регистрация / вход

Геополитики

План: Введение. Немецкая «органицистская школа». Фридрих Ратцель. Геополитика. Рудольф Челлен. «Географическая ось истории». Хэлфорд Макиндер.

План:

1. Введение.

2. Немецкая «органицистская школа». Фридрих Ратцель.

3. Геополитика. Рудольф Челлен.

4. «Географическая ось истории». Хэлфорд Макиндер.

5. Заключение.

Введение.

Геополитика как наука сформировалась во второй половине ХХ века. Само понятие ввёл шведский учёный Рудольф Челлен, дав ему следующее определение: «Это — наука о Государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве» В современной интерпретации геополитика – это наука о пространстве, о человеке и его поведении, определяемом этим пространством проживания и его специфическими особенностями – ландшафтом, рельефом, климатом. Иными словами - "география как судьба".

Научные достижения основателей геополитики немедленно применялись на практике, были поставлены на службу государственной власти, конкретной политической практике, международным отношениям и военной стратегии. Однако термин, да и сама наука постоянно подвергались обструкции со стороны научной общественности, а в сознании широких масс она прочно ассоциировалась с политикой экспансии нацистской Германии. Слишком откровенное обнажение скрытых механизмов внешней политики государств не устраивало и власть предержащих, не мешая, тем не менее, пользоваться на практике открытыми законами. В СССР долгое

время геополитика была под запретом, как «буржуазная наука», на Западе же за короткий срок она стала чрезвычайно популярной дисциплиной в вопросах стратегического и военного планирования, и в настоящее время преподавание этой науки является обязательным во всех высших учебных заведениях Запада, готовящих руководителей государств и ответственных аналитиков. В России реабилитация геополитики и повышенный в последнее время интерес к ней обусловлены резким изменением в результате распада СССР баланса сил в мире в ущерб нашим национальным интересам. Отставание в разработке геополитических проблем в российской науке во многом обусловило проигрыш в «холодной войне» с Западом. Между тем, набор актуальных геополитических тем очевиден. Это в частности:

· новое геополитическое положение России;

· история и современная оценка концепции евразийства;

· национальный и религиозный факторы в геополитической проблематике;

· проблемы русскоязычного населения в ближнем и дальнем Зарубежье;

· территориальные претензии к России.

При этом невозможна разработка современных концепций геополитической науки без всестороннего изучения исторического наследия, оставленного нам родоначальниками геополитики: Фридрихом Ратцелем, Рудольфом Челленом и Хэлфордом Макиндером.

1. Немецкая «органицистская школа». Фридрих Ратцель.

Фридрих Ратцель (1844 – 1904 гг.) считается родоначальником геополитики, как науки о взаимосвязи природного ландшафта и человеческого поведения. В научной работе «Антропогеография» он формулирует свои основные идеи: связь эволюции народов с географической средой, влияние рельефа местности на культурное и политическое становление народов и т.д. При этом мировоззрение Ратцеля было основано на эволюционизме и дарвинизме и окрашено ярко выраженным интересом к биологии. Принцип выживания сильнейшего он переносил и на народы, государства, как живые организмы, развивающиеся согласно биологическим законам. Его главный труд называется «Политическая география» – именно этим термином он оперировал в своих работах. Здесь Ратцель указывает, что «государство является живым организмом», «укорененным в почве». Он пишет: «Государства на всех стадиях своего развития рассматриваются как организмы, которые с необходимостью сохраняют связь со своей почвой и поэтому должны изучаться с географической точки зрения. Как показывают этнография и история, государства развиваются на пространственной базе, все более и более сопрягаясь и сливаясь с ней, извлекая из нее все больше и больше энергии. Таким образом, государства оказываются пространственными явлениями, управляемыми и оживляемыми этим пространством; и описывать, сравнивать, измерять их должна география. Государства вписываются в серию явлений экспансии Жизни, являясь высшей точкой этих явлений». Государство, по его мнению, существует и развивается подобно живому организму, и территориальная экспансия его есть ни что иное, как последствия этого развития, роста. Все территориальные изменения вписываются в схему жизненного цикла – оно рождается, растёт, развивается, умирает. Ратцель в своей книге «О законах пространственного роста Государств» выделил семь законов экспансии:

1) Протяженность Государств увеличивается по мере развития их культуры;

2) Пространственный рост Государства сопровождается иными проявлениями его развития: в сферах идеологии, производства, коммерческой деятельности, мощного «притягательного излучения», прозелитизма.

3) Государство расширяется, поглощая и абсорбируя политические единицы меньшей значимости.

4) Граница это орган, расположенный на периферии Государства (понятого как организм).

5) Осуществляя свою пространственную экспансию, Государство стремится охватить важнейшие для его развития регионы: побережья, бассейны рек, долины и вообще все богатые территории.

6) Изначальный импульс экспансии приходит извне, так как Государство провоцируется на расширение государством (или территорией) с явно низшей цивилизацией.

7) Общая тенденция к ассимиляции или абсорбции более слабых наций подталкивает к еще большему увеличению территорий в движении, которое подпитывает само себя.(3)

По мнению Ратцеля, Государство состоит из территориального рельефа и пространства и из их осмысления народом, выраженного в политике. «Нормальным» Государством Ратцель считает такое, которое наиболее органично сочетает географические, демографические и этнокультурные параметры нации. При этом пространство понимается им, как «жизненная сфера», «жизненное пространство», некая «геобиосреда», а не просто территория, занимаемая площадь. Отсюда вытекают два других важных термина Ратцеля «пространственный смысл» и «жизненная энергия», определяющие некую особую энергетическую предопределённость жизненного пространства и народа, его населяющего, в политике, экономике, истории, демографии и т.д. «Пространство как конкретное выражение природы, окружающей среды, рассматривается как непрерывное жизненное тело этноса, это пространство населяющего», что предполагает комплексное рассмотрение всех фактов жизнедеятельности народа во взаимосвязи с географическим ландшафтом. Какими Ратцель видел соотношения этноса и пространства видно из следующего фрагмента «Политической географии»: «Государство складывается как организм, привязанный к определенной части поверхности земли, а его характеристики развиваются из характеристик народа и почвы. Наиболее важными характеристиками являются размеры, местоположение и границы. Далее следует типы почвы вместе с растительностью, ирригация и, наконец, соотношения с остальными конгломератами земной поверхности, и в первую очередь, с прилегающими морями и незаселенными землями, которые, на первый взгляд, не представляют особого политического интереса. Совокупность всех этих характеристик составляют страну. Но когда говорят о «нашей стране», к этому добавляется все то, что человек создал, и все связанные с землей воспоминания. Так изначально чисто географическое понятие превращается в духовную и эмоциональную связь жителей страны и их истории. Государство является организмом не только потому, что оно артикулирует жизнь народа на неподвижной почве, но потому что эта связь взаимоукрепляется, становясь чем-то единым, немыслимым без одного из двух составляющих. Необитаемые пространства, неспособное вскормить Государство, это историческое поле под паром. Обитаемое пространство, напротив, способствует развитию государства, особенно, если это пространство окружено естественными границами. Если народ чувствует себя на своей территории естественно, он постоянно будет воспроизводить одни и те же характеристики, которые, происходя из почвы, будут вписаны в него».

Кроме того, Ратцель одним из первых формулирует концепции «мировой державы». Изучая тенденции развития Северной Америки, он пришёл к заключению, что у больших государств в их развитии есть тенденция к максимальной географической экспансии, выходящей постепенно на планетарный уровень.

В книге «Море, источник могущества народов» Ратцель указал на важность моря в политике государства, как необходимого элемента в принадлежности к мощным державам, на необходимость особенно развивать свои военно-морские силы, как основной движущий фактор мировой экспансии.

В работах Ратцеля собраны практически все основные геополитические идеи, на которых базируется современная наука, обозначены основные направления исследований, поэтому многие последующие геополитики называют себя его учениками и опираются на его открытия в своих научных изысканиях.

2. Геополитика. Рудольф Челлен.

К таковым причислял себя Рудольф Челлен (1864 – 1922 гг.), швед по происхождению, а по убеждениям ярко выраженный германофил. Он был первым, кто употребил понятие «геополитика». В своем основном труде «Государство как форма жизни» Челлен развил теорию Ратцеля. Челлен, как и Ратцель, считал невозможным изучение природных явлений в отрыве от человека и человека в отрыве от природы, географической среды. Применительно к конкретной политической ситуации Челлен развил теорию Ратцеля о «континентальном государстве» применительно к Германии. Он определял значение Германии в Европе, как основополагающее, осевое для объединения вокруг неё остальных европейских стран. Первую мировую войну Челлен интерпретировал как естественный геополитический конфликт, возникший между динамической экспансией Германии («страны Оси») и противодействующими ей периферийными государствами (Антанта). Экспансию Германии Челлен объяснял, как её динамический рост при снижающемся потенциале других европейских держав. Последовавшее поражение в войне он считал временным явлением и неизбежно приравнивал Германию к Европе в пику Англии и Франции. В подтверждение своих идей он выдвинул теорию «юных народов». Родоначальником этой теории считается Ф. Достоевский, называвший русский и германский народы «юными». Согласно ей «юная» германская нация должна прирастать землями «старых» англичан и французов.

Хотя Челлен сам был шведом и настаивал на сближении шведской политики с германской, его геополитические представления о самостоятельном интегрирующем значении германского пространства точно совпадают с теорией «Средней Европы»

развитой Фридрихом Надуманном. В книге «Старая Европа» Науманн высказал идеи, аналогичные идеям Челлена. По его мнению, Европе, чтобы выдержать конкуренцию мощных держав России, США и Англии необходимо объединиться вокруг Германии в единое экономико-политическое пространство. Причём значение придавалось не этническому, политическому, географическому единству. Проект Науманна подразумевал интеграцию Германии, Австрии, придунайских государств и, в далекой перспективе, Франции.

3. «Географическая ось истории». Хэлфорд Макиндер.

Хэлфорд Макиндер (1861 – 1947 гг.) на сегодняшний день занимает наиболее привилегированное положение среди учёных – геополитиков. Ярчайший вклад, внесённый им в становление геополитики, как науки о взаимосвязи истории человечества и природной среды проживания получил высочайшую оценку и развитие в конце ХХ века, однако современники, несмотря на ведущую роль Макиндера в политике Англии, не признавали его достижений. Он указал также на то, что географическое положение во многом определяет силу или слабость Государства и в этом ключе вырабатывал свои теоретические концепции и практические политические решения. Первым и основополагающим выступлением Макиндера был его доклад «Географическая ось истории», опубликованный в 1904 году в «Географическом журнале». В нем он изложил основу своего видения истории и географии, развитого в дальнейших трудах. Этот текст Макиндера можно считать главным геополитическим текстом в истории этой дисциплины, так как в нем не только обобщаются все предыдущие линии развития «политической географии», но формулируется основной закон данной науки.

Макиндер утверждает, что для Государства самым выгодным географическим положением было бы срединное, центральное положение. Таковым он признавал положение Евразийского континента, а его центр он называл «сердце мира» или «heartland». Heartland это сосредоточие континентальных масс Евразии. Это наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля надо всем миром. Heartland является ключевой территорией в более общем контексте в пределах Мирового Острова. В Мировой Остров Макиндер включает три континента Азию, Африку и Европу. Таким образом, Макиндер структурирует планетарное пространство через систему концентрических кругов. В самом центре «географическая ось истории», совпадающая с территорией России, имеющая в своём составе бассейн рек Северного Ледовитого океана, а также бассейны рек Каспия и Аральского моря.

Дальше располагается «внутренний или окраинный полумесяц», совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента, включающий Китай, Юго-Восточную Азию и т.д. По мнению Макиндера, в этой зоне человеческая цивилизация развивалась наиболее интенсивно, что обусловлено выгодным географическим положением с точки зрения пересечения морских и сухопутных путей, столкновения интересов морских и континентальных цивилизаций. Пересечение водного и сухопутного пространств играет ведущую роль в истории народов и государств.

Следующим располагается: «внешний или островной полумесяц». Это зона целиком внешняя (географически и культурно) относительно материковой массы Мирового Острова и включающая в себя США, Японию, Англию и т.д.

По его мнению, на протяжении всей истории развития человеческой цивилизации на периферию постоянно оказывается давление со стороны цивилизаций «оси» и «внешнего полумесяца». Цивилизации «оси» имеют характер авторитарный, иерархический и антирыночный, что обуславливается их континентальным положением. Цивилизации морские имеют рыночную, торговую ориентацию, по своей природе демократичны и предприимчивы. Зона «внутреннего полумесяца», будучи двойственной и постоянно испытывая на себе противоположные культурные влияния, была наиболее подвижной и стала благодаря этому местом приоритетного развития цивилизации.

История, по Макиндеру, географически вращается вокруг континентальной оси. Эта история яснее всего ощущается именно в пространстве «внутреннего полумесяца», тогда как в heartland'е царит «застывший» архаизм, а во «внешнем полумесяце»

некий цивилизационный хаос.

Сам Макиндер отождествлял свои интересы с позицией «внешнего полумесяца». В такой ситуации основа геополитической ориентации «островного мира» ему виделась в максимальном ослаблении heartland'а и в предельно возможном расширении влияния «внешнего полумесяца» на «полумесяц внутренний». Макиндер подчеркивал стратегический приоритет «географической оси истории» во всей мировой политике и так сформулировал важнейший геополитический закон:

«Тот, кто контролирует Восточную Европу, доминирует над heartland‘ом; тот, кто доминирует над heartland'ом, доминирует над Мировым Островом; тот, кто доминирует над Мировым Островом, доминирует над миром». На политическом уровне это означало признание ведущей роли России в стратегическом смысле. Макиндер писал:

«Россия занимает в целом мире столь же центральную стратегически позицию, как Германия в отношении Европы. Она может осуществлять нападения во все стороны и подвергаться им со всех сторон, кроме севера. Полное развитие ее железнодорожных возможностей дело времени».

Исходя из этого Макиндер считал, что главной задачей англосаксонской геополитики является недопущение образования стратегического континентального союза вокруг «географической оси истории» (России). Следовательно, стратегия сил «внешнего полумесяца» состоит в том, чтобы оторвать максимальное количество береговых пространств от heartland'а и поставить их под влияние «островной цивилизации».

«Смещение равновесия сил в сторону «осевого государства» сопровождающееся его экспансией на периферийные пространства Евразии, позволит использовать огромные континентальные ресурсы для создания мощного морского флота: так недалеко и до мировой империи. Это станет возможным, если Россия объединится с Германией. Угроза такого развития заставит Францию войти в союз с заморскими державами, и Франция, Италия, Египет, Индия и Корея станут береговыми базами, куда причалят флотилии внешних держав, чтобы распылить силы «осевого ареала» по всем направлениям и помешать им сконцентрировать все их усилия на создании мощного военного флота.»

Следует отметить два различных определения Макиндером территории heartland. Первоначально его границы совпадали с территориальными границами России, а позднее СССР, однако в 1943 году в работе «Круглая планета и завоевание мира» он вывел из heartland'а территории Восточной Сибири, расположенные за Енисеем. Эта территория была названа им «Россией Lenaland». «Россия Lenaland'а имеет 9 миллионов жителей, 5 из которых проживают вдоль трансконтинентальной железной дороги от Иркутска до Владивостока. На остальных территориях проживает менее одного человека на 8 квадратных километров. Природные богатства этой земли древесина, минералы и т.д. практически нетронуты». Выведение этих территорий из состава heartland означало включение их в зону геополитических интересов «внутреннего полумесяца». Макиндером рассматривалась возможность использования данных территорий, как береговой зоны для борьбы против «географической оси истории».

Заключение

На рубеже тысячелетия со всей остротой встал вопрос выживания России, вопрос её места в нынешнем фактически монополярном мире. Некоторые аналитики приходят к выводу, что к такому положению дел нас привело в том и числе пренебрежение геополитикой, как наукой. Отношение к России со стороны атлантистов, не смотря на смену идеологии, падение «железного занавеса», не изменилось, т.к. не изменилось её потенциально опасное местоположение в «сердце мира». Несмотря на выпадение из разряда сверхдержав (по крайней мере, экономически), Россия по-прежнему рассматривается Западом как главный геополитический противник. Разумеется, такое положение мало устраивает население России. Однако многие государственные деятели и СМИ продолжают низводить геополитику до уровня региональных конфликтов. При этом самый первый закон этой науки - закон "двойственности цивилизаций", объективного противостояния Суши и Моря, евразийства и атлантизма, торгового строя и неторгового строя, Востока и Запада - активно замалчивается. Вряд ли за всем этим стоит только невежество и недостаточная компетентность. По всей видимости, для исправления положения дел необходим в первую очередь рост самосознания населения, выработка личных ориентиров развития, ведь только народ может в ту или иную сторону повлиять на власть. На власть, которая молчаливый, покорный народ, по-видимому, не слишком уважает.

Список литературы:

1. Дугин А. Основы геополитики. Арктогея, 1997.

2. Макиндер Х. Географическая ось истории. Элементы, 1995.

3. Дугин А. Мода на геополитику. Арктогея, 1997.

4. Лавров С. Геополитика: возрождение запретного направления.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий