регистрация / вход

История Крыма

Основные этапы истории и развития Крыма, характеристика древних памятников материальной культуры разных эпох. Культ Девы и Артемиды, периоды истории Харакса. Организация санаторно-курортной помощи и отдыха в стране. Крым во время второй мировой войны.

Молчат гробницы, мумии и кости,—

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

И. Бунин

История Крыма — это сплетение Востока и Запада, история греков и Золотой Орды, татар и запорожцев, церкви первых христиан и мечетей. История Крыма — это легенда, это песня, записанная нотами пещерных городов, развалинами средневековых замков и крепостей, поражающими своей красотой и роскошью дворцов, сохранившихся до наших дней.

Рассказать в деталях историю Крыма невозможно, ведь это значит поведать историю человечества. Поэтому ограничимся основными ее вехами. Рассказ о Крыме хочется начать со слов известного писателя XIX века Евгения Маркова: «Вот что, читатель, в одно и то же время смущает и чарует твою фантазию, когда ты переносишься на Южный берег Крыма. Между твоим настоящим и твоим прошедшим разверзается бездна, и ты чувствуешь себя в плену у какогото нового для тебя мира. Оттого ты смотришь на все, как во сне, обольстительном и невероятном сне. Ты долго будто не веришь волшебным декорациям, развертывающимся кругом тебя: этому синему морю, слитому с небом, этой подоблачной стене скал, этим деревенькам-игрушкам, которые словно уронил кто-то в хаос утесов и зелени. Зато, когда ты покидаешь Южный берег, когда волшебные декорации остаются вдали от тебя, душа твоя томится по ним, как по потерянному раю; мнимое сновиденье делается действительным сновиденьем наяву; оно дразнит тебя своими картинами, которых яркость закутана теперь туманом, но которые тем привлекательнее и назойливее, чем они стали неопределеннее. Люди, пожившие в Крыму и изведавшие наслаждения, которые дает только один Крым, никогда не забывают его».

На Крымском полуострове, как в огромном музее, сохранилось множество памятников материальной культуры разных эпох. Это дало основание А.М. Горькому сказать: «Вообще Крым для исторической науки — золотое дно...». По обилию и разнообразию памятников материальной культуры Крым может служить своего рода лабораторией для изучения условий жизни человека на разных ступенях его развития. О пребывании первобытного человека на Южном берегу свидетельствуют лишь фрагментарные находки. Это примитивные кремневые орудия труда охотничьих стойбищ и пещерных стоянок палеолитического, мезолитического и неолитического человека, могильники Гаспры, горы Кошки у Симеиза и другие, относящиеся к эпохе раннего железа. Ученые полагают, что места обитания первобытных людей в Крыму входили в обширную зону нынешних южных областей Украины и России, где происходило становление человека современного физического типа и откуда он расселялся вокруг.

В XI—III веках до нашей эры прибрежную и горную часть полуострова заселяли пастушеско-земледельческие племена тавров, происхождение которых не выяснено. Основным их занятием было скотоводство, в долинах рек они занимались мотыжным земледелием, в прибрежных районах — рыболовством, пользовались бронзовыми и каменными орудиями. Характерным типом погребальных сооружений являются каменные ящики. Сведения о таврах и местности, где они обитали, одним из первых дает древнегреческий историк Геродот: «Отсюда идет гористая страна, лежащая вдоль того же моря. Она выдается в Понт и населена племенем тавров вплоть до так называемого Херсонеса Скалистого... Тавры живут в части Скифии...». Говоря об обычаях тавров, Геродот приводит рассказ о том, как «они приносят в жертву Деве потерпевших крушение мореходов и всех эллинов, кого захватят в открытом море...». Они сбрасывали их с крутого утеса, на котором возвышалось святилище. Это предание, относящееся к античному времени, когда в VI—V веках до нашей эры на побережье были основаны греческие колонии, легло в основу всемирно известного древнегреческого мифа об Ифигении, принесенной в жертву своим отцом Агамемноном богине-охотнице Артемиде, чтобы под ее покровительством начать поход на Трою. Но богиня на жертвеннике заменила Ифигению ланью, а ее перенесла на облаке из Эллады в Тавриду и сделала здесь своей жрицей. Миф послужил сюжетом для трагедий Еврипида, произведений итальянского поэта Джованни Руччелаи, французского драматурга Жана Расина, немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гете, немецкого композитора Кристофа Глюка, украинской поэтессы Леси Украинки. Ученые-археологи на протяжении столетий ищут в Тавриде место, где, по преданию, Ифигения несла службу при храме богини Артемиды. Исследователи древнейшей истории Крыма называют по крайней мере три места, где мог стоять храм Девы-Артемиды. Это, во-первых, Партенит — поселение у Аюдага. Название его сходно по звучанию и смыслу с названием мыса Пертений (Девичий), на котором, предположительно, стоял храм Девы. Во-вторых, местность близ бывшего Георгиевского монастыря, где в свое время была найдена древняя каменная колонна. И, наконец, таким местом мог быть Херсонес — крупный экономический, культурный и политический центр Северного Причерноморья в античные времена, руины которого находятся сегодня в черте города Севастополя.

Женское божество, олицетворяющее плодородие, появляется на ранней стадии развития почти у всех народов, в том числе у тавров. В античном Херсонесе, вероятно, и произошли отождествление и религиозный синкретизм (смешение) культа греческой богини Артемиды и Ифигении с культом местной таврской богини. Эту богиню называли в Херсонесе Девой, сооружали ей храмы, статуи и алтари, посвящали специальные праздники, объявляли главной покровительницей, а позже и царицей города. На монетах Херсонеса богиня изображена с характерными атрибутами Артемиды — ланью и луком и подписью «Дева». В доказательство такого предположения ученые привлекают множество граффити, выявленных на чернолаковых сосудах античного Херсонеса. Этот важный письменный источник впервые позволил предположить, что наряду с культом Девы еще в конце V века до нашей эры в Херсонесе существовал самостоятельный культ Артемиды. Он был широко распространен во многих городах Малой Азии, откуда мог проникать ив греческие колонии Крыма, а также в районы материковой и островной Греции. Тщательные исследования граффити привели ученых к новому пониманию творческой истории известной трагедии Еврипида. До сих пор считалось, что сюжет о перенесении Ифигении в Тавриду — поэтический домысел великого трагика. Теперь же можно предположить, что локализация событий в Тавриде взята Еврипидом из подлинной жизни. Определенную роль могло сыграть для Еврипида сходства между названием племени тавров и прозвищем Артемиды — Тавропола. Это как бы роднило богиню с таврами Крыма, объясняло, почему здесь находился ее храм. С другой стороны, создавая «Ифигению в Тавриде» Еврипид, как и в других трагедиях, мог также руководствоваться актуальными политическими и экономическими задачами. Когда на Южном берегу утвердились римляне, они создали на побережье для защиты Херсонеса укрепленные пункты. Из римских укреплений самым большим был Харакс на мысе Ай-Тодор (ныне на нем маяк рядом с «Ласточкиным гнездом»). Укрепление Харакс (по-гречески «столб», «кол», то есть «огороженное место» ) было основано в 70-х годах I века нашей эры при римском императоре Веспасиане. В конце века здесь находился гарнизон моряков Равеннской эскадры, во II веке размещались солдаты I Италийского легиона. Последний римский гарнизон форта составляли воины XI Клавдиева легиона (конец II — первая половина III века).

Об этих трех периодах истории Харакса свидетельствуют клейма на кирпичах и черепице. После тавров, скифов, греков и римлян в период поздней античности и средневековья опустошительные вторжения в Крым совершали гунны, хазары, печенеги, половцы, монголо-татары, турки... Эти вторжения связаны с усиленным передвижением племен, именуемым великим переселением народов. Оно началось в Европе в III веке и способствовало крушению рабовладельческой Римской империи. Главной причиной этого стало развитие производительных сил, увеличившее потребность в пастбищных и пахотных землях у европейских племен, первобытно-общинный строй которых вступил в стадию разложения. Наиболее заметные и выразительные памятники того времени — Чертова лестница, Горзувиты, Аюдаг, Алустон, Фуна, Судак. Здесь мы находим следы не одного, а нескольких исторических периодов, и теперь туристы и экскурсанты могут проследить длительный отрезок истории Крыма. Чертова лестница, или Шайтан-Мердвен,— один из немногих удобных перевалов через Главную гряду Крымских гор, расположенный в 9 км к западу от села Оползневое. Полагают, что лестница пропустила через себя все народы, обитавшие когда-либо на Южном берегу, включая людей эпохи неолита, и просуществовала в качестве дороги до 40-х годов XIX века, пока не было сооружено шоссе. «По горной лестнице взбирались мы пешком, держа за хвост татарских лошадей наших. Это забавляло меня чрезвычайно и казалось каким-то таинственным восточным обрядом»,— записывал Пушкин, вспоминая дорогу с Южного берега в Бахчисарай.

Письменную память о Чертовой лестнице оставили П.С. Паллас и Ф. Дюбуа де Монпере, А.С.Грибоедов и В.А. Жуковский, И.А. Бунин и Н.Г. Гарин-Михайловский, Леся Украинка и В.Я. Брюсов... Об укреплении Горзувиты (Гурзуфа) рассказывает в трактате «О постройках» византийский историк VI века Прокопий Кессарийский. «Он воздвиг там два укрепления, так называемое Алуста и в Горзувитах»,— воздает историк должное своему современнику — императору Юстиниану 1, позаботившемуся о сооружении необходимых крепостей «на краю пределов римской державы». Аюдаг переводится как «Медведь-гора». Но в те далекие времена она называлась Айя, что по-гречески «святая». На крутую гору людей загнали кровавые события средневековья. Известно, что со второй половины VIII века на полуостров стали переселяться из восточных областей Византии иконопочитатели, гонимые иконоборческим правительством. С их деятельностью, вероятнее всего, связано появ-ление в Таврике большого числа монастырей, вокруг которых группировались поселения. Люди, считавшие гору святой, могли быть отдаленными потомками тавро-скифов, сначала «сарматизированных», затем смешавшихся с потомками греков, готов и аланов. Алустон (Алуста) — так в древности называлось приморское укрепление, остатки которого в виде двух каменных башен сохранились в центре современной Алушты.

Укрепление появилось при византийском императоре Юстиниане I в середине VI века и предназначалось для охраны побережья и дорог в центральную часть полуострова. Другая крепость Алуштинской долины — Фуна (по-гречески «дымная») — приютилась у скал Демерджи в двух километрах от нынешнего села Лучистое. Она возникла в конце Х или начале XI века и обслуживала проезжих к морю по пути «в греки». Выдающимся памятником итальянской средневековой архитектуры XIII—XV веков является Судакская крепость на востоке Южнобережья, связанная с историей борьбы с Византией двух крупнейших итальянских торговых республик — Венеции и Генуи — за черноморские торговые пути и рынки. Крепость была основана византийцами; поселение также играло большую роль в международной торговле Руси. В XIII веке после вторжения в Крым монголо-татарских орд, покорения степных его жителей половцев (кипчаков) и разгрома городских поселений на побережье Таврика превратилась в улус Золотой Орды.

Административным центром стал город Крым (ныне Старый Крым). С XIV века название Крым распространилось на весь полуостров, сменив прежнее наименование Таврика. В северной, равнинной части полуострова, обитали преимущественно кочевники. На южном, приморском побережье, господствовало оседлое население. Разбросанные по берегам города-колонии и генуэзские феодальные замки (их насчитывалось около 40) являлись торговыми воротами Золотой Орды, куда стекались товары из многих регионов Европы и Азии. Важной статьей генуэзского вывоза были рабы. По свидетельству письменных источников итальянские купцы ежегодно привозили в Каир из Крыма тысячи рабов. Генуэзцы стимулировали разбойничьи походы на украинские, русские и польские земли, содействуя опустошению их кочевниками. В XV веке было основано Крымское ханство. Однако после вторжения в 1475 году в Крым турецких войск оно утратило свою независимость. Турецкая агрессия способствовала падению генуэзских колоний в Крыму, в результате чего произошло перемещение торговых путей, связывавших страны Востока с Западной Европой. К концу XV века основной поток восточных товаров в Европу и европейских в Азию пошел через Египет. Черное море надолго потеряло свое прежнее значение важного района международной торговли. Только включение Крыма в состав России в 1783 году открыло краю новые пути экономического и культурного развития. Закончилась 300-летняя вассальная зависимость от Турции Крымского ханства, все его владения были присоединены «под державу Российскую», что в конце 1783 года была вынуждена признать и Турция. Россия утвердилась на берегах Черного моря. 3 января 1787 г. из Петербурга выехал в дальний путь поезд императрицы Екатерины II. В окружении блестящей свиты и иностранных посланников императрица отправилась в необычное по тем временам путешествие: предстояло преодолеть несколько тысяч верст, чтобы доехать до южных краев государства, лично осмотреть недавно присоединенные к России земли, и затем возвратиться в столицу. Были и очень важные политические мотивы, ради которых Екатерина Великая, забыв о трудностях и опасностях дальнего пути, о пошатнувшемся уже здоровье, предприняла путешествие. Предстояло продемонстрировать знатным иностранным гостям и присоединившемуся затем в Херсоне к царскому поезду австрийскому императору Иосифу II — колеблющемуся союзнику в борьбе против Турции — возросшее могущество России. Турция не желала мириться с утратой безраздельного господства на Черном море и усиленно готовилась к новой войне; русское правительство решило срочно продвинуть ближе к турецким границам две армии. И эту самую главную цель своего путешествия Екатерина объясняла в секретном «Рескрипте Октября 1786 г. »: «Предпринимаемое нами путешествие доставляет случай весьма благовидный к сокрытию до времени прямых причин движения войск наших». И действительно, под прикрытием пышно обставленной поездки императрицы по стране, бесчисленных встреч и торжеств в ее честь тайно была произведена крупная передислокация войск, подготовившая Россию к последней в XVIII веке войне с Турцией, закончившейся в 1791 году известным Ясским мирным договором. По указанию светлейшего князя Григория Александровича Потемкина к встрече императрицы в Крыму начали готовиться уже с октября 1786 года. По всему маршруту ее следования — Перекоп — Бахчисарай — Севастополь — Байдары — Симферополь — Карасубазар — Эски — Крым — Феодосия — Перекоп — благоустраивали дороги, строили дворцы, с Дона ожидали изготовленные там походные войлочные кибитки. 17 мая 1787 года наконец подъехали к Перекопу, и началось путешествие по Крыму, который впоследствии Екатерина Великая назовет драгоценнейшей жемчужиной в короне Российской империи.

Для истории сохранились бесценные свидетельства пребывания Екатерины II в Тавриде — этой грандиозной демонстрации решимости России не допустить возрождения Крымского ханства. Французский посланник граф Сегюр писал тогда: «Мы увидели в гавани в боевом порядке грозный флот, построенный, вооруженный и совершенно снаряженный в два года. Государыню приветствовали залпом из пушек, и грохот их, казалось, возвещал Понту Эвксинскому, что есть у него повелительница и что не более как через 30 часов корабли. Ея могут стать перед Константинополем, а знамена ее армии развеваться на стенах его... Нам казалось непостижимым, каким образом в 2000 верстах от столицы, в недавно приобретенном крае Потемкин нашел возможность построить такой город, создать флот, укрепленную гавань и поселить столько жителей, это был действительно подвиг необыкновенной деятельности». Надо отдать должное и объективности Иосифа II. Будучи человеком наблюдательным, обладающим острым умом и серьезными военными знаниями, австрийский император придирчиво осматривал новые владения российской императрицы. Свои впечатления от увиденного - иногда весьма нелестные - он описывал в письмах фельдмаршалу Ласси. Интересно его мнение о Севастополе, записанное после парада русских военных судов: «Надобно сознаться, что это было такое зрелище, красивее которого трудно пожелать. Севастополь — красивейший порт, какой я когда-либо видел... Настроено уже много домов, магазинов, казарм, и если будут продолжать таким образом в следующие три года, то, конечно, этот город сделается очень цветущим. Все это очень не по шерсти французскому посланнику, и он смотрит страшно озадаченным... Судите же, мой любезный маршал, на какие неприятные размышления все это должно наводить моего собрата — повелителя правоверных, который никогда не может быть уверен, что эти молодцы не явятся, не ныне завтра, разгромить у него окна пушечными выстрелами... Императрица находится в восторженном состоянии по поводу всего, что она видит, и при мысли о новой степени величия и могущества, на которую это возводит русскую империю. Князь Потемкин в настоящее время всемогущ, и его чествуют выше всякого представления». Действительно, Екатерина в полной мере оценила значение приобретения Крыма и предрекла новому краю процветание.

В адресованном П.Д. Еропкину письме из Бахчисарая она писала: «Весьма мало знают цену вещам те, кои с уничижением безславили приобретение сего края: и Херсон, и Таврида со временем не токмо окупятся, но надеяться можно, что, если Петербург приносит осьмую часть дохода империи, то вышеупомянутые места превзойдут плодами бесплодные места... С сим приобретением исчезает страх от татар, которых Бахмут, Украина и Елисаветград поныне еще помнят; с сими мыслями и я с немалым утешением, написав сие к Вам, ложусь спать сегодня, видя своими глазами, что я не причина вреда, но величайшую пользу своей империи».
Итак, к концу XVIII века Россия получила широкий выход к южным морям и возможность освоения и хозяйственного развития новых земель. Российская Академия наук сразу же организовала несколько экспедиций в Крым, задачей которых было исследование природных богатств и климатических условий нового края, возможностей его освоения. Однако первоначально заселение края шло медленно: мешали бездорожье, пустынность Южного берега Крыма, непривычный климат и, главное, враждебное отношение местного населения. Последнее отметил еще австрийский император Иосиф II: «Что ни делает императрица для здешнего населения и какие льготы она им не предоставляет, нет ни одного, особенно из стариков, кто бы не был рад уйти из-под новой власти».

Переселение на Южный берег Крыма по инициативе князя Г.А. Потемкина так называемых «архипелажских греков», формирование из них Балаклавского батальона довольно быстро стабилизировало обстановку. Эти православные жители островов Эгейского моря, неизменно поддерживавшие Россию в ее борьбе против турецкого владычества, отличались необыкновенной неустрашимостью и стойкостью против численно превосходящего врага. В благодарность за верную службу российской короне Екатерина II щедро одарила их землями на Южнобережье, предоставила всевозможные льготы, так как была убеждена, что только они смогут охранять берега Крыма в условиях гористой местности, переполненной враждебно настроенными мусульманами. «Архипелажцы» держали охрану Южного берега от Балаклавы до Феодосии, некоторые из ставших впоследствии известными прекрасные дворцово-парковые ансамбли, имения создавались на землях, приобретенных у офицеров и солдат Балаклавского батальона. Таковы, например. Нижняя и Верхняя Ореанда, Ливадия, Кучук-Ламбат и другие. Царское правительство в целях экономического развития побережья и всего края раздало русским помещикам около 350 тысяч десятин земли, ранее принадлежавшей султану, ханам и бежавшим в Турцию беям и мурзам. Были сделаны серьезные шаги по заселению Крыма, строительству дорог, городов и крепостей, по развитию овцеводства, садоводства, виноградарства, виноделия. В 1804 году в Судаке, а в 1828 в Магараче под Ялтой открылись казенные учебные заведения виноделия и виноградарства, в 1812 году был основан Никитский ботанический сад. Возникли соляные и рыбные промыслы. Началось изучение истории Крыма, его природы. В Ялте, Ливадии, Гаспре, Кореизе, Мисхоре, Алупке, Симеизе, в Карасанском парке, в Утесе, Рабочем уголке сохранились старинные дворцы и виллы — памятники архитектуры прошлого и начала нынешнего столетия, воздвигнутые крупными земельными и промышленными магнатами России. Руками талантливых крепостных мастеров, русских, украинских и татарских народных умельцев были созданы пышные дворцы, разбиты великолепные сады и парки. С необычайной роскошью обставлялись и внутренние покои особняков. Мебель и картины, гобелены и скульптура, фарфор и бронза создавали своеобразный стиль русской усадебной культуры. Многие дворцы и дачи строились по проектам известных архитекторов и являлись для знати загородными сельскими резиденциями. Экономическое развитие побережья потребовало устройства перевальной дороги на Южный берег. Она начала строиться в 1824 году в Симферополе и через два года была доведена до Алушты. В 30-х годах шоссе связало Алушту с Ялтой, а в 1843 году вышло к Байдарской долине.

Своеобразный памятник строителям дороги — Байдарские ворота, сооруженные в 1848 году. В конце XVIII века на Южнобережье появились имения российской знати: Н. Мордвинова в Ялте, М. Бороздина в Партените, Г. Потемкина в Форосе, Э. Ришелье в Гурзуфе и другие. Потом началось освоение Южного берега, продолжавшееся до Крымской войны. Именно тогда были построены огромные имения графа М.С. Воронцова в Алупке и Массандре, графа Л.С. Потоцкого в Ливадии, князей Голицыных в Кореизе и Гаспре. Из Романовых первым приобрел имение на Южном берегу император Александр I. Во время посещения юга России в трагическую для него осень 1825 года, незадолго до смерти в Таганроге, он пожелал навестить в Крыму наместника Новороссийского края М.С. Воронцова. По пути из Ялты в имение графа в Алупке император остановился в местечке с прелестным названием Ореанда, где «обедал со многими приглашенными в простой хижине». Ореанда очаровала Александра I, он сразу же принял решение приобрести для себя большой участок земли и, поскольку уже давно задумал удалиться от дел, поселиться здесь, в Крыму, вести простую уединенную жизнь.

По складу своей натуры не предназначенный для великой миссии быть главою огромного и сложного государства, Александр I, как отмечали некоторые его биографы, внутренне тяготился своей судьбой. Великие события и войны, охватившие тогда Европу, потрясли его, и после 1814 года он все более впадал в крайнюю религиозность и мистицизм. Часть Ореанды, приобретенной Александром лично для себя, впоследствии стала именоваться Нижней Ореандой, а Верхней — имение, купленное им в подарок своему другу — генерал-фельдмаршалу графу И.И. Дибичу-Забалканскому. Была еще одна Ореанда — так называемая Ореанда-Витта — небольшой участок земли ниже горы Хачла-Каясы, рядом с Верхней Ореандой. В начале 1830-х годов участок был приобретен графом И.И. Виттом, от которого затем перешел к великой княгине Елене Павловне, супруге младшего брата Николая I — великого князя Михаила Павловича. После смерти Александра I и его супруги имение Нижняя Ореанда (далее Ореанда) перешло по наследству Николаю I. Дальнейшее освоение Южного берега Крыма следует в основном связывать с покупкой в 1860 году у наследниц графа Потоцкого большого имения «Ливадия» для Александра II. Сам факт основания крупной летней царской резиденции вблизи Ялты сыграл большую роль в развитии города и всего побережья как первоклассного всероссийского курорта. После Крымской войны 1853—1856 годов на юг устремляются придворная знать, высшие царские чиновники, помещики и капиталисты. В течение двухтрех десятилетий весь Южный берег покрывается дворцами и дачами. Участки приморской земли превращаются в объект спекуляции. Представители знати считали признаком «высшего тона» отдыхать в Крыму в то время, когда там отдыхал царь. От князей и баронов старались не отставать крупные капиталисты и купцы. С великими реформами 60— 70-х годов прошлого столетий в стране появилось много энергичных и предприимчивых людей, которые находили себя в строительстве, торговле, промышленности.

Крым привлекал их не только возможностью найти применение своим способностям, но и обосноваться впоследствии в этом благодатном крае. XIX и начало XX века — время появления на Южнобережье великолепных дворцово-парковых ансамблей. Талант выдающихся архитекторов, строителей и садовников в сочетании с изысканным вкусом заказчиков создали Ореанду, Ливадию, Дюльбер, Харакс, Ай-Тодор, Чаир, некогда принадлежавшие царствующей династии Романовых. Передовые люди России — пионеры климатолечения В.Н. Дмитриев, Ф.Т. Штангеев, А.А. Бобров, П.В.Изергин, А.Н. Алексин — верили в великое будущее Крыма как курорта. Клиницист Боткин предсказывал: «Как больничная станция Крым, по-моему, имеет большую будущность... Со временем Крым станет значительно выше швейцарского курорта Монтрё».

Советская власть в Крыму была установлена в декабре 1917 — январе 1918 годов. Севастополь стал первым крымским городом, где 16 декабря утвердилась новая власть. Вслед за тем были разбиты силы контрреволюции и установлена власть Советов в Феодосии, Керчи, Ялте, Алуште, Симферополе. Это произошло 2—16 января 1918 года. Но уже в апреле 1918 года германские войска оккупировали полуостров. Вновь в руки Военно-революционного комитета власть перешла в апреле 1919 года. Но положение родившейся республики осложнялось острой военно-политической обстановкой на юге страны. В июне 1919 года с английских и французских военных кораблей был высажен белогвардейский десант у Судака, и спустя несколько дней Крым попал под власть белогвардейцев и интервентов, с которыми было покончено лишь в ноябре 1920 года. 4 апреля 1919 года был подписан «Декрет СНК о лечебных местностях общегосударственного значения», по которому «лечебные местности или курорты, где бы таковые на территории Российской Советской Федеративной Социалистической Республики не находились и кому бы ни принадлежали, со всеми сооружениями, строениями и движимостью, обслуживавшими ранее курорт и находящимися на присоединенных и прописанных к курорту землях, составляют собственность Республики и используются для лечебных целей».

Это был первый документ, объявивший национализацию курортов и предопределивший основные принципы организации анаторно-курортной помощи и отдыха в стране на многие годы. Он впервые провозгласил право на охрану здоровья в самые тяжелые для республики дни, в разгар гражданской войны, разрухи, эпидемий и голода. 21 декабря 1920 года был подписан декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Главным штабом большой организаторской работы по созданию крымских курортов стало Центральное управление курортами Крыма (ЦУКК). Оно определяло, где и какие здравницы открыть, чем их оборудовать, заботилось о снабжении продовольствием, топливом, перевозке больных. Усилия по формированию здравницы были тесно связаны с развитием народного хозяйства созданной на полуострове в октябре 1921 года Крымской АССР (в 1945—1991 гг.— Крымская область; автономная республика воссоздана в феврале 1991 года). Из года в год росла сеть южнобережных курортов. Уже в 1924 году здесь лечилось и отдыхало свыше 37 тысяч человек. В 1925 году в Ливадии, в бывшем царском имении, был открыт первый в стране крестьянский санаторий на 300 мест, под Медведь-горой — Всесоюзный санаторный пионерский лагерь «Артек». Вошли в строй вновь сооруженные санатории «Долоссы», «Курпаты», «Золотой пляж», «Сосняк». Вплоть до Великой Отечественной войны Южный берег был преимущественно курортом для туберкулезных больных. В 1922 году в Ялте был открыт государственный институт туберкулеза, который стал одним из центров, где закладывались основы легочной хирургии. В исследованиях, проведенных в стенах этого научного учреждения, и в институте физических методов лечения имени И.М. Сеченова, созданном в 1914 году в Севастополе и затем переведенном в Ялту, отразились основные этапы развития и успехи физиотерапии и курортологии. Институты занимались изучением природных факторов и их действия на организм, разрабатывали наиболее рациональные методы их применения для лечения и профилактики легочных, нервных, сердечно-сосудистых, почечных и других заболеваний, оказывали организационно-методическую, консультативную и научную помощь санаторно-курортным учреждениям страны.

К началу Великой Отечественной войны перед южнобережными курортами встал вопрос о переходе на более высокую ступень медицинского обслуживания. Были подготовлены планы реконструкции курортов и нового строительства. Осуществлению их помешала война. Крым стал ареной ожесточенных боев с фашистами на суше, в воздухе и на море. В начале ноября 1941 года захватчики оккупировали Южнобережье. 250 дней длилась героическая оборона Севастополя. На востоке Крыма зимой 1941—1942 года была проведена Крупная Керченско-Феодосийская десантная операция советских войск. Бессмертный подвиг вписали в летопись Великой Отечественной войны на крымской земле защитники подземного гарнизона Аджимушкайских каменоломен близ Керчи. В 1943—1944 годах развернулись сражения на Перекопе, берегах Сиваша и Керченского полуострова. Крым освободили от фашистских захватчиков весной 1944 года. С Перекопа и Сиваша наступали войска 2-й гвардейской армии и 51-й армии 4-го Украинского фронта, с небольшого плацдарма на Керченском полуострове наносила удар Отдельная Приморская армия. Утром 11 апреля была освобождена Керчь, и в тот же день над Ялтой появились бомбардировщики и штурмовики Черноморского флота, наносившие удар по фашистскому транспорту. 13 апреля советские войска освободили Симферополь, Феодосию, вышли в район Судака, а 16 апреля, развивая наступление вдоль побережья, овладели Алуштой, Гурзуфом, Ялтой, Алупкой и подошли к севастопольскому рубежу. Немалую помощь в освобождении восточных и южных районов Крыма оказали войскам партизаны. Их в Крыму насчитывалось свыше 11 тысяч, объединенных в десятки партизанских отрядов. Согласуя свои действия с армейскими подвижными отрядами преследования, партизаны спускались с гор, громили фашистские гарнизоны, перехватывали коммуникации врага, предотвращая разрушение санаториев, домов отдыха, винных подвалов, различных предприятий. В городах и сёлах Южнобережья смело действовали подпольные организации. В мае 1944 года, со взятием Севастополя, весь Крым стал свободным. Вместе с восстановлением хозяйства предстояло возродить крымские здравницы.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий