регистрация / вход

Советские люди в период Великой Отечественной войны

ДОКЛАД тема: «Советские люди в период Великой Отечественной войны» Учебная дисциплина: «История России» ученик 11 «Б» класса г. Мурманск, 2008 г. Великая Отечественная война (22 июня 1941 года - 9 мая 1945 года)

ДОКЛАД

тема: «Советские люди в период

Великой Отечественной войны»

Учебная дисциплина:

«История России»

ученик 11 «Б» класса

г. Мурманск, 2008 г.

Великая Отечественная война (22 июня 1941 года - 9 мая 1945 года) – одна из героических страниц в истории нашей страны. Этот период времени был проверкой жизнестойкости, выносливости и терпимости нашего народа, поэтому интерес к данному периоду не случаен. Вместе с тем война была одной из трагических страниц в истории нашей страны: гибель людей – ни с чем не сравнимая потеря.

История современных войн не знала другого примера, когда одна из воюющих сторон, понёсшая огромный урон, могла бы уже в годы войны разрешать задачи восстановления и развития сельского хозяйства, промышленности. Самоотверженный труд нашего народа, преданность Родине были продемонстрированы в эти годы лихолетья.

В годы войны люди пошли на великие жертвы, были сужены материально-технические аспекты, не действовали санатории, дома отдыха, многие учреждения культуры. Народ во многом себе отказывал во имя Победы. Но жизненно-важные сферы, такие, как здравоохранение, народное образование, оказание медицинской помощи населению действовали.

Отвечая на призыв партии, воины на фронте, а труженики тыла на фабриках и заводах, стройках и на транспорте, в колхозах и совхозах, в институтах и конструкторских бюро, проявляли невиданный патриотизм и массовый героизм. Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских агрессоров и их союзников длилась 1418 дней. И каждый день борьбы на фронте был материально обеспечен самоотверженным трудом рабочих и крестьян, трудовой интеллигенции.

Железнодорожники, металлисты, швейники, рабочие пищевой промышленности, текстильщики были единодушны в стремлении отдать все силы разгрому врага. Широко развернулось соревнование за досрочное выполнение производственных заданий: передовые рабочие выполняли производственные задания на 200, 300, 500%, становились многостаночниками, овладевали 2 – 3 профессиями. «Всё для фронта, всё для победы!» – этим лозунгом жил народ. Вот о чём писали омские газеты тех дней: «Уже 23 июня на заводе «Механик» за первые четыре часа работы токарь Белогузов выполнил дневную норму на 450%, Коносова – на 248%… Слесарь – арматурщик Омского паровозовагоноремонтного завода Волкова только в первой половине дня выполнила две нормы… Бригада Кудинова и Федорчук за те же четыре часа дала 250%… 4 июля слесарная группа Быдрина выполнила дневное задание на 180%, а 5 июля – уже на 200%… Группа слесарей Комогорова этого же завода 3 июля сделала 300% дневного задания, 4 июля – 325%… Рабочий Зиман, работая на двух станках, уже 3 июля дал продукции в 4 раза больше, чем прежде…».

Вклад тружеников тыла в дело разгрома врага был неоценим. Уже в первые 3 – 4 месяца войны на выпуск военной продукции были переведены все сложившиеся крупные заводы и фабрики, предприятия машиностроения, деревопереработки, лёгкой и пищевой промышленности.

Помощь, оказывавшаяся трудящимся, тесно переплеталась с непосредственной их связью с частями и соединениями. Она была многосторонней и начиналась в первые дни войны на призывных пунктах, где проходило формирование воинских частей, или при получении ими новой боевой техники, при вручении самолётов, танковых колонн и т.п. И здесь же, на предприятиях, завязывалась дружеская связь рабочих с воинами, которая потом уже не прекращалась. Например, с воинами вели переписку.

В своих письмах трудящиеся рассказывали воинам о трудовых успехах, о выполнении заказов фронта, заботе о семьях фронтовиков, заверяли их в обеспечении всем необходимым для разгрома немецко-фашистских захватчиков, призывали не жалеть сил для быстрейшего освобождения советской земли от гитлеровских оккупантов.

Немало поступало задушевных писем на фронт безымянным воинам от отдельных граждан. Вот одно из них. «Дорогой боец! В этот день хочется самыми тёплыми, идущими от самого сердца словами поздравить тебя и пожелать тебе здоровья и много хороших боевых дел. Товарищ! Кто бы ты ни был - рабочий или студент, русский или украинец, боец или командир, тебя мы всегда считаем своим родным, близким человеком, твоими подвигами гордимся… Так будь же, дорогой товарищ, ещё беспощадней к врагу и уничтожай его, мсти за кровь и слёзы матерей, за невинные жертвы детей, за замученных и истерзанных твоих друзей…К этому призывает тебя рядовая советская девушка, сестра трёх красноармейцев, которая старается всеми силами работать для нашей победы». Так писала комсомолка Катя Рябчинская.

Или такое письмо. «Кланяюсь,- кому не знаю. Но, кто бы ты ни был, дорогой товарищ, ты мне родной, ибо ты освобождаешь нас от немецкой неволи. Желаю тебе счастья и здоровья. Скорее добивай врага и возвращайся с победой».

Женщины в период войны трудились там, где они до этого не работали: в литейном и термическом цехах, на особо опасных участках перегонки и отчистки ртути, занимали руководящие и командные посты.

Война - дело мужское. Однако в ходе Великой Отечественной войны участие женщин в войне, причём не только в качестве медицинского персонала, но и с оружием в руках, становится реальностью. С началом войны сотни тысяч женщин устремились в армию, не желая отставать от мужчин, чувствуя, что способны наравне с ними вынести все тяготы воинской службы, а главное - утверждая за собой равные с ними права на защиту Отечества. Глубокий патриотизм поколения, воспитанного на героических символах недавнего революционного прошлого, но имевшего в большинстве своём книжно-романтические представления о войне, отличал и тех 17-18-летних девочек, которые осаждали военкоматы с требованием немедленно отправить их на фронт. Вот что записала в своём дневнике 27 мая 1943 г. лётчица 46-го Гвардейского Таманского женского авиаполка ночных бомбардировщиков Галина Докутович: «Помню 10 октября 1941 г. Москва. В этот день в ЦК ВЛКСМ было особенно шумно и многолюдно. И, главное, здесь были почти одни девушки. Пришли они со всех концов столицы - из институтов, с учреждений, с заводов. Девушки были разные - задорные, шумные, и спокойные, сдержанные; коротко стриженные и с длинными толстыми косами; механики, парашютистки, пилоты и просто комсомолки, никогда не знавшие авиации. Они по очереди заходили в комнату, где за столом сидел человек в защитной гимнастёрке. "Твёрдо решили идти на фронт?" "Да!" "А вас не смущает, что трудно будет?" "Нет!"».

Они были готовы к подвигу, но не были готовы к армии, и то, с чем им пришлось столкнуться на войне, оказалось для них неожиданностью. Гражданскому человеку всегда трудно перестроиться "на военный лад", женщине - особенно. Армейская дисциплина, солдатская форма на много размеров больше, мужское окружение, тяжёлые физические нагрузки - всё это явилось нелёгким испытанием. Но это была именно та будничная вещественность войны, о которой они, когда просились на фронт, не подозревали. Потом был и сам фронт - со смертью и кровью, с ежеминутной опасностью и вечно преследующим, но скрываемым страхом.

Позже они сами будут удивляться тому, что смогли всё это выдержать. И послевоенная психологическая реабилитация у женщин будет проходить сложнее, чем у мужчин: слишком велики для женской психики подобные эмоциональные нагрузки. «Мужчина, он мог вынести, - вспоминает бывший снайпер Т.М. Степанова. - Он всё-таки мужчина. А вот как женщина могла, я сама не знаю. Я теперь, как только вспомню, то меня ужас охватывает, а тогда всё могла: и спать рядом с убитым, и сама стреляла, и кровь видела, очень помню, что на снегу запах крови как-то особенно сильный... Вот я говорю, и мне уже плохо... А тогда ничего, тогда всё могла»[1] .

В период Великой Отечественной в армии служило 800 тысяч женщин, а просилось на фронт ещё больше. Не все они оказались на передовой: были и вспомогательные службы, на которых требовалось заменить ушедших на фронт мужчин, и службы "чисто женские", как, например, в банно-прачечных отрядах. Наше сознание спокойно воспринимает женщину-телефонистку, радистку, связистку, врача или медсестру, повара или пекаря, шофёра и регулировщицу - то есть те профессии, которые не связаны с необходимостью убивать. Но женщина-лётчик, снайпер, стрелок, автоматчик, зенитчица, танкист и кавалерист, матрос и десантница - это уже нечто иное. Жестокая необходимость толкнула её на этот шаг, желание самой защищать Отечество от беспощадного врага, обрушившегося на её землю, её дом, её детей. Священное право! Но всё равно у многих мужчин было чувство вины за то, что воюют девчонки, а вместе с ним - смешанное чувство восхищения и отчуждения. "Когда я слышал, что наши медицинские сестры, попав в окружение, отстреливались, защищая раненых бойцов, потому что раненые беспомощны, как дети, я это понимал, - вспоминает ветеран войны М. Кочетков, - но когда две женщины ползут кого-то убивать со "снайперкой" на нейтральной полосе - это всё-таки "охота"... Хотя я сам был снайпером. И сам стрелял... Но я же мужчина... В разведку я, может быть, с такой и пошёл, а в жёны бы не взял".

Женщина-друг, соратник, боевой товарищ, делившая все тяготы войны наравне с мужчинами, воспринималась ими с подлинным уважением. За заслуги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны свыше 150 тыс. женщин были награждены боевыми орденами и медалями[2] .

Рядом со своими отцами и матерями, бабушками и дедушками трудились и ребятишки. Они тоже ковали в тылу победу. Молодые рабочие, которым и было-то тогда по 15-16 лет, были большой силой на производстве. Володя Демура, Игорь Будимовский, сёстры Балобановы Шура и Люба, Алёша Чинаев считали для себя оскорблением работать по 8 часов, то есть меньше, чем взрослые (закон о 8-ми часовом рабочем дне для подростков действовал всю войну). Они прятались от начальников цехов, чтобы их не выгоняли из корпусов, тайком возвращались в бригады и продолжали работу.

В войну ребята взрослели рано, с 10 – 11 лет уже выполняли разные работы: доставляли сено на фермы, отвозили зерно от комбайнов, косили сено, работали в мастерских.

Нельзя не сказать ещё об одном подвиге – милосердии. Под госпитали были отданы лучшие здания. Эвакогоспитали тоже стали фронтом, фронтом борьбы за жизнь, за возвращение в строй. На этом фронте есть свои герои, которые даже не думали, что их труд – героизм. Они исполняли свой долг. По 16-18 часов в сутки, а иногда и более, не отходили хирурги от операционных столов. На базе госпиталей и домов отдыха были организованы оздоровление и реабилитация. Раненых учили специальностям: надо было жить дальше.

Рост военного производства при сокращении числа рабочих и служащих достигался за счет большей интенсивности труда, удлинения рабочего дня, сверхурочных работ и ужесточения трудовой дисциплины. В самом конце 1941 г. был принят жесткий указ об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с работы и опоздания. Все занятые на таких предприятиях считались мобилизованными на трудовой фронт. В феврале 1942 г. вышел указ о мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения на производство и строительство.

Эти суровые меры, сродни тем, что принимались в годы военного коммунизма, находили поддержку и понимание. Перед лицом грозной опасности граждане были готовы трудиться без сна и отдыха, что называется, — на износ. До сих пор загадкой остаются трудовые рекорды, намного превосходившие достижения довоенных стахановцев и превышавшие средние нормы выработки в 2, 3, 5, 10 и более раз. Рабочих, которые их устанавливали, называли «двухсотниками», «трехсотниками», «пятисотниками», «тысячниками». Примечательно, что такие рекорды нередко ставили подростки, женщины и старики. Это подчеркивало скрытые возможности советского производства. Потребность внести свой вклад в победу над врагом стала важным моральным стимулом для роста производительности труда.

Под лозунгом «Все для фронта, все для победы!» на предприятиях внедрялись новые трудовые почины, направленные на совершенствование производства и увеличение выпуска продукции. Молодежь, например, выступила с инициативой движения «В труде, как в бою», организованного по фронтовому принципу. Впрочем, движение не получило официальной поддержки. Руководство, видимо, опасалось полной милитаризации экономики, поскольку «трудовые армии» и «рабочие батальоны», созданные по примеру военного коммунизма, снова не оправдывали себя.

Рост военного производства достигался путем сокращения производства в гражданских отраслях и, как следствие, сопровождался снижением уровня жизни людей. Не хватало буквально всего, вплоть до иголок, ниток, спичек, соли и прочих мелочей. Их можно было достать только на «черном рынке», а цены на нем в годы войны подскочили примерно в 20 раз.

Наперекор смерти звучала в окопах и блиндажах, на коротких привалах и на фронтовых дорогах песня, помогая выстоять наперекор голоду и тяжести потерь, помогая создать всё необходимое для фронта. Все участники самодеятельности, а к ней тогда тянулись многие, переключились на работу в госпитали, на призывные пункты военкоматов. Многие политпросветработники уходили в армию. Некоторые из них позднее оказывались во фронтовых ансамблях песни и пляски. Знаменательно, что из таких ансамблей вышли профессиональные артисты, такие, как заслуженный деятель искусств России, почётный гражданин города Омска В.Я. Тулупова, заслуженные артисты Н.А.Блохина, А.Ф.Липатов, артистка балета Е.Г.Мартен и другие.

Концерты для раненых или уходивших на фронт были особенно ответственными. Обычно они начинались с чтения сводок. Информбюро и краткого выступления политработника, а затем звучала «Священная война» Александрова А., пели «Катюшу», «Огонёк», «Синий платочек», любимые песни Соловьёва – Седого «Соловьи», «На солнечной поляночке», песню Листова К., «В землянке» и другие. Зал не только внимательно слушал, но часто пел вместе с самодеятельными артистами.

Сражалась вся страна – сражался фронт, сражался тыл, которые полностью выполнили стоявшую перед ними задачу. Среди защитников Родины были и обиженные в своё время властями. Но все твёрдо знали, что Отечество надо защищать, оставляя в стороне личные обиды.

Массовый героизм, проявленный в годы войны, не мог быть случайным. В основе – вековые традиции русского народа – защищать Отечество, готовность к ратной службе. Тысячелетиями формировались эти традиции, и поколение тех, кто сокрушил сильнейшего врага в 1941-1945 годах, с детства впитывало их.

Список источников:

по материалам Интернет-сайтов:

1). http://1944.1941-1945.ru

2). http://victory.rusarchives.ru

3). http://gpw.tellur.ru

4). http://www.pobediteli.ru

5). http://www.gumfak.ru

Литература:

1). Алексиевич С. У войны - не женское лицо... Минск, 1985.

2). Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. М., 1985.

3). История России: учеб./ А.С. Орлов. 2007.


[1] Алексиевич С. У войны - не женское лицо... Минск, 1985.

[2] Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. М., 1985.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий