регистрация / вход

Духовная культура древних германцев

История древних германцев. Религиозные воззрения древних германцев. Картина мира. Архаические пережитки в религии. Пантеон богов. Жреческая организация. Культура древних германцев. Устная и песенная культура. Художественная культура.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Религиозные воззрения древних германцев 8

§1. Картина мира 8

§2. Архаические пережитки в религии 11

§3. Пантеон богов 12

§4. Жреческая организация 15

Глава II. Культура древних германцев 17

§1. Устная и песенная культура 17

§2. Художественная культура 19

Заключение 24

Список источников и литературы 26

Примечания 28

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

История древних германцев – история этноса, стоящего у истоков большинства народов и наций современной Европы. Однако некоторые аспекты его истории до сих пор исследованы недостаточно. Это, в частности, относится к духовной культуре древних германцев. Несмотря на наличие источников («Записки о галльской войне» Гая Юлия Цезаря, «О происхождении германцев и месторасположении германцев» Тацита, «Естественная история» Плиния Старшего), духовная культура древнегерманских племен изучена недостаточно, чем и объясняется актуальность нашей темы.

Главными источниками являются сочинения Тацита («Анналы»[1] и, прежде всего, «О происхождении германцев и местоположении германцев»[2] ), а также «Записки о галльской войне»[3] Юлия Цезаря. Эти источники дают богатый материал о расселении, хозяйстве, занятиях, обычаях, верованиях древних германцев, однако необходимо заметить, что работа с этими источниками требует критического подхода, поскольку зачастую источники противоречат друг другу.

Так, противоречия находятся даже в сочинениях одного и того же автора – Тацит: он то идеализирует древних германцев, то акцентирует внимание на их «варварских» чертах. Иногда в одной работе он пишет о том, что такой-то факт имеет место, а другой – что ничего подобного нет (типичный пример – вопрос о серебряных рудниках в Германии, о чем будет детальнее сказано в третьей главе).

Больше всего проблем с источниками возникает при изучении религиозных воззрений древних германцев.

Так, С. А. Токарев называет следующие источники изучения древнегерманской религии:

1) археологические памятники;

2) сообщения классических римских и греческих писателей;

3) данные средневековой христианской литературы – церковные проповеди, письма епископов, синодальные решения и пр.;

4) средневековые скандинавские сборники – Эдды: Старшая, или Поэтическая (X – XII вв.), содержащая мифологические и героические песни и сказания, и Младшая, или прозаическая (XII – XIII вв.), представляющая собой религиозно-мифологический трактат;

5) новейшие пережитки древней религии в виде народны поверий и обычаев, описанных в этнографической литературе.[4]

Из источников, нам доступным и дающим сведения о религии древних германцев, мы использовали, помимо «Младшей Эдды»[5] и «Старшей Эдды»,[6] «Записки о галльской войне» Гая Юлия Цезаря,[7] а также «Анналы» и «О происхождении германцев и месторасположении германцев» Тацита[8] . Однако у этих источников есть свои недостатки. Так, М. А. Коган, автор главы о древнегерманских племенах в «Очерках истории Германии с древнейших времен до 1918 года»,[9] считает, что и Цезарь, и Тацит пишут о религии германских племен неточно и неверно. Оба римлянина называют богов германцев римскими именами, «безнадежно преградив этим путь исследователям».[10]

На наш взгляд, Тацит, как и Гай Юлий Цезарь, называет германских богов латинскими именами для удобства читателей. Дело в том, что в Древнем Риме религия была достаточно толерантна, и, многочисленный пантеон богов постоянно пополнялся – то за счет обожествления каких-либо императоров (а то и их родственников, как, например, четырехмесячной дочери Нерона), то за счет «заимствования» богов из других пантеонов, как, например, азиатской Кибелы.[11]

Некоторые боги, которым уже были аналоги в древнеримском пантеоне, не заимствовались, и в исторических или географических сочинениях «переводились», чтобы для римского читателя было ясно, о каком боге идет речь.

Таким образом, исследователю, чтобы понять, о каком боге говорит Тацит и какое значение имел этот бог для древних германцев, необходимо знать античную мифологию и уметь находить мифологические параллели. При этих условиях религиозные воззрения древних германцев предстают более четко.

Что касается религии скандинавов, известных нам из Эдды и ряда других источников, то, по мнению М. А. Когана, она не совсем адекватна религии древних германцев, и отражает иные социальные отношения. В Эдде божества скандинавов сведены в пантеон, в иерархическую систему, тогда как конкретные племена древних германцев имели своих локальных богов и свои племенные культы.[12]

А. С. Токарев согласен с тем, что «говорить о древнегерманской религии как о чем-то едином, не принимая во внимание племенных и географических различий и не учитывая изменений на протяжении всего исторического периода, можно лишь в очень условном и ограниченном смысле».[13]

Однако, в отличие от М. А. Когана, А. С. Токарев считает, что именно у скандинавов сохранилась дольше всего исконная, самобытная религия древнегерманских племен, поскольку они стояли в стороне от влияния кельтов и римлян, а позже – христиан, в отличие от южных и особенно юго-западных – прирейнских и придунайских – племен.[14]

Таким образом, для того, чтобы проанализировать религиозные воззрения древних германцев, необходимо использовать широкий круг литературы по религиям других индоевропейских народов, чтобы иметь возможность обоснованно проводить соответствующие мифологические параллели. Именно этим объясняется внесение в список литературы таких названий, как «Греческая мифология» И. Г. Гусмана,[15] «Легенды и мифы Древней Греции» А. Н. Куна,[16] «Мифы древней Индии»,[17] «Религия древнего Рима»,[18] «Мифы народов мира».[19]

Особенно примечательна и может вызвать недоумение работа С. Щепановская (Семиры) и В. Веташа «Астрология и мифология»:[20] конечно, очень многие положения этой книги с наукой имеют мало общего. Тем не менее необходимо отдать ее авторам должное: научный аппарат работы находится на должном уровне, работа по обобщению мифологии народов мира и профеению мифологических параллелей проведена тщательная и глубокая; единственное, что вызывает сомнения – выводы, которые авторы строят на основе вполне серьезных научных выкладок, так как связаны с такой малоисследованной и полной домыслов и мифов областью, как астрономия.

Кроме того, необходимо упомянуть еще о двух работах, которые помогли в изучении устной и песенной культуры древних германцев: это «Эдда» и сага» А. Я. Гуревича[21] и «Западноевропейский эпос».[22]

Книга А. Я. Гуревича вводит читателя в мир древнескандинавского мифа и эпоса; в центре внимания автора – трактовка героев в песнях «Эдды» и сагах.

«Западноевропейский эпос» - работа более общего характера, она охватывает больший хронологический период и большее число проблем, в том числе и интересующую нас проблему устной и песенной культуры древних германцев.

Таким образом, видно, что по отдельным проблемам духовной культуры древних германцев существуют отдельные работы; однако не имеется в отечественной историографии обобщающего исследования по данной проблеме.

Исходя из этого, определилась цель данной курсовой работы – изучить духовную культуру древних германцев.

Для реализации этой цели задачи поставлены следующие:

1) дать общую оценку уровня развития древнегерманских племен;

2) исследовать религиозные воззрения древних германцев;

3) изучить устную и художественную культуру древних германцев.

Работа построена по проблемному принципу и состоит из двух глав: первая посвящена краткому очерку общего развития древнегерманских племен (хотя это и не относится к непосредственной цели нашей работы, но без этого будет сложно оценить уровень духовной культуры германцев); вторая посвящена непосредственно духовной культуре древних германцев.


ГЛАВА II. РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦЕВ

§1. КАРТИНА МИРА

Как представляли себе мир древние германцы? Несомненно, у различных племен эти представления различались, однако можно говорить и о ряде общих идей в объяснении картины мироздания.

Главным источником можно считать «Прорицание вёльвы» - саму знаменитую из песен «Старшей Эдды».[23] Хотя она и была создана в Х веке нашей эры, в эпоху, переломную между язычеством и христианством,[24] тем не менее отражает многие представления древних германцев о мироздании, которые бытовали еще в первых веках нашей эры и даже раньше – учитывая обилие параллелей с индоарийской мифологией.

К таким параллелям, в частности, относится миф о «древе предела» – ясене Иггдрасиле, мировом дереве[25] (мировой дерево, ось мира – общая для многих индоарийских народов вертикальная мифологическая доминанта[26] ).

«Старшая Эдда», содержащая в себе прежде всего космогонические мифы, повествует о мирозддании с точки рения древнего германца: правлению богов предшествовал период, когда жили другие сверхъестественные существа: исполины – йотуны. Убив одного из них – великана Имира – боги из тела его создали небо и землю. Сами они поселились в небесном жилище Асгард (подобие греческого Олимпа), наслаждаясь пирами и играми, пока на них не напали ваны – боги иной породы, олицетворявшие зло (возможно, это олицетворение какие-то враждебных германцам племен).[27]

Здесь мы видим очередную связь с общими индоарийскими корнями, которые стали основой мифологии многих народов Европы и Азиии: асы и ваны, по сути дело, притивопоставление злых и добрых богов, которое мы встречаем во многих религиях – от индуизма до христианских ангелов и злых духов.

Древнегерманские боги создали и людей – мужчин – из ясеня, женщин – из ольхи. Правда, имеется еще один миф о создании людей (точнее, непосредственно германцев), данный Тацитом: Сын Туистона Манн (дословно – «человек», «мужчина», ср. немецкое «mann», английское «man») стал для древних германцев родоначальником их этноса; с него начинаются эпические сказания о происхождении человеческого рода на земле; он, по словам Тацита, «праотец и прародитель древних германцев».[28]

Согласно сведениям Тацита, Манн породил трех сыновей, по именам которых обитающие близ океана древнегерманские племена получили название ингевонов, посередине – гермионами, а все прочие – истевонами. «Но поскольку старина, - пишет Тацит, всегда доставляет простор для всяческих домыслов, некоторые утверждают, что у бога было большее число сыновей, откуда и большее число наименований народов, каковы марсы, гамбривии, свебы, вандилии, и что имена эти подлинные и древние».[29]

Разумеется, как и все другие народы, германцы имели определенные представления и о загробной жизни.

Верования германцев, связанные с погребальной обрядностью, не везде были одинаковы и отличались в зависимости от племени.

Так, Тацит сообщает об обычае кремации, (сохранившейся, по мнению А. С. Токарева, от бронзового века[30] ): «Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, это – чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предают огню только его оружие, иногда также и его коня. Могилы они обкладывают дерном. У них не принято воздавать умершим почет сооружением тщательно отделанных и громадных надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слез они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам прилично оплакивать, мужьям помнить».[31]

Таким образом, наряду с кремацией Тацит пишет и о могилах, обкладываемых дерном, то есть о зарывании трупа.

Вероятно, «правильному» погребению придавалось большое значение, поскольку за позорные поступки (трусость на поле боя, измену мужу), по сообщению Тацита, полагалась не просто смерть, но и позорное погребение – виновного топили в болоте, а труп закидывали дерном и палками, дабы «скрыть позор» от человеческих глаз.[32]

По данным комментатора, археологические исследования подтверждают этот факт, причем преимущественно в болотах, под слоем кольев и дерна, находят трупы женщин; вероятно, это наказание было наиболее частым за супружескую измену.[33]

В любом случае, «неправильное» захоронение, скорее всего, «добавляло мучений» жертве – уже на том свете.

С другой стороны пиры воинов в обители бога войны – своеобразный милитаризированный рай – также отражает мировоззренческую парадигму сознания древних германцев.

§2. АРХАИЧЕСКИЕ ПЕРЕЖИТКИ В РЕЛИГИИ

Распространенная в отечественной литературе морфологическая классификация ранних форм религии, наиболее последовательно разработанная С. А. Токаревым и принимаемая в той или иной мере в работах Ю. П. Францева, А. Ф. Анисимова, Б. И. Шаревской, И. К. Крывлева и др., выделяет наиболее архаичные культы, свойственные еще раннепервобытной общине – прежде всего тотемизм.[34]

Характеризуя религиозные воззрения древних германцев, отметим, что религия их сохраняла во многом архаические формы, о чем говорят, в частности, следы тотемизма.

Пережитками тотемизма можно считать прежде всего названия некоторых племен – херуски от heruz (молодые олени), эбуроны – от Eber (вепрь). Есть мифы о происхождении отдельных племен и родов от деревьев, предание о происхождении рода Меровингов (знатного франкского рода, к которому принадлежал первый франкский король Хлодвиг) от водяного чудовища.

Можно видеть отзвуки тотемизма и в мифе о происхождении всех людей вообще от деревьев: мужчин – от ясеня, женщин – от ольхи[35] (миф о происхождении людей от потомка богов Манна, о котором сообщает Тацит,[36] на наш, взгляд, более позднего происхождения, так как Манн – прародитель людей – выступает в нем в уже в антропоморфном облике).

Пережитки тотемизма видятся и в почитании священных животных, из которых иные превратились в живые атрибуты богов: волк и ворон – животные, посвященные Одину; вепрь с золотой щетиной в скандинавских мифах и т. д.

Церковные писатели упоминают также о священных деревьях и источниках, о почитании священного огня, которому приписывалось очистительное и лечебное действие.[37]

Очень архаичный облик, по мнению А. С. Токарева, имела также вера в многочисленных духов природы: таковы духи земли эльфы, горные тролли, водяные никсы, поземные гномы и др., нередко любители подшутить и посмеяться над человеком. Сюда же относится и вера в людей-волков (Weerwolf). Все эти верования, как считает А. С. Токарев, были отражением быта охотничьего народа, жившего в окружении суровой, но порой и щедрой природы. Эти верования оказались наиболее живучим элементом древнегерманской религии и сохранились в народных поверьях, а отчасти в фольклоре до наших дней.[38]

§3. ПАНТЕОН БОГОВ

Преобладающей формой древнегерманской религии в эпоху соприкосновения с римлянами был, по мнению А. С. Токарева, культ племенных богов-покровителей и племенных святынь.[39] В качестве последних чаще всего почитались священные рощи, о которых сообщают римские авторы, и, в частности, Тацит, сообщающий о священной роще,[40] которая находилась, по данным современных исследователей, на острове, где ныне расположен Копенгаген, или на одном из близлежащих островов.[41]

Из племенных божеств-покровителей известны лишь немногие, по преимуществу те, которые стали богами целых племенных союзов. Тацит упоминает следующих племенных богов: Танфан, богиня марсов и родственных им племен;[42] Бадугенн – богиня фризов;[43] Нертус – богиня-покровительница союза семи племен Ютландского полуострова, святилище которой находилось на одном из островов;[44] боги-близнецы Алки – у племени наганарвалов.[45]

По поводу Нертус стоит заметить, что некоторые ученые придерживаются мнения, что эта богиня носила хтонические черты, была связана с землей и плодородием, наподобие Геи и др. богинь плодородия;[46] боги-близнецы Алки вообще имеют множество параллелей в мифологии индоарийских народов – литовские братья-близнецы (боги зари),[47] древнегреческие Диоскуры (Кастор и Поллидевк),[48] древнеиндийские Ашвины (Насатья и Дасра), ассоциирующиеся с предрассветными и вечерними сумерками.[49]

На нижнем Рейне почиталась богиня Негаления, имя которой известно из многочисленных (26) надписей и изображений; видимо, это было божество батавов.[50]

Однако в это же время формируется и общегерманский пантеон.

М. А. Коган считает, что главными божествами германцев был Вотан, или Водан (один у скандинавов) – бог неба, создатель людей, бог победы и войны, его супруга Фрея (Фригг у скандинавов) – покровительница брака и семьи, бог Доннар – повелитель грома (Тор у скандинавов) – главные божества ряда германских племен.[51]

Это подтверждают и данные лингвистики: имена языческих богов сохранились в названиях дней недели у германских народов Европы: Donnerstag – день Доннара (четверг) у немцев,Torstag – у шведов; Freistag – день Фреи (пятница) - у немцев, Friday – у англичан, Fredag – у шведов; Wednesday – день Вотана (среда) – у англичан.[52]

Вероятно, о воинственном боге грома Донаре говорит Тацит, сообщая следующее: «Говорят, что Геркулес побывал и у них [германцев], и, собираясь сразиться, они славят его как мужа», с которым никто не сравнится в отваге».[53] С тем, что здесь имеется в виду именно Донар, согласен А. С. Бобович, составитель комментариев к «О происхождении германцев и местоположении германцев».[54]

На наш взгляд, это мнение вполне обоснованно, так как можно провести немало мифологических параллелей между Геркулесом и Донаром; конечно, более обоснованно здесь можно было бы говорить об их тождестве, если бы Донара Тацит назвал Юпитером (богом-громовержцем в Древнеримском пантеоне); однако можно предположить, что, в отличие от «царственного» античного Зевса-Юпитера, древнегерманский Донар имел больше «боевых», «воинских» функций, совпадая во многих чертах с богом войны Аресом-Марсом, что объясняется, несомненно, милитаристским характером древнегерманского общества.

По сообщениям Тацита, древние германцы также славили порожденного землей бога Туистона[55] (возможно, бог неба, поскольку именно небо выступает обычно в роли одного из демиургов в большинстве религий; кроме того, похожий сюжет мы находим в древнегреческой мифологии, в мифе о рождении Геей (Землей) Урана (Неба))[56] .

Интересен миф о гибели прекрасного Бальдера – бога весны и плодородия – от коварного излого Локи; по наущению последнего Бальдер был убит стрелой, сделанной из безобидной ветки омелы. Ассоциации с древнегреческим Адонисом, шумерским Думмузум, древнеегипетским Осирисом очевидны. Однако Дж. Фрэзер истолковывает этот миф более глубоко: как знак связи культа плодородия с почитанием дуба и его паразита – омелы, в которой будто бы магически заключена жизнь демона плодородия.[57]

Конечно, здесь мы упомянули далеко не о всех богах и охарактеризовали далеко не все космогонические мифы, а только самые характерные для древних германцах. Однако и на основании сказанного можно заключить, что религия древних германцев имела много общего с другими религиями древнего мира, что, несомненно, объясняется их общими индоевропейскими корнями.

§4. ЖРЕЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Воевавший с германцами римский император Юлий Цезарь видел важнейшее их отличие от кельтов как раз в том, что у германцев «нет друидов, руководящих обрядами богослужения, и они не особенно усердствуют в жертвоприношениях».[58]

По словам Цезаря, гадание и узнавание воли богов находилось в руках старых женщин, что, по мнению С. А. Токарева, свидетельствует о сильных пережитках матриархата.[59]

Однако уже через 150 лет после Цезаря Тацит сообщает о весьма влиятельном положении германских жрецов, в руках которых находится суд, которые распоряжаются племенными сходками и т. д.[60]

Однако и при Таците оставались пережитки матриархата: роль женщин и в общественной, и в религиозной жизни германцев была очень большой. «Они думают, - писал Тацит, - что в женщинах есть нечто священное и вещее, не отвергают с пренебрежением их советов и не оставляют без внимания их прорицаний».[61]

С. А. Токарев указывает, что определенные пережитки матриархата в жречестве сохранилось в таком специфическом обычае, как переодевание жрецов племени наганарвалов в женскую одежду (это явление трансвестизма, связанное с женским шаманство, как пережиток матриархата известен еще у ряда народов, например, Сибири и Северной Америки).[62]

В то же время появляются и такие специфически мужские жреческие обряды, как тот, о котором сообщает Тацит: «Есть у них и такие заклинания, возглашением которых, называемых «бардит», они распаляют боевой пыл, и по его звучанию судят о том, каков будет исход предстоящей битвы; ведь они устрашают врага или, напротив, сами трепещут пред ним, смотря по тому, как звучит песнь… причем принимаются во внимание не столько голоса воинов, сколько показали ли они себя единодушными в доблести».[63]

Этот факт говорит о росте значения мужской силы, милитаризации общества, утверждения доминирования мужчины в обществе.

Жестоки были и жертвоприошения: в жертву нередко приносили людей, преимущественно военнопленных, а по крови и внутренностям жертв гадали об исходе войны.[64]

Этот кровавый варварский культ был опять-таки порождением воинственного быта эпохи.


ГЛАВА III. КУЛЬТУРА ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦЕВ

§1. УСТНАЯ И ПЕСЕННАЯ КУЛЬТУРА

«В древних песнопениях, - а германцам известен только один этот вид повествования о былом…»,[65] - пишет Тацит, обобщая в этой фразе сущность устной и песенной культуры древних германцев.

Конечно, древние германцы знали такую специфическую письменность, как руническую – сначала она имела чисто магический характер, но в III – IV вв. получает более широкое распространение, что свидетельствует о более высоком уровне развития, достигнутого древнегерманскими племенами, прежде всего племенами Скандинавии.[66]

Тацит сообщает также, что «… некоторые памятники и могилы с начертанными на них греческими письменами и посейчас существуют на границе Германии с Рецией»[67] (правда, по мнению комментатора, речь идет по всей видимости, о надписях на кельтском языке, так как кельты пользовались греческим алфавитом[68] ).

Таким образом, определенные зачатки письменности древним германцам были известны. Тем не менее письменной культуры они не оставили; все то великое в сфере литературы, что нам известно, из поколений в поколения передавалось устно, чтобы в конце концов быть записанным в виде двух «Эдд», оставшихся нам как памятник поэтического дара безвестных древнегерманских сказителей.

Трудность изучения литературных этих памятников состоит в том, что все их записи произведены в христианское время, то есть намного позднее периоды их возникновения и полноценного бытования.

Необходимо заметить, что обычно героический эпос у древних германцев тесно срастается с мифологией. Однако в «Старшей Эдде», наиболее полном и художественном собрании германской поэтической мифологии, песни о героях довольно четко отделяются от песней о богах. Тем не менее в ряде существенных моментов граница между мифом и эпоом германцев оказывается расплывчатой или вовсе исчезает. Прежде всего обращает на себя внимание тенденция возводить роды германских и скандинавских королей и знати к асам (таковы генеалогии Инглингов, Скьёльдунгов, Вёльсунгов, англосаксонских королевских династий),[69] что, впрочем, находит параллели у других народов (например, древних греков и римлян).

Между отдельными песнями «Эдд» есть довольно значительные стилистические различия, но в то же время для всей древнегерманской эпической поэзии характерен так называемы кеннинг, то есть замена существительного обычной речи перифразом, по меньшей мере двучленным (типа «дорога китов» вместо «море», «раздаватель золота» - «князь»).

Для стиля древнегерманской поэзии также характерно обилие собственных имен, что, с одной стороны, придает стилю конкретность, а с другой – нередко затрудняет понимание. Немало в не1 традиционности выражений, характерной для фольклора – повторяющихся формул, словесных клише и т. д.

Стиль песен германцев – это аллитерационный стих, форма стихосложения, которая возникла у германцев в глубокой древности, вероятно, еще до нашей эры, и сохранилась всего дольше в Исландии. Сущность этой формы стихосложения – в аллитерации, в регулярном повторении начального звука основы в слогах, несущих смысловое ударение.[70]

Характерно для древнегерманской поэзии компактность, лаконизм, стремительность – при ярком буйстве фантазии, рисующей «мир, где среди молний по небу скачут валькирии, драконы сторожат сокровища, боги вмешиваются в судьбу людей, - мир, который возник из тела убитого великана и погибнет во время последней битвы богов с чудовищами, когда звезды сорвутся с неба и огромный волк поглотит солнце».[71]

Итак, устная и песенная культура древних германцев оставила нам памятники, которые, несмотря на искажения последующих эпох, отражают не только эпоху викингов, когда они преимущественно и были записаны, но и многие события, имена, обычаи, сказания и мифы той значительно более древней эпохи, когда варварские германские племена столкнулись с Римом и на его развалинах основывали свои первые государства.

Отразились в этих памятниках также и некоторые мифы и той еще гораздо более древней эпохи, когда складывалась индоевропейская языковая общность, то есть языковая общность большинства европейских (и ряда азиатских) народов.

§2. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА

О художественной культуре древних германцев мы можем судить преимущественно по ремесленным изделиям; на первом месте здесь стоит ювелирное мастерство.

Правда, Тацит сообщает, что «германцы столь же мало заботятся об обладании золотом и серебром, как и об употреблении их в своем обиходе. У них много полученных в дар их послами или вождями серебряных сосудов, но дорожат они ими не больше, чем вылепленными из глины».[72] Правда, историк добавляет, что «впрочем, ближайшие к нам [германцы] знают цену золоту и серебру из-за применения их в торговле и разбираются в некоторых наших монетах, отдавая иным из них предпочтение; что касается обитателей внутренних областей, то, живя в простоте и на старый лад, они ограничиваются меновою торговлею».[73]

Как кажется, Тацит в противопоставлении «простоты» германцев нравам погрязшего в пороках и распутстве Рима слишком идеализирует древних германцев, приписывая практически всем германским племенам (кроме «ближайших» к империи) «простоту», которая присуща достаточно низкому уровню общественного развития; а германцы, как мы знаем, стояли уже на ступени разложения родоплеменного строя.

Интересно, что и сам Тацит буквально через несколько строк сам себе противоречит, говоря, что «германцы принимают в уплату лишь известные с давних пор монеты старинной чеканки, те, что с зазубренными краями, и такие, на которых изображена колесница с парной упряжкой»:[74] А. С. Бобович уверен, что речь идет о так называемых серратах и бигатах – древних серебряных монетах достоинством в один денарий. В этих монетахсодержалось больше чистого серебра, чем в денариях Нерона, и предпочтение, которое им оказывали германцы, очевидно, этим и объясняется.[75]

Таким образом, представляется маловероятным, что германцы не понимали, что такое золото и серебро, поскольку предпочитали они, как мы видим, монеты с большим содержанием серебра.

Точно такое же противоречние мы видим в словах Тацита: «В золоте и серебре боги им отказали…»[76] (далее он говорит: «Однако я не решусь утверждать, что в Германии не существует ни одной золотой или серебряной жилы; ведь кто там их разыскивал?»)[77]

На самом же деле (как явствует из анналов того же Тацита!) серебро в Германии добывали: сам Тацит упоминает в «Анналах» о существовании в Германии во времена императора Клавдия серебряных рудников, и рассказывал. В частности, о Курции Руфе, «построившем в области маттиаков рудник для раздробления сереброносных жил».[78]

А. С. Бобович также считает, что утверждение Тацита о том, что драгоценных металлов в Германии не добывалось, необоснованно. Согласно археологическим данным, уже в эпоху бронзы германцы изготовляли и украшения и утварь из золота и серебра.[79]

Ну а сравнение германцев времен Тацита с германцами III века показывает, как велико было различие между ними и как увеличилось стремление к роскоши среди германцев. В III веке германское общество имело уже довольно сильную и богатую племенную занть, нуждавшуюся в тонких тканях, изящной утвари, драгоценных украшениях, хорошем вооружении, золоте и серебре.

Местное ремесло достигло такого уровня, когда оно могло удовлетворять этим потребностям. О его состоянии позволяют судить находки в Шлезвигских болотах вещей, относящихся к середине III века и хорошо сохранившихся благодаря тому, что они были занесены торфом.

Эти находки показывают, на каком высоком уровне стояли местное ткацкое, кожевенное, керамическое, стекольное, металлургическое производства, основанные на римской технике, которая была освоена и развита местными ремесленниками. Особенно большое значение имел уровень обработки металлов, из которых изготовлялись вооружение и многочисленные ювелирные изделия.[80]

Особенно высокого уровня художественное (прежде всего ювелирное мастерство) достигло в Южной Скандинавии.

Уже Тацит упоминает о свионах (обитателях Южной Скандинавии) как об искусных мореплавателях, у которых в чести богатство и сильнее, чем у других германских племен, «царская власть»,[81] то есть наблюдается разложение первобытно-общинного строя и выделение племенной знати.

Свидетельства эти подтверждаются данными археологии, которые показывают, что в первые века нашей эры в результате торговли с империей и соседними с ними племенами среди свионов выделяется богатая племенная знать. Особенно богатые погребения найдены в Ютландии, где скрещивались торговые пути Балтийского и Северного морей. В этих погребениях обнаружены драгоценные привозные ювелирные изделия, металлическая, глиняная, а позже и стеклянная посуда.[82]

Необходимо сказать, что эти изделия послужили образцами для местных ремесленников, в результате чего местное ремесло достигло весьма высокого уровня. По римскому образцу изготовлялось превосходное оружие, украшения и т. д., причем с начала III века ввоз римских изделий и монет падает, местное ремесло освобождается от влияния римской провинциальной культуры и развивается более самостоятельно, хотя под значительным воздействием того стиля, который сложился в Северном Причерноморье и в III – IV вв. быстро распространился по Европе.

В Скандинавии в это время преобладают изделия, украшенные цветной эмалью, полудрагоценными камнями, филигранью; есть предположение, что в III веке туда вторгались какие-то южногерманские племена, принесшие с собой это стиль.[83]

Археологические находки III _ IV веко показывают, что, несмотря на упадок торговли с империей, богатства, сосредоточивавшиеся в руках племенной знати, в это время все возрастают, и, как следствие, увеличивается количество и вес прежде редких золотых изделий.

Особенно интересны два золотых рога для питья, один длиной в 53 см, другой – в 84 см, украшенные фигурами людей и животных и снабженные рунической надписью, содержащей имя мастера.[84]

Из всего этого мыв можем сделать вывод не только о достаточно высоком уровне художественного ремесла и культуры у древних германцев, но и об их эволюции, поступательном развитии, что подчеркивает высокий потенциал древнегерманского этноса в сфере художественного самовыражения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Характеризуя культуру древних германцев, еще раз подчеркнем ее историческую ценность: именно на этой «варварской», полупервобытной, архаичной культуре выросли многие народы Западной Европы. Народы современной Германии, Великобритании, Скандинавии обязаны своей культурой тому удивительному сплаву, который принесло взаимодействие латинской античной культуры и древнегерманской.

Несмотря на то, что древние германцы стояли на достаточно низком уровне развития по сравнению со своим могущественным соседом – Римской империей (которая, кстати, оказалась повержена именно этими «варварами»), и только-только переходили от родового строя к классовому, духовная культура древнегерманских племен вызывает интерес благодаря богатству форм.

Прежде всего, религия древних германцев, несмотря на ряд архаичных форм (прежде всего тотемизм, человеческие жертвоприношения) представляет богатый материал по изучению общих индоарийских корней в религиозных воззрениях Европы и Азии, для проведения мифологических параллелей. Конечно, на этом поприще будущих исследователей ждет напряженная работа, поскольку остается масса «белых пятен» в этом вопросе. Кроме того, возникает немало вопросов по поводу репрезентативности источников. Следовательно, эта проблема нуждается в дальнейшей разработке.

Не менее интересна и устная и песенная культура германских племен. До сих пор обе «Эдды» остаются одним из шедевров мировой литературы. Однако, как указывает А. Я. Гуревич, в отличие от литературы античного мира памятники древнесеверной литературы попали в круг интересов европейцев сравнительно поздно, только в конце XVIII – начале XIX в., и поэтому также пестрят «белыми пятнами» - и в переводе, и в интерпретации текста.[85] Кроме того, добавим, что проблема еще и в соответствии дошедших до нас текстов реальной культуре древних германцев – этот вопрос также нуждается в дальнейшем изучении.

Наконец, художественная культура древних германцев также ждет дальнейших исследований, прежде всего археологических. По имеющимся на сегодняшний момент данным мы можем судить о высоком уровне художественного ремесла, о том, насколько умело и самобытно заимствовали древние германцы элементы римского и причерноморского стиля и т. д. Однако несомненно и то, что любой вопрос таит в себе безграничные возможности для его дальнейшего исследования; именно поэтому автор данной курсовой работы считает это сочинение далеко не последним шагом в изучении богатой и древней духовной культуры древних германцев.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Источники

1. Младшая Эдда. Л., 1970.

2. Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях. М. – Л., 1963.

3. Тацит К. Анналы // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 7 – 312.

4. Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 337 – 356.

5. Цезарь Г. Ю. Записки о галльской войне. СПб., 1998.

Литература

1. Бобович А. С. Комментарий к «Анналам» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993.

2. Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993.

3. Боднарский М. С. Античная география. М., 1953.

4. Всемирная история. М., 1979. Т. 2.

5. Гуревич А. Я. «Эдда» и сага. М., 1979.

6. Гусманов И. Г. Греческая мифология. М., 1998.

7. Западноевропейский эпос. Л., 1977.

8. История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988.

9. Кун Н. А. Легенды и мифы древней Греции. Калининград, 1996.

10. Мифы древней Индии. М., 2000.

11. Мифы народов мира. Т. 1.М., 2001.

12. Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 года. М., 1959.

13. Религия Древнего Рима. М., 1989.

14. Стеблин-Каменский М. И. «Старшая Эдда» // Старшая Эдда. М. – Л., 1963. С. 181 – 213.

15. Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976.

16. Тэйлор Э. Первобытная культура. М., 1989.

17. Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 1980.

18. Щепановская С. (Семира), Веташ В. Астрология и мифология. СПб., 1998.

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Тацит К. Анналы // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 7 – 312.

[2] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 337 – 356.

[3] Цезарь Г. Ю. Записки о галльской войне. СПб., 1998.

[4] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 216.

[5] Младшая Эдда. Л., 1970.

[6] Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях. М. – Л., 1963.

[7] Цезарь Г. Ю. Записки о галльской войне.

[8] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993.

[9] Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 года. М., 1959.

[10] Там же. С. 10.

[11] Религия Древнего Рима. М., 1989.

[12] Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 года. М., 1959. С. 10.

[13] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 216.

[14] Там же.

[15] Гусманов И. Г. Греческая мифология. М., 1998.

[16] Кун Н. А. Легенды и мифы древней Греции. Калининград, 1996.

[17] Мифы древней Индии. М., 2000.

[18] Религия Древнего Рима. М., 1989.

[19] Мифы народов мира. Т. 1.М., 2001.

[20] Щепановская С. (Семира), Веташ В. Астрология и мифология. СПб., 1998.

[21] Гуревич А. Я. «Эдда» и сага. М., 1979.

[22] Западноевропейский эпос. Л., 1977.

[23] Песнь вёльвы // Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях. М. – Л., 1963. С. 9 – 15.

[24] Западноевропейский эпос. Л., 1977.

[25] Песнь вёльвы // Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях. М. – Л., 1963. С. 9 – 15.

[26] Щепановская С. (Семира), Веташ В. Астрология и мифология. СПб., 1998.

[27] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 221.

[28] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 2 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 328.

[29] Там же.

[30] Там же.

[31] Там же, 27. С. 348.

[32] Там же, 17. С. 345.

[33] Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 633.

[34] История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988. С. 416 – 417.

[35] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 217.

[36] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 2 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 328.

[37] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 217.

[38] Там же. С. 218.

[39] Там же. С. 219.

[40] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 39 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 337.

[41] Бобович А. С. Комментарий к «о происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 634.

[42] Тацит К. Анналы, I, 51 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 27.

[43] Там же, IV, 73.

[44] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 40 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 344.

[45] Там же, 43. С. 345.

[46] Щепановская С., Веташ В. Астрология и мифология. СПб., 1998.

[47] Мифы народов мира. Т. 1.М., 2001.

[48] Гусманов И. Г. Греческая мифология. М., 1998. С. 301.

[49] Мифы древней Индии. М., 2000. С. 35.

[50] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 219.

[51] Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 года. М., 1959. С. 10.

[52] Там же.

[53] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 2 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 328.

[54] Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 631.

[55] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 2 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 328.

[56] Кун Н. А. Легенды и мифы древней Греции. Калининград, 1996.

[57] Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 1980.

[58] Цезарь Г. Ю. Записки о галльской войне, VI, 21. СПб., 1998.

[59] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 223.

[60] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 7 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 340.

[61] Там же, 8. С. 340 – 341.

[62] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 224.

[63] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 3 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 338.

[64] Токарев А. С. Религия в истории народов мира. М., 1976. С. 225.

[65] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 2 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 338.

[66] Всемирная история. Т. 2. С. 789.

[67] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 3 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 339.

[68] Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 631.

[69] Гуревич А. Я. «Эдда» и сага. М., 1979. С. 8 – 9.

[70] Стеблин-Каменский М. И. «Старшая Эдда» // Старшая Эдда. М. – Л., 1963. С. 186 – 189.

[71] Там же. С. 181.

[72] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 5 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 339.

[73] Там же.

[74] Там же.

[75] Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 632.

[76] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 5 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 339.

[77] Там же.

[78] Тацит К. Анналы, XI, 20 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 179.

[79] Бобович А. С. Комментарий к «О происхождении германцев и местоположении германцев» // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 631 – 632.

[80] Всемирная история. Т. 2. С. 786 – 787.

[81] Тацит К. О происхождении германцев и местоположении германцев, 23 // Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. 1. СПб., 1993. С. 355.

[82] Всемирная история. Т. 2. С. 788.

[83] Там же.

[84] Там же. С. 789.

[85] Гуревич А. Я. «Эдда» и сага. М., 1979. С. 6.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий