регистрация / вход

Возникновение Твери

Первые упоминания о Твери в летописях. Борьба за богатство и процветание во времена Киевской Руси, времена упадка и подъема Твери, развитие в период монгольского ига. Города и границы Тверского княжества в XIII в. Свидетельства могущества Тверского края.

Тверской государственный университет

Физико-технический факультет

Реферат

по истории Тверского края

Возникновение Твери

Тверь,2007год


В первый раз в летописях Тверь упоминается в 1209 г., когда Новгородцы были теснимы Всеволодом, захватывавшим в своей области их гостей с товарами; тогда в Новгород, на защиту его, явился Торопецкий князь Мстислав Удалой, сын Мстислава Храброго, Новгородцы посадили под стражу Святослава, сына Всеволода, и Новгородцы отправились в поход на Всеволода. Всеволод послал войско с Константином и другими своими сыновьями; это войско дошло до Твери, где и был заключен мир. Год основания многих наших городов древней Руси неизвестен и в летописях эти города упоминаются впервые по случаю каких-либо событий, как города нередко значительные и основанные когда-то ранее. Это замечание применяется и к Твери. И так, в летописях Тверь в первый раз упоминается в 1209 г., но без сомнения она существовала ранее. На этом основании Татищев не ошибочно упоминает Тверь под 1208 г., по тому поводу, что чрез этот город прошел в Москву с Новгородцами Константин Всеволодович, чтобы, соединясь в ней с отцом, помочь ему в его Рязанском походе. А потому (не производя Тверь от тверди) можно согласиться с Татищевым, что Всеволод Юрьевич еще в 1181 г. велел на устье р. Тверцы построить укрепление или твердь для защиты от Новгородских нападений. Для Суздальских князей очень важно было иметь укрепленный пункт на таком важном месте, как слияние pp. Тверцы и Волги. И очень вероятно, что тамошнее укрепление в 1181 г. было не вновь построено, а исправлено прежде существовавшее. На это можно возразить, что в 1181 г. не упоминается город Тверь, а говорится, что войска соединились на устье р. Тверцы, а не у города Твери; но у Татищева говорится, что Всеволод велел построить укрепление на р. Тверце уже после похода своих противников от р. Тверцы к р. Влене, и кроме того в Воскр. лет. Говорится, что войска снялись на Волге у Твери. Отсюда Суздальские князья удобно могли во всякое время угрожать Новгороду и Торжку и здесь перехватывать Новгородских купцов с их товарами. Вместе с тем из описания событий 1181 — 1209гг. видно, что Тверь составляла пограничный город между Новгородскими и Суздальскими владениями. Беляев, полагает, что Тверь основана не Суздальскими, а Новгородцами, и относит ее основание к очень раннему времени. Он говорит, что Новгородцы из Торжка проникнувши р. Тверью в Волгу заселили при ее верховьях новую колонию Тверь, потом — прибавляет Беляев — может быть Углече-поле, далее Мологу, Кострому, Ростов, Суздаль. Действительно, странно, как Новгородцы могли оставить без внимания такой важный пункт, как слияние р. Тверцы (на которой у них был построен Торжок) и р. Волги, тогда как они обыкновенно строили города на путях сообщения при больших реках и озерах. Не имея точных фактических указаний на существование Твери ранее XIII в. можно с большею или меньшею вероятностью делать некоторые предположения. Вероятно, Новгородцами было основано поселение при устье Тверцы, которое от имени реки и получило свое "название; это поселение, вследствие своего выгодного в торговом отношении положения, стало богатеть (подобно Торжку, разбогатевшему по той же причине). Но поселение это не было укреплено, потому что не было в том надобности, и летописи умалчивали о нем, потому что о нем, не приходилось говорить по поводу каких либо событий. Позднее, когда Суздальские князья, владевшие верхневолжским краем, ведут борьбу с Новгородом и у них происходят враждебные столкновения с ним на Волге, то они сочли за лучшее укрепить Тверь, как пункт для защиты - Приволжского края и вместе с тем, как опорный пункт в своих действиях против Новгорода. Тогда и летописи начинают о ней упоминать. Едва ли этот город, т. е. Тверь, был укреплен Юрием Долгоруким, как это можно бы предполагать на том основании, что он построил один из приволжских городов, именно Кснятин, потому что в противном случае Новгородцы не могли бы соединиться в 1181 г. со Святославом Черниговским на устье Тверцы и отсюда начать опустошение Волги. Они должны были бы взять сперва Тверь, о чем — по всей вероятности — было бы замечено летописцем. Вернее, что этот город был укреплен не Юрием Долгоруким, а сыном его, Всеволодом III. Впрочем нужно заметить, что в одной грамоте начала XII в., именно в уставной грамоте Новгородского князя Всеволода Мстиславича, данной церкви Св. Иоанна Предтечи на Опоках, писанной около 1134—1135 г., уже встречается название Тверской гость. Грамота эта напечатана по двум спискам: первый писан в конце XVI в. или в начале XVII в., а второй в XVII в.. В первом списке встречается такое выражение: «и яз к. в. Всеволод дал есми пошлины попом Св. Великого Ивана Петрятино дворище с купец в Руси, на память князем великым дедом моим и прадедом, имати с купец тая старина и в векы: с Тверского гостя, и с Новгородцкого, и с Бежицкого, и с Деревьского, и с всего Помостья.» Второй список этой грамоты отличается некоторыми отменами от первого и в нем, т. е. во втором списке, не находится этого только что приведенного выражения. Но если это выражение не есть ошибка, или прибавка, или искажение позднейшего времени, то в таком случае это выражение указывает на то, что уже около 1134—1135 г. существовала Тверь (след. в то же время, когда был построен Юрием Долгоруким город Кснятин), что может быть и тогда весь окрестный край назывался Тверским и что Тверь в то время принадлежала Новгороду. Все это очень возможно, но историческая критика не дозволяет принимать этого выражения за несомненно верное.

Вскоре после 1209 г. Тверь стала памятна для Новгородцев, как место заточения для них. Когда в 1215 г. Новгородцы призвали к себе Ярослава Всеволодовича, князя Переяславля Суздальского, то он в том же году схватил одного Новгородского боярина (Якуна Зуболомича) и Новоторжского посадника (Фому Добрынича), заковал их и заточил в Тверь,— в свой город, близкий к Новгородским владениям. Отсюда видно, что тогда уже несомненно Тверь относилась к области Переяславля Суздальского. Вскоре, в новой начавшейся войне, окончившейся Липецкой битвой 1216 г., Тверской край потерпел опустошение от Новгородцев; в то время в самой Суздальской земле был раздор между братьями — Константином и Юрием Всеволодовичами.

Ярослав Всеволодович, рассорившись с Новгородом, засел в Торжке. В это время, по случаю неурожая, в Новгороде начался голод, а Ярослав между тем стал перехватывать весь хлеб, шедший к Новгородцам, так что, по словам летописи, не пустил ни воза (конечно в этом случае и самый город Тверь много вредил Новгородцам своим положением). Голод в Новгороде усилился до такой степени, что кадь ржи покупалась по десяти гривен, кадь овса по три гривны, воз репы по две гривны; люди начали есть сосновую кору, липовый лист и мох, отцы стали продавать детей. За голодом последовал страшный мор, наметали трупами полную скудельницу, вновь устроенную, и кроме того трупы валялись по торгам, улицам и полям, и собаки грызли и таскали их, не успевая поедать. Напрасно Новгородцы в такой крайности несколько раз просили Ярослава, чтобы вернулся в Новгород и пустил туда обозы с хлебом; Ярослав не обращал внимания на такие просьбы и продолжал перехватывать Новгородских гостей (более двух тысяч купцов) и расточил их по своим городам (стало быть и в Твери), а их товары и коней роздал своей дружине. Тогда на защиту Новгорода вторично „явился князь Мстислав Удалой. Сам Ярослав пока оставался в Торжке, но его «мужи, собравше Тверичь, и пути от Новгорода засекоша и реку Тверцу.» Ярославов брат Святослав осадил Мстиславов городок Ржевку. Мстислав с Новгородцами не пошел к Торжку и на Тверцу, вероятно избегая тамошних укреплений, но пошел Селигерским путем, прошел верховьями Волги и своей Торопецкой волостью, прогнал Святослава от Ржевки, затем взял Зубцев (значит Зубцев принадлежал Ярославу и составлял крайний пункт владений Ярослава Переяславского), будучи на р. Холохольне посылал к Ярославу в Торжок с мирными предложениями, которых по следний не принял, и от р. Вазузы пошел по Волге к Твери все разорял на своем пути (в 1216 г.). Ярослав, узнав, что уже грабят Тверской край (оже грабят Тверьское), из Торжка ушел в Тверь, а затем в Переяславль. Новгородцы миновали Тверь, повоевали pp. Шошу и Дубну, взяли Кснятин, пожгли все Поволжье. Таким образом весь Тверской край был „разорен беспощадно. Мстислав же двинулся дальше, соединился с Константином Ростовским и пошел на Ярослава и его союзника и брата Юрия Владимирского: затем произошел известный Липец кий бой.

В описании этих событий (1215, 1216 г.) в летописях уже встречаются выражения Тверичи, Тверское в смысле Тверской край, и этим Тверским краем называется значительное пространство, именно пространство от Зубцева по направлению течения р. Волги к Твери. (Когда Мстислав взял Зубцев и пошел вниз по Волге все разоряя, то Ярослав услышав, что грабят Тверское и т. д.) Значит, в это время Тверь уже настолько возвысилась и получила такое значение, что тамошний край по р. Волге называется именем этого города — Тверским (следовательно этот край тянет к Твери). На основании известий 1215, 1216 гг. видно, что крайними пределами Суздальских владений на западе были Тверские земли, и именно город Зубцев, входивший в состав Тверского края. Сам Тверской край, охватываемый с востока и юга Суздальскими землями (Ростов, Переяславль; на юге Тверской край также граничил с Новгородскими владениями, именно с Волоком-Ламским) на севере граничил с Новгородскими землями, а на западе соприкасался с Смоленскими (Ржева принадлежала Мстиславу). Однако, не имея точных фактических указаний, нельзя основательно решить, когда именно весь верхневолжский край отошел от Новгорода к Суздальским князьям. На основании известий 1096, 1134 и 1148 гг. можно думать, что в конце XI и в начале XII в. Суздальские владения доходили до р. Нерли и до р. Медведицы; из известий 1181 и 1209 гг. видно, что Суздальские владения доходили до устья р. Тверцы, а в 1215 г. уже и город Зубцев оказывается принадлежащим Тверскому краю. А может быть Зубцев уже и в XI в. входил в состав Суздальских земель. Одним словом, повторяю, что не имея ясных, точных указаний, в этом вопросе нельзя пока сделать верного, основательного вывода.

В период Монгольский можно лучше видеть, какие города входили в состав Тверского края, образовавшего особое Тверское княжество, и каковы были его границы. При этом нужно заметить, что границы Тверского княжества точнее определяются в XV в. и что вместе с тем, по-видимому, эти границы были почти всегда одни и те же; исключить нужно только Ржеву, которая, как мы увидим, зависела от Тверских князей не с самого начала самостоятельного существования Тверского княжества и в последствие времени была не в исключительном их владении, а в смесном.

Теперь рассмотрим города и границы Тверского княжества.

Имея перед собою духовные грамоты в. к. Московских, мы можем довольно подробно перечислить и их волости. Но до нас не дошла ни одна духовная грамота Тверских князей, хотя нет сомнения в том, что они были. В летописях даже есть указания на это. Так Михаил Ярославич в 1318 г., отправляясь в орду, дал ряд своим сыновьям, написал грамоту, разделив им отчину свою. Великий князь Александр Михайлович в 1339 г. в орде, перед своей смертью, о вотчине своей глаголав перед своим сыном Федором и боярами. Михаил Александрович в 1399 г. захворал и, собираясь удалиться в монастырь, приказал писать грамоты душевные. Духовная грамота этого князя, т. е. Михаила Александровича, также не сохранилась, но все-таки мы знаем, какие города и кому он отказал, потому что летописи сохранили нам его предсмертное распоряжение насчет волостей. Только единственно в этом остатке или извлечении из духовного завещания Михаила Александровича перечисляются вместе города Тверского княжества. В нем Михаил Александрович отказывает своему старшему сыну Ивану и его детям Александру и Ивану Ивановичам — Тверь, Новый Городок Ржеву (Ржева не упоминается в Воскр. прод.), Зубцев, Радилов, Вобрын, Опоки, Вертязин (Вертязин городок в Соф. I); другому сыну Василию и внуку Ивану Борисовичу — Кашин и Коснятин, а третьему сыну Федору — два городка Ми-кулина и с волостями. Впрочем нужно заметить, что здесь названы не все города Тверские, так например, не упоминаются Клин, Холм (последний конечно потому, что он составлял особый удел с особыми своими князьями, хотя и родственными Михаилу) и др.

После этого замечания о духовных грамотах скажем по нескольку слов о каждом нам известном по источникам городе или другой какой-либо местности, и затем насколько возможно определим границу Тверского княжества. Уже раньше было сказано о том, когда мог быть построен город Тверь. Некоторые (кратк. опис. Твер. губ., основ, на сравнении статист, данных 1783 и 1846 г. Тверь. 1847 г.) полагают, что жители Твери перебрались с левого берега Волги на правый, куда также перенесена была и крепость Ярославом Всеволодовичем около 1240 г. и этим положено основание настоящему городу. На это перенесение города нет указаний в летописях, но можно предполагать, что если первоначально город возник на левом берегу, то в последствие времени при увеличении числа жителей городские части преимущественно стали распространяться на правом берегу Волги, как более здесь высоком, около кремля (где и ныне находятся главные улицы города), потому что в Затьмацкой и Затверецкой частях города, конечно в те времена как и ныне, при разлитии Волги вода иногда заливала береговые улицы. Опишем самую Тверь, а также проследим ее пожары.

В 1276 г. выгорела вся Тверь, осталась только одна церковь. В 1282 г. опять погорел город Тверь. В 1295 г. погорел весь город Тверь. В 1298 г. сгорел княжеский двор в Твери. Вот как описывается этот пожар: «На Святой неделе в Субботу ночью (на ночь освитающи недели Фомине. Лавр. Воскр.) загорелися сени под в. к. Михаилом Ярославичем и сгорел весь его двор, но сам к. Михаил пробудился и выкинулся со своею княгинею в окно, а сени были полны спавших княжат и боярченков, и много было стражи и никто ничего не слышал. Некоторые успели спастись, другие же сгорели; также погибла в огне вся княжая казна, золото, серебро, оружие, одежды, вообще разное имение.» В 1316 г. Марта 19 загорелся Тверской кремль, но множеством людей был погашен; однако сгорело более 20 дворов. В следующем 1317 г. кн. Михаил Ярославич заложил в Твери большой кремль. Хотя в летописях под этим годом говорится в первый раз о построении кремля в Твери, но из описания пожара предыдущего года (1316 г.) видно, что кремль был в Твери и раньше: оно иначе и быть не могло. Осенью 1318 г., в сентябре, опять загорелась Тверь и сгорела половина города, в том числе 6 церквей. В 1327 г., во время восстания Тверичей против Шевкала и его дружины, сгорел княжеский терем. В 1369 г., во время войны с Москвой, «град Тверь срубили древянь и глиною помазали». В 1372 г. около крепости был выкопан ров и насыпан вал от Волги до р. Тмаки. В 1375 г. Москвичи сожгли посад и некоторые Тверские церкви. В 1387 г. у Твери со стороны Волги поправили укрепления, насыпали земли и выкопали ров более человеческого роста. В 1395 г. вместо ветхой стены в Твери сделали новую из брусьев. В 1405 г. в сентябре был пожар за р. Тмакою, сгорело около 100 дворов и церковь Иоанна Предтечи. В 1408 г. вода сильно поднялась в Твери: весною, о Юрьеве дне, была поводь великая «поня вода в Твери до церкви, черници на плетех издиша к Св. Феодору». В 1413 г., октября 31, ночью в Твери сгорела часть крепостной стены по Волге (погоре городень на Волзе) и церковь Преч. Богородицы, и княжеский двор, и много княжеского имения, и жита, и всякаго запаса.» В следующем году, 19 марта, кн. Александр Иванович Тверской «паки заложи городень», и приставил к работе много людей, Тверитян и Кашинцев, которые вскоре и срубили его. В том же 1414 году. 8 июня, опять погорела вся Тверь и в. княжеский двор, и весь город, и вся стена, и 20 церквей В 1430 г. построен был мост чрез р. Тмаку. В 1443 г. осенью, ночью (на Николин день) сгорела часть Тверского кремля и много дворов. В 1446 г. поправили и даже кажется увеличили укрепления. В 1449 г. в марте был сильный пожар в Твери: погорел город, вся стена, двор в. князя, церкви и все дворы. Думали, что это произошло от поджога: «А зажгли его Ростопчины дети Иванко да Степуря. А зажгли его у Вользкых ворот пониже, на низ по Вълзе; а загорелся на ранней зоре; а солнце зойшло и люди учали по пожарищу ходити, месяца Марта в 25.» В 1465 г., 12 ноября, новый пожар в Твери: опять горела Тверь, сгорело 5 церквей и весь двор в. князя. В 1467 г. за Тмакою сгорела церковь «святая Пятница» и 10 дворов. (119) В 1483 г., в марте был пожар за Тмакою: горела улица от церкви Иоанна Предтечи на подол по самую церковную стену (церкви Богородицы), сгорело до 40 дворов. В 1484 г., марта 24 опять бьи пожар за р. Тмакою от Потрошни-кова двора, сгорело 4 церкви («Пречистая на устье стараа и мона-стырие весь, и Введение пречистыа, и двор Марфинской згоре весь, и Марина святаа да Пятница святаа и монастырь весь»), кроме келий сгорело 80 дворов. При рассказе о восстании Тверитян на Шевкала упоминается торг в Твери .

В летописях сохранились названия некоторых ворот и мостов в Твери. При осаде Твери Дмитрием Донским упоминаются Тмац-кий мост, Тмацкие ворота, Волжские ворота (последние также под 1449 г. в Твер. лет.). Под 1390 г. упоминаются Володимерские ворота и ворота у Св. Василия. Под 1408 г. упоминается Володимерский мост. Нужно припомнить, что р. Тьмака впадает в Волгу с правой стороны несколько выше впадения р. Тверцы в Волгу, изливающейся в нее с левой стороны.

Мейербер (бывший в России при ц. Алексее Михайловиче) Тверь срубили древянь и глиною помазали». В 1372 г. около крепости был выкопан ров и насыпан вал от Волги до р. Тмаки. В 1375 г. Москвичи сожгли посад и некоторые Тверские церкви. В 1387 г. у Твери со стороны Волги поправили укрепления, насыпали земли и выкопали ров более человеческого роста. В 1395 г. вместо ветхой стены в Твери сделали новую из брусьев. В 1405 г. в сентябре был пожар за р. Тмакою, сгорело около 100 дворов и церковь Иоанна Предтечи. В 1408 г. вода сильно поднялась в Твери: весною, о Юрьеве дне, была поводь великая «поня вода в Твери до церкви, черници на плетех издиша к Св. Феодору». В 1413 г., октября 31, ночью в Твери сгорела часть крепостной стены по Волге (погоре городень на Волзе) и церковь Преч. Богородицы, и княжеский двор, и много княжеского имения, и жита, и всякаго запаса.» В следующем году, 19 марта, кн. Александр Иванович Тверской «паки заложи городень», и приставил к работе много людей, Тверитян и Кашинцев, которые вскоре и срубили его. В том же 1414 году. 8 июня, опять погорела вся Тверь и в. княжеский двор, и весь город, и вся стена, и 20 церквей В 1430 г. построен был мост чрез р. Тмаку. В 1443 г. осенью, ночью (на Николин день) сгорела часть Тверского кремля и много дворов. В 1446 г. поправили и даже кажется увеличили укрепления. В 1449 г. в марте был сильный пожар в Твери: погорел город, вся стена, двор в. князя, церкви и все дворы. Думали, что это произошло от поджога: «А зажгли его Ростопчины дети Иванко да Степуря. А зажгли его у Вользкых ворот пониже, на низ по Вълзе; а загорелся на ранней зоре; а солнце зойшло и люди учали по пожарищу ходити, месяца Марта в 25.» В 1465 г., 12 ноября, новый пожар в Твери: опять горела Тверь, сгорело 5 церквей и весь двор в. князя. В 1467 г. за Тмакою сгорела церковь «святая Пятница» и 10 дворов. (119) В 1483 г., в марте был пожар за Тмакою: горела улица от церкви Иоанна Предтечи на подол по самую церковную стену (церкви Богородицы), сгорело до 40 дворов. В 1484 г., марта 24 опять бьи пожар за р. Тмакою от Потрошни-кова двора, сгорело 4 церкви («Пречистая на устье стараа и мона-стырие весь, и Введение пречистыа, и двор Марфинской згоре весь, и Марина святаа да Пятница святаа и монастырь весь»), кроме келий сгорело 80 дворов. При рассказе о восстании Тверитян на Шевкала упоминается торг в Твери.

В летописях сохранились названия некоторых ворот и мостов в Твери. При осаде Твери Дмитрием Донским упоминаются Тмац-кий мост, Тмацкие ворота, Волжские ворота (последние также под 1449 г. в Твер. лет.). Под 1390 г. упоминаются Володимерские ворота и ворота у Св. Василия. Под 1408 г. упоминается Володимерский мост. Нужно припомнить, что р. Тьмака впадает в Волгу с правой стороны несколько выше впадения р. Тверцы в Волгу, изливающейся в нее с левой стороны. Мейербер (бывший в России при ц. Алексее Михайловиче) оставил рисунок, на котором представлен вид города Твери. Замечают следующее: «по этому рисунку видно, что от северо-восточнаго угла крепости, от берега Волги, около стен проведен был глубокий ров, наполнявшийся водою; этот ров, надо полагать, шел до самой Тьмаки по переулку около дома дворянскаго собрания; потому что лет 40 назад (писано в 1865 г.) он еще существовал и чрез него близ дворянскаго собрания был устроен мост; таким образом старинная Тверская крепость со всех сторон окружалась водою.» Вероятно, это были остатки рва, выкопанного еще при Михаиле Александровиче. Остатки старинной Тверской крепости существовали до самых времен Екатерины Великой. Перед тем временем она имела следующий вид. Крепость была окружена с одной стороны Волгою, с другой Тьмакою, которая подле самой крепости впадает в Волгу, а с третьей (ибо она построена неправильным треугольником) сухим рвом, который прокопан от Волги до Тьмаки. и отделял крепость от городовой стороны: однако в большее весеннее наводнение крепость окружалась водою со всех сторон. Длины в ней от так называемых Володимирских до Тьматских ворот 300, ширины от Волги к Тьмаке к Благовещенским воротам 218, а окружности валу 900 сажень. Она имела прежде деревянный обруб и башни, в том числе Володимирская была каменная; но оные обветшали и разобраны. Петр I хотел поправить крепость, что отчасти и было исполнено Магницким, который исправил вал и сделал 3 батареи. Екатерина Великая приказала уничтожить крепостные укрепления; часть места, бывшего под крепостью, усажена деревьями за дворцом, а ниже по течению реки с 1776 г. устроен городской сад. В Твери были и есть некоторые места, напоминающие о временах Татар. Так напр, в начале XVII в. в Твери в Затмацком посаде города Твери был Татарский двор, как думают, называвшийся так потому, что на нем останавливались Татары. В наше время в Твери называется Татарскими горами небольшое возвышение, занимаемое теперь кладбищенскою церковью во имя Смоленской Божией Матери, где — как думают — ханские баскаки с своими отрядами, непривычными к комнатному воздуху, жили в шатрах. Близ этой местности есть Татарская улица. Предания показывают, что древний дворец Тверских князей был за Тьмакой, в местности нынешней семинарии, и тут же вблизи княжеский зверинец, следы которого лет 30 назад были видны в остатках пруда и старых берез, теперь уничтоженных пароходною пристанью. Кроме того замечают еще следующее об остатках старины в городе Твери:

На Тверской дворцовой площади, окаймляемой берегом Тмаки, при впадении ее в Волгу, в 1850 годах делались по какому-то случаю раскопки; при этом вырыто было много однодеревных дубовых колод с остатками костей и одежд; в этих колодах сохранились шелковая обувь чисто азиатской работы и клочки шелковых одежд или погребенных здесь Татар или купленных у Татар Тверитянами. Надо думать, что эти дубовые колоды употреблены в дело не позже первой половины XIV века; близ церкви Знамения, при устройстве нового городского сада, открыт был надгробный камень с надписью первой половины XV века, в которой сказано: «такого-то года здесь погребен поп Микула»; последний памятник очевидно много моложе первых. По обоим берегам Волги, в Твери, от плашкоутного моста вверх до Петербургской заставы весною находится много древних монет — Тверских, Кашинских, Московских пул с изображениями бычачьей головы, зверей, птиц, серебряные деньги в. к. московских XIV в., старинные вещи, например, золотая булавка с изображением орла. Все это показывает, что здесь были в древности самые населенные места города.

Из иностранцев Матвей Меховский отзывается о Твери, как о городе обширном, но состоящем только из деревянных построек. По его словам в нем 160 деревянных церквей и также деревянная крепость, в которой находится 9 церквей; из них главная во имя Спасителя, единственная каменная церковь во всем городе. Едва ли можно принимать буквально отзыв Меховского как о количестве церквей, так и о том материале, из которого они были сделаны; он мог легко ошибаться; так например, из летописей видно, что в Твери была не одна каменная церковь. Кампензе (писал около 1524 г.; сам не был в Москве, но писал о ней на основании рассказов своих отца и брата, долгое время живших в Москве) замечает следующее о Твери: «Главный город Тверь, при знаменитой реке Волге или Ра, весьма обширен и гораздо пространнее и великолепнее самой Москвы.» Конечно Тверь не была обширнее и великолепнее Москвы, но по крайней мере такой отзыв о ней показывает, что это был город большой до такой степени, что его можно было сравнить только с Москвой. (Известна поговорка: «Тверь городок — Москвы уголок». Неизвестно, когда эта поговорка образовалась, но, во всяком случае, она показывает, что Тверь находили возможным сравнивать только с Москвой).


Список литературы

1. В.С. Борзаковский «История Тверского княжества»,Леан, Тверь,1994год.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий