регистрация / вход

Национальные объединения Восточной Сибири

Особенности региона Восточная Сибирь, как многонационального в составе России. Деятельность национальных объединений и регуляция этой деятельности. Проблемы современной геополитики в рамках создающейся концепции устойчивого развития.

Министерство образования РФ

Кафедра истории

Реферат

Национальные объединения Восточной Сибири

Красноярск 2006

Содержание

Введение………………………………………………………..3

1. Особенности региона Восточная Сибирь, как многонационального в составе России……………………………………………………4

2. Деятельность национальных объединений и регуляция этой деятельности………………………………………………………9

Заключение………………………………………………………14

Использованная литература…………………………………….15

Введение

Для России развитие восточных районов страны является насущной необходимостью, поскольку рядом с Китаем совершенно очевидной становится проблема возможной депопуляции российского населения. Масштабное освоение восточной части нашей страны должно решать не только экономические задачи государства, но и обеспечивать устойчивое развитие во всех направлениях (в социальном, в плане развития человеческого капитала). Нельзя забывать, что это нужно сделать еще и для того, чтобы удержать Зауралье в границах России.

Н.А.Нарочницкая, депутат Госдумы.

Процесс либерализации и формирования гражданского общества в России идет сложным путем реформаторских преобразований от абсолютной монархии, через революции и перевороты, жестокие жернова сталинского тоталитаризма, через идеологические и экономические кризисы до наших непростых дней. И в этом сложном процессе особое место занимал полиэтнический фактор, имеющий большое значение в установлении устойчивого мира и согласия в российском обществе.

Если коллективные права этнических общностей не ущемлены, если каждая этническая общность получает возможность сохранить свой язык, свою культуру и традиции, то есть в понятиях социальной этнопсихологии живет комфортно, то ее гражданское самосознание приобретает соответствующие аргументы, зарождающие гражданский патриотизм. И если обеспечивается культурное взаимопознание, то такое общество способно преодолеть самые сложные реформы, упрочить и усилить свое государство.

Несмотря на свою несомненную значимость, место народов Сибири в требует пристального внимания. Как бы то ни было, в трудах российских ученых, работающих над проблемами современной геополитики в рамках создающейся концепции устойчивого развития, особенно ученых Сибирского Отделения Российской Академии Наук, всё же можно встретить анализ сложившейся геополитической ситуации, в которой сибирский макрорегион занимает одно из важнейших мест. Кроме того, свои мнения относительно данной темы активно высказывают представители власти.

Учитывая тот факт, что интерес к проблемам устойчивого развития, а также современной геополитической ситуации России проявляется лишь со второй половины 90-х годов XX века, нельзя не отметить, что имеющихся на сегодняшний день исследований явно недостаточно для создания более или менее определенной картины.

1. Особенности региона Восточная Сибирь, как многонационального в составе России

Тенденции мирового экономического развития после многовекового доминирования Запада переместились в Азию. Это не просто рост экономики, а именно развитие. При этом речь идет даже не о странах, а о цивилизациях – Индии и Китае – с многомиллиардным населением. А рядом – Восток России, с ее огромным, малонаселенным пространством, с богатейшими природными запасами. И чтобы укрепить геополитические границы по всему периметру страны, особенно на Востоке, необходимо развивать пространство от Урала до Дальнего Востока. Это даст шанс России занять самостоятельное, независимое место в мировом масштабе, вернуть былой авторитет.

Н.А.Нарочницкая, депутат Госдумы.

Основополагающие принципы устойчивого развития — баланс между природой и обществом (непосредственно — экономикой), баланс внутри общества на современном этапе его развития (между отдельными странами и их регионами, между цивилизациями и крупными мировыми агломерациями), а также баланс между современным и будущим состоянием человечества (требование сохранить жизненные ресурсы природы для будущих поколений).

Региональный аспект устойчивого развития имеет двоякое значение. С одной стороны, сами глобальные проблемы существуют не «вообще», но лишь как единство общего и специфического применительно к тому или иному региону как отдельной целостности в рамках более сложного целого. Региональный подход может быть реализован на общемировом уровне, где выделяются индустриально развитые и, наоборот, отсталые регионы. Региональный подход может быть реализован и внутри отдельных стран, причем административное деление далеко не всегда соответствует дифференциации страны на «природно-социальные комплексы».

Существо же проблемы на примере Восточной Сибири можно пояснить следующим образом. С одной стороны, региональный принцип как бы подталкивает решать проблему устойчивого развития дифференцированно по административным единицам — по областям и краям. Однако само районирование в рамках регионального подхода к устойчивому развитию является именно проблемой, требующей специального обсуждения. Разумеется, нельзя игнорировать и сложившиеся административные формы районирования, следует только иметь в виду, что в рамках административного членения территорий не следует замыкаться.

Почему же концепция устойчивого развития может и непременно должна быть использована в решении задач дальнейшего развития нашего общества? Концепция устойчивого развития является предпочтительной уже потому, что в ней речь идет о смене конкурентного типа поведения на согласительный. Это дает возможность приобрести на Западе мощных союзников в лице подлинно демократических сил, в том числе — левых демократов, «центристов» и разумных представителей «правого центра», которые в состоянии увидеть за корпоративными и иными частными интересами безотлагательную необходимость решения глобальных, общечеловеческих проблем.

Необходимость использования концепции устойчивого развития определяется следующим: принципы устойчивого развития, во-первых, дают возможность осмыслить проблемы современной России в общемировом контексте, во-вторых, дают возможность системно осмыслить собственные закономерности развития российского общества и, в-третьих, дают возможность решать местные, региональные проблемы с учетом общемирового и общероссийского контекста.

После II-ой мировой войны мир стал двухполюсным. Фактически в нем доминировали североамериканская капиталистическая и евразийская советская цивилизации, паритет которых по всем видам ресурсов обеспечивал в течение 4-х десятилетий приемлемый баланс в мире.

В настоящее время быстрыми темпами идет формирование новых полюсов: объединяющаяся Европа, быстро развивающаяся Юго-Восточная Азия, и, видимо, исламский мир. Своё место займет и Евразийский союз с участием России. Можно надеяться, что устойчивость многополярного мира станет выше.

В эпоху холодной войны Россия, а вместе с ней и все остальные осколки бывшего СССР – одного из двух «гегемонов» биполярности, вступают с ослабленных и оттого уязвимых в обозримом будущем позиций.

В рамках той или иной цивилизации, существующей в определенных территориальных рамках, можно выделить отдельные единицы – регионы, имеющие функциональное и зачастую жизненно важное значение для существования цивилизации. Регионы объединяются в макрорегионы в силу сходства тех или иных факторов их развития, а также общности интересов. Их исследование должно проходить с использованием цивилизационного подхода, помогающего понять характерные черты и тенденции развития социально-этнических общностей, в том числе сибирского макрорегиона – народов Сибири.

Несомненно, что сибирский макрорегион занимает особое положение в России. Сегодня это основная часть (две трети) территории Российской Федерации, на которой сосредоточены основные энергетические и сырьевые ресурсы страны.

В этнокультурном отношении Сибирь представляет из себя синтез многих народов. Большая часть аборигенов Сибири проживает на территории национально-государственных образований, являющихся субъектами Российской Федерации, и активно становящихся субъектами международно-правовых отношений.

Экономические и культурные связи между народами Сибири традиционно ограничены преимущественно сырьевой направленностью экономики Сибири.

Таким образом, можно понять, что для сибирского макрорегиона, как и для всей России в целом, важны тенденции мирового развития, а именно, что будет в ближайшем будущем доминировать: монополярность (с полюсом силы в США), полицентризм (ЕЭС, США, Китай, Россия и др.), или новая биполярность (полюса силы в США с одной стороны и, например, в Китае с другой). Как бы то ни было, но при всех тенденциях развития политической ситуации в мире и при любой стратегии России макрорегион Сибири будет играть одну из важнейших, если не важнейшую, роль.

Действительно, геополитическое положение и сырьевые ресурсы Сибири способны повлиять на доминирование тех или иных тенденций общемирового развития – столкновения стран и регионов в борьбе за ресурсы или сотрудничества на основе тенденции устойчивого развития. К сожалению, большинство современных исследователей абстрагируются от этнического фактора, что ошибочно.

Согласно одной из концепций, российская цивилизация представляет из себя «мост» между Востоком и Западом, синтез цивилизаций. Эта позиция позволяет России достаточно свободно ориентировать свои международные связи в рамках геополитической стратегии, и в настоящее время достаточно плодотворной кажется возможная ориентация России на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

По мнению В.Г. Костюка, несомненна выраженная социокультурная близость российской и азиатской цивилизаций, что может стать решающим фактором в принятии мировым сообществом концепции устойчивого развития. К тому же Российская и Азиатская цивилизация немыслима без Сибири, а Сибирь в свою очередь создает основную часть евразийского облика России. К сожалению, политическое поведение этносов Сибири в современных условиях анализируется крайне слабо и недооценивается на практике.

Следует выделить основные факторы такого поведения на основе имеющихся фактов политической жизни:

1.) вследствие российского экономического кризиса русское население Сибири ослабило экономические и культурные связи с остальной связью русского этноса. И хотя в основной своей массе оно не утратило общерусского самосознания, у некоторой его части наблюдается этнический сепаратизм. Идеология этого сепаратизма проявляется в политических движениях за Сибирскую Республику или новый вариант Дальне-Восточной Республики.

2.) центробежные тенденции внутри этноса не создают угрозы его целостности лишь в периоды социального, экономического или духовного подъема или стабильных общественных отношений. В период же кризиса, духовной смуты они требуют пристального внимания и своевременного регулирования со стороны национально-государственной власти в плане обеспечения политической целостности этноса.

3.) реализация идей политического сепаратизма в Сибири создала бы угрозу существованию всего русского этноса, поскольку в мире есть силы, рассматривающие Россию как препятствие для собственного мирового господства и всеми способами поощряющие внутрирусский раскол по вере, по территории, по социальным признакам.

4.) аналогичные политическому сепаратизму русских в Сибири может иметь и реализация идеи Русской республики на территории всей России, что неизбежно вызовет раскол и сепаратистские устремления среди других этносов, особенно сибирских - территориально удаленных от центрально-европейской части страны и в этнокультурном плане близких к Китаю или Монголии (Бурятия, Тува), и этот фактор оказал своё влияние на рост национально-сепаратистских тенденций в этих районах, следствием чего, в частности, стало начало массовой миграции русских из Тувы в начале 90-х годов.

Так или иначе, реализация этих идей неизбежно внесла бы раскол в российскую цивилизацию как объединение славян, тюрков, бурят-монголов, народов Севера. Если русские в Сибири оказались в ситуации ослабленных связей с остальными русскими, то тюркское население сибирского макрорегиона попало в зону пристального внимания зарубежных стран – в первую очередь США (основная зона интересов – республика Саха-Якутия) и Турции (деятельность в Хакассии и других тюркоязычных районах Сибири).

Основное воздействие со стороны зарубежных стран ведется на те группы населения, которые играют, или будет играть, значительную роль в этнополитике: студенчество, деловые круги и политическую элиту. Особой угрозы целостности России такая деятельность не несёт, однако следует учитывать объективную политическую борьбу государств за сферы влияния.

Народы Севера, являющиеся частью особой арктической цивилизации, в силу своей малочисленности не могут играть значительной роли в геополитических отношениях, однако из ни в коем случае нельзя игнорировать. Внутриполитическая стратегия России в отношении народов Севера сводится к формуле: «Ресурсы Севера в обмен на государственный патернализм и ограниченное самоуправление». Понятно, что эта формула не отражает всей полноты интересов народов Севера.

С целью защиты своих интересов политическая, научная и культурная элита северных народов сегодня объединилась в Ассоциацию народов Севера. Параллельно в рамках концепции устойчивого развития ведется проработка модели глобальной системы взаимосвязанной зоны сотрудничества, с целью создания общества, свободного от идеологических противопоставлений. По мнению лидеров народов Севера, сегодня у России нет четкой государственной политики по этому вопросу. Таким образом, сотрудничество с зарубежными странами - закономерный результат ее отсутствия, вследствие чего создается напряженность между русским этносом и этносами Севера, что проявляется в деятельности некоторых национально-ориентированных политических движений и фиксируется в социологических обследованиях межнациональных отношений в России.

