Карл Карлович Булла жизнь и деятельность

Тульский областной колледж культуры и искусства Реферат На тему: Карл Карлович Булла Отделение фотовидеотворчества Выполнил: Романов Кирилл Александрович

Тульский областной колледж культуры и искусства


Реферат

На тему: Карл Карлович Булла

Отделение фотовидеотворчества

Выполнил: Романов Кирилл Александрович
Проверила: Фатова Ольга

Небольшой фирменный вензель Карла Буллы на коричневатом картоне «реальных картинок» дореволюционной эпохи знаком каждому историку: серьезное изучение важнейшего периода жизни страны невозможно без привлечения иллюстративного материала, одним из главных творцов которого являлся Карл Карлович: Булла сохранил для потомков «настоящих» Николая II и Льва Толстого, изготовил серию потрясающих фотозарисовок «нового смутного времени» (революции 1905-1907 гг.).

Главной особенностью Карла Карловича была его потрясающая контактность. Он легко мог разговорить и расположить к себе незнакомых людей.

Трудно переоценить вклад К. К. Буллы и его сыновей в историю Петербурга в целом. На снимках сохранены приметы времени, отражены все стороны общественной жизни России на одном из важнейших этапов его истории. Фотографии дают нам поразительную возможность узнать, увидеть, стать участниками практически всех событий, происходивших в столице. Невозможно перечислить все темы съемок патриарха русской фотожурналистики. Наряду со снимками светской хроники, запечатлевшими конгрессы, парады, балы, банкеты, приезды иностранных гостей, интерьеры имений, дворцов и особняков знатных особ, сохранились снимки повседневной жизни приютов, детских благотворительных учреждений. Фотограф снимал последнего русского царя Николая II и его семью, деятельность Государственного Совета, Государственной Думы, местных городских органов власти. Социально-экономическая жизнь представлена репортажными снимками производственных процессов, фасадов и оборудования предприятий, заводов, фабрик, ателье и мастерских; фотографиями, запечатлевшими быт и отдых рабочих и служащих.

Пожалуй, впервые эпитет «известный» внятно прозвучал в адрес фотографа Карла Карловича Буллы в 1895 году в «Русском фотографическом журнале». В приложении № 2 была опубликована фотография «Лес» с пояснением: «Негатив изготовлен нашим известным фотографом и фабрикантом К. К. Булла». И далее: «В последнее время броможелатинные пластинки лаборатории К. К. Булла были превосходны и мы крайне сожалеем, что К. К. Булла закрыл свою лабораторию как раз тогда, когда производство пластинок было уже доведено им до известной степени совершенства…»

В год этой публикации ему исполнилось сорок лет, и он принадлежал к поколению родившихся после изобретения светописи. Так что фотография для него была делом обычным — его становление в ней пришлось на время, когда чудо получения изображений, «нарисованных самим солнцем», уже перестало удивлять и прочно вошло в быт и сознание многих людей. В 1895-м за его плечами был уже тридцатилетний опыт работы, как тогда говорили, «по фотографии». Мы очень мало знаем об этом периоде жизни Карла Карловича Буллы, но, несомненно, начинать выстраивать фотографическую карьеру ему пришлось в плотной конкурентной среде, созданной поколением первопроходцев, родившихся раньше фотографии.

Между тем, как это ни покажется странным, сегодня наши знания об этом известнейшем в былом Петербурге человеке не отличаются полнотой. Мы не знаем достоверно, когда он уехал из Петербурга — в 1916, 1917? Или — позже? Разные источники сообщают oб этом весьма противоречивые сведения. Мы не знаем, почему, находящийся на пике столь блестяще выстроенной карьеры, он уехал. Говорят, не все было ладно в семье. Мы не знаем, почему уехал именно в Эстонию. Говорят, любил там проводить отпуск. Мы многого о нем не знаем.

Карл Освальд (Карл Карлович) Булла родился в Пруссии в провинции Леобшютц 26 февраля 1855 года в семье купца. Его отец — Карл Освальд Булла, мать — Анна, урожденная Шефлер. В возрасте 10 лет (по другим данным — в 12 лет) его привезли в Петербург и определили на службу в фирму по изготовлению и продаже фотопринадлежностей «Дюпапт».

Вначале — посыльный, затем лаборант и ученик, Карл Булла постигал основы фототехники с азов. Будучи пытливым молодым человеком, он изучил по иностранной литературе способы полива и очувствления эмульсии для изготовления фотопластинок. Пройдя долгий и трудный путь освоения ремесла, Карл Булла открыл свою небольшую фотолабораторию. Эта фотолаборатория завоевала широкую известность. Можно с уверенностью сказать, что это было производство «моментальных пластинок», пригодных для самых разнообразных фотографических работ, как моментальных, так и с выдержкой. Сухие фотографические пластинки фотолаборатории К. К. Буллы пользовались широким спросом. В одной из реклам можно было прочесть: «Фотографическая лаборатория К. Булла. С-Петербург, Невский проспект, 110. Специальность: фабричное производство фотографических сухих пластинок». Сухие броможелатиновые пластинки продавались не только в столице. Через оптовую фирму «Лиман и Рикс» они высылались в другие города России.

В феврале 1876 года Карл Карлович подал прошение министру внутренних дел о разрешении принять присягу на подданство России и после этого вместе с женой «приписаться в С.-Петербургское мещанство». Так как Карл Булла , по сведениям, был «поведения и образа жизни хорошего», не был уличен в каких-либо противоправных действиях, служил в коммерческой конторе, прошение его было удовлетворено. В июле 1876 года Карл Булла принял присягу на подданство России.

Незадолго до этого события, в 1875 году он открыл свое первое фотоателье на Садовой улице, в доме № 61. С этого времени началась его работа в качестве профессионального фотографа. Еще в пору работы в фирме «Дюнант» Карл Булла стал постигать тайны фотомастерства.

Его фотографии были естественными и непринужденными, а потому нравились клиентам. И, безусловно, молодого фотографа отличало необычайное трудолюбие. На Садовой улице в течение 10 лет Карл Булла занимался павильонной съемкой. Спустя много лет, уже будучи известным фоторепортером, Карл Карлович не оставил это занятие. Наоборот, он открыл новое фотоателье на Екатерининском канале в доме № 66, на Невском проспекте в доме № 110, позже — на Невском проспекте в доме № 48 (в здании «Пассажа»). В 1908 году Карл Карлович купил помещение по Невскому проспекту в доме № 54. На Невском проспекте, 110 Карл Булла владел маленьким съемочным павильоном, состоявшим из 2-х небольших комнат. Последнее фотоателье известного петербургского фотографа было оборудовано по последнему слову техники, с купеческой роскошью. Оно было самым респектабельным и очень популярным среди петербуржцев и гостей столицы. Сфотографироваться у «знаменитого Буллы» хотели многие, фотоателье было переполнено заказами. Сюда спешили чиновники и гимназисты, военные и студенты, гусары и фрейлины, ученые и композиторы, художники и артисты. Да и как не зайти, если в рекламном объявлении сообщалось: «В павильоне производятся: портреты и группы с натуры. Увеличение портретов с визитных или кабинетных карт, в какой угодно форме. Переснятие копий с визитных или кабинетных карточек, картин, гравюр, рисунков. Съемка всяких технических предметов для клише, кои легко могут быть доставлены в павильон».

Испрошенное в министерстве внутренних дел и полученное в 1886 году «разрешение на право производства всякого рода фотографических работ вне дома, как-то: на улицах, квартирах и в местах ближайших окрестностей Петербурга» не могло иметь серьезных коммерческих последствий, ибо в это время интерес к петербургской архитектуре и ее репрезентации в изобразительных искусствах упал, а полиграфия еще не научилась изготавливать клише с фотографических запечатлений. А Карл Карлович был не из тех, кто стал бы снимать что-либо «для себя» «из любви к искусству». Время воспользоваться этим документом придет позже, после того, как в 1894 году тем же министерством будут разрешены «бланки открытых писем частного изготовления», да еще в стандарте Всемирного почтового союза. Это дало возможность фотографам и существенно повысить тиражи изображений и рекламировать свое дело на международном уровне. Булла мгновенно открыл типографию и начал выпускать в ней открытки.

С этого времени он официально занялся фоторепортажем и в качестве фоторепортера снимал все значимые события, происходившие в столице, а также повседневную жизнь горожан, их быт, развлечения, традиции и обряды. Внимание фотографа привлекало все. В рекламе К. Булла сообщал, что снимал «…всякие архитектурные предметы, как внутренние, так и наружные фасады, дома, фабрики, мастерские с рабочими, машины, железные дороги, памятники, магазины, виды. Различные сцены и типы, снимки с древних и старинных предметов, открытие и освящение зданий, юбилейные торжества. Моментальные снимки спорта всякого рода, с лошадей, собак и других животных». Многие снимки продавались непосредственно в фотографии К. К. Булла. Многочисленные репортажные снимки с подписью «фото Булла» или «фото К. К. Булла» публиковались на страницах самых известных русских и зарубежных газет и журналов.

К концу 19 века усовершенствовалась полиграфическая техника, и стало возможным воспроизведение в печати репродукций с фотографий одновременно с текстом. Неимоверные тиражи иллюстрированных изданий привели к подлинному перевороту в фотографии и создали совершенно новые возможности для использования фотографических изображений в общественной практике. С 1897 года фотографии Буллы начали появляться в одном из самых популярных российских журналов «Нива», «собственным автором» которого он стал на долгие годы. Вот тут-то Карл Карлович и обретает подлинную известность. Тем более что спектр фотографических работ, которые выполняли мастера его фирмы, к этому времени был чрезвычайно широк.

Но плоды с нивы известности ему предстояло собрать позже, уже после юбилейного для Петербурга 1903 года. В 1904-м Карл Карлович Булла сфотографировал «первое лицо государства» — императора Николая II.

6 сентября 1904 г. К. К. Булле было выдано специальное свидетельство за № 15705 от Главного Морского Штаба, разрешающее производить съемку «во время маневров, смотров, учений, спусков и закладок судов и вообще всех событий, касающихся морской жизни». Свидетельство Главного Штаба Военного министерства позволяло К. Булле «производить фотографические съемки на маневрах и учениях войск гвардии и Петербургского военного округа».«С 16 августа 1904 года ему было выдано разрешение снимать «виды столицы, а также торжества в Высочайшем присутствии», то есть снимать особ царствующего дома.

Вот что последовало после: фирма «К.К. Булла» получила разрешение снимать «виды столицы, а также торжества в Высочайшем присутствии»; специальное свидетельство от Главного Морского Штаба, разрешающее производить съемку «во время маневров, смотров, учений, спусков и закладок судов и вообще всех событии, касающихся морской жизни»; свидетельство Главного Штаба Военного министерства позволяло фирме «производить фотографические съемки на маневрах и учениях войск гвардии и Петербургского военного округа». К. К. Булла стал фотографом Российского пожарного общества, Императорской Публичной библиотеки; был награжден золотой медалью на Аннинской ленте, золотой медалью «За трудолюбие», орденом 1 степени Попечительства императрицы Марии Федоровны о глухонемых. С 1908-го — в купечестве, почетный гражданин (позднее — личный дворянин), новое роскошное ателье на Невском, 54. Далее: фотограф Императорского Российского общества Красного креста, Управления С.-Петербургского градоначальника, многих учебных заведений; еще два ордена — французским и шведский, «Похвальный лист» от Министерства торговли и промышленности на 1-й Международной воздухоплавательной выставке. В 1910-м фотоателье стаде) поставщиком Двора короля Сербского, с 1912 — «Двора Ея Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны»… В том же году владелец вновь получил «Похвальный лист» от Министерства торговли и промышленности на 2-й фотовыставке журнала «Фотографические новости» … Всего не перечесть! Годовой доход фирмы «К.К. Булла» достиг 250.000 рублей.

Рекламное объявление 1912 года лаконично: «Старейший фотограф-иллюстратор К. К. Булла занимается фотографированием для иллюстрированных журналов на злобу дня. Снимает все, в чем только встретится потребность, везде и всюду, не стесняясь ни местностью, ни помещением, как днем, так и во всякое вечернее время, при искусственном свете»«.

Он был официальным иллюстратором журналов „Нива“, „Огонек“, „Петербургская жизнь“, „Столица и усадьбы“, специальным представителем иллюстрированных изданий А. Шерла в Берлине. В российские журналы в начале 20 века К. К. Булла помещал объявления и рекламировал себя „как старейшего фотографа-иллюстратора, занимающегося фотографированием для иллюстрированных журналов на злобу дня“, снимающего „все, в чем только встретится потребность“: „всегда подготовлен к выезду и отправляется по приглашению, куда бы то ни потребовалось. Снимает все, не стесняясь помещением, везде и всюду, как днем, так и во всякое вечернее время — при своем искусственном свете“.

Известно, что Карл Карлович Булла занимался благотворительной деятельностью в Ведомстве учреждений императрицы Марии Федоровны. В августе 1904 года он стал попечителем Мариинской школы глухонемых и неоднократно снимал повседневную жизнь школы. В этом же году он предложил Всероссийскому Обществу Красного Креста „безвозмездно производить фотографические снимки санитарных поездов, различных обозов, грузов, транспортов, фургонов, санитарных отрядов“.» Булла обязывался доставлять снимки Красному Кресту для составления альбомов, что и выполнял на протяжении всех последующих лет.

В 1910 году он стал поставщиком Двора короля Сербии, спустя два года — поставщиком Двора великой княгини Марии Павловны.

По непроверенным сведениям, Карл Карлович Булла после 1916 года передал свое фотографическое дело сыновьям, а сам уехал из Петрограда на остров Эзель (современный Сааремаа), где продолжил снимать этнографический материал, повседневную жизнь островитян, обучать фотографическому делу местных мальчишек. Здесь же на острове он умер в 1929 году. В доме, где жил К. К. Булла, расположилась поселковая школа с библиотекой.

Карл Карлович Булла не просто был непревзойденным мастером фоторепортажа, он стал родоначальником фотографической династии. Оба его сына — Александр и Виктор стали профессиональными фотографами, оставив потомкам удивительное по своим масштабам и уникальности документальное наследие. Снимками богатейшей коллекции нельзя не восхищаться и не удивляться. Поражают их количество и высокое мастерство фотографов, а также невероятная работоспособность, умение оперативно выполнить самые трудные съемки и, вместе с тем, незаурядная предприимчивость и предусмотрительность.

Профессиональными фотографами стали сыновья К. К. Буллы Александр и Виктор. Виктор Карлович стал заведующим фотографией, находившейся по адресу: Невский проспект, дом 54. Здесь сохранились и негативы отца. На основании постановления ВЦИК и Совета Народных Комиссаров РСФСР от 28 января 1929 года и Постановления Президиума Ленинградского Совета от 29 апреля 1929 года из семьи Булла начали поступать негативы в Ленинградское областное архивное бюро. Передача материалов длилась до 1938 года. В архив поступило более 130 тысяч негативов, из которых почти половина создана К. К. Буллой или при его участии.

После отъезда Карла Карловича из России, в Петрограде (и не только!) осталось колоссальное фотографическое наследие. Государственный Эрмитаж, Российская национальная библиотека, Государственный музей истории Санкт-Петербурга и другие хранилища исторических и культурных сокровищ гордятся наличием в своих фондах драгоценных отпечатков работы знаменитой студии, а в Государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга содержится до 200 тысяч стеклянных негативов с запечатлениями всего, «в чем только встретится потребность», пользующихся неизменным спросом у многочисленных исследователей российской культуры конца 19 и начала 20 вв.