регистрация / вход

Братья Клодт и Самара

Одни из лучших представителей российского купечества, самарские купцы 2-ой гильдии - братья Клодт. Судьба семьи после первой мировой войны. Сталинские репрессии, реабилитация, переемственность поколений. Роль купечества в культурной жизни России.

САМАРСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

«Экономика и управление на предприятии»

Реферат

По предмету

История Самарского Купечества

На тему:

«Братья Клодт и Самара»

Выполнил:

студент 1 курса

Кузнецов А.Д.

Проверил:

К.и.н., доцент Гончаренко К.П.

Самара

2008

Содержание:

Введение

История фамилии Клодт

Самарские Клодты

Контора братьев Клодт

Судьба семьи

Заключение


Введение

Пореформенный период был временем расцвета самарского купечества. Купцы определяли жизнь городов, их самоуправление и даже внешний облик. Облик же самого купечества во многом определялся его традиционным сословным положением. Наиболее крупные купцы записывались в гильдии, которых было три: купец I гильдии должен был вносить сбор не менее чем с 15 тыс. руб., II гильдии - с 6 тыс. руб., III гильдии - от 2 до 4 тыс. руб. Они освобождались от подушной подати, рекрутской повинности, а первые две гильдии - и от телесного наказания. Потомки купцов I гильдии имели право на государственную службу наравне с личными (непотомственными) дворянами. У купцов было свое сословное самоуправление - купеческое общество, возглавляемое старостой. В 1832г. было введено звание почетного гражданина. Купцы I гильдии по прошествии десяти лет получали это звание как потомственное. К первой гильдии в Самаре относились купеческие дома Шихобаловых, Буреевых, Вощакиных, Волковых, Растрепиных, Субботиных, Назаровых, Богомоловых, Дунаевых, Бахаревых, Ободовских, Аннаевых и Аржановых.

Купцы не ограничивались лишь сферой торговли. Большинство крупных капиталистов владели промышленными предприятиями. Главное внимание их было обращено на обработку сельскохозяйственной продукции. В 1879г. в губернии насчитывалось 273 предприятия по обработке животных продуктов (скотобойни, салотопни, мыловарни, свечновосковые, свечносальные, кожевенные, клеевые, суконные, кошмоваляльные и т. п.), 171 предприятие по обработке растительных продуктов (крупчатые, поташные, крахмальные, маслобойные, солодовенные, канатные, пивоваренные, винокуренные, табачные, водочные, кулевые, ваточные и т. п.), 130 - по обработке полезных ископаемых (медеплавильные, чугунолитейные, кирпичные, гончарные), 12 - смешанного характера. Всего 596 заводов и фабрик. Из них 74,3% занимались переработкой продукции сельского хозяйства. Общая сумма производительности достигала 6,2 млн. руб., из них 5,8 млн. руб. приходилось на переработку животной и растительной продукции.

В Самаре, основанной в 1586г., тип местного общества, как писал позже городской голова П. В. Алабин, более напоминал американское общество, нежели старинное русское. Уездная Самара дворян и чиновников интересовала мало (они предпочитали губернские города и свои поместья), потому город был купеческим. К тому же удобное географическое расположение города создавало для купцов огромные выгоды. Исходя из этого, нетрудно предположить большую активность в Самарском регионе предпринимателей. В 1850г. около 4% жителей Самары официально относились к купеческому сословию.

Колоссальный размах развития торговой Самары пришелся на XIX в. В первой его половине купечество ориентировалось на животноводство - благодаря торговле с местными кочевниками - калмыками, башкирами и татарами - у местных купцов была возможность по достаточно низкой цене покупать у них скот, выгуливать его и продавать по высоким ценам продукты животноводства.

Удаленность от центральных и городских властей позволяла местным купцам жить по своим деловым законам. У Салтыкова-Щедрина купец Ижбурдин описал подобные "законы": "Прежде как мы торговали? Привезет, бывало, тебе мужичок кулей десяток, ну и свалишь, а за деньгами приходи, мол, через неделю. А придет он через неделю, и знать его не надо, ведать не ведаю, кто ты таков. Уйдет бедняга, и управы никакой на тебя нет, потому что и градоначальник, и вся подъячая братия твою руку тянет. Таким-то родом и наживали капиталы, а под старость грехи перед Богом замаливали".


История фамилии Клодт

Многим россиянам известна фамилия Клодт. На вопрос — «кто он?» — многие ответят, что Клодт - скульптор, автор группы коней на Аничковом мосту в Петербурге. Он жил в первой половине XIX в.

Жители г. Самары знают своих Клодтов - бывших самарских купцов. И многие самаряне искали связь между Клодтами самарскими и санкт-петербургскими.

Начнем с санкт-петербургских Клодтов. Откуда они? Фамилия Клодтов принадлежала к числу древних фамилий Вестфалии (это историческая область между реками Рейн и Везер в бывшей ФРГ. Вестфалы в средневековье были западной ветвью саксов. В 1815-1945 гг. - это прусская провинция с центром Мюнстер). В начале XVI в. Клодты переселились в остзейские области, ныне Прибалтийский край.

Родоначальником санкт-петербургских Клодтов был вестфальский дворянин Колен фон-Клодт, живший в середине XV в. Иоганн Клодт в четвертом колене был известным генералом войска герцога Брауншвейг-Люнебургского. Его сын Иост Клодт бьш человеком большого ума и отличным дипломатом. Он служил канцлером в Курляндии сразу после учреждения курляндского герцогства. Ливонский гермейстер Готгардт Кеттлер был многим ему обязан за оказанные ему важные услуги. В 1561г. Готгардт Кеттлер подарил Иосту Клодту поместье и замок Юргенсбург, и с этого времени фамилия фон Клодтов стала писаться Клодт-фон-Юргенсбурги.[1]

В их роду было много выдающихся военных деятелей. Так, Иоанн-Адольф,родившийся в 1650г., служил в Швеции генерал-майором. Он был последним шведским вице-губернатором в Риге. После капитуляции этого города в 1710г. Иоанн-Адольф в качестве пленного бью, отвезен в Москву, где и скончался в 1720г. За его храбрость Петр Великий милостиво принял его у себя; а Карл XII, также уважающий храбрость, возвел Иоанна-Адольфа 15 февраля 1714г. в баронское достоинство Шведского Королевства, несмотря на то, что последний находился в это время в плену у Петра I. От Иоанна-Адольфа происходят все последующие российские бароны Клодт-фон-Юргенсбурги, а дворянские ветви этого рода все угасли.

У российских баронов был свой герб. Щит герба делился на 4 части. В 1-й части, в красном поле, находились 3 золотые лилии, окруженные 7-ю шестиугольными золотыми звездами. Во 2-ой части - красная шлюпка в золотом поле, окаймленном попеременно полосами серебряной и красной. В 3-й части, в серебряном поле крестообразно поставлены 4 красных знамени. В 4-й части, в голубом поле крестообразно положены 2 золотые пушки. Посредине герба - щиток с древним, родовым гербом фамилии фон-Клодтов: щиток разделен надвое широкой горизонтальной золотой полосой. В верхней половине, в серебряном поле, черный мельничный жернов. В нижней половине, в голубом поле 3 золотых шара. На гербе - баронская корона между 2-мя шлемами с баронскими же коронами. Намёт попеременно черный, красный и голубой, подложенный попеременно золотом и серебром.

От Иоанна-Адольфа в 5-м колене, в 1805г. родился барон Петр Карлович Клодт-фон-Юргенсбург, один из лучших скульпторов в Европе.Начальное образование получил в отеческом доме в Омске, а потом воспитывался в санкт-петербургском артиллерийском училище. Будучи юнкером, любительски занимался лепкою и резьбой из дерева маленьких фигур лошадей. Впоследствии скульптор-самоучка полностью посвятил себя искусству. В 1833г. он получил звание академика. Впоследствии стал профессором. Лучшая его работа — это 4 группы коней с удерживающими их юношами, украшающие Аничков мост в Петербурге (1850г.).

Его сын Михаил Петрович, 1835г. рождения, стал живописцем-жанристом. Он окончил Академию художеств. За картину «Последняя весна» получил Большую золотую медаль. Ему было присвоено звание академика. Он состоял членом Товарищества передвижных выставок с самого его основания и постоянно участвовал в его выставках.[2]

Барон Михаил Константинович Клодт-фон-Юргенсбург был двоюродным братом Михаила Петровича. Он также закончил Академию художеств. В 1861г. он получил звание академика за картины «Ночной вид Нормандии» и «Вид в долине р. Аа, в Лифляндии». За картину «Вид Орловской губернии» получил звание профессора. Многие его картины стали известными и находятся в Государственной Третьяковской галерее, в Русском музее и Эрмитаже.

Прекрасный рисунок, точная передача натуры, сила красок, мастерство передачи воздушной перспективы характерны для этого художника.

Род баронов Клодтов-фон-Юргенсбургов продолжался и далее. Но никто их них не проживал в Самарской губернии, и фамилия их не зафиксирована в документах Гос. архива Самарской области.

Самарские Клодты

В историю Самары прочно вошли другие Клодты - самарские купцы 2-ой гильдии - братья Карл и Иван Андреевичи Клодты. Жителям дореволюционной Самары был известен Торговый дом «Братья Клодт». Современное поколение Самары знает и любит особняк Клодтов на бывшей Дворянской, а ныне - Куйбышевской улице, который сейчас занимает Муниципальный музей «Детская картинная галерея». Откуда и когда появились Клодты в Самаре?

Первые документальные сведения о пребывании Карла Андреевича Клодта в Самаре датированы 24 ноября 1882г. В этот день прусский подданный Карл Андреевич Клодт был причислен к самарскому купечеству. Ему было 38 лет. Национальной чертой его были аккуратность, деловитость, инициативность. Семьи у него не было: в Бешеке (Казанской губернии) умерла его первая жена Антонина Петровна. В первые годы жизни в Самаре он не торопился сменить свое прусское подданство на русское и до конца своих дней придерживался лютеранского вероисповедания. Его отец — лютеранин Клодт Хейнрих (Генрих). [3]

В 1887г. Карл Андреевич занимается продажей колесной мази и минерального масла. Торговал он в доме самарского мещанина Ивана Антиповича Половодова. Дом находился во 2-ой части города, в 39-м квартале, на углу Саратовской и Панской улиц (ныне угол Фрунзе и Ленинградской).

Жил Карл Андреевич в этом же доме. Работал в Карл Андреевич Клодт магазине один. К этому времени он имел торговое свидетельство 2-ой гильдии. Магазин занимал одно помещение, имел один вход.

Ежедневная выручка Карла составляла 20 руб., годовой оборот - 7 000 руб., чистой прибыли торговля приносила ему 1 000 руб. в год. К 1889г. К Карлу Андреевичу было уже 45 лет, а семьи у него по-прежнему не было. В документах Самарской Казенной Палаты он записан как самарский купец 2-ой гильдии (о его прусском подданстве больше не упоминалось никогда). В магазине он торгует уже машинными принадлежностями и маслами для машин. Годовой оборот вырос до 15 000 руб., а чистая прибыль - до 2 250 руб. Дела шли успешно. Когда Клодт стал торговать еще и асфальтом, его годовой оборот в 1892г. вырос до 20 000 руб., а прибыль достигла 3 000 руб. Можно только предположить, что Карл в эти годы хотел иметь рядом верного помощника. Возможно, поэтому он и пригласил своего младшего брата Ивана приехать в Самару и вместе вести дела.

Имя Ивана Андреевича Те-Клодта впервые упоминается в документах Самарской Казенной Палаты от 28 декабря 1892г. Еще более ранние сведения о нем имеются в документах Городской Управы. 15 апреля 1892г. Иван Андреевич Те-Клодт записан как хозяин магазина на время отсутствия Карла Андреевича. К этому времени Иван Андреевич имел торговое свидетельство 2-ой гильдии, но пока принадлежал к мещанскому сословию. Иван Андреевич родился 5 апреля 1848г., придерживался лютеранского вероисповедания. Женат был на Екатерине Евгеньевне, которая родилась 2 июня 1857г. и была моложе его на -9 лет. 18 октября 1885г. у них родился сын Борис.

Иван Андреевич приехал в Самару из уездного города Пружаны Гродненской губернии, в котором насчитывалось 7 тыс. жителей. Преобладало еврейское население. Ныне г. Пружаны - районный центр Брестской области. В Самаре Иван Андреевич стал держать склад машин. Торговали братья вместе и жили оба в доме И.А. Половодова, только Иван с семьей проживал по Панской улице, а Карл – по Саратовской.

Контора братьев Клодт

В 1892г. годовой оборот Ивана Андреевича составил 8 000 руб., а чистая прибыль дошла до 1 600 руб. К этому времени у братьев работали 2 приказчика 2-го класса. Один из них был племянником домовладельца Половодова. Этот приказчик, Семен Васильевич Половодов, во многих делах был доверенным лицом Клодтов. Бывший Крестьянин: Петр Курулев был вторым приказчиком. Оба долгие годы работали с Клодтами.

В 1895г. годовой оборот магазина с механическими принадлежностями и склада вырос до 40 000 руб., а чистая прибыль - до 4000 руб. В 1896г. братья стали принимать на себя устройство водопроводов, выписывать всевозможные машины, производить продажу паровой и водопроводной арматуры - труб из различных материалов, пожарных насосов и рукавов разных систем, ремней, резины, а также антрацита, угля, огнеупорного кирпича, цемента. Еще в 60-е гг. прошлого века в черте старого города Куйбышева (в районе улицы Водников и Хлебной площади) можно было увидеть канализационные люки и водопроводные колонки с выбитой на них надписью: «Контора Братьев Клодт». Техническая контора братьев Клодт (теперь так называлась их торговое, заведение) начала производить асфальтовые работы, наладила связь с немецкой фирмой «Отто» в г. Кельне, которая поставляла Клодтам свою продукцию — нефтяные и газогенераторные двигатели «Отто-Дейтц». Братья снабжали растущий и развивающийся город необходимой техникой, стараясь удовлетворить его потребности. Первый асфальт в Самаре, первые автомобили, первый синематограф, первые электродвигатели - все это появилось в Самаре благодаря братьям Клодт.

Их доходы продолжали расти. В 1896г. годовой оборот у Карла Андреевича составил 75 000 руб., а у Ивана - 60 000 руб., общая сумма чистой прибыли достигла 13 500 руб., а в следующем году - 21 000 руб. Теперь у Клодтов работало 3-ое приказчиков. Иван Андреевич заведовал двумя складами. Дела шли хорошо.

Но в 1897г. сменился хозяин дома, в котором находилась их Техническая контора. Им стал Гудков Павел Федорович. А бывший владелец И.А. Половодов и его племянник стали жить в этом доме как квартиранты. Братья Клодт уже года 2 как проживали по другим адресам: Иван Андреевич со своей семьей жил на улице Дворянской в доме Данненберг, а Карл Андреевич - по Предтеченской улице (ныне Некрасовская) в доме Арычкина.

Карл был уже не одинок. У него появился сын Леонид. Еще в 1893 г. 15 апреля к его квартире подбросили месячного младенца. Полиции не удалось найти того, кто это сделал. Карл Андреевич решил его усыновить. Крещение младенца состоялось 14 июня 1893г. в Вознесенском Кафедральном соборе. Восприемником Леонида были инженер-технолог А.И. Бирюков и жена главного архитектора города Александра Петровна Щербачева, дочь П.В. Алабина.

Но по одной из семейных легенд, которая передавалась из поколения в поколение, Карл Андреевич рано овдовел. Детей у него не было. Он активно занимался предпринимательством, и времени на личную жизнь не хватало. По уходу за домом ему помогала прекрасная простая женщина Анна Петровна, которую он полюбил. Она была моложе его на 20 лет. В 1893г. у них родился сын, которого они назвали Леонидом. Несколько лет спустя они зарегистрировали свой поздний брак и окрестили сына в православной вере.[4]

Позже Карл Андреевич решил построить для себя дом. Он приобрел пустопорожнее дворовое место во 2-ой части города в 73-м квартале на Алексеевской улице. Это место находилось между будущим особняком Курлиных на углу Саратовской и Алексеевской улиц (ныне угол Фрунзе и Красноармейской) и двумя домами П.В. Алабина, что на углу Алекреевской и Николаевской (ныне Чапаевской) улиц. В одном из этих домов проживала семья Щербачевых.

6 июля Карл Клодт подал прошение в Самарскую Городскую Управу с просьбой о разрешении на постройку деревянного дома с подвалом и таковыми же службами. К сожалению, проект дома, автором которого был архитектор А.А. Щербачев, не сохранился.

Дом строился с брандмауэром - глухой кирпичной стеной, предохранявшей от пожара. Усадебное место Карла Андреевича было размером в 456 кв. саженей. По улице Алексеевской был выстроен одноэтажный деревянный дом, крытый железом. Дом занимал площадь в 18 кв. саженей. Во дворе был выстроен еще один одноэтажный деревянный дом площадью в 48 кв. саженей. Этот дом был окружен решеткой. Во дворе имелись надворные постройки: каретник, дровяники и погребицы. В глубине двора имелся сад, который занимал 150 кв. саженей. Все недвижимое имущество Карла Андреевича оценивалось в 2 000 руб. В большом доме проживал Карл Андреевич с семьей. Дом поменьше сдавался квартиранту -Смагину Василию Петровичу, бухгалтеру Губернской Земской Управы, который ежегодно платил за квартиру 300 руб. Клодт дополнительно получал чистого дохода с недвижимости 250 руб. в год.

Обустроившись, Карл Андреевич решил жениться. Бракосочетание состоялось 11 сентября 1898г. в новом Спасо-Воскресенском Кафедральном соборе. 54-хлетний К.А. Клодт женился на чистопольской мещанке Анне Петровне Касаткиной. Ей было 34 года, она придерживалась православного вероисповедания, и в этой же вере воспитывала Леонида. Замуж она вышла впервые. Поручителями по жениху были самарский купец Андрей Евграфович Витман и крестьянин Петр Яковлевич Курулев (его приказчик). По невесте поручителями были надворный советник Николай Петрович Калашников и мещанин Афанасий Евгеньевич Штренберг.

Следом за Карлом решил построить себе дом и его брат Иван Андреевич Те-Клодт. В конце 1896г. он приобрел пустопорожнее место во 2-ой части города в 72-ом квартале по Дворянской улице между угловым домом Н.Ф. Дунаева и домом купца. П.П. Новокрещенова. И уже 26 февраля 1897г. Иван подал прошение в Городскую Управу с просьбой разрешить построить каменный дом и такие же службы. Прошение подписал архитектор А.А. Щербачев. До нашего времени сохранился проект этого дома, автором которого тоже был А.А. Щербачев, сегодня известный как «Теремок», недалеко от дома брата, который примыкал к особняку Курлиной.

В 1898г., к 50-летию Ивана Андреевича, вырос каменный одноэтажный с подвалом и антресолями дом. «Изящный особняк с выглядывающими из-за деревьев остроконечными башенками напоминал своим обликом миниатюрный замок из старинных сказок Шарля Перро. Сейчас уже трудно сказать, то ли заказчику, происходившему из «иноземцев», то ли самому архитектору пришла идея соорудить в глубине России такой типичный уголок «старушки Европы». Фантазия архитектора удивительным образом соединила в особняке черты древнерусского зодчества с обликом миниатюрного средневекового замка»[5] .

Двор украшал фонтан с фигурой бронзового мальчика. Усадебное место занимало 570 кв. саженей: по улице - 15 саженей и вглубь - 38 саженей. Фасад каменного дома располагался по улице. Дом занимал площадь в 80 кв. саженей, с подвалом на 15 кв. саженей и мансардами на 20 кв. саженей, Во дворе имелись каменные надворные постройки: каретник, погребицы, прачечная, конюшня, коровник, курятник, сарай и дровяник, а также ледник. 310 кв. саженей занимал сад в глубине двора. Чистый доход от дома составлял 552 руб. Все недвижимое имущество Ивана Андреевича оценивалось в 5 000 руб.

В 1898г. Техническая контора братьев Клодт сменила свой адрес. Теперь она размещалась на Дворянской улице в доме Винника, 114. Она находилась в 47 квартале напротив лютеранской кирхи. Контора занимала уже 5 комнат, которые имели сообщение между собой, но вход был по-прежнему один. При магазине имелось одно складочное помещение, за аренду которого Клодты платили 2 000 руб. Кроме самих Клодтов в Технической конторе работали 5 приказчиков и 1 служащий. Всем им вместе платили 3 300 руб. в год. К этому времени общий товарооборот Конторы составил 100 тыс. руб., в год. Чистая прибыль выросла до 11 360 руб.

Техническая контора вышла в торговое предприятие второго разряда. Клодты постоянно расширяли круг поставщиков разных товаров. Они имели своего представителя в акционерном обществе русских электротехнических заводов.

Ассортимент их товаров значительно расширялся. На складах конторы имелось разнообразное электрооборудование: электрическая арматура, Электра вентиляторы, телефоны, звонки и прочие новинки того времени. Братья имели все необходимое для устройства водопровода в домах и на предприятиях. Их фирма называлась уже «Техническая и водопроводная контора Братьев Клодт» , основным направлением деятельности которой была продажа технического и электрического оборудования, прокладка водопровода и канализации в Самаре.

Известность ее росла так же, как и ее доходы. СемьяКлодт была состоятельной. На лето они выезжали на знаменитые европейские курорты, путешествовали по Европе.

Карл и Иван, немцы по происхождению, завязали тесные контакты со своей прародиной и буквально шокировали волжан такими новинками из Европы, как биде, писсуары и мраморные умывальники с подсветкой (об этом говорится в исследованиях самарских краеведов Демидовых). Деятельность братьев Клодт в области технического оснащения и торговли во многом способствовала внедрению культуры европейского типца в сознание и быт самарян.

И Карл, и Иван Клодты регулярно посещали купеческие собрания, которые проводились 3-4 раза в год. В ноябре 1903г. Иван Андреевич в последний раз присутствовал на собрании. 11 февраля 1904г. в возрасте 55 лет он скончался. С 13 июля 1904г. все имущество перешло к его 46-летней вдове Екатерине Евгеньевне и 18-тилетнему сыну Борису Ивановичу.

25 августа 1904г. в Городскую Управу поступило заявление от самарского купца Карла Андреевича Клодта и наследников Ивана Андреевича Те-Клодта - Бориса Ивановича и Екатерины Евгеньевны Те-Клодт об открытии Товарищества по вере под фирмою «Техническая контора Братьев Клодт». К заявлению была приложена копия с договора, заключенного у нотариуса 4 августа 1904г. В договоре говорилось следующее: «Для продолжения торгового предприятия «Техническая контора Братьев Клодт» мы, Клодт, образуем товарищество на вере под фирмою «Техническая контора Братьев Клодт». Количество пая каждого товарища определяется нами по общему соглашению следующим образом: все товары, материалы, все наличное и долговое имущество конторы поступают в половинной части Карлу Андреевичу Клодт и в половинной части Борису Ивановичу и Екатерине Евгеньевне Те-Клодт. Все полученные доходы и убытки делятся на две равные части. Для управления делами Товарищества мы, Борис Иванович и Екатерина Евгеньевна Клодт, избираем Карла Андреевича Клодт, какового уполномочиваем полной доверенностью... Договор этот заключается нами на пять лет, по окончании какового срока может быть возобновлен нами по общему соглашению...».

В этом же году Екатерина Евгеньевна подала прошение самарскому купеческому старосте. Она просила выдать свидетельство в том, что «в семействе моем действительно состоит сын Борис Иванович Те-Клодт, вероисповедания православного. Удостоверение это необходимо для представления в одно из высших учебных заведения Российской империи, на предмет поступления сына моего Бориса в число учеников того заведения». Вскоре Борис поступил в Казанский университет и несколько лет в нем учился.

Екатерина Евгеньевна недолго оставалась вдовой: в 1905г. она вышла замуж за дворянина Николая Осиповича Берга, поручика запаса полевой артиллерии. Они оба проживали в доме Клодта по улице Дворянской и вместе стали вести торговые дела фирмы.

Карл Андреевич всего год с небольшим управлял делами Товарищества. Весной, 14 марта 1906г., был составлен другой договор, в котором говорилось, что 62-х летний самарский купец 2-й гильдии «Карл Андреевич Клодт с одной стороны, и с другой несовершеннолетний самарский купеческий сын Борис Иванович Клодт и жена поручика артиллерии Екатерина Евгеньевна Берг, по первому мужу Клодт, действующая лично за себя и как попечительница над несовершеннолетним Борисом Ивановичем Клодт, заключаем настоящий договор...», по которому Карл Андреевич все свои права и свой пай в Товариществе передал в равных долях Борису и Екатерине Евгеньевне Берг с правом продолжать дело под той же фирмой.

Таким образом, в 1906г. Карл Андреевич Клодт навсегда выбыл из состава Товарищества. Он уже не жил в своем доме на Алексеевской улице. С 27 мая 1905г. все его недвижимое имущество, оцениваемое к этому времени в 1 500 руб., перешло в собственность жене киевского купеческого сына Ратнер Сури-Иты Гаршевой. А сам Карл Андреевич со своей 43-хлетней женой Анной Петровной и 13-летним сыном Леонидом проживал на Саратовской улице в доме Иванцова. Он продолжал ежегодно выкупать купеческое свидетельство 2-й гильдии, но чем торговал, неизвестно. У него, видимо, было свое дело.

Судьба семьи после первой мировой

Перед 1-й мировой войной семья Клодтов покинула страну, так как опасалась репрессий по национальному признаку со стороны царских властей. Обосновались в Германии, в город Годенсберг на Рейне, небольшим пригороде Бонна. Но в 1914г., в возрасте 70 лет умер, не дождавшись возвращения на родину, Карл Андреевич Клодт, завещав похоронить его как самарского купца, на его могиле в Бонне русскими буквами выбита надпись: «Самарский купец Карл Андреевич Клодт».

Любовь к России, воспитанная с детства, привела к тому, что Леонид бросил учебу в университете и вернулся из Германии в охваченную революционным бедствием страну. Идея революционного преобразования мира была, близка студенту Гейдельберга. Добровольцем он вступил в Красную Армию и всю гражданскую войну служил командиром и переводчиком. Имея экономическое образование, работал на оборонных заводах Чапаевска и Пензы, был корреспондентом газеты. Будучи ценным специалистом, получил от советской власти мандат, повелевавший оказывать ему всяческое содействие как, безусловно, надежному, порядочному и ценному руководителю.[6]

Работая на военном заводе в Чапаевске, он встретил свою любовь — Веру Семеновну, которая работала у него секретарем. Все было хорошо в семье Клодтов, но в трагическом для России 1941г. злая воля Сталина сыграла с ними несправедливую «шутку». По национальному признаку - немцы - все члены этой семьи, как и тысячи других поволжских немцев, были арестованы и сосланы в страну «Архипелаг Гулаг». Анна Петровна, Леонид Карлович, Вера Семеновна и Лев Леонидович Клодты попали в лагеря Казахстана.

Леонид Карлович, был расстрелян в Казахстане с формулировкой «германский шпион» летом 1942г.

Восьмидесятилетняя супруга Карла Андреевича Клодта - Анна Петровна - умерла в местах заключения. Лев Леонидович, был сослан на Урал на лесозаготовки. Молодому городскому пареньку ни разу, не видевшему тайгу, пришлось наравне с взрослыми зэками валить лес, рубить сучья. Он смог все же вернуться в родной город спустя несколько лет после войны благодаря хлопотам своего дяди Виталия Семёновича Сидоренко, который прописал его к себе. Он не только вернулся в Куйбышев (бывшую Самару), но и, дождавшись хрущевской «оттепели», полностью добился реабилитации для своего отца и восстановления чести семьи Клодтов. По профессии Лев Леонидович был инженером-электриком, и в этом прослеживается преемственность (от электротехнической Конторы братьев Клодт); работал на заключительном этапе строительства Куйбышевской ГЭС, занимался наладкой и вводом электрогенераторов, пусконаладочными работами на Волжском автозаводе, электрических подстанций в г. Куйбышеве и области, а также в соседних областях.

И дети его - Муратовы Ольга и Вера Львовны, закончив Куйбышевский политехнический институт, стали инженерами-электриками. Муратова Ольга Львовна, налаживала и вводила в эксплуатацию электроподстанции в Новосемейкино, Красном Яре, подстанции им. Орлова и Солнечную. Вера Львовна, работает в самарской частной электрической компании.[7]

В документах Городской Управы за 1912г. имеется запись, в которой Карл Андреевич Клодт упоминается последний раз: ему выдано промысловое свидетельство 2-й гильдии. В тех же документах за 1913г. сообщается, что самарский купец 2-й гильдии Клодт Карл Андреевич, 69 лет, умер 31 марта 1913г.

Позже на этом документе появилась приписка «Те-Клодт», и дальше шло пояснение: «Фамилия Те-Клодт исправлена согласно копии с поручения господина самарского губернатора от 3 октября 1913г. за 13544, на имя самарского городского Полицейского Управления, приобщенной к делу о причислении и исключении купцов за 1913г.». Таким образом, его вдова Анна Петровна и приемный сын Леонид восстановили полную фамилию отца: Те-Клодт. В документах Городской Управы Анна Петровна Те-Клодт упоминается как купеческая вдова вплоть до 1919г. Сын Леонид упоминается в документах как сын самарского купца и как студент Казанского университета вплоть до 1916г. Дальнейшая их судьба в документах Самарского облгосархива не нашла отражения.

Оставшись без Карла Андреевича, супруги Берг и Борис Те-Клодт заключили новый договор: «г. Самара, 1907 года июня второго дня. Мы, нижеподписавшиеся, студент императорского Казанского университета Борис Иванович Клодт, поручик запаса артиллерии Николай Осипович Берг, преемники, согласно особого договора, фирмы «Братья Клодт» заключили между собой этот договор в следующем:

1) Мы, Борис Иванович Клодт и Николай Осипович и Екатерина Евгеньевна Берг, учреждаем Торговый дом под фирмою «Братья Клодт» в городе Самаре с отделением в г. Сызрани, на правах полного товарищества, сроком на шесть лет...

2) В делах и имуществе торгового дома нам принадлежат следующие доли: Борису Ивановичу Клодт в Самаре право на пять восьмых долей и в Сызрани право на одну половинную часть, Екатерине Евгеньевнё Берг в Самаре право на две восьмых доли и в Сызрани на одну четвертую часть.и Николаю Осиповичу Берг в Самаре право на одну четвертую долю и в г. Сызрани первый на одну четвертую часть.

3) Ведение дела Торгового дома предоставляется членам Торгового дома каждому самостоятельно...».

Наверное, в этом же году фирма сменила свой адрес. Она по-прежнему находилась на Дворянской улице, но уже в доме Павличек (бывший дом Белоусова). Отделение в Сызрани находилось на Большой улице в доме Бочкарева.

Торговый дом по-прежнему не терял связи с Германией. Из Кельна от фирмы «Отто» поставлялись нефтяные и газогенераторные двигатели «Отто-Дейц». На складах имелись всевозможные технические изделия, «модное» электрооборудование, пожарные насосы, огнетушители «Рапид», осьминовые лампы Вестингауза, калильные лампы «Аладдин», сепараторы «Кех» и прочее.[8]

Электро-водопроводная техническая контора фирмы «Братья Клодт» имела все для устройства водопровода и канализации, отопления и электроосвещения. Ее инженеры бесплатно составляли проекты и сметы, производили монтажи, занимались электроосвещением и установкой электрооборудования. Торговый дом постоянно расширял свои связи с разными фирмами и первоклассными заводами. Русское электрическое общество Вестингауз, впоследствии общество «Динамо» поставляло «Братьям Клодт» динамо-машины, вентиляторы, дуговые фонари, полное электрооборудование для электрических театров - кинематографов.

«Братья Клодт» поставляли новые картины для кинематографов. В результате в самарских электротеатрах показывались новые фильмы одновременно с показом этих фильмов в столичных кинематографах.

Коломенский машиностроительный завод поставлял двигатели «Дизеля», завод «Аванс» - свои нефтяные двигатели для промышленности, а завод «Вортингтон» - паровые насосы.

В 1909г. «Братья Клодт» стали поставлять в Самару грузовые и легковые автомобили немецкой фирмы «Бенц». Контора Клодт была первым официальным дилером автомобилестроительной фирмы компании Бенц. Сейчае это всемирно известная корпорация Мерседес Бенц. Одну из машин фирмы «Бенц», которую закупили и поставили в Самару из Германии братья, приобрел художник Головкин. Но с 1913г. стали поставлять только американские автомобили марки «Форд», которые стоили в то время 2 675 руб. Эти автомобили имели 4 цилиндра и делали 75 верст в час. Мощность его была в 22 лошадиные силы. В 1914г. Торговый дом закрыл отделение в Сызрани, но вскоре отрылось отделение в г. Вольске. Похоже, что супруги Берг и Б.И. Клодт. жили в согласии и дела их фирмы шли успешно. По истечении срока договора он был продлен 1 июня 1913г. еще на 4 года на тех же условиях. Жили они по-прежнему все вместе на Дворянской улице.[9]

Братья Клодт были друзьями другой немецкой семьи - фон Вакано, и акционерами самарской пивной компании.

3 мая 1914г. Борис Иванович получил купеческое свидетельство 2-ой гильдии и был причислен к самарскому купеческому обществу. Он уже был женат на Валентине Ивановне, которая была моложе его на 3 года. Детей до 1918г. у них не было.

В 1917г. деловые отношение между Клодтом и Бергами начали меняться. Возможно, обеим сторонам захотелось большей самостоятельности и независимости друг от друга. 21 февраля 1917г. они заключиди новое соглашение, по которому был признан личный счет Н.О. Берга в размере 15 000 руб. За эту сумму Берг продал, а Клодт купил принадлежащую Бергу часть в Торговом доме.

1 июня 1917г. Борис Клодт должен был уплатить Бергу означенную сумму с причитающимися процентами в размере 750 руб. С момента подписания нового соглашения от 21 февраля Н.О. Берг уже участвовал в делах Торгового дома, а с момента уплаты причитающейся ему суммы Берг уже не состоял членом фирмы «Братья Клодт». Все права перешли к Борису Ивановичу Те-Клодт.

1 июля 1917г. кончился срок Договора об образовании Торгового дома под фирмою «Братья Клодт». В этот же день доверенное лицо Бориса Ивановича, инженер-механик Гуго Осипович Гофман, и доверенное лицо его матери, Николай Осипович Берг, заключили между собой новый договор: «Настоящим продолжаем еще на три месяца, то есть до 2 сентября сего 1917 года на всех условиях, изложенных в том договоре и с тем, чтобы Борис Иванович Клодт ко 2-му сентября сего года составил отчет за время управления им Торговым домом для выявления стоимости предприятия». Но неожиданно, не дожив до сентября, умирает Екатерина Евгеньевна. Борис Иванович остался единственным владельцем всего предприятия, о чем он сообщил 30 августа 1917г. в Самарскую Городскую Управу. В документах той же Управы за 1918г. в последний раз упоминается купец 2-ой гильдии Борис Иванович Те-Клодт и его жена Валентина Ивановна.

Дальнейшая их судьба по документам ГАСО не прослеживается.[10]

Нелегко сложилась и судьба Николая Осиповича Берга. После смерти жены он переехал на Саратовскую улицу в дом Юрина. 23 августа 1916г., еще будучи членом фирмы «Братья Клодт», Берг учредил Товарищество на вере под фирмою «Торговый дом Экспорт-Импорт» в Самаре совместно с М.Л. Ханиным, А.А. Шереметинским и С.А. Богушевским. Одна треть капитала и одна треть имущества Торгового дома составляли его собственность. Он являлся единственным правомочным распорядителем делами Торгового дома. Но стоило Бергу уехать в октябре 1917г. в Москву по делам Торгового дома, как Богушевский и Шереметинский, вопреки заключенному соглашению, приобрели на свое имя фабрику туалетного мыла, для чего взяли из кассы Торгового дома почти всю наличность - свыше 70 000 руб., а в дальнейшем удерживали и все имущество Торгового дома ценностью до 200 000 руб. Они принудили служащих конторы Торгового дома не исполнять распоряжений Н.О. Берга и заставили скрыть все книги и документы.

4 ноября 1917г. Шереметинский и Богушевский официально объявили о том, что вкладчик Торгового дома Н.О. Берг выбыл из состава Торгового дома. Возмутившись, Николай Осипович составил прошение Городскому голове о нарушении договора и его прав. Написал он и в Самарскую Городскую Управу, которая препроводила его, прошение на заключение в юридический отдел Городской Управы. Но в это время в Самаре стала меняться власть, и чем закончилось дело Берга - неизвестно.

Впервые же месяцы новая советская власть в Самаре начала национализацию крупных предприятий, Торговых домов, заводов и фабрик. Началась всеобщая муниципализация недвижимого имущества жителей города. Это коснулоеь и дома Б. Клодта. В 1919г. его дом был муниципализирован и использовался под разные учреждения и организации. Только в 1991г. полуразрушенный особняк был передан «Детской картинной галерее». После его долгой реставрации началась новая жизнь особняка Клодта, и теперь он считается одним из символов Самары, его гордостью.


Заключение

По лучшим представителям российского купечества можно наблюдать сложный и противоречивый путь развития от патриархально-крепостной психологии и сословной ограниченности до высоких культурных достижений и активного участия в общественно-политической жизни. Не жажда наживы, а именно психологические мотивы были двигателем восхождения российских купцов на вершины их могущества. Ведь многие из них до конца своей жизни были религиозны, вели строгий, если не сказать суровый, образ жизни, тратили огромные суммы денег на благотворительность.

Российскому купечеству было немного лет (ведь как класс оно начало формироваться только после отмены крепостного права в 1861 г.), и трудно было ожидать от них высокого уровня образования. Но их дети уже учились в гимназиях, коммерческих училищах и даже в университетах. Русские провинциальные купцы потянулись к западному уровню культуры - создавали в своих городах яхт-клубы, ипподромы, музеи, театры и библиотеки, обзаводились еще диковинными автомобилями, электростанциями, благоустраивали свои улицы.

Если дворяне стремились к господству в местной администрации, занимали важнейшие должности в губернии, и уезде, то купцы были настоящими хозяевами экономической жизни края. Следы бурной деятельности самарского купечества сохранились, по сей день: лучшие в городе особняки, водопровод и трамвай, больницы и магазины, жилые доходные дома и пристани и многое другое, но самое главное - оживленный рынок, преображенный край.

Эпоху конца XIX - начала XX вв. некоторые исследователи называют "периодом Медичи" в культурной жизни России. То время отличалось небывалым расцветом купеческого меценатства. Этот этап закончился в 1917г. началом все сокрушительной индустриальной революции. Не успели российские купцы, как следует встать на ноги, достичь должного культурного уровня и принять из рук отмиравшего дворянства контроль за судьбами России.


Список использованной литературы :

1. «Воплощение ушедшей эпохи» - Акценты-2001-№1

2. «Кто вы Самарский Клодт?» В.Круглов, Культура-1994г.-№6(февр.)

3. Морозова Н. «По следам Самарского Клодта» - Алабинские чтения.- Самара, 1995г.

4. Муратова Н. «Судьба моей семьи»; Неизвестная Самара- Самара, 2004г., с.106

5. В.Каркарьян и В.Неверова «По улицам Старой Самары»; Самара, 1988

6. Государственный архив Самарской области - Ф-153. Оп.1. Д. 96-103,628,745

7. Глеб Алексушин «Расцвет и закат Самарского купечества» Самара, 12 марта 2004г. Гор.нуч.конф.

8. Буданова.А.А. «Невымышленная история торгового дома «братья Клодт» Неизвестная Самара-Самара, 2004г.


[1] «Воплощение ушедшей эпохи»-Акценты-2001-№1

[2] «Кто вы Самарский Клодт ?» В.Круглов, Культура-1994г.-№6(февр.)

[3] Морозова Н. «По следам Самарского Клодта» - Алабинские чтения.- Самара, 1995г.

[4] Мурат ова Н. «Судьба моей семьи» ;Неизвестная Самара- Самара, 2004г., с.106

[5] В.Каркарьян и В.Неверова «По улицам Старой Самары»; Самара, 1988

[6] Муратова Н. «Судьба моей семьи» ;Неизвестная Самара- Самара, 2004г., с.104

[7] Мурат ова Н. «Судьба моей семьи» ;Неизвестная Самара- Самара, 2004г., с.105

[8] Государственный архив Самарской области- Ф-32. Оп.33. Д. 9,10,11,543

[9] Буданова А.А. «Невымышленная история торгового дома «братья Клодт»- Неизвестная Самара- Самара, 2004г.

[10] Государственный архив Самарской области- Ф-153. Оп.1. Д. 96-103,628,745

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий