От первых электрических звонков до «звонкового» реле в радиоприемнике А. С. Попова (стр. 1 из 2)

От первых электрических звонков до «звонкового» реле в радиоприемнике А. С. Попова

Хасапов Борис , Ян Шнейберг

Ямская почта «делегирует» термины электросвязи

Широко известно сочинение А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», изданное в 1790 г. По своим названиям главы произведения соответствуют поселкам и городам, расположенным на этом тракте (раньше – большая почтовая дорога). Если посмотреть на карту, то многие поселки (Тосна, Любань, Чудово и др.) отстоят друг от друга на расстоянии 20–30 верст. В России всегда были плохие дороги, поэтому скорость передвижения почтовых кибиток была небольшой. Лошади быстро уставали, им нужно было дать отдохнуть, накормить и напоить. Для этого на трактах через определенное расстояние устраивались так называемые станции, оборудованные конюшнями, постоялыми дворами, трактирами.

Прибывая на станцию, экипаж менял лошадей и отправлялся в путь в той же самой кибитке. Таким способом можно было преодолевать расстояния в 5–6 раз быстрее, чем путешествуя с одной упряжкой.

Интересно, что в первых линиях электрического телеграфа приблизительно такие же способы были применены для создания дальней электросвязи, а «осколки» терминологии путешественников того времени сохранились в названиях суперсовременных устройств связи: тракт связи, радиостанция, станция космической связи.

Далеко не всем известно, возможно даже специалистам-релейщикам, что слово реле происходит от французского relayer — сменить, заменить. Так во Франции назывались промежуточные станции конного транспорта, обеспечивавшие поставку свежих лошадей. Позднее реле, использовавшиеся для изменения режимов электрических цепей (включение, выключение), стали одним из основных устройств систем связи, управления и автоматики.

Первый электрический сигнализатор

Как известно, электросвязь играет важнейшую роль в жизни современного общества. Потребовались усилия тысяч людей, изобретателей, инженеров и ученых, чтобы достичь успехов электросвязи, свидетелями которых мы являемся.

Потребность в средствах связи возникла задолго до нашей эры. Еще в VI в. до н.э. в Персии сообщения от одного к другому передавали звучными голосами рабы, а для усиления звука чуть позднее стали применять рупоры. Гонги в Китае, барабаны в Африке, сигнальные костры и факелы, телескопы и подзорные трубы — все это широко использовалось для передачи особо важных сообщений. Значительным достижением явилось создание в XVIII в. оптического семафорного телеграфа; в частности, блестящие победы Наполеона во многом обязаны этому телеграфу. В России линия оптического телеграфа между Петербургом и Варшавой (1839) была самой длинной в Европе: на расстоянии 1200 км было установлено 149 башен, их обслуживали почти 2000 человек, сигнал доходил за 15 минут, а депеша, состоявшая из 100 сигналов, за 35 минут.

Изучение электростатических явлений в середине XVIII в. показало возможность эффективной передачи сигналов посредством электричества. В качестве сигнализаторов использовались разнообразные конструкции электриепременным атрибутом первых электроавтоматических устройств и средств связи.

В некоторых публикациях можно встретить утверждение, будто электрический звонок стал впервые применяться в конструкциях телеграфного аппарата в середине XIX в. На самом деле электрические звонки появились на столетие раньше. История их создания весьма поучительна с точки зрения попыток практического использования знаний об электричестве.

Нередко изобретения электрических «колокольчиков» приписывают американскому ученому Б. Франклину. Сообщения об его опытах относятся к 1747 г. Но уже в 1745 г. в России М.В. Ломоносов писал о своих наблюдениях «электрического звона»: «колокольчики звонить скоро перестают, ежели тот, который наэлектрен, не имеет сообщения с такими телами, по которым электрическая сила скоро простирается. Звонить не скоро перестают, ежели с оными совокуплены». Очевидно, ученый с помощью электрического звонка делал какие-то наблюдения, хотя точно известно, что он не является его изобретателем.

Родоначальник учения об электричестве в России

Г. В. Рихман, приступая к своим первым экспериментам, указал список литературы с именами авторов, опыты которых с колокольчиками он повторял. Но имени изобретателя звукового сигнализатора им не указывается, может быть, оно и не было известно.

Рихман описывает несколько созданных им «колокольчиков», действовавших на основе электростатической индукции. В одной из них «железный молоточек» весом 12 граммов подвешивался на проводящей нити, соединенной с кондуктором электростатической машины. Возле него на стеклянной подставке устанавливался металлический колокольчик весом 300 граммов. При включении электростатической машины подобно тому, как натертая расческа притягивает листочки бумаги, молоточек будет притягиваться к колокольчику, который «издаст звон», а молоточек разрядится, но, получив еще порцию заряда от машины, повторит цикл снова. Все это будет происходить, до тех пор пока «... колокольчик не зарядится до такой степени, что звонки прекратятся».

Далее Рихман писал: «Молоточек, «передвигаясь в сторону колокола и ударяя в него частыми ударами, производил пронзительный звук, а вместе с тем порождал свет, видимый в темноте и даже в сумерках». Очевидно, это были искры, возникавшие при контакте молоточка с колокольчиком. Ученым был предложен также электростатический звонок с пятью колокольчиками. По-видимому, издаваемые звуки были весьма разнообразны, так как каждый колокольчик мог иметь свой тон. Рихман обратил внимание и на такой факт: «Повторяя опыты неоднократно в присутствии многих коллег, я приметил не без удовольствия, что звук колокола может служить хорошим указателем на присутствие более сильного электричества». Возможно, этим свойством пользовались ученые во время экспериментов, ведь никаких измерительных приборов тогда не существовало.

«Електрическая колокольная игра» описана в книге «Електрические опыты любопытства и удивления достойные, сочиненные англинским королевским мехаенной с немецкого и изданной в Москве в 1793 г. Медные шарики, висящие на шелковых нитках, притягиваются, а затем отталкиваются «маленькими колокольчиками», соединенными с электростатической машиной. «Начни вертеть машину; то колокольчики будут беспрестанно звенеть, доколе електричество продолжаться будет».

В списке физических приборов Московского университета в начале XIX в. было несколько колокольчиков для «электрического звона». Приведем дословно весьма любопытное и очень понятное описание одного из приборов, данное профессором Иваном Двигубским в его учебнике «Физика», изданном в Москве в 1825 г. в университетской типографии (рис. 1).

«К медному пруту AB, имеющему посредине крючок, привесь на шелковых ниточках два металлических шарика и три колокольчика, из которых средний D повесь на шелковой нитке и сообщи его с землею посредством медной цепочки IH, а другие два G и F на металлических проволоках.

Сей снаряд повесь на кондуктор, и когда боковые колокольчики G и F будут наэлектризованы, то они притянут к себе висящие на шелковинках медные шарики, сообщат им часть электричества, отчего шарики назад отскочат и будут привлечены средним колокольчиком D, который отнимет у них часть электричества и сообщит его земле посредством цепочки IH. Поелику шарики, коснувшись среднего колокольчика, потеряют свое электричество и будут находиться в естественном состоянии, то снова будут притягиваемы колокольчиками G и F и снова отталкиваемы, почему и будет слышен от колокольчиков звон, до тех пор пока будет в действии электрическая машина».

Электростатический, электрохимический, электромагнитный телеграфы

Способность электрического сигнала быстро распространяться показала возможность его применения в системах сигнализации.

В 1775 г. испанский врач Ф. Сальва попытался создать электростатический телеграф. Для передачи буквы предлагалось использовать отдельную пару проволок, изолированных друг от друга бумажной лентой, пропитанной смолой. Изолированные жилы укладывались параллельно и скручивались в пучок, напоминая современный кабель; это тоже одна из заслуг Сальвы. Он даже предвидел, что кабель после специальной обработки будет непроницаем для воды и его можно прокладывать «на дне морей». Есть сведения, что известный военный инженер А. Бетанкур, используя разряды лейденских банок, в 1786 г. соорудил по проекту Сальвы телеграфную линию между Мадридом и Аранхуэсом длиной 42 км. Но достоверных подтверждений практического использования телеграфа Сальвы нет.

После изобретения вольтова столба (1800) и открытия явления электролиза воды мюнхенский анатом С. Земмеринг в 1809 г. создал электролитический (электрохимический) телеграф. На приемном пункте в большой сосуд с водой опускались позолоченные концы 25 проводов, каждый из которых означал определенную букву. При включении на передающем пункте вольтова столба вокруг одной из проволок выделялись пузырьки водорода и кислорода. Длина линии телеграфа составляла около 60 ненадежный в эксплуатации, поэтому практического применения не получил.

Открытие Эрстедом в 1819 г. действия электрического тока на магнитную стрелку положило начало использованию нового явления для передачи сигнала. Первым идею электромагнитного телеграфа высказал А. М. Ампер в 1820 г. Но он предполагал, что количество проводов и магнитных стрелок должно быть равно числу букв в алфавите. Естественно, такое сложное устройство не имело перспектив для практического использования, тем более что сам Ампер не занимался проблемами телеграфа.

Однако было очевидно, что электромагнитный телеграф выгодно отличается от предшествовавших ему электростатического и электрохимического.

После изобретения в 1820 г. немецким физиком И. Швейггером первого электромагнитного индикатора электрического тока — «мультипликатора», а в 1825 г. англичанином В. Стердженом – электромагнита появились уже более реальные предпосылки для создания электромагнитного телеграфа.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.