Путч как вид политического процесса

Причины. Повод. Хроника событий. Право и политика в дни переворота. Ошибки ГКЧП. Кто победил? Причины неудачи переворота.

Реферат выполнил : Мубаракшин Ильгизар Галеевич

КГТУ – КХТИ

Казань 2005

Введение

На мой взгляд, каждый уважающей себя человек должен знать историю, должен уметь извлекать ее уроки, ведь не зная ее не возможно формирование нормального будущего. Люди часто не запоминают даже своих собственных ошибок, а не то что бы анализируют чужие. Это тем более приобретает катастрофический характер, когда подобные ошибки совершаются на государственном уровне, а потом выясняется, что нечто подобное уже происходило и многих бед можно было бы избежать, если бы государственные чины иногда заглядывали в прошлое и пытались соотнести события прошлых лет с настоящим.

Однако необходимо заметить, что имеется в виду не древнейшая история, чьи цивилизации уже завершили свое существование, а настоящее время, новая и новейшая история. Вот почему я считаю, что следует уделить больше внимания не столь давно минувшим событиям. Именно поэтому я решила написать свой экзаменационный реферат о неудавшейся революции, которая произошла чуть более восьми лет назад и стала своеобразным завершением правления социалистического строя и установлению в России власти демократов.

Тем более эта тема является мне более привлекательной, поскольку для меня представляет отдельный интерес проанализировать события, произошедшие когда я уже была в относительно сознательном возрасте.

События августа 1991 года были известны и досконально изучены всей мировой общественностью, однако россияне вскоре забыли героев и простили виновников того государственного переворота.

В своем реферате я хочу объективно оценить причины, последствия и итоги этих событий. Я не ставлю цель найти правых и виноватых в произошедшем. Описанные события оказали большое влияние не только на дальнейшую историю Российской Федерации, но и на дальнейшее развитие событий в бывших Союзных Республиках, этот вопрос я также раскрою.

Помимо этого в свой реферат для большей объективности я помещу официальные документы как представителей гекачепистов, так и стоящих по другую сторону баррикад демократов.

Причины

Об истинных причинах более правдиво и полно, на мой взгляд, смогут рассказать его непосредственные организаторы: Дмитрий Язов, Владимир Крючков, Валентин Павлов, поэтому я лишь буду их цитировать.

Язов:

“...Должны быть очень серьезные причины, почему я выступил против Верховного Главнокомандующего нашими Вооруженными Силами... Я объясняю это тем, что жизненный уровень нашего народа упал, рухнула экономика, все больше обострялись национальные конфликты, конфликты между республиками... В известных кругах нашего партийного руководства начались дискуссии. Постепенно вызревала мысль, что Горбачев, собственно исчерпал себя в качестве активного государственного деятеля... Его экономическая политика выражалась в том, что он выклянчивал кредиты, делал долги и очень мало делал для экономики внутри страны... Он и его правительство практически не занимались проблемами внутри страны... Наш экономический механизм полностью износился. А страна стояла на грани развала. 20 августа должен был быть подписан Союзный договор... Лично мне и многим другим товарищам, с которыми я беседовал, стало вдруг ясно, что тем самым на нас неумолимо надвигается развал союза. Все выступали за Союз Советских Социалистических Республик, и вдруг поступает проект Союзного договора, в котором речь идет о суверенных государствах!

Крючков:

“..После отъезда Горбачева в отпуск мы [будущий состав ГКЧП] пришли к выводу, что страна парализована. Например, урожай не собирается. И сахарная свекла. Полная безответственность, никаких поставок и если бы не приняли никаких мгновенных мер по стабилизации нашего государства, то следовало бы рассчитывать, что государство бы рухнуло... Это были жесткие меры, которые мы хотели предложить, но другого пути мы не видели. Мы хотели все предпринять, чтобы рабочие были заняты, чтобы поменьше предприятий было закрыто.

Таким образом, они пытались привести вполне объективные причины путча, которые свойственны любой происходящей революции, а себя они совершенно явно считают так называемыми полномочными представителями народа, каковыми они на самом деле не являлись. Поэтому мне представляется, что это хоть и было их основной ошибкой, но в случае поддержки народа они бы стали народными героями.

Повод

О том, что главным толчком к событиям 19–21 августа послужило предстоящее 20-го подписание союзного договора, свидетильствуют документы, принятые ГКЧП. В “Обращении к советскому народу” прямо говорилось об “экстремистских силах, взявших курс на ликвидацию Советского Союза”, растоптавших “результаты общенациольного референдума о единстве Отечества”. При этом гражданам давалось обещание “провести широкое всенародное обсуждение нового Союзного договора”. Вкупе с одновременно опубликованным заявлением А.И. Лукьянова от 16 августа – все это прямо указывало на отметку запланированной акции на 20 августа. ГКЧП, таким образом, маневрировал свое выступление необходимостью защиты СССР и его Конституции, видя в подготовленном проекте договора угрозу целостности союзного государства.

В решительную схватку с ГКЧП вступило российское правительство во главе с президентом Б.Н. Ельцин. На серию документов ГКЧП последовал “ответный залп” российского руководства: обращения к народу, указы, постановления Президента РСФСР. Создалась бесприцидентная ситуация: две высшие власти в стране сошлись в бескомпромиссно схватке в равней мере, и, казалось бы, с равным основанием, апеллируя к Конституции, закону и праву.

В обращении “К гражданам России” Президент Б.Н. Ельцин, Председатель Совета Министров И.С. Силаев и исполняющий обязанности Председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатов охарактеризовали действия “советского руководства” как реакционный, антиконституционный переворот с насильственным отстранением от власти законно избранного Президента страны. Подчеркнув особую роль России в подготовке проекта договора, они обвинили ГКЧП в попытке решить сложный политические и экономические проблемы силовыми методами и объявили “так называемый комитет” и все его решения незаконными (главный юридический аргумент в данном случае основан на том, что созданный орган – ГКЧП – неконституционным).

Это все вылилось в острые противоречия. Не одна из противоборствующих сторон не только не желала уступать, но даже старалась скомпрометировать и уничтожить как политиков своих оппонентов.

Заговорщики увидели, что их время быстро уходит и они решили выбрать именно этот момент для своей авантюры. И вот, 19 августа 1991 года грянул путч. Который отнюдь не стал для большинства высших государственных политиков неожиданностью. Но, в основе своей, путч явился реакцией на новоогаревский процесс и его важнейший итог – Договор о Союзе.

Хроника событий

день первый:

19 августа по решению ГКЧП в Москву были введены войска. Вместе с тем организаторы переворота не осмелились арестовать Ельцина, как и других руководителей России. Не были отключены телефоны, международная связь. Белый дом, где расположилось российское правительство, получил возможность без промедления приступить к организации сопротивления путчу.

В 4.00 севастопольский полк войск КГБ СССР блокировал М.С. Горбачева в Форосе, в Крыму.

Самыми активными российскими городами, где события разворачивались наиболее бурно были: Москва, Ленинград, Владивосток, Псков, Сыктывкар, Рязань, Хабаровск, Свердловск, Ростов-на-Дону, Волгоград, Томск, а прибрежные города, а остальные города молча подчинялись требованиям ГКЧП.

В Ленинграде военные автоколонны на Тихорецком проспекте и танки по Киевскому шоссе двигаются к центру города. Солдаты занимают радиоцентр.

В Нижнем Новгороде проходит заседание в соответствии с “зимним” Указом Горбачева “суженого совещания”.

В Воронеже по улицам движутся воинские части.

Много военных грузовиков в Грозном.

Утром, в 4.30 по московскому времени заместителем министра обороны СССР, главнокомандующим войсками направлений Дальнего Востока, командующим группами войск, войсковых округов и флотов, начальникам главных и центральных управлений министерства обороны СССР ушла секретная информация ?8825 за подписью Язова, призывающая привести войска в боевую готовность. А уже к 6.00 телевидение и радио оказываются в руках путчистов. Работает один общероссийский канал. Передают:

Заявление Председателя Верховного совета СССР А. Лукьянова.

Указ вице-президента РСФСР И. Янаева.

Заявление “Советского руководства” за подписью Г. Янаева, В. Павлова, О. Бакланова.

“Обращение к советскому народу”: ...растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества... в самом недалеком времени неизбежен новый виток обнищания”.

Обращение к главам государств и правительств и генеральному секретарю ООН.

Постановление ?1 Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.

Ранним утром в Москву стягивается военная техника.

Утром, в поступивших в продажу газетах не сказано не слова о происходящем.

В 9.00 Б. Ельцин, И. Силаев, Р.Ю. Хасбулатов обращаются к гражданам России: “Мы имеем дело с кровавым переворотом. Призываем к всеобщей бессрочной забастовке”.

Уже к 12.30 подписывается указ Президента РСФСР Бориса Ельцина: все решения ГКЧП признать не имеющими силу на территории РРФСР.

Президиум ВС РСФСР назначает внеочередную сессию на 21 августа. Народные депутаты СССР атакуют А. Лукьянова. Он объявляет, что намерен созвать внеочередную сессию ВС СССР 26 августа.

Москва постепенно начинает оправляться от шока. Появились первые плакаты: “Создавайте группы сопротивления!”.

С 11.00 до 13.00 в столицу въезжают танки и бэтээры. Народ вручную катает автобусы, чтобы преградить им дорогу.

Появляется указ незаконного президента СССР (Г. Янаева). В связи с фактами подстрекательства к беспорядкам в Москве, в городе вводится чрезвычайное положение. Комендантом назначен командующий войсками московского военного округа генерал-полковник Н. Калинин, который наделяется правами издавать приказы.

Реакция мировой общественности на переворот процеживается через цензурное сито хунты.

Но из передач “Свободы” и других зарубежных радиостанций становится известна позиция лидеров ведущих стран мира: от выжидательной она переходит в резко отрицательную.

Объявляют вне закона указ Президента РСФСР: Г. Янаев, В. Павлов, В. Крючков, Б. Пуго, Д. Язов, В. Стародубцев, В. Бакланов, А. Тизяков.

В 17.30 по московскому времени Б. Ельцин подписал о созданию группы оперативного управления. По сути запасная команда российского правительства. В нее вошли вице-премьер О. Лобов, член Президиума Верховного Совета РСФСР С. Кравченко и член Госсовета РСФСР А, Яблоков. Дубль-правительство вылетело в Свердловск, где в семидесяти километрах от города находилась спец база.

За подписью исполняющего обязанностью Генерального прокурора СССР Васильева на места ушла телеграмма, смысл которой сводится к тому, что надо выполнять все решения ГКЧП. А вскоре в 18.00 на своем заседании Кабинет министров СССР поддержал решения ГКЧП.

С 21.00 до 00.00 вокруг “Белого дома” растут баррикады. Прибыло 10 танков для защиты российского парламента. О судьбе президента СССР пока ничего не известно.

Становится известным, что Ленинградское ТВ прервало показ кинофильма, и на экранах появились А. Собчак, вице-мэр В. Щербаков, председатель Леноблсовета Ю. Яров. Они призвали всех питерцев ( в том числе и военнослужащих) хранить верность законным властям.

День второй:

20 августа

С 00.00 до 06.00 около “Белого дома” накапливается не менее 10 тысяч защитников. Журналисты “Радио России” и “Взгляда” ведут трансляцию.

На состоявшемся в 01. 48 совещании деловые круги Москвы осудили ГКЧП и выразили полную поддержку законно избранной власти. Они также потребовали немедленного созыва чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР.

К 09.00 военной техники на улицах столицы становится все больше. Контакты военных и населения растут.

В 10.00 А. Руцкой, И. Силаев, Р. Хасбулатов направляются в Кремль к Лукьянову и передают через него ультиматум Янаеву. Лукьянов растерян, однако обещает передать ультиматум руководству России. В то же время выходят:

Указ исполняющего обязанности президента СССР об указах Президента РСФСР.

Постановление ?3 ГКЧП.

По радио “Белого дома” раздаются призывы к населению собираться на площади Независимости у здания парламента.

А уже через час перед зданием парламента собирается 200-тысячный митинг. На нем Руцкой заявляет, что путчистам дано 24 часа на исполнение требований властей России. Также выступают Ельцин, Шеварднадзе, Евтушенко, Боннэр, Федоров и Шагалин...

Шифрограмма начальника Генерального штаба генерала М. Моисеева “направляется на места”. Суть: склонить армию к признанию ГКЧП.

Около 16.00 ожидается штурм “Белого дома”. Примерно в то же время Сергей Станкевич выступает с сообщением о том, что президент СССР (Горбачев М.С.) жив, здоров, но блокирован на даче в Форосе.

Политбюро ЦК КПСС помалкивают. Партия бросила своего Генсека в беде.

Распространяются слухи, что на Псковский завод автоматических телефонных станций поступил срочный заказ из Москвы – выпустить 250 тысяч наручников. Гарантируемый доход – 12 миллионов. Не соглашаются. Позже слух подтвердился.

Госбанк СССР сообщает, что с 21.08.91 прекращается продажа валюты гражданам, выезжающим за границу по личным делам.

К 18.00 вся военная техника сосредотачивается в центре у метро “Кировское”, на Ленинградском проспекте в Кунцеве.

От здания российского парламента просят уйти женщин, поскольку там проводятся обучения по применению бутылок с зажигательной смесью.

В городе тревога. Беспокойство нарастает.

В 20.53 вышло сообщения, что Республика Карелия не признала ГКЧП. Карельские радио и телевидение передали все указы и сообщения президента России.

Затем выступил председатель Совета Министров Карельской СССР С. Блинников, который сообщил, что Карелия будет жить по российским законам.

В 21.20 Генералом Калининым было принято ввести в Москве комендантский час с 23.00 до 05.00, о чем сообщила программа “Время”.

С 22.00 до 00.00 Министр обороны РСФСР пытается предупредить защитников: на час ночи назначено блокирование Дома Советов спецназом, возможно применение психотропных генераторов. Людей много, противогазов мало.

Бурбулис обратился ко всем защитникам “Белого дома” с просьбой: не бросаться под машины, уступать дорогу технике: “Мы должны победить морально”.

День третий:

21 августа – вблизи американского посольства слышны автоматические очереди. Там колонна боевых машин десанта подошла к баррикаде около Дома Союзов со стороны посольства США. Путь танкам и бэтээрам преграждают баррикады, в том числе и “живые”. 20 бронированных машин прорвали первые баррикады на Новом Арбате и двинулись в сторону Дома правительства РСФСР.

Председатель ЦК КП РСФСР Н. Столяров связался с А. Лукьяновым:

“Сделайте все возможное, чтобы люди не пострадали. Они вооружены и будут стоять до конца, от вас много зависит. Обстановка критическая”.

Ответ А. Лукьянова:

Я ничего не смогу сделать, Ельцин сам спровоцировал ситуацию, кроме того, надо разобраться, откуда у людей оружие.

На пересечении Новоорбатского и Садового кольца – жертвы. Погибли Д.А. Комарь, И.М. Ключевский, В.А. Усов.

Бэтээры по-прежнему не прекращают попытки прорваться сквозь баррикады. В ход пошли бутылки с зажигательной смесью.

В 02.00 было получено сообщение, что Таманская и Контимировская дивизии выводятся из Москвы. А уже в 03.00 по радио было передано сообщение, что ОМОН уходит от Моссовета.

Идут постоянные предупреждения о возможности прорыва спец частей КГБ, одетых в штатское.

Московские речники пригнали баржи, перекрыв подходы к парламенту со стороны Москва реки.

Патриарх Всея Руси Алексий II потребовал дать возможность Горбачеву обратиться к стране.

К 04.00 к Москве подходит Витебская дивизия (радио “Белого дома”), но в город не входит.

С 05.00 до 07.00 ГКЧП во главе с Янаевым проводит совещание в гостинице “Октябрьская”.

На Лубянке идут непрерывные совещания высшего руководства – управления, подразделения и т.д. отказываются выполнять приказы или соблюдают нейтралитет.

В 08.00 началось заседание коллегии Министерства обороны СССР. Но лишь через несколько часов военная техника стала покидать улицы столицы под аплодисменты москвичей.

Правительство Москвы объявила о незаконности введения комендантского часа в столице.

Сообщение коменданта города Москвы: “в ночь с 20 на 21 августа произошли крупные провокации экстремистских элементов с трагическими последствиями...”.— Врет. Провокаций не было, – и это было известно всем.

Язов подписывает указ. С 21 августа сего года началась возвращения войск в пункты постоянной дислокации.

В 10.00 открывается сессия ВС России. Там был подписан указ об экономическом суверенитете России. Выступает Б. Ельцин.

В 13.00 проснулся Секретариат ЦК КПСС. Там, наконец, был задан резонный вопрос Янаеву: “Где же наш генеральный?..”.

Руководство Росси договорилось с Крючковым вместе лететь в Форос. Ельцина сессия не отпустила. И Крючков смылся. Предпочел другую компанию – Язова, Балканова и Тизякова. Они вылетели из Внукова в неизвестном направлении. Вслед за ними подались Ивашко с Лукьяновым. Следом Руцкой, Силаев, депутаты, журналисты.

В 14.30 радио России вновь выходит в эфир. Только они теперь ведут вещание из другой студии.

В 16.00 вышел вечерний выпуск “Известий”. “Реакция не прошла!”. – Аншлаг первой полосы. Вскоре после этого ВС СССР объявляет создание ГКЧП незаконным.

В 18.00 Было определено направление полета шефа КГБ. Горбачев сообщает Ельцину: “Они в Форосе...”. Там же находятся Лукьянов с Ивашко.

– 00.00. – Москва. ТАСС уполномочен заявить: ограничения по выпуску газет сняты, а “Белый дом” по-прежнему ожидает нападения. Говорят о каком-то секретном приказе, который перед вылетом в Форос “Забыл в Москве Крючков. Страна отошла ко сну, таки не узнав, чем закончится этот остросюжетный детектив. Но люди все-таки волнуются. Москва не спит, а ждет новых сообщений СМИ о произошедшем.

Право и политика в дни переворота

Обе стороны конфликта, условно представляющие “старые” – Союзное руководство и “новое” – руководство России, защищая свои политические интересы, в равной мере апеллировали к праву, к законности, к Конституции СССР, отстаивая при этом свою модель права и свое понимание законности1.

Исключительно важно, что процесс внедрения в политику, если не правового сознания, то хотя бы уже правовой риторики и аргументации, начавшейся в начале восьмидесятых годов, в период кризиса, появился в противостоянии нормативных актов – “войне законов”. Если раньше противостоящие политические группы в поисках аргументов своей легитивности ссылались на “интересы народа” на исключительное, истинное и наиболее полное их воплощение, то теперь мотивация политической деятельности неизбежно дополняется постановлением либо защитой подлинной законности.

Важность этого факта заключается в том, что “интересы народа”, каждый волен понимать по-своему, и этот критерий утрачивает всякий смысл. В то время как защита права и законности имеют вполне объективизированный критерий – текст закона.

В определенной мере именно правовая актикуляция позиций политических сил, участвовавших в конфликте, через их нормативные акты —————

1. В приложениях показаны основные документы, выдвинутые с обеих противоборствующих сторон, в которых они в равной степени апеллируют к Конституции, а ГКЧП, помимо того, предъявляет свои первоначальные требования.

позволила быстро известить их политический рейтинг в общественном сознании, ускорив разрешение конфликта.

Итак, государственный комитет по чрезвычайному положению, с одной стороны, и Российское руководство, решительно поддержанное правительством и мэрией Москвы, – с другой, за четыре дня своего короткого и бурного противостояния, издали значительное количество нормативных актов, мотивируя это необходимостью защиты Конституции, законности и правопорядка.

Ошибки ГКЧП

Авторы плана перехода страны под управление ГКЧП совершили две роковые ошибки: стратегическую и вытекающую из нее тактическую.

С точки зрения функционера, воспитанного на уроках устранения Хрущева, новая республиканская власть в России не обладала, да и не могла обладать легитимностью законной власти. Особенно в глазах бывшей номенклатуры КПСС – администраторов, хозяйственников, офицерского корпуса. Стало быть, любое указание Ельцина будет воспринято последними в лучшем случае как призыв лидера “Демократической России”. Соответственно, единственное, на что могло рассчитывать руководство России, так это на ряд митингов и забастовок. Но ни как не больше.

Только подписание союзного договора 20 августа создавало (в глазах заговорщиков) институты власти, способные конкурировать с ГКЧП по уровню всей легетивности.

Из этого политического расчета вытекала ошибочная тактика: ориентация на мирный или “почти мирный” захват власти. Это тем более устраивала заговорщиков, что открывало возможность представить антиконституционный переворот в глазах мирового сообщества традиционной для СССР “сменой руководства”. К проведению настоящих боевых действий с профессионально подготовленным противником ГКЧП был абсолютно неподготовлен и, похоже, не готовился. Судя по информации о планах захвата “Белого дома”, за образец были взяты операции вильнюсского и рижского ОМОНа.

Другой главный просчет путчистов заключался в явной переоценки власти центра над союзными республиками. Большинство последних уже достигло той степени суверенитета, которая, безусловно, исключала в глазах легитивность действий ГКЧП.

Отсюда парадокс: ГКЧП проводит пресс-конференцию в условиях, когда его главный враг не только не разгромлен, но напротив, определенно начинает упрочивать свое положение!

Для успешности военного (или полувоенного) переворота необходимы три условия:

– техническая обеспеченность;

– готовность населения подчиниться;

– способность заговорщиков сформировать коллективную деятельность;

Стратегически-тактический комплекс, лежащий в основе планов переворота, завел ГКЧП в тупик: когда 20 августа ошибочность стратегии стала очевидной, менять тактику было уже поздно. И без того не слишком решительный, ГКЧП стал стремительно терять остатки решительности, а вместо сплочения вокруг себя своих сторонников стал обнаруживать все большую изоляцию.

ГКЧП с удивлением обнаружил, что страна признала в Ельцине Президента, а не просто неформального лидера “так называемых демократов”.

Признала второй раз. 12 июня сказал свое слово народ. 19-21 августа выбор народа был, так сказать, ратифицирован его “Верхней палатой” – большинством бывшей номенклатуры. Разумеется, ратификация эта под митинговым давлением “Нижней палаты” и ввиду баррикад. Но факт остается фактом: ратификация состоялась. И в этот момент ГКЧП превратился из всесильного кулака институтов государственной власти в кружок восьми путчистов-неудачников (именно восемь самых главных людей были организаторами путча).

Кто победил?

Никакой возможности для формирования независимой от “партии-государства” элиты – (демократической, политической, хозяйственной, административной, военной), которая могла бы сменить партийную номенклатуру, в нашей стране, никогда не было. Не было даже тех “полулегальных” условий для этого, которые в последние 20-30 лет существовали в Польше, Венгрии, Чехословакии, Югославии. Наша новая демократическая элита имеет всего лишь 3-4 года от роду – и ей присуще все характерные черты этого малопочтенного возраста.

Завоевав политическую власть в России, во многих крупных ее городах, создав зародыши демократических партий и организаций, новая правящая элита станет правящей не на словах, а на деле лишь в той мере, в которой она способна привлечь на свою сторону кадрового бюрократа старой номенклатуры.

События 19-21 августа показали то, что невозможно вычислить никакими социалистическими опросами, никаким теоретическим анализом: кадровый бюрократ, в массе, пошел за новой властью, перестав видеть в ней тусовку митингующих неформалов-межрегиональщиков. И это завоевание трудно переоценить. Однако еще важнее трезво оценить не только силу этой поддержки, но и ее специфику.

Во-первых, крайне незначительная часть директоров предприятий, военачальников, руководителей местных органов власти сразу и без колебаний стала на сторону демократически избранной законной власти.

Во-вторых, значительная часть той же номенклатуры решилось на это лишь после определенных колебаний, раздумий, размышлений о последствиях того или иного шага. Судьбу путча решили сделавшие свой выбор колеблющиеся. Им, прежде всего, обязана демократия.

В-третьих, значительная часть государственных служащих – директоров, работников местных органов власти и особенно военнослужащих стали не только выполнять указания законной власти, сколько саботировать указания путчистов. Иначе говоря, соотношение сил изменилось в пользу республиканской власти в России не только благодаря ее собственному усилению, сколько вследствие стремительного обессиливания ГКЧП.

В-четвертых, кадровый бюрократ, – как военный, так и гражданский – признал в Ельцине, прежде всего власть как таковую, признал уровень его легитивности соответствующем уровню “царствующего дома”, а вовсе не его рыночные и демократические программы.

Победила не демократия (замышляющая перейти к рынку) диктатуру (стремящуюся вернуться к государственно-расределительной экономике) – сильная молодая власть победила власть старую. Новая династия сместила первую.

Социальная база победы Ельцина состоит из двух частей: стихия революционного бунта против ненавистного старого режима и кадровая бюрократия старого режима, перешедшая на службу новому.

Причины неудачи переворота

С моей точки зрения, основной причиной неудачи переворота является несогласованность действий ГКЧП и тех органов, которые должны были бы беспрекословно исполнять их распоряжения. Высшие военачальники не были заранее проинформированы о предстоящих действиях и психологически не были подготовлены к жестким решениям и к необходимости применять оружие на территории РСФСР, Москвы и Ленинграда. Руководители оперативных и территориальных подразделений КГБ и МВД, судя по некоторым сообщениям, не имели информации о том, что предстояло им делать начиная с ночи 19 августа. Отсутствовала система согласования действий не только между армией, КГБ и МВД, но и между частями разных родов войск армии. Специальные подразделения войск КГБ не смогли выполнить поставленные перед ними задачи по нейтрализации противников переворота. Жесткая управляемость армией, КГБ и МВД со стороны отдела административных органов ЦК КПСС оказалась мифом.

Особо я хочу отметить, что в ходе переворота противоречия между родами войск, судя по отдельным сообщениям, переросли в вооруженное противостояние. В частности военно-воздушные силы отказались выполнять приказы ГКЧП и, судя по всему, собирались в случае огневого контакта около “Белого дома”, начать штурмовые операции против войск МВД и КГБ. Можно предположить, именно отсутствие авиационной поддержки и угроза нападения с воздуха заставила членов ГКЧП тянуть время и, в конечном счете, капитулировать.

Особым обстоятельством, затруднившем управление войсками КГБ и МВД, было то, что эти части были переданы репрессивным ведомством и поэтому ни солдаты, ни офицеры не были морально готовы к действиям против собственного народа. Более того, в ГКЧП не было ни одного человека, который психологически бы соответствовал роли руководителя переворота. Все участники ГКЧП имели устойчивый негативный имидж у большего населения страны.

Реальный руководитель переворота Олег Бакланов не мог выступать, как официальный лидер, из-за своего положения бывшего секретаря ЦК КПСС и соответствующего негативного отношения населения к высшим функционерам КПСС.

Реакция мирового сообщества оказалась столь быстрой и жесткой, что не оставила его руководителям пространства для маневра. Кроме того, обращение Янаева к Ясиру Арафату вполне однозначно определило отношение ГКЧП к террористическим организациям и режимам, сделав невозможным какие-либо позитивные контакты между ГКЧП и руководителями ведущих государств мирового сообщества.

Разногласия среди членов ГКЧП относительно нейтрализации Президента РСФСР Б. Ельцина и российского парламента дали Ельцину возможность обострить ситуацию до уровня вооруженного конфликта, к которому руководители ГКЧП были, очевидно не готовы. Горизонтальные связи между руководителями местных региональных органов власти, с одной стороны, и командующими дислоцированных на их территориях войск, руководителями территориальных органов КГБ и МВД, с другой, оказались несколько сильнее, чем вертикальные связи воинской подчиненности. Поэтому выжидательная позиция руководителей союзных республик и областей РСФСР и ГКЧП резко ограничила возможность маневрирования и применения силовых методов руководителями переворота.

Последствия

Не подлежит сомнению, что Центр в его прежнем статусе прекратил существование. Теперь объем и содержание власти Президента СССР и тех органов, которые заменят Кабинет министров, Совет безопасности, Совет федерации, Верховный Совет СССР, будут определяться Президентами тех республик, которые подпишут новый вариант Союзного договора. Президент РСФСР получил в результате переворота особый статус, ставящий его в исключительное положение “первого среди равных”. Республики, не собиравшиеся подписывать Союзный договор, выйдут из состава нового Союза и будут стремиться оформиться в некоторое подобие “санитарного кордона” между Европейским обществом, в которые так или иначе будут интегрированы пограничные бывшие союзные социалистические страны, с одной стороны, и государствами, объединенными новым Союзным договором с другой.

Бывшие автономные республики РСФСР, претендующие на статус союзных республик, будут резко ограничены в своих возможностях из-за усиления власти и авторитета Президента РСФСР.

Оборонный потенциал CCCР в результате конверсии, свертывания производства и увольнения квалифицированного персонала резко уменьшится. Становятся вполне реальными массовая безработица и огромная социальная напряженность среди работников оборонной промышленности.

Наряду с выходом республик из состава СССР, будут легализированы стремления к переделу межреспубликанских, межобластных, межрайонных границ, а также границ между городами и их сельскими окружениями.

Заключение

Политическая жизнь российского общества характеризуется сегодня высоким участием граждан в политике. Идет борьба людей за свои интересы. Необычна их включенность в избирательные кампании. Одни выступают сторонниками реформ и модернизации общества, другие являются противниками обновления страны, всей системы общественно политических отношений. Раскрыв своей работе данную тему мы попытались понять сущность структуру политического процесса, а также способы его реализации.

Характеристики политической жизни как совокупности действий, осуществляемых ее субъектами, отражается в понятии политический процесс. В содержательном смысле его можно рассматривать как производство и воспроизводство политической системы, средств политического властвования способов презентации интересов классовых, социально- этнических и иных социальных групп в институтах власти, форм принятия и реализации властных (управленческих) решений, политического участия, типов политической культуры и т.д.

Понятие политического процесса фиксирует отношение «общество – политическая система». Отдельные люди, социальные группы стремятся к осуществлению собственных интересов, опираясь на признанные этические и правовые нормы, партийную идеологию, на государственные органы. Все это – процесс волеобразования и волеизъявления, различные способы «предъявления» своих интересов (выборы, референдумы, членство в партии и т.д.). В той мере, в какой группы по интересам пытаются навязать свою волю обществу, государство навязывает собственную волю посредством принуждения или компромиссов, осуществляемую политическими лидерами и элитами.

Политический процесс обнаруживается как отношение «общество – власть» в трех основных функциях: формирование, изменение политической системы, ее поддержка или оппозиция к ней; артикуляция как процесс формирования интересов индивидами и группами и активность групп интересов, ассоциаций; агрегирование как деятельность партий, политический курс и рекрутирование политического персонала. Выполнение этих универсальных функций формирует в каждой политической системе определенные структуры, способы поведения. Это касается групп интересов, групп давления, политических партий и выборов, составляющих в своей совокупности политический процесс, процесс политического формирования воли.

В современном общение постоянно воспроизводится и обновляется политическая и бюрократическая элита (выборные политики и назначаемые управленцы), непосредственно обеспечивающие политический процесс. Эта своего рода «центральная политическая система», как совокупность органов управления политическим процессом и его координации (парламент, правительство, администрация), имеет своей задачей трансформацию потребностей, интересов и требований общественности в политические решения. Претензии организаций на компетентное разрешение все большего количества проблем на уровне формализованной структуры принятия решений дополнится действиями неформальных организаций и лиц, располагающих доверием власти.

Обнаружение механизмов выдвижения людей на государственные должности и выявление источников централизации и децентрализации процессов принятия политических решений – центрального звена политического процесса – является актуальной задачей политологии.

Список литературы

Г.А Белоусова, В.А. Лебедев. Партократия и путч. – М.: “Республика”, 1992.

Путч. Хроника тревожных дней. – М.: “Процесс”, 1991.

Август – 91. – М.: “Политиздат”, 1991.

М.С. Горбачев. Августовский путч. – М.: “Новости”, 1991.

Ю.С. Сидоренко. Три дня которые опрокинули большевизм. – Ростов-на-Дону, 1991.

В. Журавлева. История современной России. 1985 – 1994. – М, 1995.

В.В. Шолохов. Политическая история России в партиях и лицах. – М, 1993.