регистрация / вход

Судетский кризис

“Чехословацкий вопрос” и международная социал-демократия Немецкая национальная проблема в Чехословакии была одной из главных проблем, стоявших перед международным социал-демократическим движением в 1920-е гг. Она занимала важное место в процессе воссоздания Социал-демократического Интернационала.

“Чехословацкий вопрос” и международная социал-демократия

Немецкая национальная проблема в Чехословакии была одной из главных проблем, стоявших перед международным социал-демократическим движением в 1920-е гг. Она занимала важное место в процессе воссоздания Социал-демократического Интернационала. Международная социал-демократия продемонстрировала неспособность оказать влияние на решения Парижской мирной конференции. Этот факт стал одной из главных причин раскола в международном социалистическом движении, оформленном на конгрессе Интернационала в Женеве (31 июля - 5 августа 1920 г.). Судето-немецкие социал-демократы не принимали участия в этом конгрессе и присоединились к Международному рабочему объединению социалистических партий - так называемому II" (Венскому) Интернационалу. Его партии отличало более критическое отношение к Версальскими договорам. Большинство из них представляли страны, потерпевшие поражение в войне или имевшие острые внутренние межнациональные противоречия, как то социалистические партии Австрии, Румынии, Югославии, ЧСР. Чехословацкие социал-демократы остались верными Лондонскому Интернационалу; и, таким образом, две крупнейшие социал-демократические партии ЧСР оказались в разных международных социалистических организациях.

Проблема взаимоотношений между судето-немецкими и чехословацкими социал-демократами осложняла воссоединение двух центров международного социалистического движения - Венского и Лондонского Интернационалов. Даже на заключительной конференции Венского Интернационала в Гамбурге (20 мая 1923 г.), на которой эта организация приняла решение о воссоединении с Лондонским Интернационалом, судето-немецкие социал-демократы подчеркивали наличие "тяжелейших противоречий" между ними и ЧСДРП.. Несмотря на это, НСДРП(Ч) выразило согласие на воссоединение социал-демократических Интернационалов.

Конфликтная ситуация между социалистическими партиями ЧСР рассматривалась на Гамбургском учредительном конгрессе Социалистического Рабочего Интернационала (23-25 мая 1923 г.): и судето-немецкие и чехословацкие социал-демократы приурочили к конгрессу специальные меморандумы, в которых обосновывались их позиции. Делегатам двух партий не удалось превратить трибуну Гамбургского форума в место выяснения отношений. Была принята предложенная Адлером резолюция по чехословацкому вопросу, которая предусматривала создание особой комиссии по разрешению конфликтной ситуации между социалистическими партиями в ЧСР. Комиссии предписывалось разобраться в ситуации и представить доклад Исполкому. Члены комиссии подчеркнули, что их задачей является не арбитраж, а "помощь в достижении взаимопонимания". Конфликтующие стороны формально согласились с предложением комиссии по Чехословакии СРИ об организации особой комиссии из представителей всех социалистических партий страны для обсуждения спорных вопросов. Однако в итоге деятельность комиссии по Чехословакии СРИ закончилась безрезультатно. Вплоть до весны 1925 г. СРИ не предпринимал активных действий в деле примирения социалистических партий Чехословакии.

Новая попытка международного сообщества социалистических партий уладить конфликт между НСДРЩЧ) и ЧСДРП пришлась на период подготовки второго конгресса СРИ в Марселе. (22-27 августа 1925 г.). Рассмотрение чехословацкого вопроса было передано Комиссии по делам национальных меньшинств СРИ. Первое заседание комиссии состоялось лишь почти год спустя после ее создания - 13 апреля 1926 г. в Цюрихе, в котором принимали участие представители судето-немецкой и чехословацкой социал-демократии: Л. Чех и Ф. Соукуп. Несмотря на взаимные упреки, представители обеих партий согласились с идеей проведения совместной конференции всех социал-демократических партий и организаций ЧСР.

Однако в середине 1920-х гг. примирить чехословацких и судето-немецких социал-демократов не удалось. Главными причинами были принципиальные позиции обеих партий, исключавшие возможность компромисса между ними.

В сентябре 1926 г. по инициативе руководства СРИ были организованы новые переговоры между ЧСДРП и НСДРП(Ч). Несмотря на неблагоприятное развитие отношений между ЧСДРП и НСДРП(Ч), комиссия по делам национальных меньшинств попыталась возобновить свою деятельность в 1927 г. Однако заседание Исполкома СРИ по чехословацкому вопросу не состоялось. Лишь Шмиховский конгресс 1928 г сдвинул дело с мертвой точки, что было закреплено на третьем конгресс СРИ (1928 г.).

Несмотря на видимое разрешение чехословацкой проблемы, СРИ продолжал уделять пристально внимание взаимоотношениям между социалистическими партиями этой страны. Комиссия по делам национальным меньшинств активизировала свою работу и представила в начале 1929 г. от имени СРИ в адрес Лиги Наций одну из самых радикальных резолюций по защите прав национальных. Этот документ, составленный О. Бауэром, гласил: "Осуществление народно-законодательной зашиты прав национальных меньшинств должно вести к образованию демократического самоуправления для занимающих замкнутые области национальных меньшинств, что обеспечит этим меньшинствам равноправие и свободы в области применения языка, развития школ и культуры".

Конец 1920-х начало 1930-х гг. были ознаменованы обострением политической обстановки, в том числе и третированием национальных меньшинств во многих европейских странах - в Польше, в Прибалтийских республиках, в Румынии, Югославии. Поэтому именно ситуация в этих странах, а не в ЧСР, где с национальной проблемой было достигнуто внешнее благополучие, рассматривалась в первую очередь. Ситуация в Чехословакии вновь приобрела особую актуальность в связи с планами австро-германского таможенного союза. Многие германские и австрийские политические партии рассматривали осуществление этого союза как шаг на пути к аншлюсу. Эта проблема вызывала беспокойство чехословацких социал-демократов, опасавшихся возможности отторжения Судет от ЧСР.

В мае 1931 г. в Цюрихе обсуждением этого вопроса занималось Бюро Интернационала при участии представителей НСДРП(Ч) и ЧСДРП. По итогам этого совещания было принято двоякое соглашение, с одной стороны, оценивавшее события вокруг таможенного союза как "конфликт", разрешение которого "отвечает интересам мирового порядка". С другой стороны, указывалось, что Интернационал должен приложить все усилия, чтобы найти решение, которое позволило бы через разрешение конфликта как такового определить новую организацию мировой экономической политики. Резолюция ничего не говорила об особых интересах ЧСР при осуществлении этого союза, что еще раз подчеркивало нежелание руководства СРИ вновь поднимать чехословацкий вопрос и демонстрировало слабость позиции чехословацких социал-демократов в Интернационале.

Озабоченность чехословацких социал-демократов австро-немецким сближением звучало и на Четвертом конгрессе СРИ в Вене (25 июля -1 августа 1931 г.). Анализируя социально-экономическую и политическую ситуацию в Германии, представители ЧСДРП выражали надежду, что экономические трудности в этой стране не приведут к преобладанию националистических настроений. Отстаивая австро-германское сближение О. Бауэр подчеркивал, что социал-демократы никогда не утверждали, что будут гарантами мирных договоров 1919 г., и что требование на самоопределение немецкого народа распространяется и на другие национальные меньшинства.

В резолюции конгресса СРИ еще раз было подтверждено, что "в целом ряде европейских государств, особенно на Востоке и Юго-востоке, национальные меньшинства... бесправны в гражданском и политическом отношении". В связи с этим СРИ требовал от социалистических партий этих стран парламентской активности против правительств с целью создания механизмов действенного контроля за положением меньшинств.

Политика СРИ в начале 1930-х гг. характеризовалась известной двойственностью: с одной стороны, выражалась поддержка деятельности судето-немецкой социал-демократии. С другой - никакой реальной поддержки конкретным планам разрешения национального вопроса в ЧСР и других странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Показательным в этом отношении является так называемый "меморандум Э. Вандервельде" от 23 сентября 1932 г., в котором лидер бельгийских социалистов высказывал отношение к планам создания Дунайской федерации. Вандервельде скептически оценивал перспективы интеграции этих Чехословакии, Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии.

В 1930-е гг. руководство СРИ продолжало проводить покровительственную политику в отношение судето-немецкой социал-демократии. Правда, политика эта имела чаще всего характер моральной поддержки. В канун съезда партии 1932 г. руководство Интернационала подчеркивало большие успехи судето-немецкой социал-демократии в деле сохранения позиции ЧСР как «дамбы» против контрреволюции в Центральной Европе.

Политика СРИ в чехословацком вопросе в 1920-е гг. была направлена на урегулирование конфликта между социал-демократическими национальными организациями этой страны, на установление сотрудничества между ЧСДРП и НСДРП(Ч). Эта политика привела к формальному примирению между социалистическими партиями в ЧСР, однако реального взаимопонимания и искреннего сотрудничества между ними, в первую очередь это относилось к партиями судето-немецкой и чехословацкой социал-демократии, так и не установилось. Между крупнейшими социалистическими организациями страны сохранялись большие противоречия, ярко проявившиеся после 1933 г.

Таким образом, в 1920-е - начале 1930-х гг. судето-немецкая социал-демократия сумела добиться определенных успехов в деле борьбы за демократическое разрешение национального вопроса в ЧСР: НСДРП(Ч) выработала собственные программные установки по национальному вопросу, сумела заручиться поддержкой международного социалистического сообщества, в первую очередь, партий австрийской и германской социал-демократии. Наконец, в 1928 г. было достигнуто формальное примирение с чехословацкими социал-демократами; НСДРП(Ч) вошла в правящую коалицию. Однако кардинально улучшить положение судетских немцев НСДРП(Ч) не смогла. Более того, начавшийся мировой экономический кризис 1929-1933 гг. привел к резкому обострению межнациональных противоречий в ЧСР. В итоге партия судето-немецкой социал-демократии начала уступать политическую инициативу судето-немецким правым партиям и организациям.

Победа нацистов в Германии и наступление правых сил в других странах Европы побудило международное сообщество рассмотреть вопросы об угрозе фашизма. Этому была посвящена Международная конференция СРИ в Париже (21-25 августа 1933 г.), ставшая последним форумом этой организации международной социал-демократии в межвоенный период. Среди участников конференции не было единства относительно целесообразности соориентированности повестки на проблеме фашизма. Некоторые партии, в которых демократия не подвергается реакционным фашистским атакам в степени, угрожающей этим демократическим режимам, в том числе и НСДРП(Ч), предлагали не заострять особого внимания на проблемах фашизма, так как это могло повредить интересам дела демократии в этих странах. От имени германских социал-демократов Ф. Штампфер выразил благодарность социал-демократии ЧСР за предоставление, "невзирая на значительные жертвы", политического убежища германским социал-демократам. Судето-немецкие социал-демократы в свою очередь опасались, что использование идеи нацистской угрозы может быть негативно воспринято чехословацким руководством, что в свою очередь грозило ударить по интересам германских социал-демократов, нашедших в ЧСР политическое убежище.

Выступивший на конференции от имени чехословацких социал-демократов Л. Винтер указывал, что его партия и НСДРЩЧ) разделяют убеждение в том, что социалисты ЧСР должны защищать имеющуюся демократическую систему "пока нет другой, более совершенной демократии". Делегация НСДРЩЧ), представленная всего одним делегатом (3. Тауб) и двумя гостями, не присутствовала при голосовании по резолюциям конференции.

Победа сил фашизма и реакции в Германии, Австрии, других европейских странах на время отодвинула судетскую проблему на второй план. Особенностью периода 1933-1938 гг. в отношениях между СРИ и судето-немецкой социал-демократией было то, что последняя как бы делегировала представление собственных интересов партии чехословацкой социал-демократии. Эта тенденция наглядно прослеживается, начиная с Парижской конференции 1933 г.

В рассматриваемый период на повестке дня работы организации международной социал-демократии остро стоял вопрос предотвращения новой мировой войны, в частности, как отмечали сами функционеры СРИ на совещании с участием представителей социал-демократических партий ЧСР в 1935 г., реакция на постоянно вспыхивавшие в различных частях мира вооруженные конфликты, как то абиссинский, испанский и др. Члены НСДРЩЧ) периодически принимали участие в заседаниях Бюро и Исполкома СРИ.

Одним из важнейших вопросов была проблема единого фронта. В этом вопросе инициатива принадлежала чехословацким социал-демократам. Ф. Соукуп решительно отверг идею единого фронта с чехословацкими коммунистами. Позднее представители Чехословакии Ф. Соукуп, Й. Стивин и А. Шефер вновь высказались против идеи единого фронта с чехословацкими коммунистами и объединения усилий с Коминтерном. При этом именно члены ЧСДРП озвучили позицию социалистического движения ЧСР. Судето-немецкие социал-демократы не проявили собственной инициативы. Неслучайно, в СРИ НСДРЩЧ) рассматривалась в качестве части социалистической организации ЧСР, а не как самостоятельная политическая сила.

Попытки пересмотреть роль СРИ и судето-немецкой социал-демократии в этой организации предпринимались ее оппозиционно настроенными лидерами. В. Якш писал, что Социалистический Рабочий Интернационал должен ограничить прежние линейные требования и обратиться на базе конструктивной программы к переосмыслению политической и экономической жизни внутренней Европы, как особой континентальной зоны между Россией и Пиренеями, повернуться лицом к скандинавским, иберийским и балканским народам. Аналогичные заявления Якш делал еще в начале 1930-х гг., ратуя за поддержку руководством СРИ региональной интеграции социалистических партий Центральной Европы как бастиона против наступления сил реакции. Однако эти призывы не оказали воздействие на политическую линию организации международной социал-демократии.

Среди публикаций СРИ относительно развития событий в ЧСР основное место на 1934 г. занимала информация о движении солидарности с борьбой австрийского пролетариата, в которой декларативно обе партии, и НСДРП(Ч) и ЧСДРП, действовали сообща. В изданиях СРИ и на его заседаниях доминировала информация о деятельности чехословацких социал-демократов. Внешним показателем единства социалистического движения в Чехословакии стала Рабочая олимпиада 1934 г. в Праге, в которой приняли участие представители всех национальностей страны

После 1933 г. НСДРП(Ч) пришлось столкнуться с новыми реалиями в международном социалистическом движении; взаимодействие со СРИ начинало отходить на второй план, уступая место прямым контактам с отдельными социалистическими партиями. Обращает на себя внимание попытка судето-немецких социал-демократов консолидировать усилия с немецкоязычными социалистическими организациями соседних стран, в частности, Венгрии и Югославии.

После октября 1938 г. и, особенно после марта 1939 г., остро встал вопрос о перераспределении мандатов и для социал-демократических организаций Чехословакии. Согласно принятой руководством СРИ классификации все национальные партии, оформившие свое членство в этой организации, подразделялись на три основные категории: партии демократических государств, партии из стран без демократии (в которых установлена диктатура) и партии из государств, положение которых не совсем ясно. Под последнюю категорию подпадали социалистические организации Испании и Чехословакии. До мая 1939 г. Бюро СРИ не выносило никакого решения относительно этих стран. Затем Чехословакия была переведена в разряд стран, в которых установлена диктатура и социал-демократические партии в которых действуют в обстановке полной нелегальности Было определено представительство для чехословацких и других партий-членов СРИ: от ЧСДРП - 11 делегатов и 2 представителя в правлении, от НСДРП(Ч) - 6 и 1 соответственно. Судето-немецкие социал-демократы таким образом имели столько же мандатов, сколько германские и австрийские социал-демократы вместе взятые

Аншлюс Австрии в марте 1938 г. вновь поставил судето-немецкую проблему перед руководством СРИ в качестве самостоятельной. Еще накануне аншлюса, на совместном заседании руководства СРИ и профсоюзов было оглашено требование к великим державам принять меры по укреплению коллективной безопасности и дать гарантии экономической и политической независимости Чехословакии. В канун коммунальных выборов, в мае 1938 г., Судеты посетили делегации социалистических организаций США, Великобритании, Нидерландов, Бельгии, скандинавских государств. В свою очередь руководители НСДРП(Ч) также совершили в это период целый ряд зарубежных поездок: например в апреле-мае 1938 г. Ф. Кесслер собирался в Швецию для консультаций с местными социалистами, а В. Якш совершил поездку в Англию, где вел переговоры с руководством лейбористской партии.

Лидеры судето-немецкой социал-демократии стремились заручиться поддержкой крупнейших социалистических партий Европы, как политической, так и финансовой. Британские лейбористы разделяли убеждение о том, что необходимо достичь компромисса в судето-немецкой проблеме за счет предоставления широкой автономии. Их поддержка обнадежила Якша, дала надежду на защиту демократии в ЧСР со стороны великих держав.

29-30 мая 1938 г. в Брюсселе состоялось заседание СРИ по судетскому вопросу, в котором принимали участие судето-немецкие и чехословацкие социал-демократ ы. На этом заседании разрешение судетской проблемы предполагалось производить на принципах равноправия, свободы и требовалось остановить германский фашизм посредством организации коллективного антифашистского фронта под руководством ведущих держав Лиги Наций.

На этом заседании была предпринята попытка выработать социал-демократический план разрешения судето-немецкого вопроса. Инициативу в этом вопросе взяли на себя британские лейбористы, которые выступали за сохранение основного ядра чехословацкого государства. Их представители высказали предположение, что ситуацию в стране можно стабилизировать за счет уступок со стороны ЧСР в пользу Польши в районе Тешинской Силезии, что должно было лишить Германию поддержки со стороны поляков. Однако это предложение о сепаратном соглашении с Польшей так и осталось на уровне проекта. В принятой резолюции была выражена поддержка чехословацкому правительству в его стремлении разрешить конфликт конституционными средствами.

Таким образом, СРИ не предложил путей разрешения судето-немецкого кризиса. Поддержав чехословацкое правительство, организация международной социал-демократии фактически изолировалась от этой проблемы, встала на позиции стороннего наблюдателя. Вновь, как и 20 лет назад международное социалистическое сообщество не смогло реально повлиять на развитие ситуации в Судетской области. Однако на этот раз СРИ продемонстрировал непонимание проблемы. Вопрос о положении судетских немцев, об их дискриминации был отодвинут на второй план. Главным стала поддержка ЧСР как демократического государства, однако и здесь руководство СРИ ограничивалось лишь резолюциями. Не удалось ему добиться взаимопонимания между судето-немецкими и чехословацкими социал-демократами. Последние предпочли дистанцироваться от участия в обсуждении судето-немецкой проблемы.

В сентябрьские дни 1938 г. по инициативе руководства СРИ во многих европейских странах состоялись митинги и собрания солидарности с судето-немецкой социал-демократией, в том числе, визит делегации французских социалистических профсоюзов в Прагу. Однако в условиях кризиса организации международной социал-демократии, ее помощь в антифашистской борьбе судето-немецкой социал-демократии ограничивалась, в основном, пропагандистской кампанией - эффектной, но неэффективной. Относительно оценки самих Мюнхенских соглашений среди партий-членов СРИ не было единства. На заседании Исполкома 18-19 октября 1938 г. выяснилось наличие разногласий: британские лейбористы выступали за безусловное осуждение соглашений, французские, напротив, склонялись к поддержке своего правительства в этом вопросе, большинство делегаций, в первую очередь, скандинавских государств, Бельгии, Нидерландов, предпочитали не вмешиваться в эту проблему.

Таким образом, международное социалистическое сообщество не сумело сколь-нибудь существенно воздействовать на политику великих держав в отношении Чехословакии. В условиях кризиса СРИ все большее значение получали самостоятельные акции отдельных социалистических партий. После Мюнхенских соглашений в Прагу стали прибывать делегации крупнейших социалистических партий Европы: шведские, норвежские социалисты, английские лейбористы. Несмотря на то, что после Мюнхенских соглашений от НСДРП(Ч), по признанию функционеров СРИ, осталась незначительная группа, партия сохранила свое членство в Интернационале на прежних основаниях.

Ситуацию на территории "второй Чехословакии" изучала комиссия СРИ по положению политических заключенных. Характеризуя судето-немецкую эмиграцию послемюнхенского периода на заседании 17 октября 1938 г., комиссия пришла к выводу: "Эта эмиграция имеет качественно иную природу, нежели эмиграция из Германии и Австрии, Евреи и интеллектуалы составляют среди беженцев из Судет незначительное меньшинство; большинство из них это немецкие рабочие, большей частью высококвалифицированные".

Несмотря на тяжелое положение, руководство СРИ смогло частично удовлетворить просьбу судето-немецкой социал-демократии, обратившейся в конце февраля 1939 г. в "Фонд солидарности" СРИ, о финансовой поддержке. Деятели организаций международной социал-демократии приняли участие при подготовке виз для судето-немецких социал-демократов, создавались "Комитеты помощи беженцам из Чехословакии", которые оказывали в том числе и финансовую помощь.

Основная тяжесть по поддержке судето-немецкой социал-демократии легла на плечи отдельных социал-демократических партий. В первую очередь это касалось Великобритании, Бельгии, Нидерландов, скандинавских государств, Франции, хотя функционеры. Большую роль в организации судето-немецкой социал-демократии в эмиграции, в Англии сыграли личные связи В. Якша и английских лейбористов (Сам Якш был женат на англичанке). При организации деятельности в эмиграции судето-немецкие социал-демократы были вынуждены считаться с фактическим прекращением деятельности СРИ. В этих условиях руководители партии констатировали, что вынуждены самостоятельно налаживать отношения с братскими партиями, в первую очередь, с германскими, австрийскими, отдельными группами чешских социал-демократов.

Что касается отношений с бывшей ЧСДРП, преобразованной в Национальную партию труда, действовавшую на территории образованного гитлеровцами протектората Богемии и Моравии, то, как заявил В. Якш на первом заседании президиума судето-немецкой социал-демократии в эмиграции 24 мая 1939 г., руководители этой партии "отошли от марксизма" и поставили себя вне Интернационала. Таким образом окончательно был поставлен крест на продолжавшемся десять лет сотрудничестве судето-немецких и чехословацких социал-демократов, хотя немецкие социал-демократы из ЧСР поддерживали контакты с отдельными эмиграционными группами чехословацких социал-демократов, что не были согласны с коллаборационистской политикой Национальной партии труда. Однако, отношения между чехословацкими и судето-немецкими эмиграционными кругами были осложнены расколами в рядах и тех и других, значительное воздействие на которые оказывал вопрос национальности. Так, руководство ТГ было составлено, в основном, из этнических немцев, в то время как отдельные группы бывших членов партии, в первую очередь, группа Циннера-Ленка, объединили в своих рядах большую часть этнических евреев. Сходная ситуация была и в рядах чехословацкой социал-демократической оппозиции, поскольку социалисты еврейской национальности были исключены из Национальной партии труда. При этом возникало сложно разрешимое противоречие между основной организацией судето-немецкой социал-демократической эмиграции во главе с В. Якшем и группами чехословацких социал-демократов еврейского происхождения, которые охотнее шли на контакт с аналогичными группами судетских социалистов и чехословацкими коммунистами.

В период после 1933 г. организация международной социал-демократии была уже не в состоянии оказать существенное влияние на развитие ситуации в Судетах. Как и в 1918-1919 гг., так и в 1938 г. политическая линия Интернационала в судетском вопросе потерпела поражение. По достижении примирения многонационального социалистического движения в Чехословацкой республике, руководство СРИ утратило контроль за развитием ситуации. Поглощенное ситуацией в социалистическом движении в Германии, Австрии, других стран, где угроза фашизма была наиболее остра, руководство СРИ не смог оказать значительного содействия судето-немецкой социал-демократии в борьбе против генлейновского движения. Международная социал-демократия не обладала силами и средствами для воздействия на процесс разрешения судетского кризиса. СРИ, отдельные социалистические партии Европы, приняли посильное участие в деле помощи судето-немецкой социал-демократической эмиграции, которая в годы второй мировой войны внесла свою лепту в антифашистскую борьбу.

Таким образом, в период 1933/34-1939 гг. Немецкая социал-демократическая рабочая партия в ЧСР находилась на активистских позициях, вела борьбу против правых сил в лице чешских фашистов, генлейновцев, германских нацистов. Судето-немецкие социал-демократы выступали за разрешение немецкой национальной проблемы в рамках ЧСР, против аншлюса, кардинально сменив свои идеологические требования периода 19181920 гг. Несмотря на наличие внутри НСДРП(Ч) оппозиционных течений, партия фактически оставалась на позиции той тактики и идеологических основаниях, что были выработаны в 1928/29 гг. Попытки молодежных активистов организовать антигенлейновский фронт с другими демократическими партиями судетских немцев не нашли поддержки, равно, как и возможность соглашения с СНП весной 1938 г. НСДРП(Ч) копировала принципы и тактику антифашистской борьбы австрийских и германских социал-демократов, которые в период 1933/34-1938 гг. избрали Чехословакию центром своей эмиграции, и которые оказывали большое воздействие на политику и идеологию судето-немецкой социал-демократии в рассматриваемый период. НСДРП(Ч) осталась единственной крупной организацией судетских немцев, которая отказалась от сотрудничества с генлейновцами и действовала сообща с чехословацкими партиями и руководством вплоть до оккупации "второй Чехословакии". В годы второй мировой войны судето-немецкая социал-демократическая эмиграция внесла ощутимый вклад в дело борьбы с фашизмом, однако после 1945 г. эти заслуги не были приняты во внимание и подавляющее большинство бывших членов НСДРП(Ч) были депортированы вместе с остальными судетскими немцами.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий