Хозяйственный механизм античного рабства (на примере Древней Греции и Древнего Рима)

Классическое рабство — одна из центральных проблем историографии античности независимо от того, считают ли те или иные исследователи рабство фундаментом античной цивилизации или нет.

.

Курсовая работа студентки первого курса группы Э-64 Белозёровой Оксаны Николаевны.

Омский Государственный Университет

Кафедра экономики и организации планирования производства

Омск

1997

Классическое рабство — одна из центральных проблем историографии античности независимо от того, считают ли те или иные исследователи рабство фундаментом античной цивилизации или нет.

Вряд ли можно встретить крупную работу по различным аспектам истории и культуры древних обществ, в которой так или иначе проблема классического рабства не стоит или не подразумевается. В современной литературе исследуются самые различные стороны и аспекты античного рабства: техника производства, различные категории рабов, источники рабства, рабские восстания, участие рабов в ремеслах, в горных разработках, в государственном аппарате, рабы как литературные типы, религиозные воззрения рабов и мн.др.

Опираясь на концепцию общественно–экономических формаций, российское антиковедение считает античное рабство не просто одним из социально-экономических явлений античности, а основой господствующего способа производства. Последний определяется как рабовладельческий способ производства, как структурообразующий элемент всей общественно-экономической формации.

В системе его выделяется состояние производительных сил и производственных отношений через анализ главной и ведущей ветви античной экономики — сельского хозяйства и аграрных отношений. При таком подходе та часть античного рабства, которая была связана с сельскохозяйственным производством, приобрела приоритетное значение в исследовании принципиальных проблем античного общества и античной экономики.

Однако нельзя сказать, что эта важнейшая проблема уже исчерпана. Античное сельскохозяйственное рабство изучено далеко не полно. В частности, мало привлекла и привлекает внимание ученых проблема рабского труда как экономической категории.

Рабство зачастую исследуется со слишком общих позиций и главным образом юридического и социального положения, т.е. без привязи тех или иных отношений рабства к определенному экономическому типу. А ведь отношения, например, в товарных виллах были одними, в латифундиях — совсем другие, а в крупных поместьях с мелким землепользованием зависимых работников и традиционным производством представляли собой третий вариант. Да и сами понятия ведущего экономического типа и основной производственной ячейки классической эпохи в современной историографии античности являются еще недостаточно определенными. Поэтому исследованиям в области экономики рабства зачастую не хватает системности и строгости анализа.

До сих пор в науке ощущается влияние аболиционистских воззрений на рабство как на проклятие рода человеческого, что так или иначе влияет на общий подход к античному рабству как экономической системе.

В связи с этим такие аспекты проблемы рабского труда, как специализация и кооперация работников, рентабельность хозяйства, производительность труда, планирование, понятие товарного производства, ценообразование, организация трудового процесса, необходимые издержки на содержание рабов, зачастую не столько подвергаются объективному исследованию, сколько рассматриваются с заранее занятых негативных позиций.

Период общественно–экономической формации выражает наиболее существенные черты общественного развития в определенную эпоху человеческой истории. Но в каждую такую эпоху, охватывающую довольно продолжительный период, общественные отношения не стоят на одном месте, происходит возникновение, складывание, функционирование и отмирание одних форм и рождение других.

В марксисткой историографии выделение трех главных стадий (патриархальное, раннее рабство; зрелое, или классическое, рабство; разложение рабства) является общепринятым и для всех других. Но понимание особенностей этих стадий, различий между ними было далеко не ясным и носило, скорее, количественный характер.

Показывалось, что в классический период рабы превратились в обыкновенных производителей и этим он отличался от патриархального и позднего рабства. Вместе с тем понимание рабства самого по себе в рамках трех стадий, по существу, оставалось более или менее одинаковым.

Историками отмечалась лишь разница в степени жестокости рабовладельцев и в материальном положении (одежда, пища) рабов. Система эксплуатации, характер классовой структуры и основного противоречия, роль государства различались ими в основном по количественному признаку. Дальше подчеркивалось сходство между стадиями, чем их различия, а это приводило к тому, что формации не рассматривались как особые качественные состояния общества, различающиеся по ряду фундаментальных признаков.

Каждая стадия — это особое качественное состояние, своя система в рамках всей формации, особый социальный организм внутри большого организма всей формации. В связи с таким пониманием характера каждой формации проблема ее периодизации приобретает большую степень фундаментальности и значимости в исследовании, выдвигаются новые аспекты анализа.

К.Маркс выделяет две стадии в развитии экономики классической древности в целом:

первую стадию патриархальной системы рабства, рассчитанной на производство непосредственных средств существования, которая, кроме того характеризуется господством мелких самостоятельных ремесленников, слабым развитием рабовладельческого хозяйства как такового, невысоким уровнем торговли и ремесла, товарного и денежного обращения,

и вторую стадию — формирование рабовладельческой системы, направленной на производство прибавочной стоимости, превращения рабства в основу производства, господство рабовладельческого способа производства, появление крупного рабовладельческого земледелия и ремесла, развитие торговли, товарного производства и обращения. Для древнегреческих полисов рубежом, разделяющим указанные ступени развития экономики, выступает конец V в. до н. э., для римской истории определяется как позднейший период республики. */

Глава I. Экономическая система античного рабства.

1.Хозяйственный механизм классических рабовладельческих государств на I стадии развития античного рабства.

Первая стадия производства предполагает патриархальную систему рабства, рассчитанную на собственное потребление, господство мелкого труда в земледелии и ремесле, слабое развитие рабовладельческих отношений в производстве и обществе. Все эти особенности есть следствие того, что процесс производства совершается в рамках полисных коллективов, генетически восходящих к ранним временам, в которых коллективизм составляет одну из основ жизни и производства.

Для мелких общин, которые реализуются в классической древности в форме полисов или civitas, характерны простота производственного механизма и слабое разделение общественного труда и, следовательно, слабое развитие торговли и товарного производства в целом, господство отношений натурального хозяйства.

В условиях мелкого земледелия и невысокого уровня ремесла в этих небольших по территории и населению государственных образованиях большое воздействие на процесс их производства оказывало природное окружение. Благоприятные естественные условия создавали большие возможности для производства, получения большого прибавочного продукта, накопления богатства, роста населения, чем в обществах, имеющих меньшие природные возможности.

На первой стадии развития античной экономики господствующим типом производства было мелкое производство с небольшим применением рабского труда, и прежде всего в домашнем хозяйстве и земледелии.

Мелкое производство и парцеллярная собственность выступают как экономические категории, существующие при разных способах производства, и имеют ряд общих качеств. Эта форма свободной парцеллярной собственности крестьян, ведущих самостоятельно свое хозяйство, в качестве преобладающей, нормальной формы, с одной стороны, образует экономическое основание общества в лучшие времена классической древности, с другой стороны, мы встречаем у современных народов как одну из форм, проистекающих из разложения феодальной земельной собственности.

Свободная собственность крестьян, ведущих самостоятельно свое хозяйство, есть очевидно самая нормальная форма земельной собственности для мелкого производства, т.е. для такого способа производства, в котором обладание землей есть условие принадлежности работнику продукта его труда и в котором земледелец, свободный собственник или подданный, производит всегда сам себе средства к жизни независимо, как обособленный работник со своей семьей. Собственность на землю так же необходима для полного развития этого способа производства, как собственность на инструмент для свободного развития ремесленного производства. Она образует здесь базис для развития личной самостоятельности.

Она является необходимой переходной ступенью для развития самого земледелия. Поскольку земледелец выступает как собственник своей земли, поскольку земледелец выступает как собственник своей земли, он не уплачивает арендной платы, следовательно, прибавочный продукт в принципе остается целиком самому производителю и образует его благосостояния как гражданина.

Свободная земельная собственность есть базис для развития личной самостоятельности гражданина, основа его гражданского самосознания, ограниченности от всех неграждан, как не имеющих земельной собственности. Напротив, если земледелец вынужден арендовать землю, то значительная (а в ряде случаев и вся) часть его прибавочного продукта переходит к земельному собственнику в качестве арендной платы, в то время как земледелец довольствуется компенсацией лишь необходимых издержек.

В условиях низкого уровня земледелия в античных полисах и малого прибавочного продукта арендные отношения практически не могли функционировать в более или менее развитой форме, так как низводили мелкого земледельца до жалкой роли паупера, не имеющего экономической возможности сводить концы с концами. Вот почему в античных полисах в основе всех политических коллизий стоял аграрный вопрос.

Только наделив безземельных или малоземельных граждан мелкой земельной собственностью и закрепив ее за владельцами, можно было как-то гарантировать существование гражданина как активного члена полиса, война и участника народного собрания.

Определенным резервом для решения аграрного вопроса и поддержки мелкого земледелия была государственная собственность — ager publicus как органическая часть всей организации мелкого производства. Как только мелкое производство утратило свои ведущие позиции в полисной экономики, уступив их рабовладельческому хозяйству, изменилось содержание аграрного вопроса, который принял иные формы (денежные и хлебные раздачи, наделение землей ветеранов). Ager publicus как государственный фонд, как первостепенный резерв потерял решающее значение, хотя и продолжал сохраняться, играя иную роль.

Мелкая земельная собственность по самой своей природе исключает развитие общественных производительных сил труда, общественную концентрацию капиталов, животноводство в крупных размерах, прогрессивное применение науки. Ростовщичество и система налогов должны вести ее повсюду к гибели...

Бесконечное раздробление средств производства и обособление самих производителей. Безмерное расточение человеческой силы. Прогрессивное ухудшение условий производства и вздорожание средств производства - необходимый закон мелкой собственности. В греческих полисах до середины V в. до н.э. и в Риме до начала II в. до н.э., т.е. во времена господства парцеллярной собственности и мелкого земледелия, уровень агрокультуры весьма низок.

Успехи как древнегреческого, так и римского земледелия били связаны с последующим этапом развития, этапом формирования рабовладельческих поместий, собственно рабовладельческого хозяйства. Господство парцеллярной собственности, тесно связанное с абсолютным преобладанием сельского населения, естественно, сдерживало развитие античного урбанизма, рост городов как торгово–ремесленных и культурно политических центров.

Исследование парцеллярной собственности и связанного с ней мелкого производства и связанного с ней мелкого производства затрагивает важную проблему о роли ростовщического капитала в докапиталистических обществах, в том числе и античном.

Характерные формы существования ростовщического капитала во времена, предшествовавшие капиталистическому способу производства, были две. Эти формы следующие: во–первых, ростовщичество путем предоставления денежных ссуд расточительной знати, преимущественно земельным собственникам; во–вторых, ростовщичество путем предоставления мелким, владеющим условиями своего труда производителям, к числу которых принадлежит ремесленник, но в особенности крестьянин, так как при докапиталистических отношениях, поскольку они вообще допускают существование мелких, самостоятельных, индивидуальных производителей, огромное большинство последних составляет класс крестьян.

Ростовщичество поражает прежде всего мелкого производителя, мелкого собственника средств производства. Ростовщический капитал, как характерная форма капитала, приносящего проценты, соответствует преобладанию мелкого производства крестьян, живущих своим трудом, и мелких мастеров–ремесленников.

В Древнем Риме ростовщиками были в основном патриции, т.е. крупные земле владельцы того времени, и, следовательно, фигуры крупного земледельца и ростовщика, во многих случаях различные в Риме совпадали. Это совпадение не исключало, то, во всяком случае, сводило к минимуму, по терминологии К.Маркса, первую характерную форму ростовщичества, а именно ростовщичество, направленное против знатных расточителей, и, напротив, всей своей тяжестью обрушивалось на мелких производителей.

Те самые войны, которыми римские патриции разоряли плебеев, принуждали последних нести военные повинности, мешавшие им производить условия их труда и поэтому превращавшие их в нищих (обнищание, то есть истощение или потеря условий воспроизводства является при этом преобладающей формой), — наполняли амбары и кладовые патрициев добычей в виде меди — тогдашних денег. Вместо того, чтобы прямо давать плебеям необходимые для них товары — хлеб, лошадей, крупный рогатый скот, они ссужали им эту бесполезную для них самих медь и пользовались своим положением для того, чтобы выжимать громадные ростовщические проценты, при помощи которых они превращали своих должников плебеев в должников-рабов.

К.Маркс отмечает такую особенность ростовщичества, как затрудненность контроля за высотой процента в ранних обществах и возможность для ростовщиков взвинчивать его до такой суммы, которая включает весь прибавочный продукт.

В форме процента весь избыток сверх самых необходимых средств существования производителя (сверх суммы, составляющей позднее заработанную плату) может быть поглощен ростовщиком (что позднее выступает как прибыль и земельная рента), и потому в высшей степени нелепо сравнивать высоту этого процента, отнимающего всю прибавочную стоимость, за исключением того, что приходится на долю государства, с высотой современной процентной ставки, когда процент — по крайней мере нормальный — образует часть этой прибавочной стоимости.

Высокий долговой процент, достигающий всего прибавочного продукта — обычное явление в древнем мире — создал реальную возможность деградации и пауперизации мелкого производителя вплоть до потери имущества и даже свободы. Для мелких производителей сохранение или потеря условий производства зависят от тысячи случайностей; и каждая такая случайность или потеря равносильны обнищанию и представляют момент, когда может присосаться паразит–ростовщик. Достаточно, чтобы у мелкого крестьянина пала корова, и он уже не в состоянии снова начать воспроизводство в своем хозяйстве в прежних размерах. Следовательно он попадает в руки ростовщика и, раз уж попав к нему, никогда уже более не освободиться.

И еще один важный момент подчеркивает К.Маркс в своем анализе ростовщичества: его воплощения в денежной форме. Ростовщик, будь это землевладелец или обладатель только денежной суммы, дает ссуду преимущественно только в денежной форме и требует возмещение ссуды и процентов в деньгах.

Ростовщичество — один из способов создания, аккумулирования и самовозрастания денежного капитала как такового, и поэтому в обществе со слабым развитием товарного обращения оно представляет собой особое, отличное от наличных экономических условий явление.

Чем менее элементы производства входят в процесс производства и выходят из него как товары, тем более их происхождение из денег представляется обособленным актом. Чем незначительнее та роль, которую в общественном воспроизводстве играет обращение, тем больше расцветает ростовщичество .

Тот факт, что денежные средства развиваются как особые средства, означает в отношении ростовщического капитала, что последний владеет всеми своими требованиями в форме денежных требований. Ростовщический капитал развивается тем больше чем больше производство данной страны в массе своей остается натуральным, следовательно, ограничивается потребительской стоимостью.

Денежная форма ростовщичества особенно опасна для мелкого производителя, ведущего натуральное хозяйство, она усиливает его страдания, делает перманентным его задолженность и ведет к пауперизации. Ростовщичество выступает, таким образом, как важный фактор хозяйственной жизни, органическая часть экономической системы и оказывает на ее функционирование значительное воздействие.

Влияние ростовщичества на мелкое производство глубоко негативно. Ростовщичество централизует денежное имущество там, где средства производства распылены. Ростовщичество не изменяет способ производства, но присасывается к нему как паразит и доводит его до жалкого состояния. Оно высасывает его, истощает и приводит к тому, что воспроизводство совершается при всё более скверных условиях. Отсюда народная ненависть к ростовщикам, особенно сильна в античном мире, где собственность производителя на условия его производства являлась в тоже время основой политических отношений, основой самостоятельности граждан.

Быстрая деградация и пауперизация, вплоть до обращения в долговое рабство, мелких производителей, граждан того или иного античного полиса под влиянием неконтролируемых действий ростовщиков подрывает самые глубокие экономические основы полиса как особого социально-экономического организма, и поэтому государство, гражданство в целом предпринимает ряд мер по защите мелкого производства как основы полисного коллектива.

На определенном уровне экономического развития предпринимается как необходимая мера ограничение ссудного процента. Например, римские плебеи, мелкие земледельцы и ремесленники в законодательном порядке добились того, что бы большая часть прибавочного продукта шла в их пользу, а не в пользу ростовщика, и тем самым обрели гарантию своего существования как полноценных граждан коллектива.

Законодательное ограничение ссудного процента определенным минимумом, запрещение долгового рабства, получение земельного участка из фондов ager publicus на правах собственности (т.е. без необходимости вносить арендную плату) стали важнейшими завоеваниями римских плебеев в экономической области, создали их основу их гарантированного в известной мере существования в качестве активных членов гражданского коллектива, обеспечили рассвет классического полиса в Древней Греции и Древней Италии, экономической базой которых стало в некоторой степени гарантированное законом мелкое независимое земледелие и ремесленное производство.

При характеристике ранней стадии развития античной экономики нужно особо внимание уделять как анализу мелкого производства и парцеллярной собственности, так и роли ростовщического капитала, пышным цветом расцветшего в условиях господства мелкого производства. Означает ли это, что перед нами экономическая система, функционирующая вне рабовладельческих отношений? Отнюдь нет.

Рядом с мелким земледелием существовала крупная земельная собственность тех же патрициев, выступавших с тем как ростовщики. Крупные хозяйства патрициев противостоят мелкому земледелию плебеев. Вместе с тем пышно развивающееся ростовщичество предполагает владельцев денежного капитала, сосредоточенного опять-таки у патрициев.

Иначе говоря, крупное земледелие патрициев дополнялось наличием у них же денежных капиталов; вместе этим компоненты составляли их имущество как исходный пункт производства. Производство в крупных земельных владениях римской знати велось если не целиком, то частично с помощью рабской силы. Борьба мелкого землевладения с крупным велась на фоне рабовладельческих отношений, которые придавали ей определенное историческое своеобразие и вели к последствиям, отличным от последствий такой борьбы в другие исторические эпохи.

Какие источники пополнения рабов, поддержание воспроизводства рабской силы действуют в эту эпоху? Они тесно связаны с механизмом ростовщического капитала, в частности с обращением в рабство за долги. Поскольку ростовщиками в этот период выступают те же патриции — земельные собственники, поскольку все рычаги политической и военной власти были у них в руках, то рассвет ростовщических операций и высота процента обеспечивают пополнение рабского рынка через этот источник. Видимо, суровость долгового права находилась в прямо пропорциональной зависимости от потребности в существовании именно этого источника рабской рабочей силы для земельных владений патрициев.

Одним из источников пополнения рабов били войны мелких полисов между собой, поскольку роль войны и военной организации в жизни античного обществ была очень велика. Во всяком случае, крупное землевладение, противостоящее мелкому, как производственный организм функционировало на основе рабовладельческих отношений.

Но рабовладельческая система, которая сформировалась в крупном землевладении ранней поры, была особого, раннего типа. К.Маркс называет ее патриархальной системой рабства, направленной на производство непосредственных средств существования, или потребительской стоимости.

В рамках этой системы производство имело узкие пределы удовлетворения собственных еще неразвитых потребностей землевладельца, его семьи и челяди и потому не требовало повышенной эксплуатации работников, в данном случае рабов.

При господстве мелкого земледелия крупное земледелие играло второстепенную роль, к тому же сама его внутренняя организация могла базироваться не только на труде рабов такого рода, как кабальные должники, но и на использовании нерусского труда зависимых лиц разного происхождения. К тому же сама организация производства в крупных владениях, по существу, копировала производственный процесс в мелком земледелии.

Более того, ожесточенная борьба мелкого производства за свое существование, завершившаяся в Риме ограничением ссудного процента, отменой рабства-должничества, наделение бедных граждан земельными участками из ager publicus на правах собственности, обеспечила перевес мелкого земледелия над крупным в известный период существования полиса (его наиболее цветущая пора), замедлило развитие крупного земледелия за счет мелкого.

Победа плебса в многовековой борьбе патрициев и плебеев к началу III в. до н.э. показала бесперспективность развития крупного землевладения на прежних основах, т.е. на патриархальном рабстве с использованием труда рабов-должников, на сугубо натуральном производстве, жестоком ростовщичестве, направленном против своих же граждан, наконец, на основе пронизанности организации крупных владений отношениями мелкого земледелия.

К.Маркс следующим образом определяет причины разложения парцеллярной собственности как основы полисного коллектива мелких земельных собственников.

Чтобы община как таковая продолжала существовать на прежний лад, необходимо, чтобы производство ее членов происходило при заранее данных объективных условиях. Само производство, рост населения (а оно тоже относится к производству) неизбежно расшатывает мало-помалу эти условия, разрушает их вместо того, чтобы воспроизводить и т.д., и от этого общинный строй гибнет вместе с теми отношениями собственности, на которых он был основан...

В особенности влияние военного дела и завоеваний (что в Риме, например, по существу, относилось к экономическим условиям самой общины) подрывает реальную связь, на которой она покоится.

Во всех этих формах основой развития является воспроизводство заранее данных (в той или иной степени естественно сложившихся или же исторически возникших, но ставших традиционными) отношения отдельного человека к его общине и определенное, для него предопределенное, объективное существование как в его отношении к условиям труда, так и в его отношении к своим товарищам по труду, соплеменникам и т.д. — в силу чего эта основа с самого начала имеет ограниченный характер, но с устранением этого ограничения она вызывает упадок и гибель.

Именно такое влияние оказывает у римлян развитие рабства, концентрация землевладения, обмен, денежные отношения, завоевания и т.д., несмотря на то, что все эти элементы до известного момента казались совместимыми с основой их общества и отчасти как будто лишь расширяли ее невинным образом, отчасти казались простыми злоупотреблениями, развивавшимися из этой основы. Здесь в пределах определенного круга может иметь место значительное развитие.

В изменившихся социально-экономических условиях открывается новый путь развития крупного землевладения на новой производственной основе. Новые основы в виде отдельных элементов созревали в недрах старых отношений, они усиливались ив конечном итоге получили простор для развития. Этими явлениями экономического прогресса стало формирование крупного производства в земледелии и отчасти в ремесле, развивающегося на базе рабовладельческого способа производства, на основе рабовладельческой системы, направленной на производство прибавочной стоимости.

Период развития античной экономики, содержанием которого была система патриархального рабства, целью которой было получение непосредственных средств существования в виде потребительской стоимости, сменился новым периодом.

Первоначально плебеи Древнего Рима были свободными крестьянами, обрабатывающие, каждый сам по себе, свои собственные мелкие участки. В ходе римской истории они были экспроприированы. То самое движение, которое отделило их от средств производства и существования, влекло за собой не только образования крупной земельной собственности, но также образование крупных денежных капиталов.

Таким образом, в один прекрасный день налицо оказались, с одной стороны, свободные люди, лишенные всего, кроме своей рабочей силы, а с другой стороны — для эксплуатации их труда — владельцы всех приобретенных богатств.

2.Хозяйственный механизм II (классической) стадии рабовладельческой экономики античного мира.

На второй стадии развития античного хозяйства выступает рабство, а процесс производства по сравнению с предшествующей стадией (патриархального рабства) существенно трансформируется.

Когда ростовщичество римских патрициев окончательно разорило римских плебеев и мелких крестьян, наступил конец этой формы эксплуатации и место мелкокрестьянского хозяйства заняло хозяйство чисто рабовладельческое.

Изменяются многие условия производства. Меняются основные его фигуры. На место парцеллярного крестьянина, ремесленника как основных производителей и вместе с тем владельцев-собственников условий производства и прибавочного продукта приходит лишенный всяких средств производств, да и собственной личности раб, с одной стороны, а с другой — рабовладелец, собственник условий производства, включая средства существования: земли, орудий труда, денежных сумм, располагающий рычагами политической власти. Такой собственник имеет экономические возможности завести крупное хозяйство как в земледелии, так и в ремесле.

Наиболее глубокой базой структуры классической стадии является полное раскрытие возможностей производственных отношений (и лежащих в их основе форм собственности), их соответствие характеру непрерывно развивающихся производительных сил.

Таким образом, не только меняются основные фигуры производственного процесса и возникает новое господствующее отношение раб — рабовладелец, но и создаются иные условия производства — на место мелкого производства приходит новое в виде рабовладельческих поместий и ремесленных мастерских, основанных на рабском труде.

Развитию крупного рабского земледелия и крупного ремесленного производства разрывает ту органическую связь между мелким земледелием и домашней промышленностью как подсобным промыслом, которая была характерной особенностью предшествующего времени.

Создается экономическая возможность разделения труда и концентрации земледельческой деятельности в сельской местности, а ремесла в городе. Тем самым создаются основы мощного развития урбанизма, распространения городов не только как центров земельных собственников, но реже всего как центров сосредоточения ремесленной деятельности, торговли, политической жизни и культуры, т.е. городов в собственном смысле этого слова. причем в одних городах можно видеть преобладание купеческого капитала, т.е. торговых операций, в других — промышленное развитие.

По самой природе вещей получается так, что не только городская промышленность как таковая отделяется от земледелия, ее продукты с самого начала становятся товарами и, следовательно, для их продажи требуется посредничество торговли.

Итак, крупное земледелие в сельской местности и ремесленном предприятия с зачатками мануфактуры в городах стали наиболее общими особенностями рабовладельческой экономики как таковой.

Крупное производство рабского типа, сменившее мелкое хозяйство самостоятельных производителей, было новым шагом вперед в развитии производительных сил, хотя мелкое хозяйство никогда не исчезало.

Преимущество рабовладельческих хозяйств (поместий и ремесленных мастерских) по сравнению с хозяйством крестьян и мелких ремесленников предшествующего времени в концентрации производства, в переходе от мелкого производства к крупному, хотя эта концентрация и это крупное производство коренным образом отличаются от капиталистического хозяйства и господства капитала.

Концентрация проявилась не только в объединении под руководством собственника больших средств производства, но и в новом характере соединения рабочей силы с ними, новых условиях эксплуатации рабочей силы — бесправных и целиком принадлежавших данному собственнику рабов.

Прежде всего собственник денежных сумм и земли может приобрести на рабском рынке большие партии рабов для их производственного использования. Раб принадлежит своему господину целиком. Денежный капитал, затрачиваемый на покупку рабочей силы, играет роль денежной формы основного капитала, который возмещается лишь постепенно, в течение активного периода жизни раба. Поэтому у афинян прибыль, которую получал рабовладелец непосредственно, путем промышленного использования своего раба, или косвенно, отдавая его в найм другим лицам, применявшим труд рабов в промышленности (например, в горном деле), рассматривался просто как процент (вместе с амортизацией) на авансированный денежный капитал.

Поскольку стоимость рабочей силы рабов входит в состав постоянного капитала, а не переменного то последний ограничивается небольшим объемом, в то время как в составе постоянного капитала получает преобладание не та его часть, которая затрачивается на совершенствование техники, а другая, выделяемая на приобретение больших или меньших партий рабов.

Иначе говоря, в структуре рабовладельческого производства и ее функционирования центр тяжести производства переносится не столько на развитие средств и орудий производства, сколько на организацию и эксплуатацию рабочей силы.

Высокий уровень эксплуатации рабов обуславливается и общими особенностями рабской рабочей силы и вместе с тем новыми целями производства, направленного на получение прибавочной, а не потребительской стоимости, т.е. ориентированного частично на рынок и на получение дохода в форме денег.

Тем самым раздвигаются узкие рамки прибавочного продукта, ограниченные ранее в условиях мелкого производства или при патриархальном рабстве потребностями рабовладельца и его челяди рождается жажда прибавочного продукта, толкающая вперед развитие производства и вместе с тем ведущая к повышению эксплуатации основного производителя, раба, труд которого достигает возможной в то время интенсивности.

Для античных обществ источниками рабства, кроме активной работорговли, организованной в средиземноморском масштабе, можно отметить многочисленные и успешные войны римлян, в процессе которых порабощались значительные массы населения завоеванных стран. Обильные источники рабства вели к повышенной и ужесточенной эксплуатации. В то же время сокращение их, вздорожание рабов на рынках, следует полагать, вносили коррективы в способ эксплуатации рабского труда, приводили к появлению иных, более смягченных форм такой эксплуатации.

Сложная и развернутая система надзора и принуждения работника к труду является органической частью рабовладельческого производства, она есть не что иное, как реализация самого очевидного и самого полного отношения господства и подчинения, которое свойственно рабству в самой неприкрытой и абсолютной форме. Это отношение самого грубого подчинения как принуждение к труду с помощью бича надсмотрщика.

Однако не только насилие, но и экономические факторы управляли рабовладельческим хозяйством. Лучшая одежда, пища, лучшее обращение и более или менее значительная peculium, а также возможность попасть в состав рабской администрации — это, по существу, экономические рычаги с бичом надсмотрщика.

Изменения в рабском производстве эпохи рассвета, а именно: создание крупного для того времени производства, разделение труда даже в ограниченных размерах, использование кооперации работников, создание разветвленной системы надзора, рост технической базы, усиление интенсивности и эксплуатации труда рабов вели к росту производительности рабского труда по сравнению с производительностью труда свободных, распыленных мелких производителей.

Все рассмотренные выше компоненты процесса производства при рабовладельческой системе, направленной на производство прибавочной стоимости, показывают новый этап развития производительных сил в условиях классического рабства.

Создание большого прибавочного продукта и увеличение богатства общества в целом позволили содержать на возросшую долю прибавочного продукта непосредственных производителей категории населения, занятые в создании культурных ценностей, в обслуживании господствующего класса.

Воспроизводство предполагает восстановление основных источников производственного процесса, т.е., с одной стороны, средств производства, с другой стороны, рабочей силы.

В античности решающее значение имела не промышленность, а сельское хозяйство, и потому основой воспроизводства было не промышленное оборудование и сырье, а земля, источники ее плодородия. С другой стороны, структура производства была такова, что в состав постоянного капитала “постоянного капитала” входило не столько оборудование, техника производства, сколько рабочая сила — рабы.

Таким образом, основными компонентами воспроизводства в античных рабовладельческих обществах были источники получения рабочей силы, т.е. рабов, и восстановления плодородия земли.

Развитие крупного земледелия и стремление к получению прибавочного продукта, большего урожая предъявляли высокие требования к почвенному плодородию и предполагали постоянное восстановление его источников, а это при отсутствии научного почвоведения, агрохимии, химии, значительного количества удобрений было затруднено.

Древние шли по пути освоения новых земель, окультуривания лесных и заболоченных пространств, каменистых и бросовых участков. Но какое-то время этот экстенсивный путь развития исчерпал свои возможности, и воспроизводство на этой базе было уже невозможно.

Трудной была в античную эпоху проблема пополнения рабочей силы рабского типа Интенсивная эксплуатация труда людей, находящихся под абсолютной властью господина, укорачивала срок производственной жизни раба по сравнению, например, с мелким производителем. Это приводило к тому, что ротация рабочей силы в производстве была относительно быстрой и рабовладельческое хозяйство постоянно нуждалось в воспроизводстве рабочей силы.

Что же представляла собой система производственных отношений с точки зрения формы собственности и какого было ее воплощение в социальной структуре античных рабовладельческих обществ? Можно отметить две наиболее общие особенности рабовладельческой собственности: во-первых, это одна из форм частной собственности (в отличие от общественной); во-вторых, она предполагает абсолютную форму зависимости основного производителя.

Рабовладельческая частная собственность, с одной стороны, обременена большим набором кровнородственных и общинных (и групповых) традиций и институтов, а с другой — имеет применение в ограниченном коллективе граждан.

Распространение классического рабства служит разлагающей средой для разных форм зависимого труда, влечет за собой внедрение отношений частной собственности, в то время как распространение различных форм зависимого труда приводит к внедрению отношений частной собственности, в то время как распространение различных форм зависимого труда приводит к внедрению отношений общинной, расщепленной и другой собственности, означает кризис (или невозможность развития) классического рабства и свертывание отношений частной собственности.

Вторая общая особенность рабовладельческих отношений — абсолютная зависимость работника (раба) от своего собственника (рабовладельца) — является, по существу, наиболее полной реализацией частной собственности.

Классы — это большие группы людей, различающихся по их месту в системе общественного производства, по их отношению к средствам призводства, по их роли в общественной организации труда, произведенного продукта.

Наличие трех основных классов античного общества предполагает разнообразный спектр классовых отношений. Наряду с отношением рабы — рабовладельцы в обществе возникают еще два типа отношений: рабы — мелкие производители и мелкие производители — рабовладельцы, причем оба этих типа являются столь же существенными, как и первый.

В Древней Греции этот переход в основном закончился к концу VI в. до н.э. В старых структурах архаической Греции VIII-VI вв. до н.э. произошел переворот, проявившийся во всех направлениях развития.

В области экономики это был переход к товарному производству, основанному на рабском труде; в области социальных отношений — развитие классического рабства, формирование полисной структуры, в частности сильной прослойки свободных граждан; в области политической — возникновение республиканских (в форме античной демократии или аристократии) форм государства, т.е. создание классического полисного устройства взамен рыхлых и достаточно разнородных социально-экономических и политических структур архаической стадии.

Аналогичные изменения происходили и при трансформации ранней стадии в классическую в Древнем Риме.

Однако при этих довольно радикальных изменениях социально-экономического и политического порядка в период перехода от одной стадии к другой, которые носили качественный характер и рельефно выделяют стадии по основным признакам, прослеживаются очевидная преемственность, непрерывность, единство в развитии всех отношений мира древнегреческих полисов VIII-VI вв. до н.э. и мира V-IV вв. до н.э., раннеримского общества VI-IV вв. до н.э. и Римской республики II-I вв. до н.э.

Наиболее глубокой базой структуры классической стадии является полное раскрытие возможностей производственных отношений (и лежащих в их основе форм собственности), их известное соответствие характеру непрерывно развивающихся производительных сил.

Однако в классово-антагонистических формациях такое сбалансированное равновесие не может продолжаться долго. Ведь совершенствование производительных сил как естественный результат повседневной жизнедеятельности общества есть процесс непрерывный, в то время как любая система производственных представляет собой определенную целостность и, следовательно, имеет тенденцию к несовпадению с движением производительных сил, к отставанию.

Следовательно, с теоретической точки зрения, а конкретные исследование это подтверждают, классическая стадия формации не может быть длительной. причем чем медленнее развиваются производительные силы — наиболее подвижная часть всей формации, тем продолжительнее их сбалансированное соответствие с системой производственных отношений, тем больший отрезок времени существует классическая стадия формации. Так, в Древнем Риме классическая система рабства успешно функционировала в течение четырех-пяти столетий (II в. до н.э. - II в. н.э.).

В классической стадии рабовладельческой формации можно выделить две фазы: 1) фаза локального, полисного развития, когда классическая система существует в небольшом числе отдельных высокоразвитых центров (полисов); 2) фаза, когда классическая стадия приобретает всемирно-историческое значение как наиболее адекватное выражение сущности данной формации (общеимперская система I-II вв. н.э.).

На поздней стадии формации происходит разложение и отмирание господствующего способа производства, рождается новый уклад, формируются основы новой социально-экономической как прообраз новой общественно-экономической формации.

Теоретического исследования заключительной стадии формации позволяет выделить несколько аспектов, которые определяют ее главные особенности: 1) проявление разложения и отмирания старого господствующего способа производства; 2) рождение и формирование основ нового способа производства; 3) механизм взаимодействия старого способа производства и нового уклада; 4) главные черты социальной революции (когда она начинается, соотношение между социальной и политической революциями или реформами и др.), отделяющей одну формацию от другой.

Последняя стадия формации — это такой период общественного развития, в который происходит разложение старого способа производства, низведение его с доминирующего в общей системе формации. Заключительная стадия формации должна быть разделена на две различные фазы.

В первой фазе господствующий способ производства сохраняет еще элементы своих внутренних потенций и обеспечивает развитие в определенных регионах, в отдельных отраслях экономики, в отдельных сферах, а новый социально-экономический уклад пока утверждается на уровне базисных отношений.

Во второй фазе старый способ производства исчерпывает свои возможности развития, начинает тормозить движение вперед, вызывает кризисы и катаклизмы, в то время как новы уклад укрепляется, распространяется вглубь, обеспечивает решение возникающих перед обществом проблем, его неотвратимость утверждается в общественном мнении, создается новая система духовных ценностей и идеологических институтов, возникают снизу элементы нового политического регулирования и государственной власти, оппозиционной старому государственному строю.

В общественной атмосфере второй фазы обостряются все социальные противоречия эпохи, которые могут прорываться на самых различных участках жизни в самых различных формах — от вооруженных восстаний до утонченных богословских споров, а состояния революционных ситуаций возникают постоянно и из-за самых разных причин.

В сложных и противоречивых условиях поздней античности, кризиса рабовладельческого способа производства созревание нового способа производства возможно было лишь через упадок античной цивилизации, через отказ ее некоторых достижений, появление и использование которых было связано с интенсивной эксплуатацией труда и почвенного плодородия, приводившего к истощению их самых глубоких источников.

Наиболее ярко и зримо весь этот процесс постепенного доведения оптимальных форм рабовладельческого хозяйства и организации рабского труда до их кризиса, разложения и их трансформации в новые формы эксплуатации и производства можно видеть в эволюции экономической организации римской латифундии как основной производственной ячейки позднеантичного общества.

На поздней стадии формации происходит разложение и отмирание господствующего способа производства, рождается новый уклад, формируются основы новой социально-экономической как прообраз новой общественно-экономической формации.

Современный уровень теоретического исследования заключительной стадии формации позволяет выделить несколько аспектов, которые определяют ее главные особенности: 1) проявление разложения и отмирания старого господствующего способа производства; 2) рождение и формирование основ нового способа производства; 3) механизм взаимодействия старого способа производства и нового уклада; 4) главные черты социальной революции (когда она начинается, соотношение между социальной и политической революциями или реформами и др.), отделяющей одну формацию от другой.

Последняя стадия формации — это такой период общественного развития, в который происходит разложение старого способа производства, низведение его с доминирующего в общей системе формации. Заключительная стадия формации должна быть разделена на две различные фазы.

В первой фазе господствующий способ производства сохраняет еще элементы своих внутренних потенций и обеспечивает развитие в определенных регионах, в отдельных отраслях экономики, в отдельных сферах, а новый социально-экономический уклад пока утверждается на уровне базисных отношений.

Во второй фазе старый способ производства исчерпывает свои возможности развития, начинает тормозить движение вперед, вызывает кризисы и катаклизмы, в то время как новы уклад укрепляется, распространяется вглубь, обеспечивает решение возникающих перед обществом проблем, его неотвратимость утверждается в общественном мнении, создается новая система духовных ценностей и идеологических институтов, возникают снизу элементы нового политического регулирования и государственной власти, оппозиционной старому государственному строю.

В общественной атмосфере второй фазы обостряются все социальные противоречия эпохи, которые могут прорываться на самых различных участках жизни в самых различных формах — от вооруженных восстаний до утонченных богословских споров, а состояния революционных ситуаций возникают постоянно и из-за самых разных причин.

Глава 2. Особенности экономического развития Древней Греции.

1. Причины раннего экономического развития и особенности экономической системы греческого рабовладения.

Природные условия в Греции отличаются от природных условий древневосточных стран тем, что здесь для нормального занятия земледелием нет необходимости строить сложные гидротехнические сооружения, как на древнем Востоке.

Тем самым создавались благоприятные условия для развития частной собственности на землю, на земельный участок, а основой производственной ячейкой стали не громоздкие царские или храмовые хозяйство или общинное производство с его мелочной регламентацией, предполагавшие огромный управленческий аппарат, а небольшое частное хозяйство, построенное на рациональных основаниях жесткой эксплуатации рабского труда из относительно высокой доходностью.

Процесс исторического развития греческого общества протекал в рамках мелких, внутренне сплоченных республик, опирающихся на гражданский коллектив среднезажиточных земледельцев.

Социальная структура полисов предполагало существование трех основных классов: класса рабовладельцев, свободных мелких производителей и рабов самых разных категорий.

Одной из важнейших особенностей социальной структуры в греческих полисах было существование такой социальной категории, как гражданский коллектив, т.е. сосовокупность полноправных граждан данного полиса. К гражданам полиса принадлежали коренные жители, проживающие в данной местности несколько поколений, владеющие наследственным земельным участком, принимающие участие в деятельности народных собраний и имеющие место в фаланге тяжело вооруженных гоплитов.

Владение земельным участком рассматривалось как полноценная гарантия выполнение гражданином своих обязанностей перед полисом, перед всем гражданским коллективом.

В Греции середины V в. до н.э. сформировалось экономическая система, которая без особых изменений просуществовало до конца IV в. до н.э. и которую можно определить как классическую рабовладельческую экономику.

Греческая экономика в целом не была однородной. Среди многочисленных греческих полисов можно выделить два основных хозяйственных типа, отличающихся по своей структуре.

Для первого типа полиса(аграрный) — было характерно абсолютное преобладание сельского хозяйства, слабое развитие ремесла и торговли (наиболее яркий пример Спарта, а также полисы Аркадии, Беотии, Фессалии и др.).

Другой тип полиса можно условно определить как торгово-ремесленный, в структуре которого роль ремесленного производства и торговли была значительно выше, чем полисах первого типа.

Именно в полисах второго типа была создана ставшая классической рабовладельческая экономика, которая имела довольно сложную и динамичную структуру, а производительные силы развивались особенно быстро (примером таких полисов были Афины, Коринф, Мегары, Родос и др.). Полисы этого типа задавали тон экономическому развитию, были ведущими хозяйственными центрами Греции V - IV вв. до н.э.

Определение ведущего типа греческих полисов не означает, что сельское хозяйство в них отошло на задний план, перестало быть важной отраслью экономики. Сельское хозяйство в торгово-ремесленных полисах было ведущим наряду с торговлей и ремеслом, являлось основой экономической системы.

В целом сельское хозяйство Греции V - IV вв. до н.э. имело следующие особенности: многоотраслевой характер, преобладание трудоемких интенсивных культур (виноградарство, маслиноводство), внедрение рабского труда как основы земледелия, товарная направленность рабовладельческого поместья как нового типа организации сельскохозяйственного производства.

Поместья афинских крупных землевладельцев VI-V вв. до н.э. скорее всего представляли собой не единое централизованное производство, обеспеченное рабской силой, а совокупность нескольких относительно небольших участков, может быть, расположенных в разных местах полиса и либо сдаваемых в аренду, либо обрабатываемых на иных условиях.

Следует отметить, что описанная структура крупного афинского землевладения должна была переживать серьезный внутренний кризис по мере того, как укреплялось правовое и имущественное положение афинского гражданства, росло его самосознание, увеличивалось богатство афинского полиса, оказавшегося во главе обширного I Морского союза, упрочивалась система афинской демократии с ее продуманной политикой материального обеспечения бедных граждан, интенсивного развития городской жизни и городского ремесла.

Прежде всего резко возросло собственное городское население, потерявшее связь с сельским хозяйством, а следовательно, увеличилась и потребность в сельскохозяйственной продукции. С другой стороны, укрепление имущественного и социального положения средних и мелких землевладельцев в государстве должно было лишить крупных землевладельцев источников рабочей силы, необходимой для обработки их участков.

В Афинах в V в. до н.э. в сельскохозяйственном секторе экономики возникла и развилась потребность в товарной продукции и в дополнительной рабочей силе, которая в тех условиях могла быть только рабской.

Общая экономическая ситуация в Греции в целом и в Афинах в частности (развитие городской жизни, повышение потребности городского населения в сельскохозяйственной продукции, увеличение численности рабов, сокращение зевгитской прослойки и другие признаки кризиса полиса) создавала более благоприятные условия для появления и распространения таких хозяйств.

Ремесла и торговля не могли развиваться без привлечения дополнительной рабочей силы. Эту дополнительную рабочую силу давало сельское население, которое в связи с развитием городов и распространением рабовладельческих поместий вытеснялось из сельской местности и скапливалось в пределах городских стен.

Этот тип хозяйства определяется как товарная вилла, поскольку в самой структуре имения резко выделялась по своему удельному весу культура, ориентированная на продажу.

Товарное поместье было связано с городским рынком самыми разнообразными способами, из которых главными были три: 1) изготовление продукта на вилле (например, приготовление вина, масла) и его вызов в соседний город на рынок, где и осуществлялась его реализация; 2) приготовление продукта и его продажа здесь же на вилле скупщику, переправлявшему затем продукт на городской рынок собственным силами; 3) продажа урожая на корню скупщику, который своими силами собирал урожай, приготовлял продукт, транспортировал его в город и реализовывал на рынке.

Основой основ ремесленного производства в целом являлось получение металла и необходимых изделий из него, т.е. металлургия и металлообработка. В классическую эпоху греческие мастера получали металла больше по количеству и лучше по качеству, чем их предшественники, а железо вошло в производство и в повседневную жизнь глубже и шире, чем когда бы то ни было ранее.

Для греческого ремесла характерна тесная связь с рынком, где ремесленник продавал свою продукцию, покупал сырье, орудия труда, рабов, продовольствие для их пропитания. Развитие деловой активности в греческих торгово-промышленных центрах, успехи греческого ремесла, специализация эргастериев при устойчивых источниках пополнения рабов делали занятия ремеслом выгодным делом.

Довольно многолюдное население торгово-ремесленных полисов с его разнообразными потребностями, все более возраставшими по мере развития городской жизни, недостаток зерна и разных видов сырья для ремесел, с одной стороны, излишки вина и масла, большие запасы различных ремесленных изделий, — с другой, создавали благоприятные условия для бурного развития греческой торговли в целом.

Развитие товарного производства, большой объем торговых операций требовали совершенствование расчетных операций. Примитивный обмен товара на товар или на куски валютного металла, которые постоянно нужно взвешивать, был неудобен. Более удобным средством расчета стала монета: небольшой кусочек валютного (золота, серебра, бронзы) металла со строго определенным весом, гарантированным государством, выпустившим эту монету.

Экономическая система, сложившаяся в торгово-ремесленных полисах и в Греции V - IV вв. до н.э. в целом, не могла существовать без привлечения к труду больших масс рабов, абсолютное количество и удельный вес которых в греческом обществе V - IV вв. до н.э. непрерывно возрастал. Основными производственными ячейками стали частные хозяйства, будь то мелкие крестьянские участки и рабовладельческие поместья на хоре или разные по размеру эргастерии в городе.

Государственные или храмовые хозяйства не получили в Греции такого развития, как в древневосточных обществах. Все эти особенности хозяйственной структуры привели к формированию особой системы классовых отношений, которая может быть определена как развитое рабовладельческое общество, или классическое рабство.

Система классического рабства сформировалась в более или менее законченном виде в развитых торгово-ремесленных полисах (Афины), в то время как в аграрных полисах (Спарта) социально-классовая структура отличалась целым рядом особенностей. Наиболее ярким примером является афинское общество, характеристика которого позволяет показать особенности социально-классовой структуры торгово-ремрсленных полисов, играющих ведущую роль в историческом развитии древней Греции V - IV вв. до н.э.

Греческое общество классической эпохи на три основных класса: класс рабов, класс мелких свободных производителей и класс рабовладельцев.

Для греческих полисов V - IV вв. до н.э. характерно внедрение рабства во все сферы жизни и производства. Возрастает общее количество рабов, и класс рабов превращается в основной по численности класс древнегреческого общества.

Раб рассматривался греческим законодательством, общественным мнением как одаренное речью орудие производства, как получеловек. Раб находился в полной власти, был собственностью рабовладельца, последнему принадлежали его рабочее время, его жизнь.

Рабы не были однородны. Среди них выделялись группы, различавшиеся своими интересами: рабы, занятые в ремеслах и торговли, рабы сельскохозяйственные, рабы-горняки, рабы, занятые в домашнем хозяйстве и личными услугами, наконец, находящиеся в некотором привилегированном положении государственные рабы: полицейские, тюремщики, писцы, счетчики, глашатаи.

Структура полисного коллектива, довольно высокий удельный вес средних прослоек населения, проведение мероприятий по поддержанию стабильности гражданского коллектива не способствовали резкому имущественному расслоению. Состояния рабовладельцев были относительно скромными, слоя сказочно богатых магнатов, располагавших огромными средствами, не сложилась.

В греческих полисах с республиканским устройством не было придворной знати, государственной бюрократии, выделенного из общества военного сословия, могущественного жречества. Класс греческих рабовладельцев состоял из собственников земельных владений, ремесленных мастерских, обрабатываемых рабами, торговых кораблей, денежных сумм или рабских контингентов, которые можно отдать в аренду другим лицам и получить таким образом прибыль от их труда.

Класс греческих рабовладельцев не был однородным, он делился на несколько фракций. К одной из фракций принадлежали представители старинной земельной аристократии, хранившие родовые традиции. Другой фракцией греческих рабовладельцев, особенно сильной в экономически развитых полисах, была прослойка, основные интересы которой были связаны с процветанием торговли и ремесел, товарного производства и денежного отношения.

Греческое рабовладельческое общество состояло не только из рабов и рабовладельцев. Наряду с ними жили и трудились мелкие свободные производители — земледельцы, собственники или арендаторы небольших земельных участков, владельцы ремесленных мастерских, розничные торговцы, поденщики или матросы, обслуживающие морские перевозки, бедный городской люд. По своей численности этот класс не только не уступал, но несколько превосходил общую численность класса рабов, т.е. был одним из самых многолюдных классов греческого общества.

Мелкие производители трудились на земельных участках, в ремесленных мастерских, рудниках или на строительстве, где не применяли, как правило, рабского труда.

Состав класса свободных мелких производителей был довольно пестрым; можно выделить три основные группы: мелких землевладельцев; ремесленников и торговцев, имеющих гражданские права; ремесленников и торговцев-метеков.

Классовая и социальная структура рабовладельческого общества V - IV вв. до н.э. была довольно сложной и расчлененной: антагонизмы и противоречия между основными классами осложнялись острыми столкновениями и внутри каждого класса, как рабовладельцев, так и свободных мелких производителей. Общественные взаимоотношения в греческих полисах представляли собой запутанный клубок противоречий разного порядка.

Однако этот комплекс различий социальных столкновений создавался и проявлялся в том или ином политическом или социальном конфликте на основе главного антагонизма эпохи: напряженности между классом умело и жестоко эксплуатируемых рабов и классом рабовладельцев в целом.

Иной тип социальной структуры сформировался в полисах аграрного типа. Абсолютное преобладание сельского хозяйства и натуральный характер его производства, господство мелкого землепользования не создавали потребности в дополнительной рабочей силе или труде рабов. Вот почему для Спарты типичен низкий уровень развития рабовладельческих отношений и преобладание различных форм зависимого или полузависимого труда.

Для спартанского общества была также характерна незавершенность социальной дифференциации внутри каждого класса, что наложило отпечаток на характер классовых взаимоотношений и противоречий Спарте, которые чаще всего проявлялись в виде организованных восстаний илотов или борьбы за власть между многочисленными кликами, носившей верхушечный характер.

2. Кризис греческого рабовладения.

Греческий полис предоставил благоприятные возможности для развития экономики, формирования социальной структуры, политической организации и культуре греческого народа. Он развивался как основная ячейка рабовладельческого общества.

Широкое развитие рабства, превращение его в основу общественных отношений было заложено в самой полисной структуре, предполагавшей господство частной собственности, рост товарных связей, создание благоприятных условий для политической деятельности и культурной жизни основной массы граждан.

Рабовладельческие отношения характеризуются прежде всего глубоким внедрением рабства в производство, как в сельской местности (в рабовладельческих поместьях и даже в ряде крестьянских хозяйств), так и в городских мастерских и на стройках, рациональной организацией и высокой степенью эксплуатации рабов.

В полисах сформировались такие передовые политические идеи, как идея демократической республики, получившая наиболее полное выражение в афинской демократии, и понятие гражданина как носителя четко осознанных прав (право на материальную помощь со стороны государства, право на политическую деятельность, службу в ополчении, равноправие и независимость от какого-нибудь лица или учреждения), понятие свободы.

Широкое распространение рабского или зависимого труда, его рациональная организация, активное участие граждан в политической деятельности, развитие личности гражданина создавали благоприятные условия для подъема культурного творчества.

Однако греческий полис исчерпал свои внутренние потенции к середине IV в. до н.э. и вступил в период кризиса. Развитие рабства подрывало единство гражданского коллектива, вело к имущественной и социальной дифференциации, разложению гражданского коллектива, обострению социальных и классовых противоречий.

Существование многочисленных независимых мелких и мельчайших полисов, постоянно враждующих друг с другом, вызвало общую нестабильность и политический хаос, которые ставили вопрос о самом существовании этой формы. Выходом из кризиса стало включение ранее независимых полисов в рамки крупного государства, верховные правители которого взяли на себя обеспечение внутреннего порядка и внешней безопасности для входящих в это государство полисов, предоставив им в остальных делах внутреннюю автономию.

Глава 3. Особенности экономического развития Древнего Рима.

1. Социально–экономическое иполитическое развитие Италии на I стадии формирования хозяйственного механизма античности.

В социально–экономическом отношении Италия VI–III вв. до н.э. представляла довольно пеструю картину. Самыми развитыми из ее областей были Этрурия и Кампания, где процветали сельское хозяйство, ремесла и торговля. Классическое рабство как структурообразующее начало всей классической стадии рабовладельческой формации сложилось в Риме в начале II в. до н.э. - II в. н.э., т.е. до конца классической стадии. Классическое рабство в Древнем Риме прошло две основные стадии.

Южная Италия с богатыми греческими городами–колониями по уровню своего развития занимала второе место. Лаций с городом Римом, заселенный скотоводами и земледельцами, очень удобно расположенный на пересечении важных сухопутных и речных путей, в VI–V вв. до н.э. отставал от своих высокоразвитых соседей — этруссков и греческих колоний. Наконец, в горных областях Средней Италии жили племена, находившиеся на ствдии разложения первобытных отношений.

Ведущей отраслью хозяйства большинства населения Апеннинского полуострова было земледелие. Плодородные почвы в мягкий климат обеспечивали высокие урожаи в Этрурия, Кампании, и Апулин. Плотные почвы обрабатывали с помощью тяжелых плугов с массивным железным лемехом (в Этрурии и Аппулии), а рыхлые почвы — легкими плугами с небольшим лемехом. Наряду с плугом широко применя ли мотыги для разрыхления почвы в ручную.

В наиболее развитых областях Италии культивировали пшеницу, ячмень, просо, бобы, нут; в менее гористых — полбу, ячмень, бобы, репу.

Сельскохозяйственная Италия отставала в формировании нового хозяйственного типа от Великой Греции. Вплоть до III в. до н.э. в Италии, включая и этрусские городские центры, господствующим типом хозяйства был крестьянский надел, где в поте лица трудился сам владелец, суровый и благочестивый римлянин, и вся его многочисленная семья.

До VIII в.до н.э. во всей Италии безраздельно господствовал родовой строй с общественной собственностью на замлю. Возникновение этрусских и греческих городов, где сложилось раннеклассовое общество м государство, привело к разложению общинной и появлению зачатков частной собственности на землю.

В VI–V вв. до н.э. этрусские городах создаются различные ремесла, активизируются торговые операции. Этому способствовало в немалой степени наличие полезных ископаемых, в частности железной руды, меди, глины, строительного камня, корабельного леса.

В VI–IV вв. до н.э., несмотря на внедрение в производство железа, повсеместно использовалась бронза. Оборонительное вооружение — шлемы, панцири, наколенники и т.д. — изготовлялось преимущественно из бронзы, в широком употреблении были бронзовые сосуды, зеркала, и разнообразные украшения.

Самым массовым из ремесел в Италии было керамическое: разнообразная посуда, тара, водопроводные трубы, черепица, строительные и архитектурные детали, сырцовый кирпич, погребальные урны, светильники.

Меньшее значение имело текстильное ремесло, долго сохранявшие связи с домашним хозяйством, однако в IV–III вв. до н.э. шерстяные ткани вырабатывались уже в особых мастерских города Тарента, а льняное полотно и парусный холст — в городе Тарквинии. Крупным ремесленным центром в Лации был Рим.

Социальная структура Рима в VI–IV вв. до н.э. отличалось большой сложностью и пестротой. В римском обществе существовали три основных типа общественных структур: родовые учереждения, восходящие к первобытности, новый общинно–крестьянский сектор и раннерабовладельческие отношения. В процессе дальнейшего развития родовые учереждения постепенно отмирали, общинно–крестьянский сектор укреплялся, а раннерабовладельческие отношения имели тенденции к превращению в классическое рабство.

В конкретной действительности VI–IV вв. до н.э. носителями этих структкрных типов выступали классово–сословные группы патрициев, клиентов, плебеев и рабов. Каждая из этих групп занимало особое место в производстве и в обществе, обладая своим набором прав и обязанностей.

2. Экономика и социальная структура римско–итальянского общества на II стадии развития хозяйственного механизма античности.

На рубеже III–II вв. до н.э. в социально–экономической жизни Рима произошли глубокие изменения. Патриархальная система рабства к тому времени развилась в так называемое классическое рабство, т.е. рабовладельческий способ производства достиг наибольшей зрелости, а римское общество в целом приолбрело рабовладельческий характер.

В IV–III вв. до н.э. переход от патриархального к классическому рабству на территории Италии произошел в греческих городах–колониях Южной Италии и Сицилии. Господствующим развитое рабство стало в большинстве областей Апеннинского полуострова только во II в. до н.э.

Оформление классического рабства в Италии имело всемирно–историческое значение, т.к. позднее это рабство в его италийско–римской форме распространилось по всему Средиземноморью и сыграло важную роль в исторических судьбах населявших его народов.

Однако сам по себе переход к классическому рабству знаменовал не смену одной исторической формации другой, а лишь трансформацию двух стадий развития одной и той же рабовладельческо–античной формации. Переход к классическому рабству был глубоким социально–экономическим и культурным переворотом в обществе, производстве, образе жизни .

Основные причины этого переворота коренятся не в войнах, а в характере социально–экономических, политических и культурных изменений в римско–италийском обществе. Внутренняя эволюция общественно–политических отношений в Риме в IV–III вв. до н.э. вела к возникновению новых форм классического рабства. Концентрация земли в одних руках,распрстранение частной собственности, развитие ремесел, торговли, денежного обращения, зарождение товарного хозяйства требовали дешевой рабочей силы. Ею внутри страны были в раннее время плебеи, зависимые клиенты, должники.

Однако борьба плебеев с патрициями завершилась запрещением долговой кабалы, ослаблением зависимости клиентов; значительная часть клиентов и плебеев получила небольшие земельные наделы. Заставить же работать свободного земельного собственника, добившегося равноправия и наделенного участком земли, на другого было трудно. Такой рабочей силой мог быть только лишенный всех прав и всякого имущества раб, полученный откуда–то извне. Отсюда усиление агрессивности Рима, его бесконечные войны, массовое ограбление и порабощение завоеванного населения.

Классическое рабство в Риме было закономерным результатом роста производства и социальной борьбывнутри самого римского общества. Войны лишь ускоряли этот процесс. Основными особенностями классического рабства были следующие.

В отличии от патриархальной системе при классическом рабстве производство направлено на создание прибавочной стоимости. В рабовладельчкском хозяйстве (поместье или ремесленной мастнрской) организуется товарное производство, которое колеблет устои натурально–хозяйственных отношений. Ранее изолированные хозяйства устанавливает более или менее тесные связи с рынком.

В II–I вв. до н.э. владельцы вилл и мастерских стремятся не только к получению большего прибавочного продукта, но и к денежной его реализации. Стремление к получению большего прибавочного продукта приводит к большей эксплуатации рабов, усложнению внутренней структуры хозяйства, росту предпринимательского начала в обществе.

Возрастала численность рабов. Рабы стали многочисленным классом римско–италийского общества. Рабовладение распространилось в решающих отраслях хозяйства – в сельском хозяйстве, горнодобывающем деле, металлургии, строительстве. Однако труд своводных и полузависимых работников продолжал применяться во всех сферах и составлял во II–I вв. до н.э. другой важнейший сектор римского народного хозяйства.

Усиление эксплуатациирабского труда, продиктованное интересами товарного производства, привело к ухудшению общественного и юридического положения рабов. Возрастание степени эксплуатации,ухудшение их численности обострили естественное противостояние рабов и их господ. Рабы поднимали грандиозные, “чисто” рабские многолюдные восстания, которые констатировали серьезное неблагополучие в римском рабовладельческом обществе.

Имеющаяся в обществе социальная напряженность перерасталс в напряженную борьбу. Классовая борьба стала играть большую роль в той общей системе социально–классовых противоречий, которые привоили в движение весь сложный механизм римского общества. При развитой системе рабства происходил переход от мелкого производства (в земледелии и ремесле) к более крупному, центролизованному хозяйству, где получила применение простая и от части сложная кооперация труда.

Для хозяйственной жизни II–I вв. до н.э. было характерно сосуществование разных секторов, которые определили неоднородность и пестроту экономического развития. Внедрение отношений классического рабства привело к глубоким структурным изменениям в римско–италийском хозяйстве.

Сельское хозяйство Италии в II–I вв. до н.э. развивалось на базе рабства и ему было обязанно всеми своими успехами и трудностями. В этот период сельское хозяйство Италии переживало подъем. Его можно объяснить тремя причинами: широким внедрением рабства, организацией товарного производства, переходом от мелкого хозяйства к производству на крупных площадях (крупное землепользование).

Подъему сельскогохозяйства II–I вв. до н.э. способствовало установление рыночных связей между городом и деревней.

Бурный подъем ремесла в Италии начался на рубеже II–I до н.э. Широкое проникновение рабского труда в ремесло, особенно труда высококвалифицированных ремесленников из эллинистических стран, оживление рыночного обмена между городом и деревней,возникновение новых городов, увеличение городского населения, рост общественных и личных потребностей стимулировали организацию различных ремесел.

Подъем сельского хозяйства и ремесла, установление товарных связей способствовали оживлению торговли. Интенсификация римской торговли требовало умножение числа монет. Римская серебряная монета, сестерций и денарий, которую начали чеканить лишь на рубеже II–II вв. до н.э., вскоре наводнила Средиземноморье и стала основной валютой, оттесняя все другие монетные системы.

Основными классами в римском обществе II–I вв. до н.э. были класс рабов и рабовладельцев — собственников земли, крупных ремесленных мастерских, торговцев, которыми могли быть римские граждане, союзники и провинциалы, не имеющие прав римского гражданства. Третьим основным классом были мелкие производители, работающие в осномном сами, хотя изредка и применявшие труд одного–двух рабов: крестьяне в деревнеи мелкие торговцы в городе.

Поскольку интересы основных классов были различными, зачастую противоположными, поскольку пртиворечия между ними все более резко проявлялись в разные исторические периоды, все чаще выливаясь в открытую борьбу.

Последней особенности классической стадии рабовладельческой формации древнеримского общества (поскольку только там античное рабство достигло наибольшего раскрытия), можно заметить, что крупнейшие рабские восстания — первое и второе сицилийские восстания, движение Спартака — вспыхнули именно в период функционирования самых зрелых форм рабства, в эпоху кризиса этих форм и их отмирания. И вряд ли то было случайностью.

Именно в период функционирования наиболее зрелых форм данной формации, классической стадии рабства формируется основное классовое противоречие, но и оно находится не в статическом состоянии, а выступает как необходимое проявление всей классовой структуры, т.е. выражает главный антагонизм, несмотря на все попытки государственных институтов локализировать и обезвредить его разрушительные воздействия. Вот почему, сколь бы ни были сильны и многочисленны восстания, и сколько бы ни наносили они чувствительных ударов по социально-политической системе, они не только не могут ее опрокинуть, но и как бы совершенствуют эту систему, показывая господствующему классу ее слабые места. Во всяком случае восстания основного угнетенного класса-производителя, вспыхивающие в классической стадии рабства, — определяет нормальное функционирование всей системы.

Классическое рабство как структурообразующее начало всей классической стадии рабовладельческой формации сложилось в Риме в начале II в. до н.э. - II в. н.э., т.е. до конца классической стадии. Классическое рабство в Древнем Риме прошло две основные стадии.

Рим в III в. был буквально потрясен сильнейшим кризисом, охватившим экономику, общественные отношения, государственность и даже культуру. Рабовладельческое общество и государство буквально стояли грани гибели. Однако рабовладельческая система еще не изжила всех своих внутренних возможностей. Поэтому на рубеже III - IV вв. римское общество и государство восстанавливаются на прежней, хотя и трансформированной основе и переживает процветание в течение всего IV в.

Кризис товарно-денежных отношений, трудности с пополнением рабских рынков, губительные для товарных вилл, лишь укрепляли латифундиальное хозяйство с мелким землепользованием колонов. Это экстенсивное хозяйство, обеспечивавшее себя всей необходимой сельскохозяйственной и ремесленной продукцией а также рабочей силой, укреплявшееся благодаря политическому влиянию господина, набирало силу.

Распространение мало зависимых от соседних городов латифундий и деградация рабовладельческих товарных вилл, производственно тесно связанных с городом приводили к изменению общего соотношения города и деревни в период поздней античности.

3. Общий кризис рабовладельческого способа производства.

В классической стадии рабовладельческой формации древнеримского общества (поскольку только там античное рабство достигло наибольшего раскрытия), можно заметить, что крупнейшие рабские восстания — первое и второе сицилийские восстания, движение Спартака — вспыхнули именно в период функционирования самых зрелых форм рабства, в эпоху кризиса этих форм и их отмирания. И вряд ли то было случайностью.

Именно в период функционирования наиболее зрелых форм данной формации, классической стадии рабства формируется основное классовое противоречие, но и оно находится не в статическом состоянии, а выступает как необходимое проявление всей классовой структуры, т.е. выражает главный антагонизм, несмотря на все попытки государственных институтов локализировать и обезвредить его разрушительные воздействия.

Вот почему, сколь бы ни были сильны и многочисленны восстания, и сколько бы ни наносили они чувствительных ударов по социально-политической системе, они не только не могут ее опрокинуть, но и как бы совершенствуют эту систему, показывая господствующему классу ее слабые места. Во всяком случае восстания основного угнетенного класса-производителя, вспыхивающие в классической стадии рабства, — определяет нормальное функционирование всей системы.

Классическое рабство как структурообразующее начало всей классической стадии рабовладельческой формации сложилось в Риме в начале II в. до н.э. - II в. н.э., т.е. до конца классической стадии. Классическое рабство в Древнем Риме прошло две основные стадии.

Если в период классического рабства город доминировал над сельской округой и античную цивилизацию в целом определить как городскую, то натурализация хозяйства, сокращение товарно-денежных отношений в связи с распространением латифундий привели к разрыву связей между городом и поместным хозяйством, к захирению городов, перемещению центра тяжести экономической жизни в деревню, в латифундии магнатов.

Упадок античных городов, который вызвали наряду с другими причинами разорение товарных вилл, распространение латифундий, разрыв производственных связей, между городским и поместным хозяйством, укрепление автономного положения латифундий, вел к сокращению городского населения, в частности его паразитических прослоек, создавал условия для возвращения городских жителей в деревню к производительному труду земледельца.

Таким образом, господство латифундий с децентрализованным колонатным земледелием по всей империи подготавливало замену рабовладельческих отношений, базировавшихся на экономическом единстве товарных вилл и городского центра, новыми производственными отношениями, основой которых было автономное существование крупного по территории поместья с мелким землепользованием производителей, зависимых от господина, как правило, наделенного политической властью над ними.

Однако развитие производительных сил и всего общества, которое открывалось в рамках латифундиального производства, нельзя понимать упрощенно, как прямолинейное восхождение во всех отраслях экономики. В области сельского хозяйства господство латифундий и мелкого земледелия в техническом и аграрном отношениях означало шаг назад по сравнению с периодом господства товарных рабовладельческих вилл.

Приходило в упадок и ремесленное производство, затухала городская жизнь. Но в этом упадке античной цивилизации нельзя видеть только гибель и разрушение. Гибнет античное общество, рушится его экономика, его цивилизация и культура, расчищается место для выхода на историческую арену другой цивилизации.

Упадок античных городов, который вызвали наряду с другими причинами разорение товарных вилл, распространение латифундий, разрыв производственных связей, между городским и поместным хозяйством, укрепление автономного положения латифундий, вел к сокращению городского населения, в частности его паразитических прослоек, создавал условия для возвращения городских жителей в деревню к производительному труду земледельца.

Рим в III в. был буквально потрясен сильнейшим кризисом, охватившим экономику, общественные отношения, государственность и даже культуру. Рабовладельческое общество и государство буквально стояли грани гибели.

Ослабление авторитета императорской власти, политическая анархия, произвол армии и бюрократии, т.е. тяжелые последствия политического кризиса, охватившие Империю, сами, в свою очерель были проявлением серьезных социально-экономических изменений в римском обществе. В конечном итоге они были вызваны кризисом рабовладельческого способа производства, исчерпанием заложенных в нем потенциальных возможностей для развития хозяйства и культуры.

Конкретным проявлением экономического кризиса III в. были сокращение рабочей силы (из–за эпидемий, мобилизаций во все увеличивающихся армиях), запустение посевных площадей, падение урожайности, отказ от интенсивных культур винограда и оливок в пользу экстенсивного хлебопашества, ухудшение качества ремесленных изделий, разорение ремесленных мастерских и общее сокращение их продукции. Хозяйственные неурядицы, нестабильность политической обстановки вели к упадку торговли, что дополняло расстройство денежного обращения, выразившееся в в порче монеты и ее обесценение.

Кризис сельского хозяйства, ремесла и торговли нанес сильный удар по городам как экономическим и культурным центрам, привел к затуханию их хозяйственной деятельности, сокращению населения, запустению.

Оскуднение городов и разорение их жителей, несущих тяжелое бремя налогов, вызвали массовое бегство в сельскую местность, где к III в. господствующим типом производства стало огромное поместье — латифундия, обрабатываемая колонами, располагающая собственными ремесленными мастерскими с натуральным хозяйством, слабо связанным с городским рынком.

В структуре господствующего класса начинает терять свое значение его основа — муниципальное рабовладение, а на первый план выходит прослойка крупных латифундистов, земельных магнатов, контролирующих обширные территории и многочисленное население, располагающих значительными запасами продукции и мало связанных с соседними муниципиями.

Всеобщий кризис рабовладения охватил и прежнюю структуру культурных ценностей, подготовил основу для формирования нового мировоззрения.

Однако рабовладельческая система еще не изжила всех своих внутренних возможностей. Поэтому на рубеже III - IV вв. римское общество и государство восстанавливаются на прежней, хотя и трансформированной основе и переживает процветание в течение всего IV в.

Список литературы

Авдиев В. И. История Древнего Рима. М., 1971.

Андреев Ю. В. Древнегреческий полис. Л., 1976.

Андреев Ю. В. Истоия Древней Греции. М., 1996.

Блаватский В. Д. Античная цивилизация. М., 1973.

Валлон А. Исторя рабства в античном мире. М., 1941.

Кузищин В. И. Античное классическое рабство как экономическая система. М., 1990.

Кузищин В. И. История Древнего Рима. М., 1994.

Кузищин В. И. Римско-рабосдладельческое поместье II в. до н. э. — I в. н. э. М., 1973.

Formatted by Andrew Boubnoff, 2:5004/26.4
Штасрман Е. М. Рассвет рабовладельческих отношений в Римской республике. М., 1964.