В Сибири участвуют в объединениях также народы, имеющие собственную государственность за рубежом: этносы бывшего СССР, немцы, китайцы, корейцы и другие. В основном это деятельность национально-культурных объединений и предпринимателей. Процессы, происходящие в среде этих народов изучены крайне слабо, однако общий вывод исследователей Новосибирска в ходе научно-практической конференцией «Национальные меньшинства в Новосибирской области», сводится к тому, что эти народы в целом содействуют восстановлению прежнего геополитического статуса России.

2. Деятельность национальных объединений и регуляция этой деятельности

Ошибочно считать, что федерализация по национальному признаку обеспечит сохранение этнической культуры. В основном, такая система выгодна для национальных элит, но не для сохранения национального языка и традиций. Нас разделяют символы прошлого, но должны объединить задачи будущего.

Н.А.Нарочницкая, депутат Госдумы.

В 90-е годы на территории Российской Федерации сложилась четкая структура регулирования межнациональных отношений - министерства, комитеты в органах власти субъектов. Они дополняются демократическими общественными институтами власти - ФНКА, НКА, консультативные комитеты, комиссии при Правительстве Российской Федерации и органах власти субъектов, национально-культурные центры, Дома народов, школы с этнокультурным компонентом, ассоциации, управления при органах власти по реализации принятых программ социально-экономического и культурного развития народов.

На основе работы на протяжении последних лет был подготовлен Федеральный закон “О внесении изменений в Федеральный Закон “О национально-культурной автономии”. Суть поправок, вносящихся в базовый закон, состоит в улучшении условий для решения конкретных проблем национально-культурного развития этнических общностей России и их взаимодействия с органами государственной власти.

В соответствии с Федеральным Законом “О национально-культурной автономии” при Правительстве Российской Федерации создан Консультативный Совет ФНКА, в него вошли лидеры всех федеральных национально-культурных автономий, представители министерств и ведомств, занимающихся вопросами реализации Концепции государственной национальной политики. На заседаниях Консультативного Совета решаются насущные вопросы жизни и деятельности ФНКА, определяются стратегические задачи и планы дальнейшего развития этого института.

В это же время в российском обществе сложилась совершенно новая система воспитания культуры межнационального общения. Она включает в себя уже действующие на территории страны на субъектном уровне около 10 Домов народов России, более 150 Центров национальной культуры, около 10 Домов дружбы народов, которые функционируют на основе Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, имеют свои положения и уставы. Деятельность их направлена на формирование национального самосознания представителей всех национальностей, проживающих в Российской Федерации. За прошедший период Домами народов накоплен уже определенный опыт их работы, они вносят заметный вклад в реализацию национальной государственной политики, проводят последовательную линию на консолидацию народов, проживающих в субъектах Российской Федерации.

Работа Домов дружбы народов получает и широкое признание масс. Эта работа позволяет “собирать” под одной крышей представителей разных народов, выстраивать их совместную работу в проведении национальной государственной политики, взаимодействовать в совместном решении задач переходного периода, лучше знать другу друга. Домами дружбы уже накоплен определенный опыт работы по сохранению традиций народов, их обычаев, знакомиство с культурой народов, проживающих на территории того или иного субъекта.

Самое широкое распространение получили работа Центров национальной культуры. Только в Новосибирской области наряду с областнымцентром действует 30 центров в Новосибирске и районах области. При Новосибирском центре немецкой культуры учрежден и функционирует Университет немецкого языка. Вокруг центров консолидируются в основном этническиеменьшинства,которые превалируют в населении области. Путем деятельности центров они получают возможность для своего национально-культурного развития.

По данным Государственного реестра, в 1990 г. религиозных организаций насчитывалось около 5 тыс. и представляли они 19 различных конфессий, для сравнения на 1 января 2003 г. зарегистрировано более 21450 так организаций (около 70 конфессий). Следовательно, усложняются и становятся более многогранными взаимоотношения религиозных объединений с обществом и государством. Трудно назвать сферу общественных отношений, которая бы не соприкасалась с отношением граждан к религии, различными аспектами деятельности религиозных организаций.

Главными задачамив реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации остаются:

1.) развитие федеративных отношений, обеспечивающих гармоничное сочетание самостоятельности субъектов Российской Федерации и целостности Российского государства;

2.) развитие национальных культур и языков народов Российской Федерации;

3.) укрепление духовной общности россиян;

4.) обеспечение политической и правовой защищенности малочисленных народов и национальных меньшинств.

Основные цели государственной национальной политики Российской Федерации состоят в обеспечении условий для полноправного социального и национально-культурного развития всех народов России, упрочении общероссийской гражданской и духовно-нравственной общности на основе соблюдения прав и свобод человека и гражданина и признания его высшей ценностью.

Если верно то, что нигде в мире разные этнические сообщества в одном государстве не могут создавать национально-территориальные «государственные» образования, то уникальность Российской Федерации не является гарантией от национально-территориального сепаратизма и возможности развала государства из «государственных» образований. Политическая воля Президента России, направленная на приведение в соответствие региональных законов и конституций с Конституцией Российской Федерации, требует от нас обращать внимание органов юстиции и прокуратуры на такие проявления «местного патриотизма», с тем чтобы национально-государственный или территориальный патриотизм не нес в себе нарицательный образ местнического амбиционизма или сепаратизма.

Спекуляцию на национально-территориальных особенностях некоторых регионов можно было бы оправдать, если бы Россия имела десятилетнюю историю совместного существования разных, ранее раздельно проживавших народов и, соответственно, государств. Разнообразие культур и традиций этих народов составляют культуру и традиции всего нашего государства, а не нескольких несовместимых суверенных держав.

В результате укрупнения регионов встает вопрос об отражении и выражении действительных интересов и проблем народов разных национальностей, населяющих тот или иной регион более компактно, чем в остальных частях единого государства. Для текущего решения этих вопросов должны служить структуры национально-культурных автономий и организаций в соответствии с доработанным законом «О национально-культурных автономиях и организациях» (в прежнем виде, когда исполнительная власть могла учитывать или не учитывать предложения только автономий, а национально-культурные организации, часто более значительные, оставались за "бортом", закон не оправдан).

Федеральная национально-культурная автономия или объединение, например, якутов не обязательно должны находиться в Москве, а главная их задача - отражать интересы якутов (особенно в местах компактного проживания) в сохранении и развитии культуры, искусства, родного языка, получении и обмене информацией на нем…

Недостаточность представления этнических интересов через общественные институты искоренится не в ближайшем будущем. Здесь может помочь опыт нашего недавнего прошлого и создание в рамках верхней палаты Федерального Собрания такого законодательного органа как Совет по делам национальностей. Или, как вариант, возможно паритетное участие в работе Совета Федерации представителей национально-культурных автономий и организаций (с учетом опыта Верховного Совета СССР) и руководителей Законодательных Собраний укрупненных регионов. Причем законотворчество, учитывающее территориальные особенности, собственно региональных Законодательных Собраний должно быть в рамках не выше подзаконных актов и норм регионального уровня. В едином государстве не должно быть частных, т.е. региональных законов, президентов и национально-территориальных суверенных образований, кроме «Союзного государства», т.е. когда Россия сама выступает как субъект регионального образования.

Государственным языком в России не может быть язык узко регионального применения, не имеющий хождения во всех остальных регионах единого государства. В России может быть лишь один общий государственный язык. В местах компактного проживания жителей одной или нескольких этнических групп населения на определенных территориях могут использоваться языки, как официальные, этих групп населения, понимаемые основной частью граждан данного региона, не считая общего государственного, т.е. русского языка.

Вопрос об общественных (в т.ч. консультативных) советах или палатах, нашел выражение в Федеральном законе о национально-культурных автономиях (НКА).

На основании полученного нашего опыта и опыта других стран можно выразить основной принципиальный подход к формированию и функционированию связки власти и общества. На всех уровнях исполнительной и законодательной власти могут (или должны) функционировать общественные советы с определенными правами и обязанностями. В такие советы должны привлекаться на принципах ротации, например, 50% представителей соответствующего уровня и профиля общественных организаций и объединений и 50% специалистов по данному направлению деятельности органа власти. Т.е. при Комитете по делам национальностей Госдумы или районной администрации определннного города формируется совет из представителей соответствующего уровня национально-культурных общественных организаций. Причем эти общественные организации должны быть не фиктивными и проявить себя в этой сфере деятельности.

На сегодняшний день Законом “О национально-культурных автономиях” воспользовались 60 национальностей и образовали свои национально-культурные автономии на территории нашей страны. На первом месте оказались немцы - 68 таких объединений. Далее идут татары -63, евреи -29 национально-культурных автономий.

На начало 2003 года в Российской Федерации было зарегистрированы 14 федеральных национально-культурных автономии и более 100 региональных, около 300 местных национально-культурных автономий, кроме этого более 1 000 различных общественных организаций созданных по национальному признаку. Среди них такие известные организации, как: Ассамблея народов Российской Федерации, Союз диаспор России, КНОР, Общероссийской объединение корейцев.

Однако, в отношении коренных малочисленных народов Севера принято 3 федеральных закона: «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ» и «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ», законы хорошие, но они не работают. При реализации на местах они также сталкиваются с большими трудностями, так как нет подразделений государственной власти, ответственных за исполнение этих законов (Упразднены Министерство национальной политики РФ и Государственный комитет по проблемам Севера).

Становление гражданского общества в многонациональном российском государстве невозможно без активного участия национальных общественных движений народов России. Необходимо добиться практического исполнения законов Российской Федерации, касающихся национального вопроса, в том числе Федерального Закона «О национально-культурной автономии», Закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ», Закона «О реабилитации репрессированных народов» и Европейской Конвенции о защите прав национальных меньшинств. Необходимо предусмотреть механизм передачи части функций (разработка федеральных целевых программ, национальных СМИ и др.) на договорной основе общественным объединениям и таким всероссийским организациям как: Конгресс Национальных Объединений России, Ассамблеи Народов России.

Заключение

Наций в России всегда было гораздо больше, чем субъектов Федерации. И нигде в России какой-либо этнос не был локализован строго в рамках одного региона - государство было и остается многонациональным.

Российская и Азиатская цивилизация немыслима без Сибири, а Сибирь в свою очередь создает основную часть евразийского облика России. К сожалению, политическое поведение этносов Сибири крайне слабое и недооценивается на практике. Сегодня необходима разработка концепции развития Сибири в XXI веке, а также создание комплексной программы координации исследований проблем Сибири. Сибирь должна рассматриваться как полиэтническая и полицивилизационная.

Федерализация по национальному признаку была задумана большевиками. Но в основе идеологии тогда лежало отрицание национального компонента - предполагалось, что со временем нации отомрут и будет единая общность - советский народ. Поэтому руководствоваться той федеративной схемой, которая была принята при социализме, не стоит.

Организация постоянного диалога исполнительной власти на федеральном, региональном, местном уровнях с общественными объединениями, выражающими интересы народов, национальных меньшинств и этнических групп России – вот главная задача современной Восточной Сибири. Ни в коем случае не нужно отказываться от национальной самобытности народов, населяющих Сибирь. Напротив, каждый народ и каждая нация могут внести свой вклад в развитие региона, используя именно свои особенности и неповторимость.

Использованная литература

1. Костюк В.Г. Народы Сибири в современной геополитике // Гуманитарные науки в Сибири. №1. 1998.

2. Коптюг В.А., Матросов В.М., Левашов В.К., Демьяненко Ю.Г. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. - Владивосток: Дальнаука, 1997

3. Николаев М. Арктика взывает к мировому сообществу // Независимая газета. – 20 окт. 1994.

4. Россия, Урал, Сибирь и Дальний Восток в ситуации геополитического, мирохозяйственного и социокультурного полицентризма. Человек, Труд, Занятость. Вып. 1. Новосибирск: 1996

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий