Огни туманного Гудзона

Любой автомобиль многим обязан марке Hudson. Именно ее инженеры придумали использовать для замедления тормоза не только спереди, но и сзади. Они же первыми в мире дополнили приборный щиток указателями давления масла и зарядки генератора.

Василий Ставрыгин

Любой автомобиль многим обязан марке Hudson. Именно ее инженеры придумали использовать для замедления тормоза не только спереди, но и сзади. Они же первыми в мире дополнили приборный щиток указателями давления масла и зарядки генератора. В 1910 году инженеры Hudson изобрели «мокрое сцепление»: масло, или, как его стали называть, «хадсонит», обеспечивало погруженным в него ведущему и ведомому дискам сцепления мягкий контакт. А в 1916-м инженеры Hudson сконструировали рядный шестицилиндровый мотор Super Six с более высокой степенью сжатия, чем у конкурентов, благодаря тому, что первыми в мире применили отбалансированный коленчатый вал. С тех пор рядные шестицилиндровые моторы стали коньком марки Hudson.

К 1929 году все кузова ее автомобилей стали цельнометаллическими, в то время как многие конкуренты еще прибивали к деревянному каркасу листы железа.

В том же году Hudson, включая филиалы в Англии и Бельгии, вышла по объемам выпуска (300 тыс. машин) на третье место в США после General Motors и Ford.

Марка Hudson пережила Великую депрессию, Вторую мировую войну, в 1954-м объединилась с маркой Nash, а в 1957-м растворилась в корпорации American Motors. Теперь ее великое имя не говорит нам ровным счетом ничего. Разве что напоминает стихотворение В. Маяковского «Бруклинский мост»: «Жизнь была одним — безработная, другим — голодный протяжный вой. Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой». Хотя на самом деле под этим мостом протекает вовсе не Гудзон, а его восточный приток Ист-Ривер. Впрочем, фирма тоже находилась не в Нью-Йорке, а в Детройте.

Первые сто миль

Hudson Motor Car Company была основана 24 февраля 1909 года. У ее истоков стояли две личности: владелец сети торговых домов Hudson's Джозеф Л. Хадсон, обладавший большими капиталами, и его дальний родственник Говард Э. Коффин — владелец небольшой автофирмы, человек весьма амбициозный и пробивной, но, увы, без денег. Новоиспеченную марку нарекли в честь торгового магната отнюдь не потому, что «деньги решают все», а скорее из маркетинговых соображений: со словом Coffin на решетке радиатора, в переводе означающим «гроб», вряд ли компаньонов ждала бы удача. Как корабль назовешь, так он и поплывет!

И Hudson «поплыл» с большим успехом. В те годы Америка вставала на колеса, и хорошие продажи ждали в первую очередь тех, кто делал массовые и дешевые машины. Самая первая модель -Hudson Model 20 Roadster с четырехцилиндровым мотором мощностью 20 л.с. — разгонялась до вполне приличных для того времени 80 км/ч. Стоила она $900 — ненамного дороже Ford Т ($600), а по своим характеристикам приближалась к дорогим авто. К концу 1909 года продали более тысячи этих автомобилей. В 1912-м появился шестицилиндровый мотор и новая модель Mile a Minute, название которой говорило само за себя: машина могла проехать милю за одну минуту, что равно скорости 100 км/ч.

Вскоре фирма переключилась на производство автомобилей только с шестью цилиндрами. В 1916 году за рулем Hudson Super Six гонщик Малфорд на трассе Дайтон-Бич развил небывалую для серийных машин скорость — 102,5 миль/ч (164 км/ч). После этого с напарником Винсентом он принял участие в тяжелейшем пробеге Twice Across America: стартовав из Сан-Франциско, на западном берегу Соединенных Штатов, они занять дней домчались до Нью-Йорка, повернули обратно и, добравшись до Сан-Франциско за те же пять дней, установили новый рекорд.

Значение размера

В начале 20-х годов продукция Hudson Motor Car Co. была уже явно не для бедных: на автомобилях этой марки раскатывали американский президент Гувер, миллионер Вандербильт и великий тенор Карузо.

Основным признаком этих машин, привлекавшим подобные личности, был консерватизм: к началу 20-х годов автомобильные кузова стали приобретать округленные формы, но на Hudson, как и прежде, продолжали делать «коробки». Скорее всего из-за простоты и дешевизны их изготовления, что сказывалось на цене. За относительно небольшие деньги покупатель приобретал надежный автомобиль с динамичным тяговитым мотором мощностью 76 л.с. и хорошими ходовыми характеристиками, габаритные размеры которого ничуть не уступали дорогущим Cadillac или Buick. Так уж повелось, что в Новом Свете размеры автомобиля напрямую были связаны с его качеством и престижностью. Некий английский инженер Рэд Рэйлтон стал даже приобретать шасси Hudson, ставить на них кузова в английском стиле и продавать под собственной маркой.

Америка — России

В России автомобили Hudson были редки. До революции, правда, отдельные торговые дома продавали «моторы» Hudson, рекламируя их как «самый лучший тип для российских дорог», но продажи шли без особого успеха. Лишь после революции автомобили этой марки иногда закупало предприятие «Амторг», осуществляющее торговые сношения между Советским Союзом и САСШ - Северо-Американскими Соединенными Штатами, как тогда называли Америку. Только совсем недавно и у нас вспомнили о марке Hudson.

На выставках старинных автомобилей стал мелькать этот синий седан коробчатых форм модели Hudson Super Six 1923 года выпуска — один из немногих американских раритетов бутлегерской поры.

Сухой закон ввели в Америке 16 января 1920 года, а отменили тринадцать лет спустя, так что Hudson — из самой сердцевины той эпохи. В те времена на таком авто мог разъезжать если не «король Чикаго» Аль-Капоне, чья страсть к марке Cadillac общеизвестна, то какой-нибудь подпольный поставщик запрещенных напитков, как, например, Билл Мак Кой — главный алкогольный романтик Америки, доставлявший из-за кордона отменное неразбавленное спиртное.

Бывший капитан, занимавшийся строительством яхт во Флориде, почуяв большие деньги, переквалифицировался в бутлегера (в переводе с английского — контрабандиста). Мак Кой стал возить морем в Америку первоклассное ирландское и канадское виски. Те, кто покупал у него скотч, утверждали, что Билл никогда не разбавлял, и его товар всегда уходил с репликой «the real McCoy» — «настоящий МакКой». Эта фраза стала у американцев нарицательной и переводится как «настоящая, неподдельная вещь». Дальше товар ехал на тайные склады на автомобилях Hudson — мало у кого из полицейских это неприметное авто вызывало подозрения. Ведь ловкий бутлегер мог за год заработать на спиртном до $5 млн, в то время как оклад хорошего рабочего составлял $50 в неделю. Да и сам Билл предпочитал перемещаться на лимузине Hudson. Что примечательно, полицейские, охотившиеся за бутлегерами, ездили на точно таких же машинах — скряги из хозяйственного управления полиции предпочитали не тратить лишние деньги на Cadillac или Buick (седан Hudson Super Six стоил в 1923 году $1950, Cadillac 61 — $3950). Владельцами Hudson были представители разных слоев американского общества: и живущие на грани фола биржевые дельцы, промышлявшие спекуляцией на Уолл-стрит, и полуразорившиеся аристократы с многоэтажными фамилиями и худыми кошельками, которых иметь авто с шофером «обязывало положение», а также какие-нибудь успешные менеджеры среднего звена, не заработавшие еще на вожделенный американский символ успеха на колесах — Cadillac.

Впрочем, и сейчас Hudson 20-х годов на вторых ролях — олдтаймеры этой марки не так популярны, как Cadillac, Buick и Packard. Причина тому — большое количество выпушенных экземпляров и откровенно простецкий вид. Поэтому эти Hudson перешли в разряд pioneer-oldtimer. Так называют старинный автомобиль, равный по стоимости современной новой машине класса «D». Он доступен как начинающему коллекционеру, так и «небогатому» любителю автостарины. На таких еще тренируются начинающие реставраторы — дрогнет рука будущего мастера, и не жалко!

Но все же есть своя прелесть и в простом угловатом кузове, и в прямоугольных дверных ручках, колесах с деревянными спицами, больших фарах и широких подножках. Привезенный в Россию Hudson Super Six, как и скотч от Мак Коя, — настоящий и полностью оригинальный.

Список литературы

Журнал «Автомир» № 13 2007