Югославский кризис

МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.П. Огарева ИСТОРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ кафедра регионоведения и политологии Реферат ЮГОСЛАВСКИЙ КРИЗИС

МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
им. Н.П. Огарева
ИСТОРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
кафедра регионоведения и политологии

Реферат


ЮГОСЛАВСКИЙ КРИЗИС

Выполнил: Ганюшкина Т.В.
студент 2-го курса 203 группы
з/о специальность регионоведение
Проверил: Петухов А.В.

Саранск, 1999


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Предыстория Югославского кризиса

1.1. Древняя история

1.2. История возникновения конфликта

1.3. Радикализация сепаратистского движения в Косово

2. Перерастание кризиса в “войну на Балканах”

3. Анализ Югославского кризиса

Заключение

Региональные конфликты в мире не прекращаются на протяжении всей ис­тории человечества. Социальная, национальная и конфессио­наль­ная неоднородность общества нередко приводят к конфликтам. Кон­фликты являются неотъемлемой ча­стью общественной жизни. Противоре­чия прони­зывают все сферы жизни: социально-экономи­ческую, полити­ческую, ду­ховную. Одновременное обострение всех этих противоречий создает кри­зис. Проявлением кризиса общества служит резкий подъем социальной напряженности, обострение всех противоре­чий.

В зависимости от субъектов конфликта они подразделяются на внутренние и внешние (или международные). Принципы урегулирования конфликтов зависят от его статуса и формы (внутренний или внешний, мирный или вооруженный конфликт). Согласно сложившейся международной практике внутренний конфликт требует применения принципа невмеша­тельства, межгосударственный конфликт — воздержания от применения и угрозы силы, национально-освободительное движение — требует примене­ния принципа равноправия и самоопределения народа. Если народ бо­рется за самоопределение, то попытка подавить его силой рассматрива­ется как агрессия. Жертва агрессии имеет право на ответное примене­ние силы.

В зависимости от сферы действия конфликты подразделяются на со­циально-экономические (по поводу средств жизнеобеспечения, доступа к благам общества и т.д.), политические (по поводу распределения вла­сти), национально-этнические, религиозные и т.д. Заметное место в современной жизни занимают национально-этнические конфликты — кон­фликты на основе борьбы за права и интересы этнических и националь­ных групп. Чаще всего они связаны со статусными или территориальными претензиями. Опыт СССР, Югославии и Чехословакии свидетельствует, что фиксирование за этносом-меньшинством определенной территории, как правило, чревато отделением этой территории. Но одновременно об­ладание этой территории для этноса-меньшинства является не просто частью проблемы обладания недвижимостью, а как доступ к получению в институционной форме государственной власти, залогом ее будущего развития.

Значительную роль в региональных конфликтах играет проблема на­ционального самоопределения тех или иных национальных общностей. Югославский кризис возник из такой проблемы. Проблема национального самоопределения играла значительную роль, но кроме того имелось еще много других наслоений. В мире существует сотни таких конфликтов в различных странах: Англия – Северная Ирландия, Франция – Корсика, Испания – баски, Турция – курды, Греция — Турция — Кипр. Россия на огромной своей территории сталкивается с теми же проблемами: Кавказ, Татарстан, Башкортостан, Якутия и т.д. Более того, все постсоветское пространство наполнено этими конфликтами: Грузия – Абхазия, Молдова – Приднестровье, Армения — Азербайджан –- Нагорный Карабах, Таджики­стан – Узбекистан – Афганистан и др. Существует несколько причин, побуждающих людей разных национальностей поднимать вопросы автономии и сепаратизма: расовые, национальные и религиозные различия с глубо­кими историческими корнями, на которые накладываются экономические причины и социальное неравенство. Не все проблемы этого ряда удается разрешить мирным путем. Ярчайший пример тому Югославский кризис. Очередной виток Югославского кризиса – Косовский конфликт не только привлек внимание всего мира, но и вовлек в него мировое сообщество, обострив многие противоречия.

1. Предыстория Югославского кризиса

1.1. Древняя история

Попытки разобраться в истоках Югославского кризиса и Косовского конфликта в частности невозможны без знания истории. Например, надо хорошо знать историю и менталитет сербов, чтобы понять, почему они с таким трепетом относятся к такой небольшой территории государства как Косово. С 12 века эти земли входили в средневековое Сербское го­сударство, а Косово после битвы сербов с турками в 1389 г. стало символом сербского сопротивления турецкому завоеванию, символом сербского героизма. Это нашло отражение в эпосе, литературе, искус­стве и занимает особое место в сербском коллективном сознании. На территории Косово находится огромное количество памятников сербской культуры – православные церкви и монастыри

К сожалению, практически все стороны, вовлеченные в Югославский конфликт, активно эксплуатируют собственную национальную историю в качестве идеологического инструмента для оправдания своих сегодняш­них позиций. Так, албанцы приводятся другие аргументы в споре об ис­торическом праве сербов на Косово. Славяне пришли на Балканы отно­сительно поздно – в 11-12 веках нашей эры. Основано сербское госу­дарство было в 12 веке. В отличие от западных и восточных славян, заселявших либо опустевшие земли, либо территории, где культурное развитие местного населения приблизительно соответствовало уровню пришельцев, южные славяне пришли на земли, где уже столетиями суще­ствовали города, храмы, библиотеки, своды законов, традиции государ­ственности – словом, все то, что именуется цивилизацией. Поэтому юж­ные славяне создавали свою культуру и государственность не на пустом месте, а “подтягивались” до уровня местного населения. До прихода славян на территорию сегодняшней Югославии проживали романизирован­ные иллирийцы. Историки спорят, являются ли албанцы (или по крайней мере геги – северная подгруппа албанского этноса) потомками иллирий­цев или же их предки фракийцы-христиане пришли на место сегодняшнего обитания в 7 веке из Северной Болгарии, спасаясь от тюрко-язычных булгар. Иными словами, исторические претензии косовских албанцев на Косово могут оказаться не менее обоснованными, чем сербов.[2, 446]

Кроме того необходимо понять, почему сербы стали меньшинством в Косово. После того как турки вырезали местное население нескольких близких провинций, косовские сербы несколькими волнами переселились на пустующие плодородные земли к северу от Дуная – сегодняшняя серб­ская область Воеводина. Изображение такого массового переселения, происшедшего в 1690 г. под руководством патриарха Арсения, можно увидеть на стенах патриаршего собора в Белграде. По условиям Вер­сальского мира 1918 г. венгерские земли, населенные сербами, дос­та­лись Югославии. Гористую местность Косово заполнили албанцы, кото­рые не менее героически сражались с турецкими завоевателями: участ­вовали в Косовском сражении, восстание албанцев под руководством Скандербега продолжалось четверть века. Уже после османского завое­вания большинство албанцев приняли ислам, что дало основание сербам идентифицировать их с турками. [11]

В историческом оправдании претензий на ту или иную землю трудно найти смысл – ее судьбу должны решать живущие на ней люди.

1.2. История возникновения конфликта

Стоит напомнить, что после поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне Италия, воевавшая на стороне Антанты, потребовала воз­вращения своей исторической области Далмации, где значительную часть населения составляли хорваты. Не желая уступать эту территорию хор­ваты предпочли объединиться с родственными по языку сербами в единое государство, названное в последствии Югославией.

В социалистической Югославии федеративным отношениям всегда уделялось большое внимание. Югославия гордилась достижениями в об­ласти межнациональных отношений. Особенно чутко руководство страны относилось к 25 этническим группам, национальным меньшинствам. В крае Косово существовало множество национальных школ, университет, расширялись права автономии. После Второй мировой войны Косово полу­чило статус национальной области в составе Сербии. Но уже в 1963 г. Косово становиться автономным краем. Конституция 1974 г. на­делила край такими широкими полномочиями, что он фактически стал са­мостоя­тельным субъектом федерации. Представители Косово были членами кол­лективного органа управления страной – президиума СФРЮ. Автоном­ный край обладал равными правами с другими республиками, кроме од­ного – он не мог отделиться от Сербии. Косово долгие годы пыталось добиться статуса республики, мечтая о создании единого албанского государ­ства. Последние 20 лет албанцы отказывались участвовать в пе­реписи населения, поэтому данные об их численности разняться. По не­которым данным албанцы составляют 77% всего населения, а сербы – 13 %.

В СФРЮ националистическая деятельность в крае Косово началась сразу после войны и не прекращалась ни на день. Подпольные организа­ции внутри страны поддерживались албанскими организациями во всем мире, такими как “Союз косоваров” (Рим, Турция), “Призренская лига” (США, Турция, Австралия, Канада, Франция, Бельгия, Германия). В 1981 г. в Косово вспыхнуло восстание, на целое десятилетие усилив на­пря­женность внутри Сербии, обострив межреспубликанские отношения в стране. Митинги и демонстрации выступали под лозунгами “Косово – республика”, “Косово – косоварам”, “Мы — албанцы, а не югославы”. Усиление уличной борьбы сопровождалось активизацией деятельности по превращению Косово в “этнически чистый” край. Националисты использо­вали разные методы, вплоть до угроз физического истребления сербов, черногорцев и миролюбивых албанцев. Непрекращающийся процесс вытес­нения из края жителей сербской и черногорской национальностей стал важнейшим индикатором кризиса. По данным газет сербское население сократилось к 1991 г. до 10%. Союз писателей Косово, возглавляв­шийся Ибрагимом Руговой с 1988 г., стал рупором идей национального обособления края. [4]

Власти использовали разные методы борьбы: вводилось военное по­ложение и комендантский час; разрабатывались новые экономические программы решения “проблем Косово”, которые включали в себя преодо­ление замкнутости края, изменение его экономической структуры, укре­пление материальной основы самоуправления; предпринимались политиче­ские попытки формирования единства на классовой, а не национальной основе. Однако достичь положительного результата не удалось. Безре­зультатность поиска выхода из кризиса привела руководство Сербии к убеждению, что только централизация власти и упразднение некоторых полномочий сможет стабилизировать ситуацию. В Сербии развернулась компания за правовое, территориальное и административное единство республики, за сокращение прав автономных краев. Угроза распрощаться с мечтами о республике вывела на улицы Приштины, столицы края, в ян­варе 1990 г. 40 тысяч албанцев. Гневные, протестующие, готовые сра­жаться за свои права они представляли угрозу для стабильности Сербии и даже Югославии. Это происходило в то время, когда безре­зультатные споры о будущем федерации позволили Словении и Хорватии открыто го­ворить о независимости. Все происходило на фоне кризиса, охватившего все сферы жизни и структуры власти. Введенные в край во­енные под­разделения и полицейские силой попытались удержать порядок в Косово. Это повлекло столкновения и жертвы. Торопя события, албан­ские депу­таты Скупщины провозгласили Косово республикой. В ответ Скупщина Сербии распустила Скупщину Косово, обосновав это царящим в крае беззаконием и нарушением порядка. Но эти меры только усугубили си­туацию.

Принятая в 1990 г. конституция Сербии свела правовой статус края к территориальной и культурной автономии, лишив его всех эле­ментов государственности. В знак протеста албанцы начали компанию гражданского неповиновения: создавались параллельные структуры вла­сти (подпольный парламент и правительство), албанские учителя отка­зывались следовать новой школьной программе и начали учить по албан­ской школьной программе в подполье. В условиях подполья занимался и албанский университет. В результате весь край разделился на два па­раллельных общества – албанское и сербское. Каждое имело свою власть, свою экономику, свое просвещение и культуру. В официальной экономике несомненно доминировали албанцы, используя частные фирмы и частный капитал. В политической структуре были представлены исключи­тельно сербы, т.к. албанцы бойкотировали выборы. В сентябре 1991 г. албанцы провели референдум о независимости Косово и создании незави­симой республики и все высказались “за”. 24 мая 1992 г. со­стоялись выборы президента и парламента, сербы не участвовали, а ал­банцы вы­брали президентом Ругову.

Летом 1991 г. Югославия начала разваливаться. Из нее вышли и провозгласили независимость Словения, Хорватия, Босния и Герцего­вина, Македония. В составе Югославии остались Сербия и Черногория. В момент отделения Хорватии, Боснии и Герцеговины жившие там сербы заявили о своем стремлении выделиться из них и присоединиться к Сер­бии. Конфликт принял вооруженный характер. В ходе конфликта проводи­лись “этнические чистки”, выселение с захваченных территорий других народов. Уже к началу 1993 г. в этом конфликте погибло более 160 ты­сяч человек. В Европе это был первый самый кровавый конфликт после Второй мировой войны. [9, 118]

1.3. Радикализация сепаратистского движения в Косово

В 1997г на заседании союзного парламента СРЮ президентом был избран Милошевич. В параллельных выборах в 1997г в Косово был выбран “президент” Ибрагим Ругова (непризнанный), который отстаивал мирный путь приобретения независимости. Косовары (косовские албанцы) могли выбрать до 40 парламентариев из 250 участников союзного парламента (Скупщина), но не участвовали, т.к. после ликвидации автономии взяли курс на приобретение независимости. Была образована Освободительная Армия Косово (ОАК), с ними вели борьбу вооруженные силы Югославии, начались этнические чистки. [7]

Одновременно с выборами албанцы готовились к серьезной борьбе за независимость. Албанские сепаратисты за годы конфликта сумели по­строить целую организационную систему, состоящую из политического и военного руководства; специальных мобильных террористических групп; резервистов, которых планировалось активизировать в случае вооружен­ного восстания; службы разведки пропагандистского аппарата; медицин­ских служб; системы банков; складов с боеприпасами и амуницией. У финансирования сепаратистского движение есть два источника: ежеме­сячные 3% отчисления в специальный фонд всех работающих этнических албанцев и поступления от албанской диаспоры за рубежом, насчитываю­щей более 400 тысяч человек.

В сепаратистском движении в Косово, радикализация которого на­чалась в 1998 г., можно отметить три течения:

· Первое – политическое, которое действует через Демократическую лигу Косово во главе с Ибрагимом Руговой. Он выступает за получе­ние независимости Косово политическими средствами.

· Второе – связано с деятельностью “правительства в подполье” и име­нем Буяра Бухоши. Штаб квартира правительства находится недалеко от Бонна в Германии. Бухоши имеет большое влияние на албанцев, на­ходящихся в эмиграции или на работе за границей. Через его руки проходят деньги, которые попадают в Косово из-за границы.

· Третье – экстремистское, действующее террористическими методами в рамках Освободительной армии Косово. Цели экстремистского крыла сепаратистов заключаются в следующем: вызвать путем провокаций войну в крае, расширить ”свободную территорию”, где действуют ОАК, добиться признания своей борьбы как национально-освободительной и, наконец, отделившись от Югославии, объединить территории Косово, Черногории, Македонии и другие земли, населенные албанцами. Поли­тическое крыло ОАК представляет бывший председатель Комитета за­щиты прав косовских албанцев Адем Демачи. Он получил мощную под­держку своих планов со стороны Албании. Диссидент со стажем, про­ведший в тюрьмах Югославии более 25 лет, он является самым непри­миримым критиком политики Ибрагима Руговы. [4]

К 1998 г. среди косовского руководства стал заметен раскол, ко­торый обозначил тенденцию усиления позиций радикалов, готовых к во­енным действиям. Началась новая фаза обострения конфликта. В 1998г наряду с вооруженными участниками ОАК вооруженными формированиями СРЮ были уничтожены и мирные жители села Дони-Обринье. Происходят постоянные вооруженные столкновения албанцев с сербской полицией, взрывы в македонских городах, убийства мирных жителей по этническому признаку. Ответные меры сербской полиции вызывали новые волны тер­рора. Поток оружия и подготовленных на территории Албании боевиков увеличивался, что свидетельствовало о подготовке широкомасштабных военных действий. Столкновения вооруженных албанцев с полицией уже напоминали военные действия. ОАК пыталась расширить зону влияния, а правительственные армейские подразделения и полиция не только пыта­лись помешать им, но и активно уничтожали склады оружия, опорные пункты, продвигаясь к границе с Албанией. К осени 1998 г. воору­жен­ные формирования албанцев почти полностью были оттеснены к гра­нице.

Ситуация по сути напоминала полицейский режим, что неизбежно влечет за собой репрессии и нарушение прав человека. Полиция аресто­вывала членов нелегальных организаций, освобождала блокированные села, вводила свой контроль над освобожденной территорией. Все это вызывало ожесточенное сопротивление, в результате чего гибли мирные жители, разрушались села, нарастал поток албанских беженцев.

2. Перерастание кризиса в “войну на Балканах”

Мировое сообщество с тревогой наблюдало за развитием конфликта в Югославии. ООН, ОБСЕ, Контактная группа отмечали нарушение прав человека на территории Косово. Самую активную позицию заняло НАТО, получившее в предшествующие годы в Боснии и Герцеговине карт-бланш на самостоятельную миротворческую деятельность. Западные СМИ гово­рили о “движении за автономию Косово” и многочисленные нарушения прав человека, но не о сепаратизме косовских албанцев и террористи­ческих действиях ОАК. Укоренялась точка зрения о виновности только Белграда и необходимости применения военной силы. Тем более, что по­пытки разрешить кризис мирным путем через переговоры, челночную ди­пломатию и даже угрозы применения санкций и воздушных ударов НАТО по Сербии ни к чему не привели. Размещение сухопутных сил НАТО в Маке­донии на границе с Сербией свидетельствовали о серьезности намере­ний.

Хронологически можно проследить как нарастал кризис:

· март 1998 — СБ ООН принимает резолюцию об оружейном эмбарго в от­ношении Союзной Республики Югославии,

· апрель 1998 — Республика Сербия высказывается на референдуме про­тив международного посредничества в урегулировании косовского кри­зиса,

· май 1998 — президент СРЮ Милошевич и Ругова договариваются о еже­недельных встречах делегаций,

· июнь 1998 — косовские албанцы отказываются от диалога с Сербией (они будут бойкотировать встречи еще 12 раз),

· август 1998 — НАТО одобрило три варианта военного урегулирования косовского кризиса,

· 23 сентября 1998 СБ ООН принимает резолюцию, предписывающую Бел­граду прекращение боевых действий, отвод спецподразделений из Ко­сово. Начало диалога с косовскими албанцами и обеспечение условий для возвращения беженцев,

· 13 октября НАТО отдает приказ об ускорении подготовки операции на территории Косово и дает Югославии 4 дня (ультиматум будет продлен до 27 октября) для выполнения всех требований мирового сообщества. Милошевич подписал договор об отводе сербских войск из Косово, размещение 2000 наблюдателей из ОБСЕ и контроле авиации НАТО воз­душного пространства Косово,

· 24 октября СБ ООН принимает резолюцию, предписывающую Белграду вы­полнить все требования ООН,

· 30 октября НАТО начинает контрольные полеты над Косово

· 13 ноября НАТО принимает решение о развертывании 1700 военных в Македонии с целью оказания помощи, в случае необходимости наблюда­телям ОБСЕ в Косово,

1999 год

· 15 марта обнаружены тела 45 албанцев в Рачаке. Белград говорит об убийстве в ходе боевых действий террористов из ОАК, эксперты заяв­ляют о “преступлении против человечности”,

· 29 января Контактная группа выступает с жестким требованием к Бел­граду и Приштине начать мирные переговоры не позднее 6 февраля. В качестве основы предлагают 10 принципов, среди которых – уважение территориальной целостности Сербии и Югославии и выделение краю Косово существенной автономии,

· 7-23 февраля переговоры в Рамбуйе между делегациями правительства Сербии и косовских албанцев об урегулировании на мирной основе. На последнем этапе США передают переговаривающимся сторонам дополни­тельные документы ( предусматривающие ввод войск НАТО), которые официально не обсуждались Контактной группой. США, поддержанные всеми членами Контактной группы кроме России требуют подписания всего пакета документов,

· с 15 марта проходит второй раунд переговоров в Париже по урегули­рованию в Косово. Переговоры закончились ничем, подписала доку­менты только албанская сторона.

· 24 марта блок НАТО начал первую фазу союзнической операции “Союз­ная сила”, началась бомбардировка целей в Сербии и Черногории. Белград объявил о разрыве дипломатических отношений с четырьмя ключевыми странами НАТО – США, Великобританией, Германией и Фран­цией.

· 16 апреля заявление Совета по внешней и оборонной политике Рос­сии, в котором бомбардировки Югославии расценивались как агрессия НАТО против суверенного государства. В нем говориться о том, что “если Россия втянется в конфликт, вероятна и самая опасная эскала­ция – на уровень глобального конфликта”. Это был один из много­численных документов осуждающих агрессию, принятых в России.

· 23 апреля исполняется месяц со дня начала операции “Союзническая сила”, которая не увенчалась успехом. На территорию Югославии сброшено 5 тысяч тонн бомб, выпущено 1500 крылатых ракет, убито около 500 гражданских лиц, около 4 тысяч получили ранения. В Ва­шингтоне открывается юбилейный саммит НАТО, приуроченный к 50-ле­тию организации и посвященная новой концепции НАТО, предусматри­вающей самостоятельность военных действий альянса на Европейском континенте. Еврокомиссия утверждает запрет на поставку нефтепро­дуктов в СРЮ.

· 27 апреля в Москве проходят российско-американские консультации по Югославии, при участии заместителя госсекретаря США Тэлботта и спецпредставителя президента РФ по Югославии Черномырдина. НАТО продолжает настаивать на выводе из Косово всех войск и полиции СРЮ и вводе 30 тысячного натовского контингента. Президент США объяв­ляет о призыве на службу резервистов. НАТО заявляет об увеличении воинского контингента в пограничных районах до 55 тысяч.

· 6 мая проходит совещание министров иностранных дел “большой вось­мерки” в Бонне - по развертыванию в Косово международных сил, по обеспечению безопасности под эгидой ООН. Официально объявлено семь принципов, с которыми согласилась и Россия и страны НАТО.

· 7 мая ракеты НАТО попадают в здание посольства Китая в Белграде (3 китайских журналиста погибли, 20 граждан КНР ранены). Пекин тре­бует расследования и официального извинения.

· 10 мая в Гааге начинается слушание по иску Белграда к 10 странам НАТО, участвующим в бомбардировках Югославии. Представитель СРЮ в Международном суде заявляет, что за время бомбардировок погибло 1,2 тысячи мирных жителей, более 4,5 тысяч получили ранения

· середина мая – проработка планов наземной операции НАТО против Югославии

· 2 июня Международный суд ООН в Гааге отклонил иск Белграда к стра­нам НАТО, обвиненным СРЮ в нарушении международного права. По ре­зультатам длительных переговоров Черномырдин и Ахтисаари вылетают в Белград, где представили Милошевичу последний вариант “мирного плана”, фактически повторяющего условия НАТО.

· 3 июня парламент Сербии одобрил “мирный план” Черномырдин - Ахти­саари, основанный на натовской трактовке принципов “восьмерки”: вывод войск и полицейских СРЮ, международное присутствие со значи­тельным участием НАТО под единым командованием. Российские военные жестко заявляют о несогласии с тем, что российские миротворцы бу­дут находиться под командованием НАТО, отношения с которым у Рос­сии “заморожены”.

· 7 июня срыв переговоров между югославскими властями и НАТО, сербы прекратили диалог в знак несогласия с требованием вывести военный контингент в течение недели, а не 14 дней как предусмотрено пла­ном, а также не согласились подписать не только военное, но и по­литическое соглашение с НАТО

· 8 июня главы МИД “восьмерки” на экстренном заседании согласовывали текст проекта резолюции СБ ООН. Принято решение “о размещении в Косово под эгидой ООН гражданского присутствия и присутствия по обеспечению безопасности”. Формулировка о военном присутствии НАТО не включена в текст резолюции, хотя упоминание о нем есть в прило­жении к резолюции, а именно в плане Черномырдина - Ахтисаари

· 9 июня подписано соглашение между сербскими и натовскими военными на границе Югославии и Македонии

· 10 июня начался вывод военных и полицейских из Косово. Генсек НАТО Солана отдает приказ о приостановке бомбардировок. СБ ООН прини­мает резолюцию о развертывании в Косово гражданского контингента и обеспечении международного присутствия по безопасности в Косово. Представители ОАК заявили, что не сложат оружие в тех местах, где будут находиться российские миротворцы. Начинаются переговоры рос­сийских и американских военных о развертывании миротворческих сил в Косово, о синхронном вводе российских и американских войск.

· 11 июня представитель НАТО заявляет, что согласно заверениям Мо­сквы, российские миротворцы не войдут в Косово первыми. Британский контингент, приведенный в состояние повышенной готовности для ввода в Косово после этого отводится на исходные позиции. Перего­воры российских и американских военных приостанавливаются. Россию не устраивает предложение разместить ее контингент в американском секторе Косово и что “они должны дислоцироваться в северных рай­онах Косово для защиты проживающих там сербов”

· 12 июня ночью рота российских десантников входит в Приштину и за­нимает аэропорт Слатина. Утром британские вертолеты с десантниками пересекают границу, вводится британский и французский контингент и контингент США. Представитель НАТО заявляет, что “ не испытывают беспокойства по поводу прибытия в Приштину российских миротвор­цев”. Венгрия отказывается предоставить России воздушный коридор для переброски ее миротворцев. Позднее откажут Румыния и Болгария.

· 19 июня РФ и США на переговорах согласовали вопрос о роли России в миротворческой операции в Косово. Российские миротворцы будут иметь зоны своей ответственности в американском, французском и не­мецком секторах, а также в районе Косово Поля. Аэродром Слатина будет находиться под совместным контролем

· 20 июня Клинтон и Ельцин на встрече в Кельне официально объявили о решении вопроса о роли России в урегулировании конфликта в Косово. Генсек НАТО Солана сообщил о формальном прекращении операции “Со­юзническая сила” против Югославии.

· 21 июня ОАК подписала с НАТО соглашение о разоружении. В Косово обнаружены массовые захоронения албанцев. Одновременно начинаются массовое насилие со стороны ОАК в отношении сербов, растет поток беженцев-сербов из Косово. [3, 14].

3. Анализ Югославского кризиса

Югославский кризис возник не вдруг, а вырос из длительного ре­гионального конфликта, который потенциально мог перерасти в глобаль­ный конфликт. Глобальный характер конфликты принимают, когда их не­решенность представляет угрозу для всего человечества (“холодная война”, угроза третьей мировой войны) [10, 111]

Косовский конфликт – это составная часть серии балканских кон­фликтов, связанных с распадом Югославии на самостоятельные государ­ства: СРЮ (федерацию Сербии и Черногории), Боснию и Герцеговину, Словению, Хорватию и Македонию. По сути это внутренний конфликт ме­жду центральной властью Союзной Республики Югославии и вооруженными сепаратистами провинции Косово и Метохия. В основе конфликта лежит противостояние двух этнических групп, сербов, составляющих основное население СРЮ, и албанцев, составляющих большинство населения про­винции и пользующихся поддержкой извне. Цель руководства СРЮ, под­держиваемого большинством сербского населения, — сохранение террито­риальной целостности государства. Цель албанских сепаратистов – осу­ществление прав на самоопределение с последующим вероятным присоеди­нением к Албании. [13, 12]

В результате длительного процесса перерастания конфликта в воо­руженное столкновение сторон и невозможности мирового сообщества примирить стороны и найти решение кризиса мирным путем, кризис пере­рос в военные действия НАТО против СРЮ. Решение о начале войны было принято 21 марта 1999 г. Советом НАТО – региональной военно-поли­ти­ческой организацией 19 государств Европы и Северной Америки. Реше­ние о начале операции принял Генеральный секретарь НАТО Солана в со­ответствии с предоставленными ему Советом НАТО полномочиями. В каче­стве основания для применения силы названо стремление предотвратить гуманитарную катастрофу, вызванную политикой геноцида, проводимой властями СРЮ по отношению к этническим албанцам. Операция НАТО “Со­юзническая сила” была начата 24 марта 1999 г., приостановлена 10 июня, окончание операции – 20 июля 1999 г.. Продолжительность ак­тивной фазы войны – 78 суток. Участвовали: с одной стороны – во­енно-политический блок НАТО, представленный 14 государствами пре­доставившими вооруженные силы или территорию, воздушное пространство предоставили нейтральные страны Албания, Болгария, Македония, Румы­ния; с другой стороны — регулярная армия СРЮ, полиция и нерегулярные вооруженные формирования. Третья сторона – Освободительная армия Ко­сово, представляющая собой совокупность полувоенных формирований, использующих базы вне территории СРЮ. Характер военных действий представлял собой воздушно-морскую наступательную операцию со сто­роны НАТО и воздушно-оборонительную операцию со стороны СРЮ. Силами НАТО было завоевано господство в воздухе, бомбовыми и ракетными уда­рами по военным и промышленным объектам было уничтожено: нефтепере­рабатывающая промышленность и запасы топлива, нарушены коммуникации, разрушены системы связи выведены временно из строя энергетические системы, разрушены объекты промышленности и инфраструктуры страны. Потери среди гражданского населения составили 1,2 тысяч убитых и 5 тысяч раненых, около 860 тысяч беженцев. [3, 10]

НАТО путем проведения воздушно-морской наступательной операции добилась капитуляции руководства СРЮ в Косово на условиях, выдвину­тых НАТО еще до войны. Войска СРЮ выведены из Косово. Однако основ­ная декларируемая политическая задача – предотвращение гуманитарной катастрофы в провинции – не только не выполнена, но и обострилась за счет роста потока беженцев-сербов после выхода армии СРЮ и ввода ми­ротворческих сил. НАТО инициировало решение СБ ООН миротворческую операцию по возвращению албанских беженцев в Косово, что позволило закрепить победу в войне и вывести Косово и Метохию из-под власти правительства СРЮ. В миротворческом контингенте участвуют около 50 тысяч военнослужащих под руководством НАТО. Россия представлена 2600 военнослужащими, действующим под национальным контролем. В резуль­тате союзнической операции этнический конфликт сербов и косовских албанцев только обострился.

Операция НАТО “Союзническая сила” с международно-правовой точки зрения является применением военной силы без санкции ООН с целью оказания поддержки одной из сторон внутреннего конфликта между цен­тральной властью Союзной Республики Югославии и вооруженными сепара­тистами провинции Косово и Метохия. Эта акция со стороны ООН не была признана агрессией. Международный суд в Гааге отклонил иск Югославии к 10 странам НАТО. По сути НАТО из инструмента реализации решений Совета Безопасности ООН в разрешении региональных конфликтов превра­тилось в самостоятельный фактор. Вашингтон сумел доказать своим ев­ропейским партнерам, что они не смогут решить сложные международные вопросы без США.

Возвращаясь к истории конфликта, следует отметить тот факт что в период “закипания балканского котла” международное сообщество не имело единого мнения. Ситуация на Балканах усугублялась наложением национальных, политических и конфессиональных фактора. Процесс раз­вала СФРЮ в 1991 г. начался с отмены автономного статуса Косово в рамках Сербии. Кроме того, инициаторами развала Югославии среди про­чих выступали хорваты, при этом особый упор был сделан на католицизм как свидетельство европейской идентичности хорватов, противопоста­вившим себя остальным православным и мусульманским народам Югосла­вии. Международной общественностью в то время высказывались предло­жения о проведении специальной европейской конференции по проблемам СФРЮ, которые не были реализованы по многим причинам. В то время СССР жил предпутчевыми дебатами, находясь в свою очередь в периоде полураспада. Германия решала свои проблемы объединения. Реализуя свою давнюю дружескую привязанность, она поспешила наравне с Ватика­ном первой признать независимость Хорватии и Словении. Западная Ев­ропа под давлением Германии и США поделили всех конфликтующих на “своих” и “чужих”. Католические Хорватия и Словения, естественно, были зачислены в “свои”. Они в течение достаточно длительного пе­риода находились в составе Австрийской империи и объективно тяготели к Австрии и Германии. Вышедшая затем из состава СФРЮ православная Македония тоже была зачислена в “свои”, поскольку ее руководство было настроено прозападнически и быстро согласилось на размещение на своей территории американских миротворцев под эгидой ООН. Сложнее дело обстояло с многонациональной и многоконфессиональной Боснией и Герцеговиной. Исторически здесь проживали в основном три этно-кон­фессиональные группы: католики-хорваты, славяне-мусульмане (которые позднее начали называться боснийцами) и православные сербы. Боснийцы сразу же были зачислены в “свои”, а православные сербы в “чужие”. Такое разделение происходило по нескольким причинам. Во-первых, сербы исторически выступали союзником России на Балканах, поэтому их следовало максимально ослабить, что косвенно ослабляло влияние Рос­сии в этом регионе. Во-вторых, поддерживая мусульман американцы и в целом Запад думали об обеспечении своей энергетической безопасности, поскольку государства исламского мира контролируют наибольшую часть нефтяных мировых запасов. Поддерживая мусульман на Балканах, Запад косвенно завоевывал расположение богатых нефтью исламских госу­дарств. Другими словами западная политика на Балканах с самого на­чала строилась исходя из своих политических интересов, а не с пози­ций примирения сторон и урегулирования разгорающегося конфликта. [8, 10]

Югославский кризис продемонстрировал на сколько далеко продви­нулись американцы на пути к войнам будущего:

· ведется поиск нетрадиционных форм применение военной силы ( напри­мер, миротворческие операции),

· разрабатывается теория и практика ограниченной войны, в ходе кото­рой поражается лишь то, что самому Западу без надобности (сохране­ние взлетной полосы приштинского аэропорта тому пример).

· ударными темпами создается высокоточные средства поражения, ве­дутся исследования в области неразрушающего оружия (например при­менение в Югославии оружия, временно выводящего из строя энергети­ческие системы).

“Союзническая сила” задумывалась как бескровная операция по вы­ведению из строя системы управления страной. Предполагалось, что де­монстрация возможностей западного оружия сломит желание народа и ре­жима сопротивляться. Первый месяц она действительно была таковой. Высокоточное оружие (ВТО) составляло 95% от применяемых средств по­ражения. Никогда в истории человечества такие масштабы нападения не сопровождались столь малыми жертвами. Однако в начале мая положение резко изменилось. Не достигнув ни политических, ни военных результа­тов, более того спровоцировав гуманитарную катастрофу в Косово, ру­ководство НАТО вернулось к проверенным временем рецептам тотальной войны. В результате доля ВТО составляла 35%. Вряд ли является слу­чайным совпадением, что Милошевич капитулировал после того, как на­чалось массированное уничтожение системы энергоснабжения, характер­ное для традиционных войн на поражение. [12]

В оценках этой операции НАТО в мировом сообществе существует разброс мнений. Но постепенно на Западе складывается новый подход, основанный на примате космополитических прав человека над междуна­родным правом, опирающимся на фундаментальную категорию государст­венного суверенитета. Существует расхождение, если не прямое проти­воречие, между правилами мирового порядка, положенными в основу Ус­тава ОООН и правами, сформулированными во Всеобщей декларации прав человека – второй опоре мироустройства. Устав запрещает применение силы, нарушающее государственный суверенитет. Декларация же защищает права индивидуума от государственного подавления. Проблема “гумани­тарного вмешательства” проистекает из этого расхождения. В этот “за­зор” и “втиснулся” блок НАТО со своей операцией в Югославии. [5]

Югославский кризис крайне осложнил и без того запутанные в то время российско-американские отношения. Россия заморозила политиче­ские и военные контакты с НАТО. В заявлении Совета по внешней и обо­ронной политике России бомбардировки Югославии расценивались как аг­рессия НАТО против суверенного государства. В нем говориться о том, что “если Россия втянется в конфликт, вероятна и самая опасная эска­лация – на уровень глобального конфликта”.[6] Остановил эскалацию этого кризиса здравый смысл и понимание того, что “если в результате югославской трагедии разразиться ядерная война, ее жертвой станут все народы Югославии и все остальные народы мира. Готовы ли мы пойти на это для того, чтобы сохранить авторитет НАТО или престиж России?”[1]

Военная акция НАТО против Югославии вызвала самое острое и опасное противостояние Москвы и Вашингтона не только за период после окончания холодной войны, но, пожалуй, со времен Карибского кризиса. [1]

В основе Югославский кризиса лежал конфликт, главная причина которого – противоречие между ростом национального самосознания, с одной стороны (албанской в данном случае), и желанием сохранить тер­риториальную целостность, с другой стороны (сербов). Косовский кон­фликт подобен сотне таких же, но отличается особой выпуклостью про­блемы в силу конкретных исторических особенностей: Косово для сербов то же, что Куликово поле для русских. Но все же нет смысла в истори­ческом оправдании претензий на ту или иную землю – ее судьбу должны решать живущие на ней люди.

Распад Югославии вызвал множество территориальных конфликтов, которые вылились в военные действия, этнические чистки, притеснения по конфессиональному признаку. Конфессиональные группы являлись уча­стниками конфликтов в Сербии, Хорватии и Косово (мусульмане и хри­стиане), Происходило наложение национальных, политических и конфес­сиональных факторов. Процесс развала Югославии начался с отмены ав­тономного статуса Косово в рамках Сербии но кроме того, инициаторами развала Югославии среди прочих выступали хорваты, при этом особый упор был сделан на католицизм как свидетельство европейской идентич­ности хорватов, противопоставившим себя остальным православным и му­сульманским народам Югославии.

Югославский кризис возник не вдруг, а вырос из длительного ре­гионального конфликта, который мог перерасти в глобальный конфликт. В результате длительного процесса перерастания конфликта в вооружен­ное столкновение сторон и невозможности мирового сообщества прими­рить стороны и найти решение кризиса мирным путем, кризис перерос в военные действия НАТО против СРЮ. Военная акция НАТО против Югосла­вии вызвала самое острое и опасное противостояние Москвы и Вашинг­тона не только за период после окончания холодной войны, но, пожа­луй, со времен Карибского кризиса.

Внутренний конфликт в Косово, приведший к Югославскому кризису, мог обернуться внешним конфликтом между США и Россией. Этот конфликт пришелся на время, “когда стал разрастаться системный геополитиче­ский кризис, вызванный распадом СССР, приведший к процессу мирового перераспределения центров сил. Следствие этого переходного этапа в том, что Россия – уже не империя, а США еще не империя, но США счи­тают, что они уже империя, а Россия – что она еще империя, т.е. Рос­сия и США заблуждаются в своих возможностях влиять на остальной мир”.[2] Переоценка своих возможностей и желание сохранить престиж могли поставить весь мир на грань катастрофы.

Югославский кризис показал, что важнейшим фактором урегулирова­ния является верное определение характера конфликта. Проводя опера­цию “Союзническая сила” Запад, если всерьез относиться к объявленной им цели операции – защита косовских албанцев от геноцида, не сумели этого сделать. В НАТО исходили из того, что в Косово имеет место борьба режима с частью населения. Отсюда — ложная посылка, будто первые же удары спровоцируют крах режима Милошевича и изменять поли­тику центральных властей СРЮ. Ход событий показал, что расчеты не оправдались. Причина в том, что сущность конфликта — в борьбе двух этносов за территорию и ограниченные ресурсы. С окончанием операции “Союзническая сила” этот конфликт не закончился и неизвестно когда закончиться.

Двадцатый век не дал универсального рецепта решения таких кон­фликтов. Единственно, что стало очевидным, — эти конфликты не имеют решения, если не достигнуто согласие между непосредственными сторо­нами конфликта. Третья сторона может выполнять либо роль посредника, либо – гаранта. А условием мирной трансформации конфликта может быть только отказ от применения силы, именно потому, что в конечном итоге нужна готовность к устранению ненависти между конфликтующими сторо­нами.


ЛИТЕРАТУРА

1. Арбатов А. НАТО – главная проблема для европейской безо­пасности //Независимая Газета 16.04.99г.

2. Виппер Р.Ю. История древнего мира - М.: Республика, 1994. – 511с.

3. Война в Югославии. //Особая папка НГ №2, 1999г.

4. Гуськова Е. Косово: новое испытание для российской дипло­матии //Независимая Газета 12.03.99г.

5. Замятина Т. Какие права человека. //Независимая Газета 28.05.99г.

6. Заявление Совета по внешней и оборонной политике о войне НАТО против Югославии //Независимая Газета 16.04.99г.

7. Земляной С. Война 21 века //Независимая Газета 6.10.99г.

8. Кедров С. Югославские уроки //Содружество - НГ, № 7 1999г.

9. Кредер А.А Новейшая история 20 век. Ч.2 – М.: ЦГО, 1995. – 201с.

10. Основы политологии: Курс лекций /Под ред. Доленко – Са­ранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1996. – 111с.

11. Собченко А. История, которая убивает. Оправдано ли между­народное право, основанное на событиях многовековой давности. //НГ - Религия №4, 1999г.

12. Сокут С. Балканский стиль //Особая папка №3, 1999г.

13. Сокут С., Кедров И. Война НАТО против Югославии //Особая папка №2, 1999г.


[1] Педро Санхуан. Мир перед угрозой триумфа глупости //Независимая Газета 29.04. 99

[2] Березовский Б. Косово как зеркало системного геополитического кризиса //Независимая Газета 23.04.99