых случаях, получить пособие без возврата.[55] В 1924 году касса взаимопомощи объединяла уже 1600 человек, каждый член кассы, отправляясь, домой на летние каникулы, получил пособие или ссуду от 3 до 20 рублей. Всего для этих целей было роздано около 50 червонцев.[56] В 1926 г. количество членов Кассы взаимопомощи уменьшилось до 1340 человек.Взнос составлял 5 копеек в месяц. Касса и из-за недостачи средств стала давать пособия только с возвратом[57] . В 1927 году Касса была реорганизована. В компетенции Исполнительного Бюро БГУ остались только общие вопросы, так как на каждом факультете были созданы свои кассы взаимопомощи, которые непосредственно вели работу по приему в члены кассы и выдаче ссуд.[58]

Отметим, что касса взаимопомощи действовала самостоятельно и не зависела ни от Правления Университета, ни от хозяйственного комитета БГУ, из-за чего иногда не имела средств, чтобы вернуть долги. Так, в конце 1924 года Хозкомитет настоятельно требовал от кассы возвращения истраченных последней 40 рублей 47 копеек на оборудование парикмахерской и сапожной мастерской. В случае невыполнения Кассой данного предписания, сумма могла быть взыскана через суд. Хозяйственным Комитетом даже предлагалось для уплаты долга закрыть парикмахерскую и сапожную мастерскую.[59]

Для облегчения материального положения студентов применялась такая форма поддержки, как предоставление им определенных льгот: на коммунальные услуги (баня, вода, свет), а также льготы на проезд во время каникул и льготные билеты в театр и кино. Остановимся на последних двух.

В мае 1923 года начали действовать льготные тарифы на проезд железнодорожным и иным транспортом в период каникул. Бесплатный проезд и провоз двух пудов багажа был установлен для студентов-стипендиатов рабочих факультетов, а также командированных в ВУЗы парторганизациями. Льготный тариф (скидка 75 %) предоставлялась всем студентам-стипендиатам, для остальных студентов, не получавших стипендию, скидка на проезд составляла 50% от общей стоимости проезда. В 1924 году для всех категорий студентов при следовании железнодорожным транспортом на каникулы и практику была установлена единая льготная скидка в размере 50 %.[60]

В 1925 г., во время летних каникул, рабфак БГУ получил 300 бесплатных литеров и 520 со скидкой в 75%.[61] Постепенно условия предоставления льгот менялись. Если в 1925 г. исключительное право на получение бесплатных литеров имел рабочий факультет, то в 1928-1929 гг. 100 % льготные билеты выдавались студентам только для проезда на расстояние не менее 400-500 км.[62]

Чтобы удовлетворить культурные потребности студентов, которым размер стипендий не позволял потратить деньги на такую «роскошь» как билеты в театр или кино, постановлением Коллегии Наркомпроса в феврале 1926 г. был предоставлен льготный доступ на все белорусские постановки Белорусского государственного театра. На каждый спектакль для студентов университета бронировалось 50 билетов: 30 на третий ярус (цена билета 15 копеек) и 20 на второй (скидка 50 %). Кроме того, за полчаса до начала спектакля, студентам продавались со скидкой в 50% билеты на любое оставшееся место. Билеты студенты могли приобрести в кассе театра при предъявлении студенческого удостоверения БГУ.[63] Тогда же в 1926 году Исполнительное бюро БГУ и Белгоскино заключили соглашение, согласно которому для студентов университета устанавливался отпуск льготных билетов в кино кинотеатров «Красная звезда» и «Пролетарии». Но количество льготных билетов на каждый день было ограничено, поэтому студенту необходимо было сначала в Исполнительном бюро получить специальный талон, по которому в кассе кинотеатра можно было приобрести билет.[64] Данной льготой студенты пользовались не долго – 2 месяца, в апреле того же года Белгоскино неожиданно приостановило выдачу билетов.[65]

В ноябре 1927 г. Центральное бюро пролетарского студенчества заключило соглашение со БГТ-2 и Белгоскино о предоставлении льгот для студентов. На этот раз льготы предоставлялись всем студентам Минска и были изменены их условия. В БГТ-2 каждую пятницу проходили студенческие спектакли, стоимость билетов на которые была от 5 до 60 копеек. Практически те же условия предоставило Белгоскино: каждое воскресенье на дневной сеанс в кинотеаре «Культура» студенты могли приобрести билеты за 6 – 16 копеек[66] (для сравнения, проезд на конке стоил 6 копеек, а на автобусе – 16).

Таким образом, материальное положение студентов было особенно тяжелым в первой половине 1920-годов, когда была введена оплата за обучение, а стипендии в условиях высокой инфляции быстро обесценивались. Постепенно размер и количество стипендий увеличивалось, кроме того, был проведен ряд мероприятий по улучшению материального положения студентов. При наборе в университет обнаруживается двухсторонний процесс: с одной стороны была предоставлена возможность получить образование детям беднейших слоев населения, с другой стороны, университет должен был постоянно искать различные пути улучшения материального обеспечения этих студентов.


[1] НА РБ. – Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 308. Статистические сведения о студентах на 15 мая 1927 г. – Л. 2 – 3.

[2] НА РБ. – Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 318. Выписки из протоколов заседания комиссии Наркомпроса БССР и переписка с ним о правилах и норме приема в университет. – Л. 4.

[3] Яноўскі, А.А. Гісторыя Беларускага дзяржаўнага універсітэта ў біяграфіях яго рэктараў / А.А. Яноўскі , А.Г. Зельскі. – Мінск: БДУ, 2001. – 320 с. – С. 17.

[4] Введение платы в высших учебных заведениях // Звезда. – 1922. – 15 дек. – С. 4.

[5] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. - Д. 68. Постановление СТО о комплектовании армии и флота медперсоналом, циркуляры Главпрофобра РСФСР, протоколы заседаний Центральной Комиссии по обложению студентов платой за обучение и списки студентов. 3 янв. – 31 дек. 1923 г. – Л. 14.

[6] Там же. - Л. 13.

[7] Там же. - Л. 14.

[8] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 96. Инструкция о порядке взимания платы за обучение и переписка с Наркомпросом РСФСР об учете личного состава. 27 окт. 1923 г. – 15 нояб. 1924 г. – Л. 20.

[9] Введение платы в высших учебных заведениях // Звезда. – 1922. – 15 дек. – С. 4.

[10] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 68. Постановление СТО о комплектовании армии и флота медперсоналом, циркуляры Главпрофобра РСФСР, протоколы заседаний Центральной Комиссии по обложению студентов платой за обучение и списки студентов. 3 янв. – 31 дек. 1923 г. – Л. 18.

[11] Там же. – Л. 44.

[12] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 187. Инструкция и отчет комиссии по обложению платой за обучение студентов университета. 4 февр. – 15 мая 1925 г. – Л. 2.

[13] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 96. Инструкция о порядке взимания платы за обучение и переписка с Наркомпросом РСФСР об учете личного состава. 27 окт. 1923 г. – 15 нояб. 1924 г. – Л. 20.

[14] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1.– Д. 68. Постановление СТО о комплектовании армии и флота медперсоналом, циркуляры Главпрофобра РСФСР, протоколы заседаний Центральной Комиссии по обложению студентов платой за обучение и списки студентов. 3 янв. – 31 дек. 1923 г. – Л. 4.

[15] Там же. – Л. 19.

[16] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. - Д. 68. Постановление СТО о комплектовании армии и флота медперсоналом, циркуляры Главпрофобра РСФСР, протоколы заседаний Центральной Комиссии по обложению студентов платой за обучение и списки студентов. 3 янв. – 31 дек. 1923 г. – Л. 22.

[17] НА РБ. – Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 97. Протоклы заседаний комиссии по обложению студентов платой за обучение и списки студентов. 26 дек. 1923 г. – 15 июня 1924 г. – Л. 3.

[18] Кто будет освобожден от платы за обучение // Рабочий. – 1929. – 20 окт. – С. 5.

[19] Яноўскі, А.А.. Гісторыя Беларускага дзяржаўнага універсітэта ў біяграфіях яго рэктараў / А.А. Яноўскі, А.Г. Зельскі. – Мінск: БДУ, 2001. – 320 с. – С. 17.

[20] Стипендия студентам БГУ // Звезда. – 1922. – 5 дек. – С. 4.

[21]Рыночные цены на 4 декабря 1922 г. // Звезда. – 1922. – 7 дек. – С. 4.

[22] З мінулага. Успаміны к 5 гад. існаваньня БДУ // Чырвоны сьцяг. – 1925. - № 7. – С. 78

[23] Рабфак ждет // Звезда. – 1923. – 23 авг. – С. 3

[24] Хто мае права на стыпендыю // Зьвязда. – 1927. – 20 жн. – С. 4.

[25] НА РБ. - Фонд 205. – Оп.1. – Д. 142. Отчет стипендиальной комиссии университета о распределении стипендий за 1924 – 1925 уч.г. – Л. 3 – 4.

[26] Устав Белорусского государственного университета // Собр. законов и распоряж. руководства Бел. Сов. Соц. Респ. – 1929. - № 5. – С. 119.

[27] Марук, Я. 6-я канферэнцыя профсэкцый БДУ / Я. Марук // Чырвоны сьцяг. – 1925. - № 3-4. – С. 92.

[28] У выканаўчым бюро профсэкцыі БДУ // Чырвоны сьцяг. – 1925. - № 1. – С. 47.

[29] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 142. Отчет стипендиальной комиссии университета о распределении стипендий за 1924 – 1925 уч.г. – Л. 3 – 4.

[30] НА РБ. – Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 318. Выписки из протоколов заседаний комиссии Наркомпроса БССР и переписка с ним о правилах и норме приема в университет. – Л. 9.

[31] Стипендии // Звезда. – 1924. – 27 дек. – С. 4.

[32] Чабор, Я. Два лісты / Я. Чабор// Чырвоны сьцяг. – 1925. - № 3-4. – С. 76.

[33] Студенты без стипендии // Звезда. – 1925. – 18 нояб. – С. 4.

[34] Бяз ружовых акуляраў // Шлях студэнцтва. – 1927-1928. - № 4-5. – С. 16.

[35] Аб процэнтым забеспячэньні стыпендыямі // Зьвязда. – 1927. – 27 кастр. – С. 4.

[36] Бяз ружовых акуляраў // Шлях студэнцтва. – 1927-1928. - № 4-5. – С. 16.

[37] У Саўнаркоме БССР // Савецкая Беларусь. – 1927. – 2 ліст. – С. 4.

[38] Соколов, М.Н. Студенчество высшей школы Беларуси 20-х годов ХХ века: дис. … канд. историч. наук: 07.02. / М.Н. Соколов – Минск, 2002. – 134 с. – С. 90 – 91.

[39] Стыпендыі для студэнтаў павялічаны // Зьвязда. – 1928. – 7 вер. – С. 4.

[40] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 45. Приказы ректора по административно-хозяйственным вопросам и личному составу. 1 марта 1922 г– 30 сент. 1927 г. – Л. 107.

[41] НА РБ. – Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 386. Выписки из протокола заседания Наркомпроса БССР и переписка с ним и ВУЗами о назначении и выплате стипендии студентам. 2 янв. – 3 нояб. 1929 г. – Л. 2.

[42] Там же. – Л.14.

[43] Соколов, М.Н. Студенчество высшей школы Беларуси 20-х годов ХХ века: дис. … канд. историч. наук: 07.02. / М.Н. Соколов – Минск, 2002. – 134 с. – С. 91.

[44] Дагавор аб утварэнні Галоўным упраўленнем сацыяльнага страхавання Беларусі стыпендыі на медыцынскім факультэце БДУ для студэнта Уладзіміра Яфімавіча Дабрускіна // Памяць і слава: Беларускі дзяржаўны універсітэт. 1921 – 1941 / Склад. С.М. Ходзін, М.Ф. Шумейка, А.А. Яноўскі. – Мінск: БДУ, 2006. – 238 с.: іл. – (MemoriaetGloria). – С. 191 – 192.

[45] З мінулага. Успаміны к 5 гад. існаваньня БДУ // Чырвоны сьцяг. – 1925. - № 7. – С. 78.

[46] Студэнт, які ён ёсць. Што выявіла культурна-бытавая анкета // Чырвоная Зьмена. – 1927. – 27 мая. – С. 4.

[47] Жыцьцё і быт студэнцтва БДУ // Савецая Беларусь. – 1927. – 28 крас. – С. 4.

[48] Помощь студенчеству // Звезда. - № 206. – 1923. – 28 нояб. – С. 4.

[49] Белорусское общество помощи пролетарскому студенчеству // Звезда. – 1924. – 31 дек. – Ст. 4.

[50] Яноўскі, А.А.Гісторыя Беларускага дзяржаўнага універсітэта ў біяграфіях яго рэктараў / А.А. Яноўскі, А.Г. Зельскі. – Мінск: БДУ, 2001. – 320 с. – С. 17.

[51] Па Менску // Звезда. – 1925. – 22 декабря. – С. 4.

[52] Как мы живем (педфак БГУ) // Звезда. – 1926. – 18 марта. – С. 3.

[53] Крэдытаванне студэнцтва // Зьвязда. – 1927. – 21 кастр. – С. 4.

[54] Менск // Зьвязда. – 1927. – 1 сьнежня. – С. 6.

[55] Касса ўзаемадапамогі // Савецкая Беларусь. – 1922. – 22 ліст. – С. 4.

[56] Помощь пролетарскому студенчеству // Звезда. – 1924. – 29 июля. – С. 4.

[57] У БДУ//Звезда. – 1926. - 2 нояб. – С. 3.

[58] Сярод студэнцтва БДУ//Савецкая Беларусь. – 1927. – 16 крас. – С. 4.

[59] НА РБ. - Фонд 205. – Оп. 1. – Д. 135. Протоколы заседаній хозяйственного комитета и расценочно-конфликтной комиссии университета. 17 окт. 1924 г. – 7 авг. 1925 г. – Л. 18.

[60] Соколов, М.Н. Студенчество высшей школы Беларуси 20-х годов ХХ века: дис. … канд. историч. наук: 07.02. / М.Н. Соколов – Минск, 2002. – 134 с.- С. 86.

[61] Льготный проезд на каникулы // Звезда. – 1925. – 27 мая. – С. 4.

[62] Ільготныя літары студэнтам//Савецкая Беларусь. – 1928. – 16 сьнеж. – С. 4.

[63] Льготный доступ на театральные постановки//Звезда. – 1926. – 10 февр. – С. 4.

[64] ВУЗ’овская хроника // Звезда. – 1926. – 11 февр. – С. 3.

[65] В университете / /Звезда. – 1926. – 11 апр. – С. 3.

[66] Студэнцкае жыццё // Зьвязда. – 1927. – 26 ліст. – С. 4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий