регистрация / вход

Купечество Верховажья

Благодаря деятельности верховажских купцов древний Верховажский погост стал посадом и одним из торговых центров не только на Ваге, но и на Севере Европейской части России, а Алексеевская ярмарка в посаде Верховажье имела даже всероссийское значение.

Содержание

Введение

1. Верховажское купечество

2. Купеческие династии Верховажья

3. Купцы и мещане: образ жизни

4. «Алексеевская ярмарка во всем Вельском уезде первая и лучшая…»

Заключение

Фотографии

Список литературы


Введение

История нашей Родины богата славными боевыми и трудовыми традициями народа, многовековой культурой. Свою страницу вписал в нее и наш Верховажский край, переживший вместе с Россией периоды бурного рассвета и подъема, и эпохи преобразования и реформ, времена затишья, почти забвенья. История моей «малой» родины, милой сердцу земли верховажской с ее по северному безыскусной прелестью неповторимых сосновых боров, березовых рощиц, разнотравья важских лугов, кристально чистого воздуха, напоенного ароматами сосен, елей, скромных лесных цветов, - это частица великой истории нашего Отечества, истории Русского государства.

Многовековая история верховажского края, уходящая корнями в глубокое прошлое, достойны того, чтобы ее знать и сохранить для потомков, записать легенды и предания, рассказывающие о событиях и людях, оставивших заметный след в жизни Поважья, и переходящие из уст в уста, из поколения в поколение.

Верховажская земля издавна славилась трудолюбием и мастерством многих тысяч безвестных простых тружеников, искусных умельцев, чей трудовой опыт передавался из века в век, от отцов к детям, от дедов к внукам и правнукам. Их трудом преображался край, развивались ремесла, возникали новые поселения. Еще в 30-х годах XVIII века на верховажской земле были построены винодельческий, а в 1763 году чугунно-литейны заводы, в 1769 году – бумажная, в 1881 году – спичечная фабрики, в XIX веке – маслодельни, вырабатывавшие животные и растительные масла, в начале XX века – кожевенный завод.

Особенно широкое распространение получило гончарное ремесло, а изделия верховажских гончаров славились далеко за пределами края. С давних времен занимались верховажане заготовкой и молевым сплавом леса.

В XVII-XIX веках Верховажье играло немаую роль на Севере как значительный торговый центр, ежегодная Алексеевская сельскохозяйственная ярмарка собирала до 12 тысяч человек, товарооборот достигал 60 и более тысяч рублей.

Заслуживает внимание и развитие в крае культуры, образования, здравоохранения. Много ценного имеется в трудовых буднях поколений верховажских земледельцев.

Зная прошлое родного края, мы можем глубоко понять его настоящее, увидеть будущее. Особенно важно это для подрастающего поколения. Пришло время перестать быть «Иванами безродными», не знающими своих корней, не интересующимися историей своей страны, своей малой родины.

В своей работе я хочу исследовать вклад, внесенный верховажскими купцами в развитие посада Верховажье, деятельность известных купеческих династий.


1. Верховажское купечество

Невозможно представить посад Верховажье без купечества. Не только потому, что купцы жили в посаде и составляли немалый процент среди посадского населения. Хотя и это очень важно.

Но главное, на мой взгляд, состоит в том, что верховажские купцы внесли большой вклад в развитие посада Верховажья. Деловитость купцов, их широкий размах в промышленной деятельности, торговле, умение вести торговые дела не только в посаде, но и далеко за его пределами позволило многим из них стать именитыми купцами, почетными гражданами посада Верховажье, имеющим большие капиталы, авторитет и славу в купеческом мире, образовавшим купеческие династии и своими торговыми делами, влиянием способствовавшим развитию и процветанию посада Верховажье, повышения его роли и значения.

Известно, что помыслы купцов, их деятельность, жизненная практика в основном были направлены на личное обогащение и обеспечение роскошной жизни для своей семьи. Но благодаря их деятельности древний Верховажский погост стал посадом и одним из торговых центров не только на Ваге, но и на Севере Европейской части Российского государства, а Алексеевская ярмарка в посаде Верховажье имела даже всероссийское значение.

Образование в начале XVII века Верховажской четверти, становление посада Верховажье как административного центра четверти и расширение в нем четверной администрации, ликвидация набегов отрядов поляков дали определенный толчок дальнейшему развитию посада, промыслов, ремесел, торговли. Среди посадского населения рос слой купечества, активизировалось его торговая деятельность. Верховажские купцы настойчиво расширяли и укрепляли торговые связи с городами и посадами по Ваге, по Северному речному пути, вели торговлю с Великим Устюгом, Сольвычегодском, проложили путь через Великий Устюг в Соликамск и торговали в Сибири, в г.Перми, Иркутске и других, в широком плане вели торговлю на тотемском ранке. Об этом нам рассказывают и таможенные книги Московского государства XVII века.

Так, 12 января 1633 года «верховажанин Яким Федотов, да Посник Давыдов» везли товары в Сибирь на четырех лошадях, а с ними шли еще 6 человек. В Великом Устюге «переменили лошадей, уплатили пошлины по 2 алтына с лошади, за проезд, да с возчиков по 4 алтына и с пеших – по 4 деньги с человека».

27 февраля 1633 года «верховажанин Захар Леонтьев ехал в Сибирь с товарами через Великий Устюг на 6 лошадях, а с ними пеших 6 человек, да Михайло Иванов на 5 лошадях и с ним 3 человека пеших, да второй Федор на 6 лошадях и с ним пеших 7 человек и платили пошлину по «сибирскому» проезду».

Верховажские купцы ежегодно, и особенно в зимний период, неоднократно ездили торговать в Тотьму, а с тотемского рынка везли в посад Верховажье соль и другие товары. Вот так рассказывает нам об этом таможенная книга города Тотьмы и Тотемского уезда в 1653 и 1675 годах.

Таким образом, таможенные книги Великого Устюга и Тотьмы отмечают, что уже в 30-е годы XVII века верховажские купцы торговали в Сибири, в Соликамске, Перми и вели торговлю разными товарами на тотемском рынке. В числе товаров, с которыми выходили на рынок верховажские купцы, преобладающими были хлеб, рожь, пшеница, овес, ячмень и продукты животноводства. Но, следует заметить и то, что купцы привозили на рынок в Тотьму и рыбу (палтус и треску), видимо купленную купцами в Холмогорах. Значит, верховажские купцы уже в эти годы имели торговые связи с холмогорскими купцами и торговали палтусом и треской в лавках и на торжках в Верховажском погосте. Верховажские купцы имели торговые связи также и с купцами Шенкурска и Пежмы.

В конце XVII века Северный край занимал одно из важнейших мест в Русском государстве.Через него шли пути к Белому морю , к Архангельску – единственному тогда морскому порту России. Значительный интерес правительства проявлялся к Ваге. Наличие в верховье Ваги большого количества сосновых лесов, дающих ценную древесину для строительства, производства смолы, дегтя, скипидара, канифоли, а также имеющейся болотной руды, сравнительно удобные пути сообщения, как река Вага и Московско-Архангельский тракт, привлекали внимание купечества, способствовали развитию посада Верховажья, ремесел и торговли.

В начале XVIII века вблизи посада Верховажье, на правом берегу Ваги, в Кулойской волости, Сидоровой Слободе, Терьменьгской десятине и других местах строятся кустарные смолокурни и организуется производство смолы, скипидара, дегтя. По два-три смолокуренных завода имели купцы Иван Давыдов, Иван Пестерев, Стефан Нератов, Алексей Лазарев, Иван Бурмакин, Григорий Мартьянов и другие. О далеком прошлом смолокурения в верховьях Ваги нам сейчас напоминают «смольни» у некоторых деревень и недалеко посада Верховажья. Такие «смольни» - места смолокурения, имеются у деревни Коровино в Терменьском сельсовете, на правом берегу Ваги, напротив Верховья, Сидоровой Слободе и во многих др. местах.

В конце XVIII века в близи посада Верховажья организуется производство сажи, строится около десятка сажекоптильных заводов, на которых из березовой смолы и отходов при варке пека получали сажу. К заготовке сырья, сбору серы, производству смолы, скипидара, выделке сажи и отправке этой продукции на рынок в Архангельск и другие города верховажские купцы привлекали большое количество крестьян, заключая с ними устные или письменные соглашения.

Подобным образом проводилась скупка у крестьян хлеба, льноволокна, льняного семени и другой сельскохозяйственной продукции, которая также отправлялась на рынок.

В декабре 1785 года крестьянин Кулойской десятины Василий Михайлович Киселев заключил договор с верховажским купцом Максимом Ивановичем Семушкиным, который предварительно выдал крестьянину 100 рублей, а последний взял обязательство в 1786 году закупить для купца 125 бочек смолы по 80 копеек за бочку и поставить их в Архангельск.

Купец Нератов купил у крестьян Морозовской волости 70 бочек, Лиходеевской волости – 45 бочек смолы и 45 пудов серы у крестьян Кулойско-Покровской волости.

Еще в 30-х годах XVIII века верховажский купец Иван Давыдов на правом берегу реки Ваги, на Пирожном ручье (ныне Теплый Ручей), построил винокуренный завод.

В 1763 году вологодские купцы Киселев и Шапкин недалеко от Ваги, на р.Терменьга построили чугунно-литейный завод, а в конце 60-х годов несколько выше завода, также на р.Терменьга, пустили в действие фабрику по изготовлению бумаги.

В 90-х годах XVIII века во владение верховажских купцов находилась также одна маслобойка по выработке постного масла и несколько «свечных изб» по изготовлению сальных свечей.

Продукция купеческих заводов и купленная у крестьян шла на рынок. Так смола, сера, вино, хлеб, льносемя, льноволокно купцы отправляли в Архангельск, а деготь, скипидар, канифоль везли по зимнему пути в Москву, Ярославль, Петербург.

2. Купеческие династии Верховажья

С развитием торговли среди купечества в посаде появилась группа именитых купцов, обладающая большими капиталами, имеющая широкую известность и авторитет в торговом мире. Это купцы первой гильдии: Рудаковы, Юренские, Персиковы, Ананьевы, второй гильдии: Давыдовы, Пестеревы, Щекотовы и другие.

Купцы Юренские, Рудаковы, Персиковы торговали в Сибири и с Китаем. Установление верховажским купцами торговли с Китаем связано с указом царя Петра I. Купцы первой гильдии вели торговлю большими партиями товара. Все торговые дела они вершили через приказчиков или поверенных лиц, которые покупали для купца товар по условленной цене и с выплатойему же процентов за данную купленную партию товара. Это позволяло купцам получать дополнительный капитал и обогащаться.

Купцы второй гильдии: Давыдовы, Пестеревы, Щекотовы, Охотинские и другие торговали на рынке в Архангельске, а также на ярмарках и в посадах, продавали и покупали товар большими партиями и имели солидный капитал.

Династия купцов Давыдовых

В первой половине XIX века широкую известность имел купец второй гильдии Ириней Давдов. Капитал купец приобрел по наследству от отца Григория Давдова и в результате дара его жене Татьяне от матери Любови Андреевны, вдовы архангельского купца второй гильдии Попова.

В 1851 году купец имел в своем владении в посаде Верховажье двухэтажный кирпичный дом с мезонинами, два деревянных флигеля, несколько деревянных лавок и многое другое.

В последствии семья Давыдов столкнулась с большим долгом в сумме около 30 тысяч рублей, который им оставил купец Григорий Давыдов. Иск об уплате предъявила наследникам Архангельская коммерческая контора «за излишне взятые процентные деньги в сумме 3012 рублей, выданные по просьбе купца деньги в сумме 6657 рублей советнику Попову, а также на оплату поездки купца в Санкт-Петербург – 333 рубля».

Дело о выплате долга рассматривалось в Архангельском коммерческом суде и было принято решение «взыскать с наследников умершего выданные коммерческой конторой деньги». Но наследники купца изыскивали разные оправдания и не хотели оплачивать доставшийся им в наследство долг. Тяжба и споры Иринея Давыдова затянулись на многие годы. Часть долга наследники уплатили, но к 1865 году все еще оставались должны 17872 рубля.

Как складывалась в дальнейшем судьба Иринея, последнего купца династии Давыдовых, пока неизвестно. Но, вероятно, Ириней Давыдов так и не смог погасить доставшийся ему в наследство долг и уехал из посада на новое место жительства. А каменный двухэтажный дом династии купцов Давыдовых несколько лет был бесхозным, а затем его купил купец В.Д. Юренский.

Династия купцов Пестеревых

Родоначальником династия купцов 2 и 3 гильдии Пестеревых являлся Иван Иванович Пестерев, выходец из крестьянской семьи деревни Пестерево (Раменье), наживший небольшой капитал и во второй половине XVIII века начавший заниматься торговлей.

Его сыновья Василий и Иван продолжили начинае отца и торговали в посаде Верховажье, на рынках в Архангельске, других городах и посадах смолой, пеком, скипидаром, льняным семенем и другими товарами.

Помимо торговли, купцы активно участвовали в общественной деятельности, избирались в местные органы государственной власти. Оба брата были избраны бургомистрами в Верховажскую ратушу.

В первой половине XIX века особенно активную торговую деятельность развернули сыновья Ивана Пестерева – Петр и Варсонофий. Купцы значительно увеличили производство лесохимической продукции и закупали у крестьян смолу, скипидар, серу, бересту.

В 1834 году, после смерти купца Нератов, они овладели землями и купили его смолокуренные заводы.

В начале XX века династия купцов Пестеревых прекратила свою торговую деятельность по причине болезни последнего купца их династии.

Династия купцов Персиковых

Широкую известность имела и династия именитых купцов Персиковых (Иван Иванович, его брат Федор Иванович, и сыновья Ивана Ивановича – Петр Иванович и Иван Иванович). Родоначальником династии являлся купец первой гильдии Иван Персиков, вышедший в купцы из мещан в начале 90-х годов XVIII века, бывший десятником при Верховажской ратуше, а затем уехавший в Сибирь. Там он нажил капитал и получив часть денег по наследству стал заниматься торговлей. В Сибири вел торговлю и его брат Федор Иванович. Торговали они оптом. Во владении купцов Персиковых в посаде Верховажье был трехэтажный кирпичный дом, пахотные земли и сенокосные угодья. При Петре Персикове торговля пошла на убыль. Смолокуренные заводы не работали, дом для рабочих опустел, закупка товарной продукции из года в год сокращалась. А с наступлением старости купец перестал заниматься торговлей. После его смерти каменное трехэтажное здание купил купец В.Д. Юренский.

Династия купцов Рудаковых

Династия купцов первой гильдии Рудаковых (братья Матвей и Федор Рудаковы, Максим Михайлович Рудаков, Алексей Федорович и его жена Александра Ивановна, Александр Григорьевич Рудаков) также входила в состав именитых купцов и имела большой авторитет в торговом мире, владела большими капиталами. Все торговые дела Рудаковы вели через приказчиков и поверенных лиц. В посаде Верховажье торговых лавок и заводов не имели. Среди купцов этой династии особенно прославился в первой половине XIX века Алексей Рудаков, который был известен как «чайный король». Алексей Рудаков через торговый дом покупал в Китае чай и за счет торговли им нажил крупный капитал. Он владел двумя домами, имел 5 участков земли. У него был собственный дом в Москве и двухэтажный дом в посаде Верховажье (где ранее размещался районный военный комиссариат) с садом и оранжереей. В 40-х годах XIX века он уехал в Москву, где и продолжил торговать. А продолжил торговые традиции династии в посаде его родственник Александр Григорьевич Рудаков.

Династия купцов Нератовых

Рассказывая о купеческой династии Нератовых, прежде всего следует отметить, что это наиболее многочисленная династия. Родословная купцов династии Нератовых имела 3 ответвления.

Первое: Федор, Стефн Федорович, Михаил Стефанович, его сын Александр Михайлович, его жена Елизавета Александровна и их сын Михаил Александрович. Второе идет от Василия Алексанровича Нератова (одного из родственников первой ветви), его сыновья Иван Васильевич (большой), его сын Иван Иванович, Иван Васильевич (меньший) и Лев Васильевич Нератовы. И третье идет от Андремя (вероятно, это младший брат Михаила Стефановича), его жена Аграпена и сыновья – Иван Андреевич и Платон Андреевич Нератовы.

Родоначальник первой ветви династии Федов Нератов родился в 1700 году и приехал из Тотьмы на постоянное место жительства в посад Верховажье. Его сын Стефан многие годы работал приказчиком в Сибири у тотемских купцов Пановых. Там он приобрел капитал, вернулся в посад Верховажье и стал торговать. Сын Стефана, Михаил торговал в посаде во второй половине XVIII века, его сын Александр Михайлович и его жена Елизавета Александровна торговали в первой и начале второй половины XIX века. Продолжил торговые традиции династии последний представитель этой ветви Михаил Александрович Нератов.

Из членов династии особенно выделялся в организации торговли купец 3-й гильдии Александр Михайлович Нератов. Капитал купец приобрел по наследству. Ему принадлежало 2 скипидарнолаковаренных завода и 2 сажекоптильных завода.

После октябрьской революции купец, опасаясь, что лишится своего благополучия, отправил из дома жену, а затем распродал все принадлежащее ему имущество и уехал из посада в неизвестном направлении.

Родоначальник второй ветви династии Василий Александрович Нератов также занимался торговлей, его сын, купец третьей гильдии, Иван Васильевич (большой) торговал в конце XVIII века. Его сын, купец 3-й гильдии Иван Иванович, имел смолокуренные заводы и торговал в посаде и на других местных рынках продукцией лесохимического производства, хлебом и другими товарами.

Второй сын Василия Александровича – Иван Васильевич (младший), был мещанином, не раз выдвигался в конце XVIII века кандидатом на выборы ротмана в Верховажскую ратушу, но не прошел по числу голосов.

Купцы третьей ветви династии Нератовых – Иван Андреевич и Платон Андреевич приобрели капитал по наследству и торговали вместе в первой и в начале второй половины XIX века. Имели общий капитал, две торговые лавки в посаде, заводов не имели. Оба брата в 1862 году получили паспорта «на отлучку» и, вероятно, уехали из посада на новое место жительства.

Таким образом, фамилию Нератовых в посаде имело несколько поколений и семей купцов и мещан, которые вели торговлю в XVIII-XIX и в начале XX века.

3.Купцы и мещане: образ жизни

В «Вестнике императорского русского географического общества» за 1860 год опубликован большой и интереснейший очерк П. Воронова «Верховажский посад». Воронов делит верховажских купцов на две четкие категории. Первые – это богатые люди, изветсные далеок за пределами своей малой родины. Имена Давыдовых, Пестеревых, Ананьевых на слуху у каждого на севере России, пишет исследователь. Персиковых и Юренских в Сибири, а Рудакова, с его чайной торговлей знают по всей России. «Эти люди, особенно Рудаковы, с большими капиталовложениями и товарооборотом, ведущие дела через приказчиков или поверенных и предоставляющие себе одно распоряжение и комфорт жизни, по одному этому уже много отличаются от низших своих собратьев»

А вот деятельность небогатых купцов, только-только выбившихся в это сословие из мещан или крестьян, Воронов оценивает достаточно высоко. Часто у такого торговца и приказчиков-то нет, да и рабочих тоже. Сам себе хозяин, продавец и грузчик, говоря по-сегодняшнему. «Находясь дома, торговец из упомянутого купечества сидит целые дни в своей лавке, ожидая покупателя. Нередко случается, что он с тем же капиталом возвращается домой, с каким пришел в лавку. Сколько тут надо терпения и хладнокровия!»

Еще труднее мелкому торговцу, когда он ездит с товаром по ярмаркам и торжкам. Процитируем: «Тут дело хлопотливое, неприятное и опасное. Тут надобно и товар беречь и себя, да т торговлю не опустить». Днем такой купец-одиночка ведет торг, а ночью караулит товар, нередко и спит на нем, на лошадином возу. Торговые обороты у этих людей очень умеренные, прибыль невелика, поэтому дорожат каждой копейкой. Это купечество воистину неусыпный муравейник в верховажском обществе», - делает вывод автор. – Это люди без большого образования, ведущие торговлю более всего на неустрашимое «авось», чем по рациональным соображениям и основаниям. Вдобавок, наконец, люди без претензий на совестливую правдивость. Впрочем и не без чести и правды. «Эта низшая категория торговцев не претендует на богатство. Небольшая лавка, лошадь для подвоза товара, до двух-трех коров в хлеву – вот их хозяйство. А еще – «неизысканный, но сытный стол, 3-4 тысячи рублей, которые и составляют оборотный капитал».

Нетрудно сравнить деятельность купцов того времени с состоянием нынешних верховажских коммерсантов. Пожалуй, дела у современных владельцев верховажских магазинов обстоят получше, чем у их коллег в 1860 году. Исключая тех, конечно, кто в любую непогоду нынче торгует на рынке, так называемых «челноков». Правда, и у купцов такого масштаба, как Рудаков, который вел самостоятельную торговлю с Китаем, нынче в Верховажье нет. Но ведь и Рудаков в свое время, разбогатев, перебрался на постоянное жительство в Москву.

Интересно, что верховажских мещан Воронов оценивает достаточно критично: «Они справляют свои занятия исподволь, не тратя ни сил, ни внимания». Согласно посадным нравам того времени, мещанин считает себя выше труженика-крестьянина и завистливо посматривает на хлопотливых и более зажиточных купцов.

Верховажский мещанин, отмечает исследователь, начинает свою работу «в позднее утро, когда труженики вдоволь наработались. И оканчивает далеко в глубокие сумерки. Да и работают с большими роздыхами: любят постоять, посмотреть и поразговаривать, невзирая ни на какие обстоятельства, требующие ускорения дела… От этой малодеятельности и состояние верховажского мещанина не более как посредственное. Нет в Верховажье бездомного пролетариата. Но и довольство лишней копейкой редко. Большая часть в состоянии лишь только сводить концы с концами. Вообще в верховажском обществе заботливее и трудолюбивее всех купцы, стоящие на начальной стадии. А купцы первостатейные и мещане составляют два противоположных полюса малодеятельности. Первые, услаждаясь своим состоянием, в делах ограничивают себя одними распоряжениями. А последние, не зная прекрасных плодов труда, убегают от него, как от некоего страшилища».

Что и говорить, характеристика достаточно убийственная. Впрочем, если вдуматься и в нынешнем Верховажье хватает трудоголиков и бездельников…

Образ жизни верховажан отличался в то время простотой. У купцов побогаче разумеется, был более изысканным. В обед на своем столе купеческая семья имела несколько блюд. Мещанин в этом отношении стоял на одной ступени с крестьянами из соседних деревень. «Пища его – щи постные и скромные разного рода похлебки, молоко, рыба больше соленая сухая, грибы, ягоды, огородные овощи и пироги из муки ржаной, овсяной и пшеничной, редко из крупитчатой… Все пьют чай и помногу. Впрочем, мещане – низших сортов с густым цветом, хоть и без большого аромата, и не в каждый день по два раза. Кофей в употреблении только у купечества… Обыкновенное же питье – бочечный квас и речная вода. Колодезнаяболее идет для других хозяйственных потребностей для мытья голов и белья, для скота».

Отличается, что одежда верховажан достаточно пестрая. Представляет собой некую смесь немецкой и русской. Мещане носят одежду, мало чем отличающуюся от крестьянской. Обувь – сапоги и валенки у мужчин, башмаки, полусапожки и коты у женщин. В летние месяцы на посадских улицах можно увидеть много босых людей.

Увеселения более разнообразны у купеческого сословия. На купеческих вечерах принята была игра в карты, причем на небольшие деньги. Молодые купчики с барышнями танцевали модную в то время французскую кадриль под домашнюю музыку. Пользовался популярностью и вальс. Летом и у купеческих и мещанских семей в выходные дни и по церковным праздникам так называемые запосадские прогулки. Чаще их устраивали на цыганском лугу на правом берегу Ваги. Здесь даже делались небольшие беседки, чтобы в случае непогоды укрыться от дождя. Был и местный «фейерверк», когда жгли смоляные бочки.

Молодежные гулянья летом устраивались обычно «на ямах» - северной нагорной части посада.

В заключение – об одной достаточно пикантной подробности. Стоит здесь процитировать Воронова целиком: «Нельзя не заметить еще обоюдной вещи, именно о курительном табаке, употребление которого в Верховажье быстро распространяется. Ныне, можно сказать, все курят, мужской пол и женский, молодой и старый, и без всякого ограничения в месте и времени. Курят на свободе и на работе, дома и вне оного, и даже на дороге в Храм Божий и из него. Ныне нередко приходится видеть, как мальчишки лет 11-12 свертывают клочок бумаги в трубку, набивают табаком и курят. Как рабочие просят иногда вместо рюмки водки какой-нибудь лоскут бумаги на папиросницы. И, что всего удивительнее, как подросток – барышня переедет своей подруге, что надобно курить папиросы, иначе назовут необразованной. В глуши и такие явления».

4. «Алексеевская ярмарка во всем Вельском уезде первая и лучшая…»

Алексеевская ярмарка в Верховажье славилась на четыре губернии. Так оно и было. С 12 по 22 марта в Верховажь съезжались купцы с Вологодской, Архангельской, Костромской, Ярославской губерний и вели оживленный торг. Бывали, впрочем, купцы и из других мест.

С середины XIX века Верховажье входило в состав Вельского уезда. Но играло в нем примерно ту же роль, которую сейчас Чреповец играет в Вологодской области. То есть, Вельск тогда был административным центром уезда. А главным торгово-купеческим центром было Верховажье.

Так уж исторически сложилось, что самые зажиточные и крепкие купцы уезда жили в Верховажье. Давыдовы и Нератовы, Пестеревы и Персиковы, Юренские и Цуваревы – эти купеческие фамилии и династии потратили немало сил и средств на развитие Верховажского посада. Их интересы простирались далеко за пределы уезда. Казалось бы и жить там могли. Ан нет: детей своих растили и воспитывали в родном Верховажье.

Так вели себя и другие купцы. Вели торговую деятельность с Московй и Петербургом, Ярославлем и Пермью, Соликамском и Архангельском. Имели там магазины и дома. Но значительную часть времени проводили в Верховажском посаде. Ценили и любили родную землю. Потому, наверное, и вкладывали столько усилий в проведение Алексеевской ярмарки, созывали сюда своих торговых партнеров из дальних земель и городов.

Вто что писал в 1860 году в своих заметках «посад Верховажье» П.Воронов: «Алексеевская ярмарка во всем Вельском уезде первая и лучшая. На нее, кроме уездных купцов и крестьян, приезжают купцы вологодские и галичские, купцы и крестьяне тотемские и кадниковские, сплошь заполняя всю торговую площадь, составляют численность не менее 12 тысяч человек и ведут торг».

Ныне многие верховажане очень неверно воспринимают бывшую Алексеевску ярмарку. В представдении многих это что-то похожее на нынешний верховажский рынок, только размерами побольше. Собрались десятки и сотни купцов, понаставили палаток и предлагают местным крестьянам и обывателям свои товары.

Это не так. Вернее не совсем так. Ярмарки в те годы были не только местом розничной торговли. В значительной степени это были оптовые ярмарки. Купцы из разных мест, городов и сел собирались, чтобы купить друг у друга крупные оптовые партии товаров. Это сейчас в городах существуют оптовые торговые предприятия, оптовые базы. Век с лишним назад они только-только зарождались. Их функции брали на себя ярмарки.

Верховажскому краю и верховажским купцам было что предложить на Алексеевской ярмарке. Традиционные для Верховажья льноволокно, льняное масло, рожь, древесина и изделия из нее. А кроме того, была продукция многочисленных маслоделен, кожевенного завода, появившегося в начале XX века спичечной фабрики, работавшей с 80-х годов XIX века бумажной фабрики. Была знаменитая сомовская посуда, расходившаяся по всем окрестным уездам и губерниям.

Ну, а наши и заезжие купцы привозили сюда промышленные товары из крупных городов, ткани и сладости, многое другое. Газета «Вологодские губернские ведомости» писал в XIX веке об этом так: «В посаде бывает ежегодно в половине марта Алексеевская ярмарка. Она продолжается от 5 до 7 дней, на нее съезжаются купцы из Ярославля, Вологды, Галича, Костромы, Великого Устюга, с шерстяными и другими изделиями».

По свидетельствам очевидцев, в дни ярмарки на ней работало около полутора сотен лавок и балаганов. Торговлю вели больше десятка верховажских купцов, да до сотни заезжих. А приплюсуйте сюда тысячи прибывших в Верховажье покупателей из деревень большого Вельского уезда! Всю эту армию надо было разместить, обогреть, накормить, напоить.

Тягостным для жителей Верховажья это не было. Наоборот – ярмарочные дни приносили хороший доход не только купцам, но и обычным жителям посада. В их избы бывало, набивалось по два десятка гостей. На столе беспрерывно попыхивал паром большой самовар, стояли сахар и калачи.

Хлопотно, конечно, было в эти дни. Но зато отшумит-отгремит Алексеевская ярмарка, и в каждом Верховажском доме подсчитывали барыши за дни ярмарочного постоя. Деньги в те времена были вещью достаточно редкой. Это купцы их имели. Так что ярмарка для простого люда Верховажья и окрестных деревень давала неплохую возможность заработать. Чем люди и пользовались!

Преобразование Вельского посада в город Вельск, в центр уезда, отрицательно сказалось на дальнейшем развитии посада Верховажье. По существу один этим актом уже была предрешена его судьба, его будущее. Становление г.Вельска как уездного центра выдвинуло его на передний край широкого развития. Вельск быстро опередил посад Верховажье и по числу населения, домов, развитию промыслов, ремесел, в гору пошла и торговля. Посад Верховажье стал постепенно терять былую славу как торгового центра на севере европейской части России. Многие купцы первой и второй гильдии, которые определяли ведущую роль в торговле уехали на постоянное место жительства в города и перестали иметь торговую связь с посадом, а некоторые из них прекратили торговлю по старости и болезни. Однако, в последней четверти XIX – начале XX веков новое поколение верховажских купцов продолжило традиции купеческих династий, построило ряд новых заводов по производству промышленной продукции и переработке продуктов сельского хозяйства, вело торговлю в посаде и рынках Архангельска, Вологда, Москвы. Верховажские купцы через торговлю удовлетворяли потребности посадского населения и крестьянского хозяйства в продуктах питания, одежде, обуви, сельхозинвентаре и других необходимых вещах, тем самым, оказывая содействие развитию посада и крестьянских хозяйств.

С установлением в 1918 году Советской власти в Верховажском крае купцы прекратили свою торговую деятельность и уехали из Верховажья, а их дома, земли, торговые лавки стали народным достоянием.


Заключение

Работая над этим рефератом, я пришла к выводу, что верховажские купцы внесли большой вклад в развитие посада Верховажья, изменился облик села, благодаря их деятельности древний Верховажский погост стал посадом и одним из торговых центров не только на Ваге, но и на Севере Европейской части Российского государства, а Алексеевская ярмарка в посаде Верховажье имела даже всероссийское значение.


Список литературы

1. «Ехал на ярмарку ухарь-купец», статья «Верховажский Вестник»

2. «Купеческий посад», статья «Верховажский Вестник»

3. «Страницы истории Верховажского края» В.Н. Филипповский, 1999 год – Верховажское купечество

4. «Купцы и мещане: образ жизни», статья «Верховажский Вестник»


Государственное образовательное учреждение

«Профессиональное училище №53»

ТЕМА: «Купечество Верховажья »

РЕФЕРАТ ПО ИСТОРИИ

Выполнила: Верещагина Елена

Учащаяся 142 группы

Руководитель: Брагина Ирина

Андреевна

Верховажье

2008 год

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий