Пакт Бриана-Келлога

В годы относительной стабилизации капитализма США еще больше укрепили свои позиции международного кредитора, шире и глубже вовлеклись в систему международных экономических отношений. За

В годы относительной стабилизации капитализма США еще больше

укрепили свои позиции международного кредитора, шире и глубже

вовлеклись в систему международных экономических отношений. За

1924—1930 гг. американские корпорации невероятно обогатились. Их

прибыли превысили 53 млрд. долл. (до вычета налогов), они росли и в

послевоенные годы от поставок товаров и кредитов в опустошенную вой-

ной Европу. К 1923 г. сумма займов США иностранным государствам

составила 10,6 млрд. долл., а с учетом процентов по займам — 11,8 млрд.

Главными должниками США оказались Англия — 4600 млн. долл.,

Франция — 3999 млн., Италия — 2015 млн.1

Правительство США, выражая волю финансово-монополистических

кругов, стремилось не связывать себя какими бы то ни было экономиче-

скими или политическими союзами с Лигой наций и отдельными госу-

дарствами. Финансово-монополистический капитал США, обретя небыва-

лую долларовую силу, при покровительстве своего правительства

устремился во все концы мира, на все континенты, особенно в разорен-

ную войной Европу. Интересам монополий была подчинена внешнеполи-

тическая деятельность министерств финансов, торговли, военного мини-

стерства и государственного департамента.

Воспользовавшись ослаблением позиций своих конкурентов, США

повсеместно теснили их на мировых рынках. Английская газета «Дейли

ньюс» жаловалась: «Всюду наши интересы приносятся в жертву Соеди-

ненным Штатам...» 2. Если в 1914 г. Англия и США имели одинаковый

вес в японском импорте (16,8%), то в 1927 г. доля Англии снизилась до

7%, а доля США увеличилась до 30%. В 1913 г. доля Англии в китай-

ском импорте составляла 16,3%, а США —6,0%, в 1926 г. соответствен-

но— 10,2 и 16,4%. В Латинской Америке успехи США были еще значи-

тельнее. С 1913 по 1927 г. доля США в импорте 20 республик Цент-

ральной и Южной Америки увеличилась с 24 до 38%, а доля Англии

снизилась с 25 до 16% 3. Следует подчеркнуть, что европейский рынок

для США продолжал оставаться главным. В 1924 г. страны Европы пог-

лощали примерно 51% общего американского экспорта, тогда как импорт

США из Европы по отношению к общему импорту США составил лишь

30%.

Одновременно росли инвестиции американского капитала в зарубеж-

ные страны. «Избыточный» капитал шел туда в виде правительственных

внешних займов, кредитов корпораций и вложений частных лиц.

В 1926 г. американские инвестиции за границей, не считая 12 млрд. долл.

по военным займам, составили сумму 9522 млн. долл.4 Особое место от-

водилось прямым вложениям: скупке контрольных пакетов зарубежных

предприятий, открытию филиалов или дочерних предприятий американ-

ских монополий. Нередко филиалам банков и промышленных компаний

США удавалось поглотить отдельные европейские компании. Во Фран-

ции ими были таким образом захвачены позиции в производстве элект-

рического и телефонного оборудования, а также и кинематографии. Под

контролем США оказалось производство железа, стали, электроэнергии,

добыча угля в Польше.

Монополии США предпочитали давать европейским странам не порт-

фельные, а прямые инвестиции — на создание филиалов американских

предприятий. Особый интерес проявлялся к обрабатывающей промышлен-

ности (машиностроение, химия). По официальным данным министерства

торговли, в 1929 г. имелось американских предприятий: в Германии —

186 с капиталом 216 млн. долл., во Франции — 203 с капиталом

145 млн. долл., в Англии — 169 предприятий с долей американского

капитала более 25% 5. Создание предприятий в странах Европы и дру-

гих континентов американские корпорации рассматривали как важное

средство преодоления тарифных барьеров, получения сверхприбылей,

борьбы за рынки сбыта, за контроль в области экономики и политики.

Американский капитал проявлял заинтересованность и к источникам

сырья. Правительство Кулиджа оказывало активную помощь корпорациям

в борьбе за доступ к зарубежном}7 сырью, прежде всего нефти и кау-

чуку, столь необходимым для развивавшейся автомобильной промышлен-

ности. Госдепартамент помогал американским предпринимателям внед-

ряться в районы добычи нефти. «Стандард ойл», «Галф» и другие неф-

тяные компании США при поддержке правительства скупали акции у

английских, французских, голландских компаний на производство и

контроль нефтяных источников в Иране, Колумбии, Венесуэле, Мексике.

Аналогичная политика проводилась также в отношении каучука, меди

и другого важного сырья. Американские медные фирмы в 20-е годы до-

бились контроля над 95% мирового капиталистического производства ме-

ди и ценами на мировом капиталистическом рынке. Гардинг, Кулидж и

Гувер поощряли создание крупных межнациональных картелей. Мини-

стерство торговли выступало как коммивояжер американских товаров 6.

В своих декларациях правительство Кулиджа заявляло, будто оно,

как и крупнейшие частные банки, предоставляет пострадавшей от войны

Европе займы в целях ускорения восстановления ее экономики. На са-

мом же деле они стремились нажиться на европейских долгах и процен-

тах по ним. Особенно американская администрация была заинтересована

в том, чтобы восстановленная Германия могла выплачивать военные ре-

парации. В этой связи США взяли на себя инициативу по выработке

плана репарационной проблемы, которая, по мнению американцев, стала

серьезным препятствием на пути оздоровления европейского и мирового

капитализма.

Для решения вопроса о репарациях был создан Международный ко-

митет экспертов, в который вошли представители пяти государств — по-

бедителей в войне: США, Великобритании, Франции, Италии и Бельгии.

В 1924 г. этот комитет под руководством американского банкира Чарлза

Дауэса разработал план, предусматривавший получение репараций с

Германии. В литературе он стал известен как «план Дауэса». Его авторы

полагали, что восстановленная Германия будет добросовестно выплачи-

вать военные репарации Франции и Англии, а эти последние, в свою

очередь, станут выплачивать государственные долги Соединенным Шта-

там.

По «плану Дауэса» банкиры США и Великобритании предоставили

Германии заем на сумму 800 млн. марок (200 млн. долл.), из которых

половина приходилась на банкирский «дом Морганов». Германия обязы-

валась, в свою очередь, выплатить в первый год 1 млрд. репарационных

марок (250 млн. долл.) и увеличить затем платежи до 2,4 млрд. марок

в год. К 1928—1929 гг. общая сумма репараций с Германии окончатель-

но еще не была установлена.

С принятием в августе 1924 г. на Лондонской конференции «плана

Дауэса» для капитала США открывались новые возможности проникно-

вения в экономику Германии. В период между 1924 и 1929 гг. американ-

цы обеспечили себе 80% капитала, шедшего на заем кредитным учреж-

дениям Германии, 75% займов местным правительствам, т. е. германским

землям, и 50% — крупным германским корпорациям7. «План Дауэса»,

принятый под давлением американских банкиров и правительства Кулид-

жа, отвечал интересам в первую очередь США и Германии. Бывший

канцлер Германии Вирт в одной из речей в Чикаго подчеркнул: «...ваша

помощь во многом помогла моей стране избежать социальной катастро-

фы» 8. Оказание помощи в стабилизации германской промышленности

на определенном этапе укрепляло в целом экономическую и социальную

систему капитализма и в Европе. Вместе с тем эта помощь в возрожде-

нии германского империализма таила в себе и огромную опасность не

только для немецкого народа, но и народов других стран.

США удалось подписать соглашения с правительствами Великобри-

тании, Бельгии и Чехословакии о выплате ими некоторой части военных

долгов, что временно смягчало межкапиталистические противоречия.

Американские буржуазные историки и публицисты представили «план

Дауэса» как свидетельство «политики мира». На деле же правительство

Кулиджа и Уолл-стрит стремились превратить Германию в «надежного

партнера» и использовать ее в качестве противовеса Англии и Франции

в Европе, помешать налаживанию нормальных отношений между Гер-

манией и Советским Союзом, не допустить роста революционного движе-

ния в Европе.

На очередь встал вопрос об урегулировании политических отношений

Германии со странами Антанты, о присоединении ее к Лиге наций.

После принятия «плана Дауэса» дипломатия США поддержала

Англию, которая под прикрытием разговоров о «гарантиях европейской

безопасности» приступила к организации политического союза западно-

европейских стран (с участием Германии), направленного своим острием

против СССР. Для осуществления этого плана была созвана в 1925 г.

в швейцарском курортном городке Локарно конференция представителей

Великобритании, Германии, Франции, Италии, Бельгии, а также Поль-

ши и Чехословакии. В итоге конференции, длившейся с 5 по 16 октяб-

ря, было подписано восемь соглашений. Но важнейшим из них был Рейн-

ский гарантийный пакт, который предусматривал прежде всего неруши-

мость установленных Версальским мирным договором границ Германии

на западе — с Францией и Бельгией. Роль «гарантов» взяли на себя

Великобритания и Италия. Гарантийный пакт вступил в силу после при-

нятия Германии в Лигу наций —14 сентября 1926 г.9, а наряду с

этим для Германии кончилась дипломатическая изоляция со стороны

стран Запада.

Хотя США формально и не участвовали в переговорах и выработке

локарнских соглашений, тем не менее они оказали сильное влияние на

ход переговоров и их результаты. «... Американский финансовый капи-

тал, рассматривавший Европу как большую колонию, из которой он

может извлекать огромные барыши,— отметил в речи 25 ноября 1925 г.

в рейхстаге Эрнст Тельман,— весьма рьяно трудился над заключением

Локарнского договора» 10.

Правительство США усматривало в этом договоре гарантии для своих

капиталов в Европе, а также возможность сколотить антисоветский блок

в Европе. 8 декабря 1925 г. президент Кулидж в ежегодном послании

конгрессу США признал факт воздействия США в деле выработки и

принятия локарнских соглашений, которые рассматривались как извест-

ная гарантия для американских капиталовложений и займов в Европе,

а также как средство достижения таких политических союзов государств

в Европе, которые бы позволили Вашингтону занять роль лидера и арбит-

ра. Государственный секретарь США Келлог изображал локарнский сго-

вор империалистов как «выдающееся достижение» ".

При содействии американских капиталов экономика Германии стала

быстро развиваться. В 1927 г. Германия не только достигла довоенного

уровня экономического развития, но в ряде отраслей и превзошла его,

восстанавливался промышленный потенциал страны. Уже в 1928 г.

Германия ставила вопрос об эвакуации союзных войск с территории

Рейнской области, находившихся там в роли гаранта выполнения Гер-

манией Версальского мирного договора.

В конце 1928 г. и первой половине 1929 г. на повестку дня вновь

ставился репарационный' вопрос. США принимали участие в созданном

Францией, Великобританией, Италией, Японией, Бельгией и Германией

комитете финансовых экспертов по репарационному вопросу, возглавлен-

ном американским неофициальным экспертом О. Юнгом, одним из авто-

ров «плана Дауэса», и банкиром Дж. П. Морганом. 12 февраля 1929 г.

германский представитель заявил в комитете экспертов, что его страна не

в состоянии платить 2,5 млрд. марок ежегодно. В комитете шли долгие

дебаты о ежегодной выплате репараций Германией. Юнг предложил свой

проект платежей со стороны Германии, и этот план 7 июня 1929 г. был

одобрен. Затем «план Юнга» был поставлен на обсуждение международ-

ной конференции 12 государств, открывшейся 6 августа 1929 г. в Гааге,

на которой США присутствовали как «страна-арбитр». В соответствии с

«планом Юнга» был установлен общий размер репараций в сумме

113,9 млрд. марок, подлежащих уплате Германией в предстоящие не-

сколько десятилетий. Отменялся контроль союзников над экономикой и

финансами Германии 12.

США не удалось установить в Германии прочной финансовой геге-

монии. Вместе с тем «план Юнга» открывал новые возможности воз-

рождения экономического и военного потенциала Германии. Политика

«дауэсизации» Германии ускорила тем самым приближение второй ми-

ровой войны. С 1924 по 1930 г. Германия получила частные американские

займы примерно на сумму 2,5 млрд. долл., сама выплатила репараций

по «плану Дауэса» около 2 млрд. долл., а бывшие союзники выплатили

США военные долги в сумме 2606 млн. долл., т. е. больше займа, предо-

ставленного американскими банками Германии 13.

В 1929 г. Германия па 13% превысила довоенный объем промышлен-

ной продукции и заняла в капиталистическом мире второе место после

США по производству и вывозу машин, первое место — по производству

синтетического горючего и синтетического каучука. Доля Германии в

мировом экспорте возросла с 5,7% в 1924 г. до 10,9% в 1929 г. (доля

США в 1929 г. составляла 17,5%, Англии — 12,1% 14). «План Дауэса»

укреплял позиции монополий Германии, но не улучшал положение тру-

дящихся.

Администрация Кулиджа и финансовые круги США проводили жест-

кую политику в отношении европейских стран-должников. Они не до-

пускали и мысли о том, чтобы аннулировать военные долги, настойчиво

добиваясь возврата займов с процентами. В конце 1925 г. французское

правительство предприняло ряд дипломатических демаршей, пытаясь

добиться 10-летпего моратория по задолженности, но встретило со сто-

роны США отрицательную реакцию. Правительство США навязало пра-

вительству Франции унизительное предварительное соглашение (Мелло-

на — Берендже), по которому Франция обязывалась выплатить США из

общей военной задолженности, составлявшей 4211 млн. долл., немногим

менее 50%, а именно 2008 млн. долл. Устанавливался срок выплаты

долга — 62 года при среднем проценте 1,5, что в конечном итоге выра-

жалось в сумме 6848 млн. долл. Соглашение не было ратифицировано

Францией. Оно вызвало во Франции бурную антиамериканскую, реакцию.

Франция сопротивлялась «дяде Шейлоку» (так именовали США-

кредитора европейские страны-должники) более решительно, чем Англия,

которая первой согласилась еще в 1923 г. выплачивать долги в сумме

4100 млн. долл. в течение 62 лет, что вместе с процентами равнялось

11,1 млрд. долл. Лондонская «Дейли мейл» писала в 1926 г.: «Британия

превратилась в сборщика долгов для уплаты Соединенным Штатам, но

в отличие от большинства сборщиков долгов мы получаем только не-

нависть и никаких выгод» 15.

К фашистской Италии США были более снисходительны. С нее

взыскивалось за долги лишь 0,4%. Долги Италии были сокращены более

чем на 80% 16. Государственный секретарь Ф. Келлог в марте и апреле

1925 г. направил румынскому правительству ноты, в которых потребовал,

чтобы были приняты неотложные меры для решения вопроса о долгах.

Аналогичные ноты были направлены правительствам Бельгии и Чехосло-

вакии. Всего стран-должников оказалось 17 17.

Особый интерес США стали проявлять к Польше, когда там в 1926 г.

произошел переворот и к власти пришло правительство Пилсудского.

Государственный департамент, финансово-монополистические круги США

поспешили направить своих финансовых и других советников для оказа-

ния «помощи» Польше, а также в целях сбора информации о возможно-

стях расширения американских инвестиций.

Внешнеполитический курс правительства США в отношении образо-

ванной в 1918 г. Венгрии был направлен на удушение социалистической

революции. Правительства США и стран Антанты, опираясь на реакцион-

ные силы в самой Венгрии, организовали вторжение войск Франции,

Румынии и Чехословакии на территорию революционной Венгрии. США

объявили «голодную блокаду» революционной Венгрии. В неравной борь-

бе Венгерская Советская республика пала, просуществовав всего лишь

133 дня. В стране была установлена фашистская диктатура крупной

буржуазии и помещиков во главе с Хорти. Наступил террор, в ходе ко-

торого было убито до 20 тыс. передовых рабочих, революционеров. США

поспешили на помощь этому режиму, предоставив ему в изобилии про-

довольствие и кредиты.

Стабилизации контрреволюционного режима в Венгрии не менее ак-

тивно помогали администрации президентов США Гардинга и Кулиджа.

Американские банкиры охотно вкладывали капиталы в экономику Венг-

рии, взяв режим Хорти на свое попечение. Большую роль в этом сыграл

нью-йоркский банкирский «дом Шпейера». В 1925 г. Венгрия получила

по американскому займу около 9 млн. долл. Этот заем накладывал тя-

желые экономические и политические обязательства, которые существен-

но затрагивали суверенитет государства. 24 июня 1925 г. правительство

США подписало договор с хортистской Венгрией о дружбе, торговле,

а также соглашение по консульским вопросам 18.

Не менее дружественные отношения правительство США поддержи-

вало с военно-фашистской диктатурой генерала Примо де Рпвера в

Испании. И после того, когда в 1931 г. в результате буржуазно-демокра-

тической революции в Испании была свергнута монархия и провозглаше-

на республика, США стремились не упустить возможности влиять на

Испанию. Торгово-экономические связи между США и Испанией разви-

вались негладко и не без конфликтов. Закон о запрещении торговли

спиртным (XVIII поправка к конституции США) наносил ущерб Испа-

нии, которая раньше в большом количестве поставляла вино в США,

подрывал стоимость песеты на международном денежном рынке. Одно-

временно американский капитал стремился как можно глубже проникнуть

в слабо развитую экономику Испании. Экспорт из США в Испанию пре-

вышал импорт из Испании более чем в 2 раза 19.

Таким образом, американское правительство поддерживало экономи-

ческие связи со странами, в которых утвердились фашистские либо

военно-монархические диктатуры.

В 20-е годы американские монополии сумели весьма широко внедрить-

ся в экономику ряда европейских капиталистических стран. Прикрываясь

изоляционистскими лозунгами, правящие круги США активно проводили

экономическую экспансию. Сенатор X. Джонсон, характеризуя внешнюю

политику правительства Кулиджа, подчеркнул: «Вообще ни в деловых

связях, ни в финансовом, ни в социальном, ни в коммерческом отноше-

ниях мы не являемся изолированными от Европы» 20.

В эти же годы большое значение в Вашингтоне придавалось строитель-

ству военно-морского флота, призванного обеспечить США господство на

море. В конце 1924 г. конгресс США принял решение построить до

1 июля 1927 г. восемь крейсеров, вооруженных 8-дюймовыми орудиями

(водоизмещением по 10 тыс. т) 21. Стремительно рос и торговый флот.

В ежегодном послании конгрессу в декабре 1926 г. Кулидж сообщил, что

США держат в стране, на море и за рубежом постоянную и резервную

армию примерно в 610 тыс. человек, на содержание и вооружение ко-

торых в 1926 г. ассигновано 680 млн. долл. Для того времени эти циф-

ры были значительны. «Мы,— заявил президент,— достаточно сильны,

так что никто не может обвинить нас в том, что мы слабы, если мы не

сразу разгневаемся» 22.

В конце декабря 1926 г. США подготовили билль о строительстве

10 крейсеров. В упомянутом послании конгрессу Кулидж выразил готов-

ность распространить вашингтонскую формулу 5:5:3 (Великобритания,

США и Япония) на строительство других типов кораблей. В августе

1927 г. в Женеве состоялась конференция представителей США, Велико-

британии и Японии по военно-морским вопросам. В конгрессе США и на

страницах прессы обсуждался вопрос об усилении флота. «Я за военную

готовность,— говорил президент Кулидж в 1927 г.— Это тот самый воп-

рос, которому я всегда уделял особое внимание в своих посланиях по

вопросу бюджетных ассигнований» 23.

На конференции в Женеве британская концепция «абсолютных по-

требностей» во флоте натолкнулась на американское требование «полной

свободы вооружения кораблей» 24. К соглашению прийти не удалось,

и конференция провалилась 25.

В январе 1928 г. морской министр К. Уилбур, выступая в защиту

внесенного в конгресс очередного законопроекта об ассигновании

725 млн. долл. на постройку в течение пяти лет 25 крупных крейсеров,

пяти авианосцев, девяти миноносцев и 32 подводных лодок, заявил, что

его министерство не намерено считаться с морскими программами дру-

гих держав. В качестве аргумента он сослался на необходимость «защиты

торговли»: «Наши купцы и фабриканты должны иметь возможность

удерживать иностранные рынки, на которых мы утвердились, а по мере

того как в Европе восстанавливается нормальное положение, мы должны

искать и новые рынки для нашей продукции. Демонстрация флага зна-

чительно стимулирует борьбу наших предпринимателей за новые рынки

сбыта, а успех этой борьбы во многом зависит от престижа, который

создают государству крейсера» 26.

Характерно, что военный министр Д. Дэвис запросил президента Ку-

лиджа предоставить дополнительно свыше полумиллиарда долларов на

улучшение снабжения амуницией армии27. Аналогичные приготовления

шли по линии ВВС и химического оружия.

Конгресс США отказался ратифицировать принятый 17 июня 1925 г.

в Женеве протокол, подписанный представителями США и многими

другими странами о запрещении применения отравляющих веществ и

бактериологического оружия в ходе войны. Некоторые сенаторы заявляли,

что «неразумно отказываться» от применения этого оружия в войнах28.

Стремясь к установлению господства на море, администрация Кулид-

жа уверяла общественность, что ее внешняя политика была направлена

на обеспечение всеобщего мира. Утверждалось, что США будто бы не

ищут для себя особых привилегий, а лишь настаивают на «равных воз-

можностях» для всех стран. Отказ вступить в члены Лиги наций объяс-

нялся тем, что США не желали якобы быть вовлеченными в европейские

распри, стремясь сохранить свободу рук и возможность влиять на разви-

тие событий в мире.

Для этого американская дипломатия удачно использовала демарш

Франции. В ответ на обращение, сделанное 6 апреля 1927 г. министром

иностранных дел Франции А. Брианом, оформить между Францией и

США двустороннее соглашение о запрещении войны Келлог предложил

заключить многосторонний договор, пригласить все крупные государства

подписать декларацию. Келлог решил использовать инициативу Франции

в интересах США — обеспечить за США роль международного арбитра

и нанести удар по Лиге наций, по политике ее ведущих государств, ос-

лабить впечатление от советских предложений о всеобщем разоружении.

Не случайно поэтому в марте 1927 г. на Женевской конференции совет-

ский проект о разоружении был отвергнут делегациями США, Велико-

британии, Франции и других стран.

23 июня 1928 г. правительство США разослало текст договора об от-

казе от войны Германии, Англии, Италии, Польше, Франции, Чехосло-

вакии, Бельгии, Японии и другим государствам. В течение ряда месяцев

с. 54—127; Иванов Л., Смирнов П. Англо-американское морское соперничество. М., 1933.

в парламентах и прессе многих стран шли дебаты по данному вопросу.

Очевидным было стремление отстранить СССР от переговоров по этому

вопросу, что вскрывало истинные планы правящих кругов США, стре-

мившихся изолировать СССР на международной арене. Народный комис-

сариат иностранных дел СССР своевременно реагировал на эти замыслы,

вынудив правительства США, Франции и Великобритании заявить, что

СССР будет приглашен подписать этот пакт.

27 августа 1928 г. в Париже представители 15 государств подписали

договор об отказе от войны как средства национальной политики, полу-

чивший название пакта Бриана — Келлога. Другие страны, включая

СССР, присоединились к пакту позже. Советский Союз провозгласил свою

Декларацию о присоединении к Парижскому пакту 6 сентября 1928 г.29

Пакт содержал важные международно-правовые нормы, направленные

против агрессивной войны, хотя не предусматривал гарантий для претво-

рения их в жизнь.