регистрация / вход

Информационное общество и право 2

ТЕМА 1. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВО Вопросы для семинара: 1. Роль информации в жизни личности, общества, государства. Информаци­онное общество. Стадии становления.

ТЕМА 1. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВО

Вопросы для семинара:

1. Роль информации в жизни личности, общества, государства. Информаци­онное общество. Стадии становления.

2. Хартия Глобального информационного общества (Окинава).

3. Государственная политика в области формирования информационного общества.

4. Проблемы правового регулирования отношений в условиях информаци­онного общества.

Исходя из самого названия информационного права оно в самом широком смысле является правом об информации. Информация является важным объектом правоотношений в совре­менном обществе. За всю историю своего развития человечество пережило, по крайней мере, четыре технологические революции:

- революцию материалов (несколько тысяч лет назад) — люди научи­лись обрабатывать объекты "окружающего мира и получили возмож­ность создавать инструменты;

- промышленную (примерно 300 лет назад), связанную с началом массо­вого использования механизмов;

- энергетическую (начало XX в.);

- информационную (началась в последней трети XX в. и продолжается до сих пор).

Первый ее этап был связан с развитием науки кибернетики и созданием на основе ее достижений информационных системы управления.

Второй — с массовым внедрением персональных компью­теров.

Третий с развитием телекоммуникационных технологий, объединением персональных компьютеров в компьютерные сети, вначале локальные, а затем и глобальные Internet, Fidonet и др.[1]

Есть и другие подходы к периодизации. Профессор Копылов В.А. в истории об­щественного развития выделяет несколько информационных революций, связанных с кардинальными изменениями в сфере произ­водства, обработки и обращения информации, приведших к ради­кальным преобразованиям общественных отношений. В результате таких преобразований общество приобретало в определенном смысле новое качество.

Первая информационная революция связана с изобретением письменности , что привело к гигантскому качественному и количест­венному скачку в информационном развитии общества. Появилась воз­можность фиксировать знания на материальном носителе, тем самым отчуждать их от производителя и передавать от поколения к поколению.

Вторая информационная революция (середина XVI в.) вызвана изо­бретением книгопечатания (первопечатники Гутенберг и Иван Федо­ров). Появилась возможность тиражирования и активного распростра­нения информации, возросла доступность людей к источникам зна­ний. Эта революция радикально изменила общество, создала дополнительные возможности приобщения к культурным ценностям сразу больших слоев населения.

Третья информационная революция (конец XIX в.) обусловлена изо­бретением электричества , благодаря которому появились телеграф, те­ лефон, радио , позволяющие оперативно передавать и накапливать ин­формацию в значительных объемах. Следствие этой революции — по­вышение степени распространяемости информации, повышение информационного «охвата» населения средствами вещания. Повысилась роль средств массовой информации как механизмов распростране­ния сообщений и знаний на больших территориях и обеспечения ими проживающих на них граждан, повысилась доступность членов общест­ва к сообщениям и знаниям. Существенно возросла роль информации как средства воздействия на развитие общества и государства, появи­лась возможность оперативного общения людей между собой.

Четвертая информационная революция (середина XX в.) связана с изо­бретением вычислительной техники и появлением персонального ком­ пьютера, созданием сетей связи и телекоммуникаций . Стало возможным накапливать, хранить, обрабатывать и передавать информацию в элек­тронной форме. Возросли оперативность и скорость создания и обработ­ки информации, в памяти компьютера стали накапливаться практически неограниченные объемы информации, увеличилась скорость передачи, поиска и получения информации.

Сегодня мы переживаем пятую информационную революцию , свя­занную с формированием и развитием трансграничных глобальных информационно - телекоммуникационных сетей, охватывающих все страны и континенты, проникающих в каждый дом и воздействующих одновременно и на каждого человека в отдельности, и на огромные массы людей. Наиболее яркий пример такого явления и результат пя­той революции — Интернет .

Появление новых видов вычислительной техники и связи создало но­вые возможности для включения информации в хозяйственный оборот и распространения на нее статуса товара. Информация превратилась в од­но из важнейших средств воздействия на общественные отношения, ста­ла одним из ценнейших товаров.

Все это серьезно трансформирует жизнь личности, общества, госу­дарства. Цивилизация в целом и каждый из нас, в частности, находим­ ся в стадии формирования общества нового типа — информационного общества . Это общество все еще непонятно для многих. Социальная система и право как один из основных регуляторов этой системы суще­ственно отстают от темпов развития информационного общества, от непостижимых скоростей «наступления» на нас новых информацион­ных технологий и всемирной паутины Интернет — «строительного ма­териала» информационного общества. [2]

В июле 2000 г. в Окинаве «большая восьмерка» приняла Хартию Глобально­го информационного общества, в которой устанавливаются основные принципы вхождения в него государств и стран.

«Восьмерка» провозгласила основные положения, которые страны будут применять при осуществлении политики по формированию и развитию информационного общества. Этот документ призван организовать и активизировать деятельность стран и правительств на пути активного формирования глобального информационного общества планеты Земля. Большая роль в этом сложном комплексном процессе в Хартии отводится нормативному обеспечению, определяется его роль. «Восьмерка» говорит о необходимо­сти создании и укрепления нормативной базы информационного общест­ва, о его дальнейшем развитии, о подготовке специалистов в нормативной сфере, продвижении международного сотрудничества в области норма­тивного обеспечения информационного общества.

Информационное право составляет нормативную базу информацион­ ного общества. Информационное право как нормативная база инфор­мационного общества, как и само информационное общество, только формируется.

Информация является важным политическим ресурсом, в т. ч. и в международном масштабе. При этом рост информационной сферы характеризуется не только развитием информационных сетей, упрощени­ем доступа граждан к информации, но и такими негативными момента­ми, как "информационные войны", "информационный терроризм" и т. д. Поэтому важное место в политике национальной безопасности в настоящее время занимает информационная безопасность.

Здесь надо иметь в виду следующее. По мнению Председателя Конституционного суда РФ Зорькина В.Д., существует ряд угроз конституционному строю страны.

Угроза первая, связанная с атаками на Вестфальскую систему мироустройства.

Как известно, современное конституционное устройство государств и политическое устройство мира, по существу, сложилось после подписания Вестфальских договоров в 1648 году и основывается на институте государства в качестве своей основной структурной единицы. Основу этой системы составляет принцип национального суверенитета.

Две мировые войны ХХ века не смогли поколебать эту систему, которая еще более окрепла после создания Организации Объединенных Наций.

И вот теперь, в начале XXI века, после событий 11 сентября 2001 г. возникла самая большая и самая реальная угроза существованию Вестфальской системы, а значит, и самим основам конституционного устройства суверенных государств.

Можно выделить два типа атак на Вестфальскую систему. Одна связана с противопоставлением прав человека и права народа на самоопределение принципам государственного суверенитета и территориальной целостности. Вторая - с обвинением национальных государств в неспособности обеспечить эффективное управление в условиях глобализации, в наличии, по выражению первого вице-президента Всемирного банка по делам Европы Жан-Франсуа Ришара, "застарелых территориальных инстинктов национальных государств". Отсюда выдвигается идея управления по сетевому принципу и построения по этому принципу организаций для решения глобальных проблем.

Эти взгляды поразительно похожи на идеи германского фашизма. Один из идеологов фашизма Альфред Розенберг еще в начале 1930-х годов призывал начать "наступление на старые понятия о государстве, на пережитки средневековой политической системы". Последствия такого наступления всем хорошо известны.

Сейчас на наших глазах создается первое "сетевое" государство - Евросоюз, в котором все решения принимает сеть европейских правительств. Причем в самом Евросоюзе главный спор сейчас идет о том, будут ли члены Евросоюза суверенными государствами или государствами-регионами внутри единой сети.

Надо сказать, что и ООН разрывается между жесткой вестфальской интерпретацией государственного суверенитета и возрастающим влиянием международного гуманитарного права и прав человека, которые ограничивают власть государственных лидеров над гражданами их стран. На это указал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, после того как в 1999 году началась война в Косово - без резолюции Совета Безопасности.

Все это - очень неоднозначная тенденция. Она может быть опасна потому, что в ней конкретные политические понятия государств и границ вытесняются юридически неопределенными, не имеющими опоры ни в каком праве, географическими и социально-экономическими терминами.

Очевидно, что все мы уже "в глобализации", и нам необходимо не выпасть из глобального мира, установить с ним взаимовыгодные отношения открытости. Но при этом нужно точно понимать риск, связанный с открытостью. Риск раствориться в этом далеко еще не определившемся мире. Риск вобрать в себя и воспроизвести на собственной территории наступающий на мировую политическую систему неправовой хаос.

Попрание государственных суверенитетов влечет за собой целую цепь катастрофических для мирового сообщества изменений. На смену расовых идей Розенберга в XXI веке пришла уже новая, еще более изощренная философия отрицания суверенного национального государства и демократии как таковой. Своеобразным манифестом этой философии является книга двух шведских ученых - Александра Барда и Яна Зодерквиста под названием "NЕТОКРАТИЯ". Эти авторы считают, что 11 сентября 2001 г. в будущем станет символом того, что "информационное общество пришло на смену капитализму в качестве доминирующей парадигмы"[3] . По их мнению, сеть заменит человека в качестве великого общественного проекта. Кураторская сеть (некая высшая каста сетевого общества. - В.З.) заменит государство в его роли верховной власти и верховного провидца. Сетикет (сетевой этикет. - В.З.) заменит собой закон и порядок по мере того, как основные виды человеческой деятельности все больше переместятся в виртуальный мир... Кураторы примут на себя функцию государства по контролю за соблюдением норм морали..."[4] .

А как будет выглядеть эта мораль в "сетевом обществе" без государства и границ, в книге тоже описано:

"XXI век принадлежит биологии. Совершенно новый мир обретает форму на наших глазах. Мир, в котором на смену гуманизму приходит трансгуманизм".

"Секс становится скорее хобби, проявлением индивидуальности, без каких-либо желательных или нежелательных последствий. Воспроизводство же будет все больше происходить под строгим лабораторным контролем... в значительной степени будет возможно программировать потомство и даже наделять его качествами, которые мы раньше едва ли расценивали как "человеческие".

"То, что неэтично сегодня, завтра будет принято повсеместно"[5] .

Относиться к таким высказываниям как к "чудачеству" двух малоизвестных ученых нельзя: "NЕТОКРАТИЯ" уже сейчас стала настольной книгой многих интеллектуалов.

Угроза вторая, связанная с наступлением на конституционные права человека в условиях борьбы с новыми вызовами и угрозами.

11 сентября 2001 г. не только положило начало масштабным атакам на национальные суверенитеты и целостность государств, но стало спусковым механизмом в наступлении на конституционные права человека во многих государствах. Такое наступление прокатилось практически по всему миру - от США и Европы до Юго-Восточной Азии и Австралии. Вот отдельные примеры.

В США после 11 сентября Президент подписал Акт о патриотизме, а Конгресс его единодушно утвердил. Этот нормативный документ во многом ограничил демократические права граждан и СМИ в США и одновременно расширил права американских спецслужб.

Американские правозащитники попытались опротестовать этот законодательный акт. Но Особый апелляционный суд США еще более расширил права Министерства юстиции (ФБР подчиняется именно Минюсту) по тайному прослушиванию телефонов и всему комплексу оперативных мер электронного слежения за "подозрительными лицами".

Но это еще не все. Пентагон создает сейчас не имеющую аналогов в мире автоматизированную систему сбора персональной информации под названием "Тотальная информированность". Она включает: электронную почту, данные о кредитных картах и банковских операциях, сведения о путешественниках и туристах. При этом объединяются коммерческие базы данных с государственными досье, в частности, с данными спецслужб.

Угроза третья, связанная с ограничениями в реализации конституционного принципа "социального государства". Термин "социальное государство" - это не проявление посткоммунистической идеологии. В конституциях Испании, ФРГ, Франции, Турции этот термин закреплен достаточно давно. Суть его заключается в стремлении к созданию равных возможностей для всех членов общества. Социальное государство подразумевает проведение социальной политики, признающей за каждым членом общества право на такой уровень жизни (включая пищу, одежду, жилище, медицинское и социальное обслуживание), который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, когда он работает, а также в случаях безработицы, болезни, инвалидности, старости, вдовства.

Угроза четвертая, связанная с проблемами в обеспечении конституционного принципа "правового государства". Эту угрозу можно назвать главной, потому что суть ее в существовании правового государства в условиях нападок на суверенитеты, целостность государств, права человека и размывания социальной справедливости как основы социального государства.

Опасность эта реальна для многих государств, особенно, как я уже отмечал, для тех, которые появились на постсоветском пространстве.

Правовое государство невозможно без правового общества. Здесь, как ни в какой другой сфере нашей жизни, государство таково, каково общество. А российское общество, опять-таки, правовым пока назвать нельзя.

Поэтому вполне оправданно ставить вопрос о необходимости полномасштабной правовой реформы в России. Если ее не форсировать, то и все остальные реформы в стране с очень большой вероятностью начнут буксовать. И очень скоро.[6]

Россия, к сожалению, находится отнюдь не в авангарде информаци­онно развитых стран. Особенно это касается использования новейших информационных технологий. Так, по результатам анализа экспертов журнала Economist, анализировавших готовность рынков 60 стран к ис­пользованию возможностей Интернета, Россия в 2003 г. получила лишь 3,88 балла из 10 возможных, заняв 48-е место в списке. Выше всего — на 5,8 балла — была оценена бизнес-среда. Ниже всего — инфраструктура — 2,2 балла. Особенно удручает то, что ситуация имеет тенденцию измене­ния к худшему: в 2002г. Россия была на 45-м месте, а в 2001 на 42-м[7] . Таким образом, отставание от развитых в информационном отношении стран увеличивается.

В этой шкале правовая среда использования и развития в России по­лучила относительно неплохую оценку — 4,8 балла. Развитие информаци­онных отношений (не только в сфере информационных технологий) в начале 90-х г. XX в. повлекло за собой необходимость принятия значи­тельного количества нормативных актов, направленных на их регулиро­вание. Так, были приняты законы:

- Федеральный закон от 20.02.1995 г. № 24-ФЗ "Об информации, инфор­матизации и защите информации" (в ред. от 10.01.2003 г.);

- Федеральный закон от 4 июля 1996 г. 85-ФЗ "Об участии в междуна­родном информационном обмене" (в ред. от 30.06.2003 г.);

- Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ "О связи" (в ред. от 23.12.2003 г.);

- Закон РФ от 27.12.1991 г. № 2124-1 "О средствах массовой информа­ции" (в ред. от 8.12.2003 г.) и др.

Тем не менее, информационные отношения во многом еще остаются "белым пятном" на правовом поле. Очень часто фактически существую­щие отношения по поводу информации не имеют соответствующего юридического закрепления и регулирования.

В Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2008 годах (одобрена распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р) целая глава посвящена модернизации системы информационного обеспечения органов исполнительной власти.

В ней, в частности говорится:

Препятствием на пути реализации административной реформы являются недостатки существующей системы статистического учета, не позволяющей в полной мере оценивать эффективность работы органов исполнительной власти и качество предоставляемых государственных услуг. Ведомственные системы сбора данных не позволяют осуществлять качественную оценку результативности деятельности органов исполнительной власти, отсутствуют систематические данные о состоянии государственного управления в субъектах Российской Федерации.

Не менее важной задачей должно стать создание эффективной системы мониторинга показателей деятельности субъектов бюджетного планирования, развитие нормативно-правовой и методической базы системы информационно-статистического обеспечения органов исполнительной власти и, соответственно, принятие федерального закона об официальном статистическом учете и системе государственной статистики.

Целью мероприятий по данному направлению является модернизация системы информационного обеспечения деятельности органов исполнительной власти на основе внедрения международных стандартов и создания систем мониторинга по основным направлениям реализации административной реформы.

В рамках данного направления планируется разработка методических основ и систем мониторинга процессов управления по результатам, качества предоставления государственных услуг, результативности ведомственных и региональных антикоррупционных программ, проведения закупок для государственных нужд, информационной открытости органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, развития гражданского общества и участия его представителей в процессе подготовки и принятия государственными органами решений с последующим осуществлением необходимого мониторинга.

Реализация указанных мероприятий должна быть обеспечена за счет:

развития системы статистического учета и отчетности, включая внедрение практики проведения социологических обследований потребителей государственных услуг (граждан и организаций) и государственных служащих;

перехода на применение в статистической практике новых национальных классификаторов, гармонизированных с международными аналогами и позволяющих повысить прозрачность представляемой статистической информации и открытость органов государственной власти.

Кроме того, существующий уровень информационного обеспечения органов исполнительной власти не соответствует требованиям управления по результатам. Поэтому создание эффективной системы мониторинга потребует дальнейшего совершенствования системы государственного статистического наблюдения и сбора данных, для чего необходимо осуществить:

формирование системы показателей результативности деятельности органов исполнительной власти и бюджетных программ;

организацию текущего мониторинга показателей результативности деятельности органов исполнительной власти, обеспечивающего целенаправленный сбор информации, необходимой для получения достоверного представления о ходе достижения поставленных целей и задач, выполнения планов;

организацию оперативного анализа поступающей информации в целях своевременного обнаружения отклонений от плана реализации проектов (программ);

формирование единой государственной информационной системы, обеспечивающей возможность автоматизированного сбора, обработки, анализа и представления соответствующих сведений по всей системе государственного управления.

Создание системы мониторинга качества и доступности государственных услуг, включая услуги общего экономического значения, является неотъемлемым элементом внедрения стандартов государственных услуг и должно обеспечить системную независимую оценку их применения с участием пользователей услуг, своевременную коррекцию стандартов государственных услуг.

Для целей сбора и анализа необходимой информации, в частности, для проведения социологических исследований, потребуется расширить практику привлечения научных и консалтинговых организаций.

Предстоит разработать и внедрить систему мониторинга реализации антикоррупционных программ, которая позволит определять приоритетные направления антикоррупционных мероприятий, оценивать их эффективность и своевременно корректировать антикоррупционные программы. Система мониторинга включает в себя:

измерение уровня коррупции;

определение структуры коррупции (по органам власти, отраслям экономики и т.п.);

мониторинг эффективности антикоррупционных мероприятий.

Создание самостоятельных систем мониторинга по каждому из направлений, связанных с созданием и внедрением отдельных систем мониторинга закупок для государственных нужд, информационной открытостью органов государственной власти и органов местного самоуправления, развитием гражданского общества и участием его представителей в подготовке и принятии решений государственными органами, является необходимым условием реализации административной реформы в целом.[8]

Наличие обширной нормативной базы позволило многим ученым по­ставить вопрос о формировании новой отрасли российского права — ин­формационного.

Следует отметить, что самостоятельность информационного права признается пока далеко не всеми. Отдельные ученые говорят о существо­вании лишь информационного законодательства. В России оно называ­ется "законодательством в сфере информатизации" и охватывает, по раз­ным оценкам, от 70 до 500 нормативно-правовых актов.

Представляется, однако, что информационное право уже вправе назы­ваться самостоятельной отраслью. Признаками этого являются:

- возникновение и бурное развитие правоотношений в информацион­ной сфере, влекущее за собой постоянно увеличение количества субъ­ектов и объектов этих отношений;

- существование четко определенной сферы правового регулирования информационной сферы;

- наличие собственного предмета правового регулирования;

- наличие значительного массива информационного законодательства;

- выделение собственных принципов.

Информационное право как отрасль права имеет свой предмет право­вого регулирования, свои принципы, четко ограниченную сферу право­вого регулирования, свои источники. В отличие от других отраслей права здесь дополнительно к традиционным методам используются также ме­тоды правовой информатики и правовой кибернетики, особенно при исследовании основных объектов информационных правоотношений.

Сам термин "информационное право" обычно понимается в трех зна­чениях:

- как отрасль права;

- научная дисциплина;

- учебная дисциплина.

Для того чтобы рассмотреть эти три значения информационного пра­ва, необходимо обратиться к его основному объекту - информации, рас­смотреть те ее особенности, которые возникают при регулировании ин­формационных правоотношений.


[1] Чаннов С.Е. Информационное право России: Учебник для ссузов. - М: "Приор-издат", 2004.

[2] Копылов В.А. Информационное право: Учебник. – 2-ое изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002.

[3] Бард А., Зодерквист Я. NЕТОКРАТИЯ. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004

[4] Там же. С. 211

[5] Там же. С. 163-166

[6] В.Д. Зорькин Об угрозах конституционному строю в XXI веке и необходимости проведения правовой реформы в России. "Журнал российского права", N 6, июнь 2004 г.

[7] Гагин А. У электронной России сильные конкуренты// РГ. 2003.5 апр. С.7

[8] Распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий