регистрация / вход

Siemens и Россия

Немногие знают, что первой лампочкой в Москве была немецкая. Питала ее током первая городская электростанция, построенная в 1888 году фирмой "Сименс-Гальске", первый трамвай был пущен благодаря немецким электродвигателям.

Ксения Черепко

Немногие знают, что первой лампочкой в Москве была немецкая. Питала ее током первая городская электростанция, построенная в 1888 году фирмой "Сименс-Гальске", первый трамвай был пущен благодаря немецким электродвигателям, сконструированным и произведенным на заводах Сименса в России. Именно Сименс участвовал в тендере на прокладку первого в России метро.

Вообще говоря, почти все нынешние "главные лица" немецкой экономики - "Сименс", "Байер", "Крупп", "Тиссен", "Даймлер-Бенц" и другие - деятельно работали в России, создавая свои предприятия, еще в XIX веке. В контексте этих имен Вернер Сименс был одним из первых немецких бизнесменов, внедрившихся на неразвитый российский рынок. Первый заказ российского правительства на 75 телеграфных аппаратов фирмы «Siemens und Halske» положили начало долгой истории отношений России и Siemens.

Этот заказ стал большой удачей и для России, и для компании Вернера Сименса. Дело в том, что в середине XIX века Россия все больше нуждалась в коммуникационных технологиях: учитывая размеры страны, связь между городами была крайне необходима. В то же время, не будь такого тесного сотрудничества с Россией, юная компания Siemens & Halske не выжила бы – оборот от торговли с Россией в первые годы составлял 30000 марок, в то время как внутренний оборот Германии – всего 600. Сотрудничая с Россией, Siemens на 15 лет обеспечил себя стабильными заказами от российского правительства.

Вернер Сименс даже не мог ожидать, что деловые отношения с Россией будут развиваться настолько стремительно. Когда дела пошли в гору, Вернер решил, что пора самому отправиться «на разведку» в Россию. В 1852 году он отправляется в почтовой карете через Кёнигсберг и Ригу в Санкт-Петербург, чтобы вести переговоры с царским представителем о расширении в России телеграфной связи.

Надо сказать, что Вернеру фон Сименсу очень повезло. Череда удачных совпадений способствовала бурному развитию деятельности компании Вернера Сименса в России. Как рассказывает в своей книге Вилфрид Фельденкирхен, помимо великолепных конструкторских данных, отличного качества и высокой надёжности продукции "Сименса и Гальске", столь успешному выходу немецкой компании на российский рынок поспособствовали ещё два аспекта.

Аспект первый. Англичане были основными конкурентами фирмы в то время. Но ноябрь 1853-го года предопределил судьбу этого соперничества. Россия разорвала дипломатические отношения с Англией. В скором времени началась Крымская война, во время которой англичане вместе с французами выступили на стороне Турции против России. Основной конкурент был устранен с пути S&H.

Другим же определяющим фактором российского успеха Сименса были его личные связи. Уже во время своего второго визита в Петербург у Вернера фон Сименса сложились весьма теплые товарищеские отношения с графом Клейнмихелем - тогдашним фаворитом царя. Пётр Андреевич Клейнмихель был немцем по происхождению, и что более важно - начальником штаба военных поселений при Аракчееве, а затем - главным управляющим путями сообщения (как это бы назвали сейчас, министром путей сообщения). С этим весьма влиятельным вельможей Сименс и вёл переговоры с целью получения государственных заказов. Скорее всего, роль тут сыграли не только доверительные отношения, но и немаленькая взятка, ведь за взяточничество Клейнмихеля, в итоге, и отправили в отставку, но это уже случилось после смерти Николая Первого.

Но как бы там ни было, Россия, учитывая ее огромные размеры, недоразвитость инфраструктуры и степень внешнеполитических военных амбиций, действительно острейшим образом нуждалась в современных, быстрых и надёжных средствах связи. И акционерное общество «Сименс и Гальске» сумело наладить телеграфное сообщение между весьма отдалёнными регионами страны.

После первого заказа на 75 телеграфных аппаратов в 1851 году, посыпались новые, более серьезные и сложные в осуществлении. Siemens нёс прогресс в российское общество: ведь в работе по телефонизации страны использовались самые инновационные технологии того времени. В качестве примера можно привести тот факт, что на телеграфной линии Петербург-Крондштадт кабель на протяжении участка от Ораниенбаума до Кронштадта был проведен по дну Балтийского моря. Это являлось первым в мире испытанием кабеля с резиновой изоляцией, и прошло оно просто замечательно. По крайней мере, Николай Первый, у которого во дворце установили приёмно-передающее устройство, остался весьма доволен и дал "зеленую улицу" для новых заказов.

К сожалению, все инновации не смогли повлиять на судьбу Крондштадта, державшегося к тому времени почти год. И вот Севастополь пал, Николай Первый умер... Но даже печальный опыт может быть положительным, если из него сделать правильные выводы. Таким образом, позорное поражение в Крымской войне открыло властям глаза на степень отсталости России по сравнению с ведущими европейскими странами. Началась "революция сверху" - в том числе и экономическая.

Преимущество нового вида связи, электрического телеграфа, против существующего , оптического, было неоспоримо. Надежность работы фирмы Сименса доказана делом, и она все чаще получает заказы от правительства на строительство телеграфных линий.

В следующие годы фирмой S&Halske впервые соединила техническими коммуникационными средствами отдаленные регионы Европейской части России и Западную Европу. С помощью изобретения Сименса царская Россия получила самую совершенную телеграфную систему в мире.

Вот только перечень телеграфных линий, построенных фирмой в России: Ст.-Петербург-Москва-Крым; Москва-Киев-Одесса и далее на Севастополь; Ст.-Петербург-Кронштадт, причём часть линии проходила по дну моря; линии на Финляндию, Варшаву, Ригу и Таллинн и далее на Западную Европу, - более 9.000 километров проводов. Этот сложный заказ, выполненный братьями Сименс практически за два года, в котором проявились их выдающиеся предпринимательские способности, имел продолжение, которое закончилось заключением еще одного договора в 1855 году.

Карл Сименс добился от российского правительства эксклюзивного права ( и денег) на эксплуатацию, ремонт и восстановление телеграфных линий. Но при этом фирма обязалась выдерживать фантастические даже для нашего времени гарантийные сроки - от шести до двенадцати лет. Практически тот договор означал, что, если в течение 6 - 12-летнего гарантийного срока в работе телеграфных линий появятся непредусмотренные договором недостатки, то нужно будет полностью обновлять целые участки линий передач.

"Ремонтные расходы" - так назывались тогда средства, отпускаемые на техническое содержание оборудования, - были достаточно высокими, поэтому риск заключения такого соглашения оказывался вполне оправданным и, стремясь к сохранению и увеличению русских заказов, можно было пойти на него. Так как принципом Вернера Сименса было безупречно высокое качество произведенных им работ и приборов, то средства, отпущенные на ремонтные расходы, в большей степени стали его чистой прибылью.

Вы спросите, в чем секрет столь высокой надежности телеграфных линий? Как всегда ее гарантом выступили выдающиеся изобретательские способности Вернера фон Сименса – он сконструировал прибор, способный оперативно выявлять возникающие дефекты и даже локализовать их дальнейшее распространение. Данное устройство было специально адаптировано для работы в России, и сотрудники фирмы прозвали его между собой "татарский гальванометр". Этот прибор позволил обеспечить охрану телеграфных линий с применением технических стредств и небольшим числом охранного персонала: в цепь линии, разбитой на участки протяженностью по 50 верст, были заведены будильник и гальванометр, и по движению стрелки сторож мог постоянно видеть проходит ли ток через провода.

В итоге строительство телеграфной сети, ее эксплуатация, ремонт и охрана по контракту, заключенному в 1855 году на 12 лет, были действительно фирме прибыльны (за одну версту телеграфной линии Сименсы получали за год плату от 50 до 100 рублей).

Таким образом, довольно стабильный доход из России, получаемый все эти годы, существенно укрепил берлинскую фирму. И когда в 1857/58 году Европу охватил экономический кризис, в результате которого многие молодые предприниматели оказались разоренными и должны были выйти из игры, Сименс мог без особых забот пережить это время и продолжать работать над новыми техническими изобретениями. По некоторым данным только в 1854 году Сименсы вывезли за границу 18 пудов (пуд =16 кг) золотых российских червонцев.

Электрофикация России

Телефонизация страны шла полным ходом, а вот с электричеством по-прежнему были серьезные проблемы. Как писал современник, «...старушка Москва в деле освещения отстала от всех... столиц Старого и Нового Света. В этом отношении она напоминает скорее город восточный, чем европейский...» Однако быть таковым ему оставалось недолго. В 1880 г. Городская управа и Дума приняли первый коммунальный проект. Электрическая иллюминация должна была затмить петролеумное освещение стен Кремля в день закладки храма Христа Спасителя. В мае 1880 года на Литейном мосту в Петербурге было устроено электрическое освещение дуговыми лампами Яблочкова.

Выгодную возможность для укрепления позиций фирмы предоставила Всероссийская промышленная выставка 1882 года в Москве: специально для этой выставки "Сименс" построил электрическую железную дорогу, чтобы продемонстрировать публике применение электричества для движения поездов. В награду фирма получила право изображения императорского двуглавого орла на своих изделиях, изготовленных в России.

В 1883 году Карл Сименс приобрел лицензию на использование ламп Эдисона в России и построил в Петербурге фабрику по производству кабелей, ламп, переключателей и т.д. «Сименс и Гальске» заменила газовое освещение на электрическое на Невском проспекте, затем электрический свет от «Сименс и Гальске» появился в театрах, торговых пассажах, других зданиях. 26 мая 1883 г. по случаю коронации в Москве императора Александра III и освящения храма в Москве прошли грандиозные торжества. Именно компания Сименса осуществляла этот «яркий» и чрезвычайно важный в историческом плане проект. Более трех месяцев заняла подготовка к этому грандиозному мероприятию. На другой стороне Москва-реки, на Софийской набережной, построили специальную электростанцию. Динамо-машины поставили на передвижные платформы с тем, чтобы ремни можно было подтягивать на ходу. От электростанции к Кремлю протянули электрические и телефонные провода. Самым сложным было иллюминировать колокольню Ивана Великого.

Разработка электрических устройств и аппаратов для применения в быту и в промышленности, измерительных приборов, арматуры для наружного и внутреннего освещения продолжалась. Долго шли дебаты по поводу того, кому следует поручить освещение электрическими фонарями городских улиц. Одни утверждали, что это дело городских самоуправлений, другие ратовали за привлечение частных фирм, которые мгновенно оценили перспективность нового вида предпринимательства, готовы были вначале даже пойти на убытки.

Быстрее и лучше других в сложившейся ситуации разобрался Карл Сименс. В 1883 г. фирмой «Сименс и Гальске» был освещен Невский — главный проспект русской столицы. А чуть позже Александр III поручает Сименсам электрифицировать Зимний дворец. И в Москве, несколько более консервативной по части введения технических новшеств, правители все же приходят к выводу о необходимости замены газовых фонарей на улицах более яркими, электрическими. Система электрического освещения Зимнего дворца вызвала восторженную оценку Вернера Сименса, назвавшего ее «самой впечатляющей в мире».

С момента возникновения фирма «Сименс и Гальске» занималась более всего производственной деятельностью. Приборы, аппаратура с ее маркой имели мировую известность. Теперь, когда на первый план выдвигались проблемы, связанные с электрификацией, предприятия фирмы должны были быстро, оперативно осваивать выпуск новых видов продукции, — прежде всего электрических машин, которые по своим характеристикам и исполнению превосходили бы изделия конкурирующих фирм.

Распространению электрического света должно было способствовать созданное в 1886 году «Акционерное общество электрического освещения Сименс и Гальске», владевшее собственной электростанцией в столице. В 1888 году была построена электростанция в Москве. А в 1896 году в преддверии коронации Николая II «Сименс и Гальске» получила заказ на освещение центральной части Москвы, в том числе и Кремля.

В 1897 г «Обществом» была построена электростанция на Раушской набережной в Москве, - старейшее сооружение в «Мосэнерго» на сегодняшний день. Помимо кабельного завода и фабрики по изготовлению телеграфного и телефонного оборудования Карл Сименс решил построить в Петербурге завод динамо-машин, который производил бы электромоторы большой мощности, а также турбогенераторы и трансформаторы. В 1912 огромный завод «Электросила» был сооружен. В 1918 г. все заводы Сименс в России были, разумеется, национализированы.

От спиртометра до стерилизации воды

Но вернемся к концу ХIХ века. С годами сфера деятельности «поставщика Двора Его Императорского Величества» «Сименс и Гальске» расширялась: трамвайные линии, оборудование для железных дорог, рудник и медеплавильный комбинат; открывались представительства в Одессе, Ростове-на-Дону, Харькове, Екатеринославе... Но одну смешную мелочь надо упомянуть особо: специально для российского налогового ведомства В. Сименс изобрел спиртомер для измерения крепости алкогольных напитков (по ней определялся размер алкогольной пошлины).

В начале ХХ столетия чрезвычайно популярной стала еще одна высокотехнологичная разработка "Сименс и Гальске" - система стерилизации воды озоном. В октябре 1906 года в рамках русской компании "Сименс" была создана новая структура - "Отделение по устройству стерилизации воды посредством озона по соединенным системам "Сименс и Гальске" и "Графа де Фриз".

Естественным процессом являлось расширение сферы деятельности акционерного общества "Сименс и Гальске" на территории России. Для поставки стрелочного оборудования и семафоров для императорских железных дорог фирма получила большие кредиты.

Впрочем, как рассказывает книга об истории концерна, не всё шло гладко. В имении Хмелёво на озере Ильмень, которое Карл Сименс приобрёл в 1861-ом году за 60 тысяч рублей, он построил фабрику по производству фарфоровых изоляторов и посуды, но дела шли плохо. В течение нескольких лет Карл Сименс безуспешно пытался решить технические проблемы и снизить себестоимость продукции. Когда убытки перевалили за восемьсот тысяч рублей и "съели" более трети всей полученной фирмой в России прибыли, Карл Сименс сдался и закрыл фабрику. Кроме того, и на рынке электротехнического оборудования акционерное общество "Сименс и Гальске" теснили в России конкуренты: немецкие и бельгийские компании АЭГ, "Шукерт", "Унион"...

В 1913 году произошло слияния РАО «Шуккерт и Ко» и АО русских электротехнических заводов «Сименс и Гальске». руководителем АО «Сименс и Шуккерт» был назначен Красин. Во время первой мировой войны формально независимое от немецкого концерна АО стало одним из основных поставщиков электротехнического оборудования для русской армии.

Карл Фёдорович Сименс

В переговорах, которые Вернер Сименс проводил во время своего второго посещения Санкт-Петербурга в том же 1852 году с графом Петром Андреевичем Клейнмихелем (1793 - 1869), главным управляющим путей сообщения и коммуникаций, выявилась необходимость, чтобы при увеличивающемся объеме работ в Санкт-Петербурге постоянно находился представитель фирмы "Сименс и Гальске". Сименсу пришла в голову исключительно удачная мысль назначить своим представителем в Санкт-Петербурге брата Карла.

В то время он был еще совсем молодым человеком, не достигшим тридцатилетнего возраста. Но, несмотря на молодость, у Карла к тому времени уже был определённый опыт коммерческой деятельности, к сожалению, не слишком удачный, хотя в этом, может быть, и не было его вины. Он попытался наладить работу филиала компании в Париже, но из-за натянутых отношений между Германией и Францией эта попытка оказалась неудачной. Таким образом, Франция потеряла хорошего партнера в лице компании Siemens, и это привело к тому, что и по сей день продукция фирмы не слишком распространена на территории этой страны. Обратная ситуация сложилась для Карла в России.

Карл был один из младших братьев Сименсов, не имел законченного технического образования, но как пишет о нем в своих воспоминаниях Вернер: "Карла я лично считаю из всех нас наиболее нормально одаренным. Он всегда был надежен, верен, добросовестен, хороший ученик, преисполненный нежной любовью и привязанностью к братьям. Проницательный, всесторонне развитый ум, сделал из него дельного коммерсанта, а благодаря обширным техническим сведениям и большому такту - он стал незаменимым руководителем крупных торговых предприятий".

Подобно тому, как Англия стала второй родиной для Вильгельма, далекая Россия станет ею для Карла Сименса. Хотя в 1853 году, когда он приступил к выполнению этой важной и ответственной миссии, ему было всего 24 года, он вскоре показал себя как осмотрительный и опытный предприниматель. Он быстро овладел русским языком, попутно знакомясь с обычаями страны, в которой ему теперь предстояло жить. Вскоре Карл женился на русской подданной Марии,- дочери представителя фирмы в Петербурге, выходца из Прибалтики, г-на Капера,, и его стали величать Карлом Федоровичем. В 1859 году он принял русское подданство. В России жил с 1853 года по 1869 год и с 1880 года по 1890 год, коммерческой деятельностью в России занимался с 1853 года до своей кончины в 1906 году.

За заслуги перед российской промышленностью фирма Сименс удостоилась права изображать на своих изделиях государственный герб России, а сам Карл стал подписываться в документах как купец первой гильдии.

Но вернемся к нашей истории. В 1855 году, когда строительство телеграфной сети в России в основном было закончено, Карл Сименс становится совладельцем фирмы "Сименс и Гальске", заменив своего двоюродного брата Иоганна Георга Сименса, вышедшего из нее. Доля участия Карла составляла 1/5 часть всего капитала. В то же время петербургская часть фирмы стала дочерней фирмой, которой он продолжал управлять.

Сила Карла Сименса заключалась не в том, что он был талантливым инженером, блестящим изобретателем, хорошим организатором или тонким рыночным стратегом, как его братья. Его основным талантом было умение продавать или, как это сейчас называется, блестящее владение маркетинговыми технологиями. Это понятие включает в себя, конечно же, и умение рекламировать товар. Данное умение было блестяще проявлено Карлом во время Всероссийской промышленной и художественной ярмарки, проходившей в 1882 году в Москве. Он распорядился, чтобы фирма "Сименс и Гальске" запустила на ярмарке миниатюрный электрический трамвайчик, ставший настоящим хитом на ярмарке. В результате данного гениального хода компания не только получила заказ на первую в России трамвайную линию, но и высочайшее разрешение именоваться "поставщиком двора его императорского величества". Именно благодаря этому заказу фирма получила право размещать на своих фирменных бланках, проспектах, объявлениях и других документах российский герб - двуглавого орла. Лучшую рекламу было просто невозможно придумать.

Карл Сименс к тому времени принял российское подданство. Через некоторое время он получил звание купца первой гильдии, а также личное дворянство. Так как импортируемая продукция облагалась в России весьма высокими пошлинами, Сименс решил построить в Петербурге в 1882 году крупный кабельный завод, и воплотил свое решение в жизнь. По истечении еще нескольких лет им было основано петербургское "Общество электрического освещения", остававшееся вплоть до революции самой крупной российской компанией в своей отрасли. Капитал этого общества оценивался в миллион рублей. Им было получено множество заказов, крупнейшим из которых было монопольное право на электрификацию Москвы. Результатом выполнения этого обязательства стал запуск в 1898 году в самом центре Москвы, на Раушской набережной, мощной электростанции, которая, кстати, существует и по сей день. Естественно, здесь не могло обойтись без оборотной стороны медали. У этой долгосрочной концессии в ее роли выступило то обстоятельство, что жители Москвы платили тогда за киловатт-час 50 копеек, а это была самая высокая цена за электричество во всей Европе.

Благодаря своим выдающимся успехам брат Вернера Сименса был удостоен признания, и в 1892 году ему торжественно вручили диплом почетного члена Электрического сообщества Санкт-Петербурга, а в 1896 году царь Николай II возвел его в дворянское звание.

Карл Федорович занимался меценатством и способствовал поддержке образованных и одаренных ученых и специалистов в сфере электротехники. Подтверждением этого факта является учрежденная в 1910 году премия его имени. Вот ее условия:

1. "При Императорскомъ Русскомъ Техническомъ Обществе учреждается премiя имени Почетнаго Члена Общества Карла Федоровича Сименса за выдающееся изобретенiе, усовершенствованiе или изследованiе въ области электротехники.

2. Премiя выдается одинъ разъ въ два года изъ процентовъ с пожертвованнаго К.Ф.Сименсомъ неприкосновеннаго капитала в 5000 рублей, и состоит из денежной суммы и медали.

3. Премия может быть присуждаема только русским подданным за работы, доложенныя в VI (Электротехническомъ) Отделе ... и не получившiя других премiй этого Общества....».

Ясно, что лауреатами «электротехнического Букера» становились люди достойные. К примеру, за заслуги в области «электрической телескопии» золотой медали и премии был удостоен основоположник телевидения Б. Розинг, получивший 9 мая 1911 года впервые в мире точное изображение на экране своего простейшего телевизора. В другой раз премию присудили отчету Л. Залуцкого (будущего профессора, директора Метрологического института, ректора Петроградского Политеха) об исследовании магнитных свойств различных сортов железа, чугуна и стали.

Россия стала, впоследствии, для Карла Федоровича Сименса и для его детей второй родиной. Получив русское подданство, возведенный царем Александром III-м в дворянское достоинство, награжденный высокими русскими орденами, Карл Сименс сделал немало для того, чтобы наша страна стала индустриальной державой. В начале прошлого века его постигла та же судьба, что и его брата, Вернера, - он рано потерял свою жену, воспоминания о которой не давали ему покоя. Желая уйти от них, он покидает Россию. К тому же его дела в Санкт-Петербурге шли не блестяще, в то время как Вильяму срочно требовалась помощь для расширения английского филиала фирмы.

И поныне мы встречаем следы деятельности неутомимого Карла Федоровича. Скажем, на Кожевенной линии Васильевского острова в Петербурге и по сей день стоит построенный им кабельный завод (сейчас это «Севкабель»).

Переживший революции и войны

В период с 1914 по 1918 год деятельность российского представительства Siemens & Halske по понятным причинам приостановилась. Большинство предприятий было национализировано, коммерческие проекты свернуты. Несмотря на декрет о национализации от 28 июня 1918 года, заводы компании еще долго рассматривались новой властью как частные, точнее, "не вполне национализированные" предприятия.

Но уже в 1919 году Siemens, потерявшая за годы войны почти все свои зарубежные рынки, стала искать пути их восстановления. Компания оказала поддержку советскому правительству, взявшему курс на электрификацию. Интересно, что один из соратников Ленина, Леонид Красин, был до революции техническим директором заводов Siemens в Петербурге. Он активно участвовал в восстановлении контактов компании с нашей страной, и в результате Siemens получила новые контракты в России, в том числе на участие в подготовке строительства ДнепроГЭСа.

В конце 1920 года, в связи с разработкой под руководством бывшего сотрудника "Сименс" Г. М. Кржижановского плана ГОЭЛРО, cоветское правительство решило принять экстренные меры по первоочередному восстановлению заводов "Сименс". Правительство поручало обеспечить их всеми необходимыми инструментами и материалами, электроэнергией, а для пополнения квалифицированными рабочими и специалистами провести даже специальную мобилизацию. В дальнейшем эти предприятия, существующие и поныне под названием "Электросила" и "Электроаппарат", сыграли важную роль в истории советской индустриализации.

Объективно, по всем основным критериям концерн "Сименс" должен был стать кандидатом N1 на сотрудничество с cоветской Россией. За ним был богатейший полувековой опыт работы в России, отличная репутация и признанные во всем мире стандарты высочайшего качества изделий. Если не прямой допуск концерна на российский рынок, то по крайней мере скорейшее возобновление торговых отношений и размещение у "Сименс" новых заказов на оборудование были неизбежными. Восстанавливая разрушенную войной и междоусобицей промышленность страны, осуществляя программу индустриализации, власти Советской России обратились за помощью прежде всего к немецким фирмам, к немецким инженерам и техникам. И вряд ли стоит удивляться тому, что, например, турбины и электротехническое оборудование легендарного "Днепрогэса" поставил в Советский Союз в конце двадцатых-начале тридцатых годов именно концерн "Сименс".

Если выход "Сименс" на советский рынок осуществлялся в 1920-е годы в основном через поставки в СССР готовой продукции, то в дальнейшем усилия "Сименс" сосредоточились в направлении расширения торгового сотрудничества с Советской Россией, главным образом за счет экспертно-консультативной деятельности. В частности, компания принимала участие в разработке проектов Московского метро и ДнепроГЭСа.

Среди наиболее важных проектов, реализованных компанией "Сименс" в течение последнего десятилетия стало внедрение автоматизированной системы управления дорожным движением на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, а также участие в техническом оснащении Констатиновского дворца в Стрельне.

В 1925 году в Москве открылось консультативное бюро Siemens, проработавшее до 1936 года. Но возобновить свою деятельность в нашей стране компания смогла только в 1971 году.

11 апреля 2003 г. в Санкт-Петербурге концерн Siemens отметил 150-летие своей деятельности на российском рынке.

В этот день в здании Санкт-Петербургской академической Филармонии им. Д.Д. Шостаковича состоялся торжественный вечер, в котором приняли участие Президент России В.В. Путин, Федеральный канцлер Германии Г. Шредер, члены правительств обеих стран, другие видные представители политической, экономической и культурной элит России и Германии.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий