регистрация / вход

Барьеры коммуникации в межкультурной среде

БАРЬЕРЫ КОММУНИКАЦИИ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ Межкультурная коммуникация является одним из прогрессивно развивающихся направлений как за рубежом, так и в современной России. Концептуальной основой западных исследований по данной проблематике выступают междисциплинарные подходы, что обусловлено потребностью многостороннего осмысления происходящих в этом поле процессов.

БАРЬЕРЫ КОММУНИКАЦИИ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ

Межкультурная коммуникация является одним из прогрессивно развивающихся направлений как за рубежом, так и в современной России. Концептуальной основой западных исследований по данной проблематике выступают междисциплинарные подходы, что обусловлено потребностью многостороннего осмысления происходящих в этом поле процессов.

Получившие развитие во второй половине XX века процессы глобализации и интернационализации актуализировали такой аспект социальной коммуникации как взаимодействия в межкультурной среде. На рубеже веков вследствие падения "железного занавеса" Россия и страны Восточной Европы оказались включенными в процессы масштабных изменений миропорядка в целом. Для постсоветского времени стало характерным интенсивное развитие международных взаимодействий на государственном уровне. Кроме того, в разные формы диалога между современной Россией и Западом оказались вовлеченными коммерческие организации и некоммерческие структуры. Интенсивно развивается межкультурное общение и на уровне межличностных связей.

Контакты представителей разных культур порождают множество проблем, которые обусловлены несовпадением норм, ценностей, особенностей мировоззрения партнеров и т.п. Они не могут быть элиминированы в процессе интеракции, поэтому успешность взаимодействия зависит от достижения консенсуса по поводу правил и схем коммуникации, не ущемляющих интересов представителей разных культур. Требуется адаптация традиционных моделей монокультурных интеракций к новой социальной среде на фоне сохранения культурного многообразия мира.

В нашей стране проблемы межкультурной коммуникации находятся в фокусе внимания многих исследований. Традиционно изучаются взаимодействия представителей разных этнических групп, сосуществующих в пределах одного государства. Этнонациональная напряженность в современной России как следствие распада СССР, кризиса экономики, интенсивной миграции и других факторов актуализировала исследования различных аспектов этнического и национального сознания, влияющих на поликультурные контакты.

Осмысление проблем, связанных с другими формами межкультурной коммуникации, началось сравнительно недавно. В частности, тематика интеракций представителей разных социокультурных систем (например, России и Запада) пока еще не нашла должного отражения в российских исследованиях на теоретическом уровне осмысления проблемы, ее эмпирические иллюстрации весьма немногочисленны. Вместе с тем актуальность их изучения не вызывает сомнений. Стимулирует развитие этого научного направления практический интерес, обусловленный возникновением организаций в сфере экономики (фирм с участием иностранного капитала, филиалов западных компаний); а также образовательных структур, ориентированных на западные схемы обучения и привлекающих зарубежных преподавателей.

В условиях относительной новизны данной проблематики для отечественной науки весьма целесообразно обращение к опыту западных исследований, в которых эта область является одним из прогрессивно развивающихся направлений. Несмотря на продолжающийся процесс формирования методологии, явно проявляется ее междисциплинарный характер, обусловленный потребностью многостороннего осмысления происходящих в этом поле процессов. К концу XX века наиболее популярной схемой анализа коммуникации становится трансакционный подход. Согласно его принципам, коммуникативное взаимодействие рассматривается как процесс взаимовлияния участников интеракции друг на друга, предполагающий постоянную ориентацию факторов на коммуникативное поведение партнеров, их готовность корректировать первоначальные установки в зависимости от изменения условий и контекста и т.п. На наш взгляд, эта методология может успешно применяться для анализа проблем межкультурных взаимодействий в современной России.

Особый интерес представляет изучение барьеров коммуникации представителей разных социокультурных систем, которые могут вызвать культурный и коммуникативный шок. Барьеры в широком смысле слова определяются как проблемы, возникающие в процессе взаимодействия и снижающие его эффективность. Одна из социологических трактовок коммуникативных барьеров может быть сведена к их определению через категории условий или факторов, затрудняющих интеракцию и препятствующих обмену информацией [12, с. 28]. Существующие коммуникативные проблемы трансформируются в барьеры при их устойчивом воспроизводстве в течение определенного периода времени. Косвенным индикатором наличия барьеров может служить их отражение в сознании участников интеракции.

Целью данного исследования является изучение коммуникативных барьеров, возникающих в межкультурных взаимодействиях (на примере одной из организаций в сфере высшего образования, в которой реализован диалог между Россией и Западом). В качестве стратегии исследования используется субъективный подход, а именно анализ отражения в сознании партнеров объективных явлений и процессов в поле межкультурной коммуникации, при этом внимание концентрируется на проблемах, проявляющихся на уровне межличностных интеракций.

В качестве эмпирического объекта исследования выбрана формальная организация, функционирующая в сфере высшего образования в течение более трех лет и имеющая официальный статус межфакультетского Центра европейского образования при Новосибирском государственном университете, созданного в результате реализации проекта программы TEMPUS-TACIS (http://www.sunniest.nsunet.ru). Данный кейс позволяет анализировать проблемы межкультурной коммуникации в разных локальных контекстах, так как общение представителей разных культур происходило как в западноевропейских университетах - партнерах, так и в Новосибирске (на своей, чужой и нейтральной территории). Особенностью географического положения как фона коммуникативного процесса является удаленность от столиц государств, в которых межкультурные различия нивелированы в большей степени [6, с.35-36].

Отбор респондентов осуществлялся среди слушателей и преподавателей Центра европейского образования. Совокупность опрошенных - 18 человек - включала основные группы субъектов, которые вовлечены в сферу деятельности организации:

 слушатели ЦЕО (студенты старших курсов трех факультетов НГУ), прошедшие стажировку в западных университетах - партнерах по проекту (Италия, Нидерланды). Именно эти студенты имеют опыт межкультурных контактов, полученный в результате взаимодействий с представителями других культур на разных территориях;

 преподаватели ЦЕО (сотрудники кафедр трех факультетов НГУ), прошедшие стажировки в западных университетах (Италия, Нидерланды, Германия). Наибольший интерес в контексте изучения барьеров межкультурной коммуникации представляли преподаватели, имеющие многолетние контакты с зарубежными коллегами в рамках различных проектов;

 представители западных университетов - партнеров, включенных в деятельность Центра в качестве преподавателей учебных дисциплин. Несмотря на немногочисленность этой группы респондентов, она необходима для оценки восприятия коммуникативных барьеров с позиции представителей другой культуры.

Особенности структуры совокупности опрошенных учитывались при интерпретации результатов, а именно в представлениях о барьерах коммуникации преобладали оценки определенных групп участников межкультурных взаимодействий (в большей степени студентов, чем преподавателей; а также скорее представителей российской, нежели западной культуры).

Идеи относительно барьеров коммуникации в межкультурной среде нашли отражение в инструментарии исследования - схеме полуформализованного интервью. Ее блоки соответствовали представлениям о спектре возможных проблем, обусловленных различиями языковых и невербальных систем партнеров, дифференциацией моделей восприятия действительности, также их влиянии на эффективность контактов. Интервью проводились в мае 2003 г.

В результате анализа текстов интервью, в частности высказываний респондентов о проблемах коммуникации и их влиянии на успешность интеракций, барьеры взаимодействий получили содержательную интерпретацию. Кроме того, на основе контент-анализа получены данные о количестве упоминаний и степени выраженности в сознании опрошенных идентифицированных "проблемных зон".

Языковые проблемы в межкультурных взаимодействиях

Представители разных культур используют различные модели восприятия социальной действительности посредством символических систем, что находит отражение в используемых языковых конструкциях, стилях устной и письменной коммуникации [13, с.100-101]. В межкультурной среде лингвистическая компетентность как владение абстрактной системой правил языка, используемого партнерами в качестве средства общения, выступает необходимым, но не достаточным условием эффективности интеракций. Кроме того, они должны обладать коммуникативной компетентностью - умением применять правила в конкретных социальных ситуациях, а также когнитивной - способностью словообразования и генерирования мыслей на языке общения (навыками речепроизводства) [14, с.138-139].

Проблемы лингвистического характера часто становятся первыми (и вследствие этого наиболее запоминающимися) затруднениями при общении с представителями других культур. Из 18 интервьюируемых 11 человек сталкивались с языковыми барьерами при первых контактах с иностранцами. Попытка использования другого языка в качестве средства коммуникации часто оказывалась не вполне успешной, так как не позволяла решать следующие задачи:

1. Выражения мысли

"Поначалу, когда приезжаешь в страну, еще не в совершенстве владеешь языком, не можешь все до конца сказать, и поэтому чувствуешь себя немножко неполноценно…что тебя не поймут, потому что ты не можешь выразить все, что тебе надо" (студентка экономического факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

2. Понимания партнеров - представителей других культур

"Было довольно сложно, потому что…уровень английского языка тогда мне не позволял… адекватно все понимать. Вернее, общаться я могла, но было очень много терминологии в лекциях и… были сложности понимания вообще, что такое Европейский Союз и какая терминология вообще может использоваться" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

В большинстве случаев для общения с иностранцами использовался английский язык, причем он был неродным для всех участников интеракций. Респонденты оценивают это позитивно, считая, что с носителем языка возникает больше проблем.

"Обычно проблемы возникают, когда ты с носителем общаешься: у него сленг бывает или специфическое произношение. У тех же шотландцев… ты там вообще ничего не понимаешь" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Для меня преподавание в Новосибирске - фантастический опыт…Конечно, английский [active English] студентов не совершенен, но мой английский тоже не совершенен… это создает в некотором смысле солидарность, странную солидарность. Английский - не наш родной язык, мы просто используем его - без проблем" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

Несмотря на хорошее знание языка межкультурного общения, практически все респонденты считают, что не владеют им на уровне родного. Это обстоятельство в большинстве случаев существенно не влияло на успешность контактов, так как использование таких приемов как многократное уточнение, разъяснение с помощью других выражений, использование невербального поведения помогало добиться желаемого понимания.

"Когда я не понимал чего-то, просил повторить" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"У меня русский язык такой, какой он есть: с ошибками, акцентом и т.д. Когда не вспоминаю четко, начинаю делать так (показывает мимикой); произношу первую букву - не всегда правильно - и человек вынужден сам догадываться, о каком слове идет речь… Я очень много объясняю, жестикулируя… когда не могу найти другие слова, чтобы объяснить незнакомое слово или выражение. Начинаю жестикулировать, рисовать на доске или двигаться, изображать позу, чтобы объяснить, что означает такой глагол" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

При погружении в другую культурную среду оказались заметными различия в стилях устной коммуникации партнеров [15, с.223]:

1. Респонденты, проходившие стажировку в Милане, отмечают отличия итальянского языка от русского в контексте развернутого - сжатого стилей, характеризующихся разным "количеством" языковых выражений в повседневных речевых актах.

"Говорят они [итальянцы] очень громко и непрерывно абсолютно, и еще очень быстро. Поэтому первое время мы, конечно, с головной болью уже под вечер ходили, потому что такое ощущение, что вокруг кричат просто все… не замолкая ни на минуту" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

"Они [итальянцы] очень… открытые и разговорчивые. Мы ездили в поездах: везде без конца, без умолку звонят телефоны и также в городе, без конца друг с другом они все разговаривают" (студентка экономического факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

2. Респонденты отмечают особенности устной коммуникации в рамках прямого и косвенного стилей, различающиеся способами демонстрации намерений партнеров в речевых актах. Косвенный стиль не предполагает их открытой демонстрации с помощью языка. При использовании прямого стиля в продуцируемых сообщениях отражаются действительные цели, потребности, желания индивида. Эти стилевые различия особенно заметны при сравнении вербальной коммуникации представителей России, с одной стороны, и североевропейских культур, где поощряются честность и открытость в высказываниях, с другой.

"На прямой вопрос: "Все ли вы поняли?", все [российские студенты] вежливо отвечают: "Да, да". Но это ничего не значит. Они демонстрировали только отношение, но не понимание. Было дружеское отношение, но это отношение, сопровождающееся вежливостью, ограничивало возможность определить степень возможного непонимания" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

"Если им что-то нужно, они [голландцы] это скажут, четко обозначат" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

3. Оказались заметными отличия русского языка от английского, часто используемого в качестве языка межкультурного общения, по линии персонального - контекстуального стилей. Они различаются по использованию языковых конструкций, которые подчеркивают значимость либо индивида, либо его роли или статуса. Английский язык считается индивидуально ориентированным: например, равенство партнеров и симметричное распределение власти в коммуникативной ситуации подчеркивается использованием одного местоимения "you" ("ты", "Вы") при обращении к любому человеку. Контекстуально или статусно ориентированный стиль подчеркивает важность формальных отношений, характеризующихся асимметричным распределением власти; в языковых конструкциях находит отражение иерархический социальный порядок.

"У нас [в России], мне кажется, между преподавателями и студентами дистанция гораздо больше и это проявляется даже в том, что к преподавателю обращаемся по имени - отчеству и…говорят на "Вы". В западных культурах, допустим, взять английский язык, между "ты" и "Вы" вообще нет разницы - это одно и то же слово. Поскольку мы общались на английском языке, то…получалась…какая-то неоднозначность: то ли на "ты", то ли на "Вы" … В именах европейских вообще нет отчества, то есть у них есть просто имя и фамилия. Мы обращались к преподавателю по имени - то есть, даже не "мистер", там какой-то, а по имени. Это уже как-то сразу убирает дистанцию между преподавателем и студентом" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

В большинстве случаев различие стилей вербальной коммуникации не выступает барьером в межкультурных интеракциях, типичной реакцией является адаптация респондента к новой языковой ситуации, толерантность к другим стилевым характеристикам речи.

Более серьезные проблемы в межкультурной среде порождают, по мнению опрошенных, семантические барьеры [16, с.32]. Именно при столкновении с людьми из другой культуры становятся очевидными различия когнитивных схем, иногда имеющие следствием непонимание партнеров. Особенности фонетико-фонологического, морфологического, лексического, синтаксического уровней разных языков неизбежно порождает трудности перевода и воспроизводства смысла обмениваемых сообщений. Излюбленной темой многих лингвистов является описание коммуникативных неудач при общении британцев и американцев из-за разных значений, которые они приписывают совпадающим по форме словам [6, с.330-331].

Барьеры семантического характера, с которыми столкнулись опрошенные в процессе межкультурной коммуникации, обусловлены:

* Безэквивалентностью или неполной эквивалентностью лексики [10, с.50-51].

"Нам бывает сложно реальность российской жизни выразить в английском языке…они в английском языке невыразимы, или просто слов таких не знают. Они пытаются мне это объяснить - ты можешь понять, интерпретировать, но нет до конца уверенности, что правильно интерпретировал, потому что на другом языке все это" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* Разными значениями, приписываемыми "эквивалентным" словам.

"Допустим, что у нас представляют собой такие вещи как бизнес, государственная деятельность, научные исследования. Под одними и теми же словами у нас и у них подразумеваются разные вещи. Это чаще всего и было одной из причин… дисбаланса между нашим большим желанием завязать с ними контакт и их умеренным, даже скептическим отношением к тому, что мы можем предложить. Им было с нами в какой-то степени неинтересно" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* Амбивалентностью, неоднозначностью интерпретации языковых выражений, обусловленной разными культурными традициями.

"Еще был случай с кофе. Куратор встретила меня в студенческом кафе и сказала: "Давайте с Вами поговорим, нам надо выставить оценки за мою деятельность, попьем кофе". Я говорю: "Вы знаете, я кофе не пью" (я на самом деле его не пью). На что она сказала: "Как, Вы не хотите со мной поговорить?" Мою фразу о том, что я не пью кофе, она перенесла на то, что я не хочу с ней общаться. Я сказала, что хотя я не пью кофе, я пью чай. Она купила чай, мы пошли, попили, пообщались. Было такое непонимание, не на уровне языка" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

* Использованием разных слов английского языка как иностранного для обозначения одного явления.

"Нас учили, что "родина" - это motherland по-английски, для них [голландцев] оказалось, что это fatherland…тоже для них английский язык неродной. И по дипломной работе, например, когда мы с научным руководителем переписывались, я называю анализ работы "analysis", а для него это непривычно. У него это слово связывалось, с литературным, языковым анализом, а в социологии для него это "evaluation" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* Использованием диалектов, сленгов, идиоматических выражений.

"Т. и С. употребляют более живой язык, разговорный; некоторые идиомы, выражения я просто никогда не слышала и не всегда понятно было, о чем идет речь" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

* Наличием смысловых оттенков

"Мы [с подругой] жили в одном номере… Во французском есть два слова, означающие "спать". Dormir - это просто спать, а coucher - там есть… сексуальный оттенок, а для нас просто "спать" и "спать". И моя подруга, рассказывая своим друзьям, сказала: "Да, мы вместе спим!", - и употребила не то слово. И сразу появились шуточки и так далее… Все понимали, конечно, что, но…повод для шуточек уже появился" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка во Франции).

Некоторые респонденты обращали внимание на несовпадение правил вербальной коммуникации в российской и западноевропейских культурах, наиболее часто об этом упоминали интервьюируемые, имеющие первый в жизни опыт межкультурных контактов. В этих ситуациях толерантность партнеров по взаимодействию, их наблюдательность и готовность следовать принятым стандартам помогала избежать проблемных ситуаций.

"Еще такая проблема существует: европейцы, когда с ними первый раз общаешься… они достаточно дружелюбные, но это зачастую не искренность, это просто внешне. На самом деле, им в принципе нет дела до того, как у меня дела. Они спрашивают, потому что есть такая норма. Если говорить о русских, то у нас более искренние близкие отношения друг с другом. Это просто видимость,… норма жизни: "How are you?" - и все. Когда встречаешь людей, просто улыбаешься, спрашиваешь "Как дела?". Как у них это принято, то есть делаешь то же самое" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Анализ упоминаемых респондентами проблем и ситуаций, связанных с различиями языковых систем представителей разных культур, не опровергает предположения о том, что они создают определенные трудности в процессе межкультурных взаимодействий. В языке находят отражение привычные схемы размышлений, модели восприятия действительности, аккумулируемый в культуре опыт познания мира. Лингвистические проблемы являются наиболее часто упоминаемыми: на них указывают 13 из 18 человек при описании наиболее сложных ситуаций, с которыми им пришлось столкнуться. В большинстве случаев наблюдаемые респондентами различия вызывали удивление, казались странными и непривычными. Однако при определенных обстоятельствах они становились барьерами, препятствующими пониманию партнерами друг друга.

"Я довольно свободно общаюсь, у меня нет никаких комплексов, я достаточно хорошо все понимаю. Но при этом я ощущаю, что, если бы я владел английским языком так же хорошо, как русским, то многие ситуации были бы более для меня продуктивными, то есть я мог бы больше извлечь. Я участвовал в нескольких проектах и сейчас продолжаю участвовать в европейских проектах. И думаю, что, если бы мой английский был бы более совершенным, то…я просто мог бы более точно, лучше объяснить, что нового я предлагаю и вызвать больший интерес к тому, о чем я говорю, и что я могу сделать. В определенном смысле есть недосамореализация из-за неабсолютного владения языком" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

"Язык… даже неродной [должен быть] хорошего уровня с той и с другой стороны. Когда я приехала в Милан и общалась с людьми, говорящими не очень хорошо… мне было ужасно жалко, что информация теряется, как-то не доходит… Ты сидишь перед человеком, и он тебе вроде кивает, а у тебя нет шансов сказать: "Извините, Вы, наверное, не поняли, давайте я Вам еще раз расскажу!" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

Невербальная коммуникация в межкультурной среде

Невербальное поведение выполняет важные функции в процессе межкультурной коммуникации, однако используемые символы могут иметь различное значение для участников взаимодействия. Их несовпадение может оказывать влияние на эффективность интеракции.

Опыт погружения в другой культурный контекст позволил респондентам увидеть следующие особенности невербальных систем партнеров:

1. Явно противопоставляются значения многих символов в российской и итальянской культурах. Это проявляется в несовпадении смысла:

* паралингвистических характеристик: громкости, тональности, скорости речи и т.п.

"Когда они [студенты] пьют чай или кофе на переменах, стоит такой гул! Невообразимый. То есть в среднем они говорят гораздо громче, выше на тон - два, чем русские люди" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* языка тела: жестов, выражения лица, позы и т.п.

"Русские вообще невыразимы. Выражение, например, лица: для итальянцев это самое важное. Для тех [итальянцев], кто приехал по нашему проекту, было очень удивительно и очень непонятно, почему русские слушают с таким выражением, как будто ничего не происходит или даже их не касается то, что происходит. Расценивают это как равнодушие, но я знаю, что это неправда, знаю по опыту" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

"У итальянцев очень свободное поведение: они, когда садятся, ногу закидывают куда-нибудь, и, в принципе, не важно - в университете это, в столовой или в поезде. Первое время это немного шокировало" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* контекста коммуникации: внешнего вида, отношения к дистанции в межличностных взаимодействиях, "чувства" времени и т.п.

"Итальянцы… совсем не пунктуальны. Когда к нам приезжали профессора и говорили: "У нас перерыв 5 минут", как правило, перерыв затягивался минут на 30. У нас после этого был такой прикол - "Italian five minutes", то есть "Итальянские 5 минут" это значит полчаса (смеется)" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Я пытаюсь взглянуть на нас их глазами. Мы отличаемся. Нас [в Италии] было пять человек: мы там в столовой сидим или еще где-то и мы отличаемся и по одежде, и по манере поведения, и по выражению лиц" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

2. При сопоставлении российской культуры с североевропейской (Германия, Нидерланды), а также североамериканской (США) оказались заметными различия в значениях следующих невербальных знаков:

1. языка тела (жестов)

"Они [в Голландии] так не жестикулируют, как русские люди" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"У нас принято больше жестикулировать, чем у представителей северной Европы" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

2. контекста коммуникации

* отношение к дистанции в межличностных взаимодействиях

"Я неожиданный момент для себя обнаружил. Когда мы приходили сдавать работы преподавателю [из Америки], то почему-то он всегда отскакивал… от студентов. Такая дистанция, на которой мы сейчас сидим [через 1 парту]…для него оказалась неприемлема или он боялся или как бы смущался. Отходил и на расстоянии как сейчас доска [около 2 метров] предпочитал что-то объяснять" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* внешний вид

"Бросается в глаза одежда студентов: они у нас [в России] очень цивильно выглядят, какого бы слоя студент ни был, он очень аккуратно и чисто одет. Одежда на первом месте. Там [в Германии] на одежду внимание не обращают" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

"Я могу сказать, что мы все-таки отличаемся. Даже внешне девушки русские очень сильно отличаются от девушек, которые живут за рубежом. Например, я помню, что когда я одела юбку (она была чуть ниже колен, не какая-то мини-юбка), то все смотрели очень пристально, и мне было очень неприятно. Девушки - мы потом обратили внимание - в Голландии практически все ходят в брюках, джинсах. И очень редко можно встретить девушку в юбке. И после того как приехала из Голландии (там месяц проходила в брюках), мне было тяжело заново перестраиваться на какой-то лад. Проблемы были с косметикой: по европейским меркам [русские] девушки слишком сильно красятся. Как европейцы говорят, "русские девушки с утра в вечернем", то есть накрасились. Но, на мой взгляд, девушка, не накрашенная совершенно…- ощущение неумытости такой. Мне, например, как русскому человеку, немного не по себе. Я считаю, что человек должен выглядеть красиво в любое время суток…чтобы на него было приятно смотреть, и не вызывало какого-то отвращения, отторжения" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* отношение ко времени как параметру коммуникации

"Голландия - это все-таки немецкая страна, и немецкое влияние очень сильно там ощущалось. Немецкое - это, прежде всего, порядок, организация и время. Четкое время. Наше русское…"недоощущение" времени - мы опоздали буквально на 5 минут. Для голландцев это уже, можно сказать, шок…именно ощущение времени у них другое. Это было видно: в жестах…это проявилось, в мимике - что они это не одобряли" (студентка экономического факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Меня в Голландии поразил такой случай. Я была у профессора социологии в офисе, позвонила ее студентка и спросила ее e-mail домашний. Я ей дала, не спросив ту женщину, и потом она мне высказала: "Зачем ты дала мой домашний e-mail? Это мое частное пространство, мое личное время, дома я провожу его с семьей и мне совсем не надо, чтобы какие-то студенты мне писали на мой домашний e-mail". Я подумала, что мне студенты могут просто в любое время дня позвонить…до 11 вечера совершенно спокойно. У них частное время - это частное время и там студенту места нет" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Несмотря на очевидное различие невербального поведения представителей разных культур, оно не воспринимается респондентами как серьезный барьер межкультурных взаимодействий. В большинстве случаев наблюдаемое несовпадение вызывает вначале удивление и беспокойство, немного шокирует, кажется странным и необычным. Однако со временем происходит привыкание к другой ситуации, воспроизводство (часто непроизвольное) знаков, заимствованных у партнеров.

"Единственное, что бросалось в глаза, причем как там [в Западной Европе], так и у нас на международной конференции [в Новосибирске]. Когда я разговаривала с представителями из Милана, они вот этот знак делают (демонстрирует сгибание указательного и среднего пальцев на руках, руки согнуты в локтях, ладони обращены к собеседнику). Мы, конечно, у них этот жест "слизываем", я иногда сама замечаю, что у меня непроизвольно это получается. Вот это было для меня новым, хотя было понятно, что имеется в виду "в кавычках" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

"Первое время мы, конечно, с головной болью уже под вечер ходили, потому что такое ощущение, что вокруг кричат просто все, притом кричат, не замолкая ни на минуту. Ну, мы потом так… сами уже громко говорить начали" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

"Русские, особенно в бюрократических отделениях, стоят перед тобой как каменные. Например, продавцы, их спрашиваешь, а они как будто глухие. Слышали - не слышали, поняли - не поняли? И это отсутствие знаков особенно вначале было большой проблемой. Сначала я беспокоилась, а сейчас уже привыкла. Знаешь, что он слушает и раньше или позже дает какой-то ответ (положительный, отрицательный - не важно, но дает)" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

Дифференциация невербального поведения в меньшей степени, чем языковые трудности, превращается в барьер взаимодействий в межкультурной среде. С серьезными проблемами из-за несовпадения знаков столкнулись всего 6 из 18 опрошенных, при этом причинами конфликта выступали:

* личностные характеристики респондента

"Менеджер из Италии подошел ко мне (у него развязался ботинок), оперся об меня, как о подставку, положил мне руку на плечо и другой начал как-то поправлять. Не знаю, как так получилось, но я была в таком шоке. Он завязал ботинок, а меня использовали как подставку. Я была, естественно, шокирована. Хотя я знакома с этим, я пишу об этом, но при непосредственном общении у меня это вызывает шок" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

* психологическое напряжение и усталость, не контролируемые человеком

"В среднем они [итальянцы] говорят гораздо громче, чем русские люди. И это правда вот была проблема. То есть…там расслабиться невозможно" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* отсутствие предыдущего опыта погружения в другую культурную среду

"Когда пришли на дискотеку [в Голландии], мы удивились, что в одном месте были сосредоточены представители разных социальных групп: и панки, и рокеры, какие-то немецкие националисты,…гомосексуалисты и все, что угодно. И понятно, что это выражалось…во всем - во внешности, в прическе, то есть когда волосы стоят или покрашены в разный цвет, или сатанисты одеты в черное. Причем там никто никого не бьет. И для нас-то это был шок, потому что мы привыкли, что в России разные группы в разных местах гуляют. И был… какой-то барьер, который существовал в восприятии - нельзя коммуницировать разным группам. Оказывается, могут люди общаться-то друг с другом…а нам-то это было как раз непонятно, то есть, возможно, он так и остался… барьером для нас" (студентка экономического факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Отсутствие серьезных проблем у большинства опрошенных можно объяснить толерантностью к необычному поведению партнеров, пониманием роли невербальных символов в процессе межкультурных взаимодействий.

"Я считаю, что глупо создавать проблемы на этом уровне. Постараюсь объяснить, что я имею в виду. Когда кто-то из внешней среды начинает действовать не по правилам, все относятся с пониманием. В этом нет проблемы. Иностранцы похожи на детей, потому что, когда дети поступают не по правилам, мы говорим, что они должны изучить правила, они их пока не знают. Мы…относимся мягко, снисходительно" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

"Нормальный человек, находясь в межкультурной среде, понимает, что он с другими в контакте и все равно предпринимает усилия, держит, что называется, нос по ветру, ухо востро, чтобы ситуаций непонимания избегать" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Таким образом, обнаружено, что на фоне осознаваемых различий невербальных знаков у представителей разных культур они не воспринимаются людьми, находящимися в процессе межкультурного общения, как факторы, снижающие эффективность интеракций и препятствующие пониманию. Вероятно, это объясняется специфической ситуацией коммуникации в рамках одного образовательного проекта, установкой на решение общих задач и т.п.

Стереотипизация в процессе межкультурных контактов

Особенности национального и этнического сознания представителей разных культур потенциально могут выступать барьерами межкультурных взаимодействий.

Особый интерес в этом контексте представляют следующие аспекты сознания:

1. наблюдаемая тенденция к этноцентризму - склонность негативно оценивать представителей другой культуры сквозь призму стандартов собственной [17, с.53];

2. стереотипизация этнического сознания, проявляющаяся в формировании упрощенных образов представителей своей и других культур;

3. предрассудки как результат селективных (избранных) включений в процесс межкультурных контактов, в том числе чувственного восприятия, негативного прошлого опыта и т.п.

Эти явления особенно важны как потенциальные барьеры межкультурных взаимодействий на первых стадиях интеракции в ситуации неполной информации о личности партнеров. Ожидание большей степени различий между представителями разных культур по сравнению с членами собственной группы приводит к стремлению ограничения интеракций с "чужими". Ограждая себя от новой информации, человек только усиливает предрассудки и теряет возможность осознания ложности некоторых стереотипов [16, с.434].

По данным исследований ВЦИОМ, в массовом сознании населения российского общества получили отражение эти явления, о чем свидетельствует устойчивое восприятие "другого", обобщенного партнера заранее и заведомо как нежелательного на фоне относительно скромного интереса к культурам разных народов [18, с.26-27]. Асимметрия оценок себя и другого, раздвоенность сознания выступает "компенсаторным механизмом культуры, не способной к позитивному взаимодействию с другими" [18, с.34].

Практически все опрошенные указывали на влияние стереотипных представлений друг о друге в процессе межкультурной коммуникации. Только 4 человека отрицали их влияние по причине скептического отношения к этому явлению, а также большого опыта межкультурных взаимодействий.

"Не было никаких установок. Я вообще очень скептически отношусь ко всяким установкам и стереотипам" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Я в смысле стереотипов уже вообще как-то не могу мыслить, потому что многих я там лично знаю и трудно обобщать. Скорее я вижу индивидуальные особенности и не склонна объяснять их принадлежностью к той или иной культуре" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Большинство опрошенных представляло российских участников международного образовательного проекта (15 из 18 респондентов), поэтому внимание концентрировалось на анализе особенностей их сознания и отражении в нем явления стереотипизации. Барьеры коммуникации в межкультурной среде порождали следующие аспекты когнитивных схем:

1. Стереотипы о России, существующие в сознании представителей других культур. Российских участников особо шокировала, вызывала удивление и отторжение негативная окраска образа:

"Это, конечно, всегда угнетает… Шокировало то, что первое представление о нашей стране, этот стереотип, который переносится на всех: "в России холодно и очень много люди пьют" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

"Возникали трения со студентами, которые жили в общежитии [в Голландии]. Никто из студентов из иностранных не говорит о том, что у нее [России] есть какие-то плюсы. Так как я была очень патриотично настроена, то меня задевало, что обсуждалось, какая Россия плохая страна, у ней плохая политика, неправильная…экономика, люди там бедные, постоянно воюют с Чечней и так далее. То есть одни какие-то минусы обсуждались, и…мне это было не очень приятно. Поскольку мне кажется, что есть какие-то вещи, которые заслуживают уважения, например, уровень образования" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Практически все опрошенные, которые столкнулись с гетеростереотипами как упрощенными образами России и россиян, во-первых, были неприятно поражены "картинкой" сознания иностранцев; во-вторых, предпринимали попытки изменить эти представления и установки.

"В принципе у всех западных людей существуют какие-то стереотипы о России …. Приходилось эти стереотипы разрушать…рассказывать про то, что реально… Для них это часто бывает открытием… что в Сибири есть Университет и что студенты этого Университета хорошо знают английский…. хорошо учатся, знают очень много… читали много литературы не только российской, но и западной" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Респонденты - западные участники проекта - также признают, во-первых, наличие стереотипных представлений западных людей о России, во-вторых, их изменение в процессе коммуникации с российскими партнерами.

"Сибирь всегда была для меня чем-то необычным. Я знал о Сибири из рассказов Толстого, Достоевского. В русской литературе Сибирь представлена в виде рабочих лагерей (поселков) [camps] - это ужасно. Я не знал, что здесь есть университеты… Главная перемена для меня в том, что Сибирь стала ассоциироваться с отдельными лицами, университетом, студентами, которые оказались очень целеустремленными… И это не слишком отличается от того, что я видел в других странах" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

"По рассказам, даже нет, по стереотипам, которые высказывали мои коллеги, когда узнали, что я собираюсь в Россию… Говорили, что там уровень очень низкий, Университет - как у нас лицей и т. д. Но это было их представление, я вообще ничего не читала и ничего не знала. Могу сказать, что когда по нашему проекту приезжали преподаватели из Милана и из Утрехта, все удивились, что уровень знаний и способности русских студентов очень высокие. Они действительно думали, что не такие умные студенты" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

2. Гетеростереотипы в сознании российских участников как упрощенные образы представителей других культур (немцев, голландцев, итальянцев), которые формировались под влиянием:

а) мнения других людей из России

"Когда туда ехала, мой научный руководитель говорил, что "Северная Италия была под Австро-Венгрией, там они вообще работают очень напряженно, много, и от всех требуют, и от тебя тоже будут. Ты там будешь пахать как лошадь" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

б) литературных источников

"Когда я ехал в Голландию, я уже… что-то о ней знал… почитал книжки… про голландцев. У меня сложилось впечатление, в принципе, из литературы. Вот Дюма, у него есть роман "Черный тюльпан", хотя, конечно, вымышленный, но… интересный. Впечатление о голландцах как о людях мужественных, прежде всего, сильных духом, которые в течение своей истории постоянно боролись с морем, с водой. Во время Великой Отечественной войны тоже была история с оккупантами - они мужественно сражались, у них были свои партизаны. В целом впечатление о народе, который, буквально, сделал себя сам - и мужчины, и женщины. Вот с таким впечатлением я туда приехал" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

в) средств массовой информации

"Пишут в журналах, в прессе или там…говорят… такие общие вещи, как …сдержанность немцев, любезность французов" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка во Франции).

г) собственного предыдущего опыта общения

"Из голландцев приезжал только Бас Ливеринг - это очень приятный, приветливый человек и к тому же…с очень широким кругозором. И мне вообще он очень импонировал как личность и как профессор, мне очень нравились его лекции и поэтому у меня были такие позитивные представления о Голландии: очень культурные и образованные люди" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Важно отметить, что в процессе межкультурной коммуникации степень изменения первоначальных образов партнеров в сознании разных респондентов не совпадала, это зависело от разных факторов:

* проявления у партнеров противоположных характеристик

"Мне казалось, они [голландцы] достаточно сдержанные люди, в чем-то похожие на немцев, потому что там влияние сильно немецкое… Не очень-то общительные и открытые люди. На самом деле это не так, они очень общительные и открытые… И еще мне понравилось то, что они…терпимо относятся к другим нациям. Это связано с тем, наверно, что в Голландии…все знают английский язык, то есть могут общаться фактически со всеми людьми, которые приезжают… Они открыты для других культур - вообще для приема других культур" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* частичного подтверждения представлений

"Ожидалось, что все итальянцы…будут активные, темпераментные - то, собственно, и подтвердилось. Не ожидалось, что они будут такие громкие (смеется)" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* совпадения ожиданий и действительности

"Мы были нацелены на то, что они…немножко разгильдяи и ко многому могут спокойно отнестись. И когда мы провели там первый день, мы прямо уверились в этом на 100%" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

Респонденты, столкнувшиеся с явлением стереотипизации, отмечают, что оно особенно важно как потенциальный барьер межкультурных взаимодействий на первом этапе общения.

"Была такая проблема, что есть какие-то представления о Советском Союзе. Не о России, а о Советском Союзе. И эти представления мешают эффективной коммуникации. Когда ты говоришь "Россия", то все сразу представляют, что это где-то далеко, "Сибирь" - это вообще еще дальше и холодно. И не совсем понятно, когда они с тобой общаются, кого они видят перед собой…и как нужно тебе себя вести. Либо объяснять, что мы живем в довольно цивилизованной стране… Либо нужно… изображать из себя советского гражданина с очень трагичным прошлым. Последнее мне не очень импонировало, и поэтому возникали некоторые…трения, со студентами [в Голландии]" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Продолжительное и достаточно интенсивное межкультурное общение часто устраняет этот барьер взаимодействий. Однако анализируемый нами процесс коммуникации представителей разных культур был ограничен рамками конкретного образовательного проекта:

* во времени: непродолжительный период (1999-2003 гг.), а также дискретность общения;

* в пространстве: контакты были локализованы (в Новосибирске или в одном из трех западных университетов - партнеров);

* в социальной среде: коммуникация, в основном, предполагала взаимодействие студентов и преподавателей в межличностном и групповом контексте.

Эти обстоятельства не позволили перейти отношениям людей от имперсональных к интерперсональным, следуя терминологии Г. Миллера [16, с.253]. Имперсональность характерна для начальных этапов интеракции, когда в условиях ограниченного знания партнеров друг о друге они ориентируются на стереотипные представления о стандартном, типичном поведении определенной группы людей (возрастной, этнической, профессиональной и др.). Только при переходе на стадию интерперсональных отношений - с ориентацией на личностные характеристики и индивидуальность участников - коммуникация может стать успешной. В рамках данного образовательного проекта межкультурные контакты начали развиваться сравнительно недавно, что нашло отражение в отношении партнеров друг к другу.

"Они [представители западной культуры] смотрят как этнографы на тебя с таким антропологическим интересом как на недоразвитое из третьего мира существо, и должно пройти очень много времени, чтобы это изменилось. Очень должно быть плотное общение, чтобы они изменили точку зрения" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Одна неделя - это слишком мало для того, чтобы узнать друг друга и получить возможность контролировать и проверять, понимаете ли вы друг друга, исключить неправильную интерпретацию" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

Наблюдаемый этап развития межкультурной коммуникации обуславливает серьезное влияние стереотипизации, ее роль как потенциального барьера взаимодействий. По мнению российских респондентов, более сложные проблемы порождали негативно окрашенные образы России и россиян в сознании партнеров, что становилось особенно заметным при позитивном настрое на контакты с нашей стороны.

"Кроме такого общего интереса и экзотического восприятия…у них к нам нет никакого интереса… Конечно, нам бы хотелось завязать с ними какие-то контакты, но им от нас ничего не нужно. И это, на самом деле, не только мое личное впечатление. Мы на эту тему там достаточно много разговаривали и, естественно, что нас это немного задевало" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

Факторы эффективности межкультурной коммуникации

Поведение человека в интернациональной среде детерминируется не только принадлежностью к определенной культуре, но и личностными характеристиками участников взаимодействия. Этот аспект неоднократно упоминался респондентами, подчеркивающими:

* во-первых, неоднозначность влияния культуры на коммуникацию

"Принадлежность к определенной культуре - одна из характеристик человека; но то, что ты являешься представителем определенной культуры, не означает, что она абсолютна и ты демонстрируешь ее целиком, только в особых случаях с этим можно согласиться. Я голландец, европеец из маленькой страны и в некоторых вопросах критически отношусь к развитию Европы. В этом смысле я, конечно, представитель западной культуры, но, в то же время, отдельный человек со своей особой историей, критически настроенный. То же самое я заметил в здешних студентах (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

* во-вторых, роль социально-психологических факторов

"Я не могу сказать, что у меня возникали…большие проблемы… Очень много зависит от изначального настроя, от установок человека, который готовится осуществлять межкультурный контакт или уже его осуществляет…и от какой-то психологической мобильности" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

Не отрицая влияния личностных характеристик, в данном исследовании внимание концентрировалось на выявлении культурно обусловленных детерминант взаимодействий в межкультурной среде. Основными барьерами, которые снижают эффективность интеракций, являются различия когнитивных схем, используемых представителями разных культур. Наиболее ярко дифференциация моделей восприятия проявляется при столкновении с иным мировоззрением, мироощущением и т.п. [10, с.33]. Именно в такие ситуации оказались погруженными интервьюируемые - студенты и преподаватели, участники международного образовательного проекта. Оказавшись за пределами своей культуры, они "увидели" особенности языковых и невербальных систем, элементов общественного сознания и т.п.

Результаты проведенного исследования (на примере одного кейса) не позволяют распространять выводы на более широкий социальный контекст. Однако опыт осмысления проблем межкультурной коммуникации может оказаться полезным для российских организаций, функционирующих в сфере высшего образования и включенных в диалог между Россией и Западом.

Расширение поля межкультурных взаимодействий в современном мире является основным импульсом исследований по данной проблематике, направленных на повышение эффективности коммуникации. Она становится зависимой переменной не только от степени культурных различий партнеров, но и их установок на преодоление барьеров коммуникации, готовности к достижению консенсуса относительно моделей взаимодействия в поликультурной среде.

Актуальность межкультурной коммуникации в процессе глобализации.

Глобализация всех сторон человеческой жизнедеятельности, характеризующая современное состояние общества, представляет собой утверждение нового этапа в развитии социальных связей в общемировом масштабе. Наступление глобализации обусловлено множеством причин – промышленной и электронной революциями, формированием общего рынка труда и сбыта товаров, миграцией населения в планетарном масштабе, невиданным раньше расширением международных контактов. Человечество переживает социальные трансформации во всех сферах своей жизнедеятельности, проявляющиеся в возникновении единого информационного и экономического пространства, взаимодействии культур, сломе привычных стереотипов поведения, изменении морально-ценностных норм, образовательных и профессиональных стандартов. Глобализация влияет как на целые государства и народы, так и на индивиды, обуславливая необходимость для каждого человека осознать глобальные изменения и иметь возможности для успешной социализации в новых условиях.
Глобализация противоречива и многоаспектна и, вследствие этого, обладает позитивными и негативными характеристиками, влияющими на жизнь людей. Положительный аспект заключается в создании и функционировании новых средств связи и передвижения, облегчении доступа к инновациям, знаниям, культурным, научным и экономическим достижениям, открытости границ, осознании людьми своего единства и ценностей свободы, изменении качества их жизни.
Существующие риски глобализации проявляются, прежде всего, в унификации стиля жизни представителей разных социокультурных сообществ, исчезновении локального своеобразия, поляризации неравенства населения. Глобальные тенденции общемирового развития требуют осмысления проблем межкультурной коммуникации представителей разных культур и социумов.
Расширение международных социокультурных контактов сопровождается, с одной стороны, стремлением к контакту с другими культурами и установлению равноправных отношений между индивидами, группами и государствами. С другой стороны, возрастает неприятие «чужих» социокультурных ценностей, утверждение «своего» как приоритетного, самого лучшего и достойного подражания. Нередко происходит переоценка ценностей своей культуры, вплоть до ее отрицания и признания «чужих» социокультурных установок в качестве образцов. Основные концепты межкультурной коммуникации: «свой» - «чужой», «конфликт», «толерантность», «стереотип» получают новое содержание, обусловленное появлением феномена глобальной культуры как одного из важнейших результатов глобализации.
Межкультурная коммуникация осуществляется в процессе взаимодействия глобальной и локальной культур, между «открытым» сообществом индивидов и фундаментальными социокультурными установками. Глобализация представляет собой, по своей сути, новый этап взаимодействия социальных общностей как характеристику современного развития социальной коммуникации.
Межкультурная коммуникация занимает одно из центральных мест при изучении и оценке современного состояния человеческого общества, когда особенно важно определить оптимальные границы между глобализацией и сохранением социокультурного плюрализма, между террором и толерантностью. В процессе межкультурной коммуникации происходит осознание коммуникантами социальных норм «чужой» культуры, что создает условия для их успешной социализации и аккультурации, способствующих развитию современной, открытой к сотрудничеству и созиданию мультикультурной личности.
Рассмотрение проблем межкультурной коммуникации в системе социологических исследований позволяет наиболее глубоко и всесторонне определить тенденции взаимодействия различных социальных групп, так как коммуникативные аспекты человеческой деятельности представляют собой различные аспекты социальной коммуникации, обеспечивающей существование и развитие человеческих отношений в процессе передачи информации. Осознание значимости межкультурной коммуникации как непременного условия определения своего достойного места в глобальном мире жизненно важно для России в настоящее время, когда страна еще не полностью освободилась от наследия прошлого и испытывает многочисленные риски, вызванные процессами модернизации. Преодоление старых стереотипов, внедрение толерантности в социальную ткань, уточнение самоидентификации всех слоев российского общества невозможно без межкультурной коммуникации как социального механизма преодоления противоречий между глобальными и локальными аспектами человеческой жизнедеятельности в современном мире. Исследование межкультурной коммуникации в социологическом ракурсе обеспечивает теоретическое обоснование, анализ и определение оптимальных путей нахождения взаимопонимания и взаимодействия всех членов планетарного мира наций.
Значимость межкультурной коммуникации в жизни современного российского общества усиливается в процессе преодоления устаревших стереотипов межкультурного взаимодействия при росте социальной миграции, увеличении числа конфликтогенных ситуаций на межэтнической почве. Необходимость межкультурной коммуникации как непременного условия успешной социализации индивида в глобальном мире актуализирует осмысление этого процесса в ракурсе социальной коммуникации представителей разных культур. Важность роли межкультурной коммуникации возрастает при формировании толерантных отношений между представителями разных социокультурных сообществ с целью предотвращения разного рода конфликтов и сопровождается социальной востребованностью воспитания переводчиков, как посредников в межкультурной коммуникации.

В эпоху обострения глобальных и локальных социокультурных противоречий человеку для выживания особенно необходимо знание и применение законов и принципов межкультурной коммуникации во всей ее многоаспектности. Это предполагает обращение к литературе с точки зрения различных областей гуманитарного знания, чтобы всесторонне рассмотреть проблему, выявить наиболее значимые ее характеристики.
Становление межкультурной коммуникации как дисциплины теоретико-прикладного характера было вызвано объективной потребностью найти взаимопонимание между представителями разных социокультурных сообществ, в частности, при возникновении трудностей, появляющихся в деятельности политиков, дипломатов, бизнесменов, миссионеров, ученых и студентов.
Многочисленные социокультурные конфликты потребовали своего разрешения в виде теоретических исследований и практических рекомендаций. С самого начала изучение проблем межкультурной коммуникации базировалось на достижениях разных областей гуманитарного знания – социологии, культурной антропологии, этнографии, социальной психологии, культурологии, социолингвистики – что объясняет междисциплинарный характер межкультурной коммуникации и обусловлено ее статусом как составной части социальной коммуникации.
Следует отметить, что впервые проблемы межкультурной коммуникации как синтеза теоретических и практических исследований и выводов были предприняты в начале ХХ века, когда американские культурные антропологи Р. Линтон, Р. Редфилд и М. Херсковиц исследовали проблемы аккультурации, объясняя феномен американского «плавильного котла» как результата длительного межкультурного взаимодействия представителей разных исходных культур, что в результате совместной деятельности привело к исчезновению различий и достижению социальной однородности.
Основополагающий вклад в разработку проблемы в середине ХХ века внес американский культурный антрополог и лингвист Э. Холл, создавший концепцию исследования межкультурных различий с точки зрения неразрывной связи различных культур, а также обосновавший возможность и необходимость обучения умениям межкультурной коммуникации по аналогии с обучением иностранным языкам. Главной идеей исследований Э. Холла и его школы было исследование поведенческой специфики и социокультурных ценностей представителей разных культур.

В России исследования по межкультурной коммуникации были предприняты во второй половине ХХ века и проводились в области смены образовательной парадигмы преподавания иностранных языков в сторону изучения достижений иноязычной культуры как необходимого компонента учебного процесса. В этой связи следует выделить труды Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, И.Д. Пассова, С.Г. Тер-Минасовой, И.П. Халеевой.
Институционализация межкультурной коммуникации как научной и учебной дисциплины была инициирована и завершена во второй половине ХХ века.

Исследования саратовских ученых (О.Г. Антонова, О.А. Ожегова, А.Ю. Слепухин, Н.В. Шахматова) позволили рассмотреть проблемы межкультурной коммуникации с точки зрения процессов социального реформирования в период глобализации, привнесших новые формы социального взаимодействия между всеми слоями российского общества, вызванных изменениями качества их социальной жизнедеятельности.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий